Дети в вов: Дети Великой Отечественной — История России в фотографиях

Содержание

Диктант Победы — «ДЕТИ НА ВОЙНЕ». Фотопроект «Диктанта Победы» к Международному дню защиты детей

«ДЕТИ НА ВОЙНЕ»

Фотопроект «Диктанта Победы» к Международному дню защиты детей

 

 

Есть такая поговорка: «На войне детей не бывает». Потому что когда начинается война, детство заканчивается. У войны нет лица, нет возраста и нет национальности. Великая Отечественная война отняла светлое радостное детство у миллионов наших сограждан. В нашей сегодняшней фотоподборке – истории детей. Мы публикуем уникальные снимки, которые хранятся в Российском государственном архиве кинофотодокументов.

 

 

Фото: Группа женщин и детей одного из населенных пунктов, оккупированных немецкими войсками
Автор фотографии: не установлен 
Архив: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

 

 

Фото: Учащиеся 9-го класса Ереванской школы имени Пушкина на военных занятиях. 
Автор фотографии: Егоров А.
Место съемки: Армянская ССР
Дата съемки: 1941 г.

Архив: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

 

 

Фото: Школьники Октябрьского района Ленинграда упаковывают ящики с подарками бойцам Красной Армии 
Автор фотографии: Уткин В.
Место съемки: Ленинград
Дата съемки: июль 1941 г.
Архив: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

 

 

Фото: Пионеры дома на Крымском валу насыпают мешки с песком для газоубежища и лестниц дома
Автор фотографии: Иоселевич А. 
Место съемки: Москва
Архив: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

 

Фото: Воспитанники детских яслей за обедом в бомбоубежище 
Автор фотографии: не установлен
Место съемки: Ленинград
Дата съемки: сентябрь 1941 г.
Архив: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

 

Фото: Женщины с детьми на станции метро Маяковская во время ночной бомбардировки 

Автор фотографии: Шайхет Аркадий Самойлович
Место съемки: Москва
Дата съемки: 1941 г.
Архив: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

 

Фото: Школьники Домодедовской школы № 1 готовят подарки для бойцов Красной Армии
Автор фотографии: Плотников
Место съемки: Московская область
Дата съемки: сентябрь 1941 г.
Архив: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

 

Фото: Ребята детских яслей № 237 Куйбышевского райздравотдела на прогулке 
Автор фотографии: Федосеев В.
Место съемки: Ленинград
Дата съемки: 22 октября 1941 г.
Архив: Центральный государственный архив кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга

 

 

Фото: Дети освобожденного г. Ржева Калининской обл. возлагают цветы на могилы советских бойцов
Автор фотографии: Фридлянд Семен Осипович
Место съемки: Ржев
Дата съемки: 1942 г.
Архив: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

 

 

Фото: Медицинские сестры укладывают новорожденных в кроватки в детской комнате родильного дома имени профессора Снегирева 
Автор фотографии: не установлен
Место съемки: Ленинград
Дата съемки: 1942 г.
Архив: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

 

Фото: Наводчик А. Ошурко с юным воспитанником гвардейцев К. Степановым 
Автор фотографии: Минкевич В.Н.
Место съемки: Западный фронт
Дата съемки: январь 1942 г.
Архив: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

 

Фото: Раненые дети в палате Ленинградского государственного Педиатрического института  
Автор фотографии: Кудояров Борис Павлович
Место съемки: Ленинград
Дата съемки: 1942 г.
Архив: Центральный государственный архив кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга

 

Фото: Школьники выходят из подземной школы  
Автор фотографии: не установлен 

Место съемки: Севастополь
Дата съемки: 1942 г.
Архив: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

 

Фото: Школьники ухаживают за телятами на животноводческой ферме колхоза «Гигант»  
Автор фотографии: Колесников
Место съемки: Пензенская область
Дата съемки: 1942 г.
Архив: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

Фото: 15-летний разведчик Вова Егоров с бойцами своего подразделения  
Автор фотографии: Битман
Место съемки: Действующая армия
Дата съемки: апрель 1942 г.
Архив: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

 

Фото: Передовая группа учеников – плотников школы ФЗО № 7 г. Ленинграда во время работ по ремонту Дворца пионеров  
Автор фотографии: не установлен
Место съемки: Ленинград
Дата съемки: 1942 г.
Архив: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

 

Фото: Дети у грядок на набережной в Ленинграде   

Автор фотографии: не установлен
Место съемки: Ленинград
Дата съемки: 1942 г.
Архив: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

 

Фото: Игрушки воспитанников детского дома № 58, пострадавшие от бомбежек и артобстрелов  
Автор фотографии: Струнников Сергей Николаевич
Место съемки: Ленинград
Архив: Центральный архив общественно-политической истории Москвы 

 

 

Фото: Ученики школы прифронтового села за набивкой патронных лент для советской авиачасти  
Автор фотографии: Копыт Е.
Дата съемки: 1942 г
Архив: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

 

Фото: Учащиеся владивостокской средней школы № 1 за починкой обмундирования  
Автор фотографии: Канцнеленбоген Г.
Место съемки: Владивосток
Дата съемки: сентябрь 1942 г.
Архив: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

 

Фото: Русские дети чистят сапоги немецких солдат   
Автор фотографии: не установлен
Место съемки: Белосток
Дата съемки: ноябрь 1942 г.
Архив: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

 

Фото: Воспитанники детского дома № 58 с воспитательницей И.К. Лирц в бомбоубежище во время воздушной тревоги   
Автор фотографии: Струнников Сергей Николаевич
Место съемки: Ленинград
Архив: Центральный архив общественно-политической истории Москвы 

 

 

Фото: Дети в бомбоубежище во время налета авиации противника   
Автор фотографии: Струнников Сергей Николаевич
Место съемки: Ленинград
Архив: Центральный архив общественно-политической истории Москвы 

 

 

Фото: Новогодняя елка в одной из палат Дома ребенка  
Автор фотографии: Струнников Сергей Николаевич
Место съемки: Ленинград
Архив: Центральный государственный архив кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга

 

 

Фото: Группа маляров – учеников Тихвинской школы, за восстановлением дома  
Автор фотографии: Капустин В.
Место съемки: Тихвин
Дата съемки: май 1943 г.
Архив: Центральный государственный архив кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга

 

 

Фото: Раненые дети, пострадавшие от артиллерийских обстрелов города, в Ленинградском государственном Педиатрическом институте  
Автор фотографии: не установлен
Место съемки: Ленинград
Дата съемки: июль 1943 г.
Архив: Центральный государственный архив кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга

 

 


Фото: Мальчик качается на качелях, подвешенных на дуло брошенного немцами орудия. Рядом девочка с маленьким ребенком на коленях 
Автор фотографии: Гаврилов
Место съемки: Украина, Николаевская область
Дата съемки: 1944 г.
Архив: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

 

Источник фото: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

Также смотрите на нашем сайте в разделе «Медиа» кинохронику времен Великой Отечественной войны под названием «Дети войны»

Дети-партизаны и дети полка: юные герои Великой Отечественной войны

Тем не менее, их вклад в общую победу бесценен. В годы Великой Отечественной войны юные герои сбегали на фронт и становились сыновьями и дочерьми полка, работали в тылу, приближая победу, и стали авторами самых сильных и щемящих свидетельств о войне.

Фото: РИА Новости. Сын полка встречается со своими сверстниками-детьми после освобождения города Кондопога от финских оккупантов. (Карельский город Кондопога  был оккупирован 3 ноября 1941 года и освобождён 28 июня 1944 года войсками Карельского фронта в ходе Свирско-Петрозаводской операции).

Во время Великой Отечественной войны против фашистов сражалась особая армия — армия мальчишек и девчонок.

Термин «сын полка» появился еще до Великой Отечественной войны, но широкое распространение получил в это время. Так называли детей, которых зачисляли в состав воинского подразделения и ставили там на довольствие, либо такие дети содержались в армии за счет основного состава, но сведения о них не отражались в документации. Оказавшись в составе воинских частей, дети нередко принимали участие в боевых действиях. Об этом, в частности, идет речь в повести Валентина Катаева «Сын полка» — о мальчике-найденыше Ване Солнцеве. «Я понял, что это не единичный случай, а типичная ситуация: солдаты пригревают брошенных, беспризорных детей, сирот, которые потерялись или у которых погибли родители», — так Катаев обозначил замысел своей повести. 


Дети, как могли, приближали Победу. Сотни тысяч девочек и мальчиков, едва окончивших школу, в годы войны «прибавляли» себе пару лет и уходили защищать Родину, воюя наравне со взрослыми и в действующей армии, и в партизанских отрядах. Например, в оккупированной Белоруссии в партизанских отрядах воевали не менее 74500 детей. В годы Великой Отечественной войны более 35 тысяч пионеров были награждены боевыми орденами и медалями. Пионеры-герои Леня Голиков, Валя Котик, Марат Казей, Зина Портнова стали Героями Советского Союза. В рамках спецпроекта «Неизвестные истории Победы» мы рассказываем и о других героях, чьи имена, может быть, не так известны.  

 

Государственное бюджетное дошкольное образовательное учреждение детский сад № 10 Невского района Санкт-Петербурга

 

 

 Как рассказать детям о Великой Отечественной войне?

       «Для тех, кто не помнит прошлого, нет и будущего». Говорить с детьми о войне можно уже примерно с трех, четырех лет. Готовиться специально к этому не нужно, ребенок сам начнет задавать вопросы. Потому что, даже читая сказки, можно столкнуться с тем, что герой воюет с врагами. Гуляя по парку, наткнутся на военный памятник: танк, пушку, военную технику. Встретить людей в форме. И, конечно, многим родителям сложно подобрать нужные слова, чтобы дать ответ. Что такое война? И почему она бывает?   Рассказ о Великой Отечественной войне  будет важным шагом к воспитанию в детях  любви к Родине и уважения к великому подвигу предков. Нет в России семьи, которую война обошла стороной. Поэтому в этот день в каждой семье вспоминают тех, что остался на полях сражений, и тех, кто после войны налаживал мирную жизнь. А ещё поздравляют воинов Великой отечественной Войны, которые живут сегодня, а их становится все меньше. Это они стояли до последнего, защищая Родину. Стояли — и выстояли. А те, кого не взяли на фронт, ковали победу в тылу. Женщины, заменившие ушедших мужчин, строили танки и самолеты, пахали и сеяли, а ещё растили детей, спасали будущее страны. Вот почему День Победы действительно всенародный праздник.

Великая Отечественная война

     Великой ее назвали потому, что не видел еще свет войны такой огромной, такой разрушительной. Никогда еще не сталкивалось в сражениях столько солдат, столько самолетов и танков, никогда еще не было разрушено столько городов, убито столько людей. Ужасная была война! А Отечественной зовут ее потому, что защищали в той войне наши солдаты свое отечество — родные поля, дома, любимых жен и детей. Защищали свободу родной страны от злых фашистов.

 Кто такие фашисты?

          Фашисты считали немцев особым народом, самым лучшим и талантливым, сильным и умным. Остальной народ фашисты не признавали. Они их называли «нелюди». К таким народам фашисты относили русских и евреев, белорусов, украинцев, цыган, румын и др. 
       Германия, во главе которой стоял Адольф Гитлер, поставила себе задачу подчинить себе весь мир, уничтожить чужую культуру, науку, запретить образование, всех людей превратить в рабов и заставить себе служить. 
        Ранним утром, в воскресенье 22 июня 1941 года, Германия вероломно, без предупреждения, напала на наше отечество. Был нанесен удар неведомой силы. Гитлер напал на нашу страну сразу на большом пространстве, от Балтийского моря до Карпатских гор. Его войска пересекли наши границы, тысячи орудий открыли огонь по мирно спящим селам, городам. Солдатам был дан приказ уничтожать не только воинов, но и мирных жителей – стариков, женщин, детей. Самолеты врага начали бомбить железные дороги, вокзалы и аэродромы. Так началась война между Россией и Германией – Великая Отечественная Война.

 

       Наша страна не ждала нападения. В эти июньские дни десятиклассники оканчивали школу, проходили выпускные балы. Выпускники строили планы на будущее, но война все перечеркнула. 
       22 июня в 12 часов дня по радио объявили о нападении на нашу страну. Началась мобилизация на фронт. Каждый день эшелоны увозили бойцов на фронт. Туда рвались все. Только в первый день в Красную Армию записалось около миллиона человек. В эту страшную войну было втянуто 81 государство. Всего в войне участвовало 80% всего населения, т.е. из каждых 10 человек участвовало 8, поэтому эту войну называют Мировой. 
       По масштабам человеческих жертв и разрушений эта война превзошла все войны, которые были на нашей планете. Было уничтожено огромное количество людей, всего около 55 миллиардов человек. 

        Наша вольная, мирная страна не хотела покоряться фашистам! У врага был план: быстро, одним ударом сломить нашу родину, дойти до самой Москвы и покорить ее, разрушить. Но насмерть встали на границе солдаты: не пустим! По всей стране мужчины, способные воевать, уходили на фронт, заменяя собой убитых. А женщины и дети вставали вместо мужчин к заводским станкам, работали в полях, растили хлеб и строили танки. Весь народ, от самых маленьких ребят до стареньких бабушек и дедушек, решил бороться с врагом! И тогда в первый раз прозвучало: война народная, «священная война» — патриотическая песня периода Великой Отечественной войны, ставшая своеобразным гимном защиты Отечества.

 

     Но враг все наступал и наступал. Много солдат было у фашистов, много самолетов и танков, много бомб и снарядов. Трудно пришлось нашей армии! Долго отступали наши солдаты, и только когда за спиной оказалась Москва, столица, сердце нашей родины, всем стало ясно: дальше некуда отступать, Москву нельзя отдать врагу. Ценой страшных, тяжелых боев, ценой своих жизней остановили солдаты фашистские полчища у речки Нары, совсем недалеко от Москвы.

 

        После этой великой битвы медленно, но уже неотвратимо наступали наши солдаты, теснили фашистов, гнали с родной земли, освобождали захваченные города и людей. До самого Берлина, где прятались главные фашисты, гнали захватчиков, и весной 1945 года ворвались, наконец, в этот далекий город и одержали полную, окончательную победу. 8 мая 1945 года побежденные фашисты окончательно сдались, а 9 мая стало великим праздником — Днем Победы.

       9 мая 1945 года в Москве прошел первый парад Победы. Тысячи людей с букетами цветов вышли на улицы. Люди смеялись, плакали, обнимались. Ужас и потери Великой Отечественной Войны объединили всех людей в борьбе против фашизма и поэтому радость победы в 1945 году, охватила не только Россию, но и весь мир. Это был праздник всего народа со слезами на глазах. Все радовались Победе и оплакивали погибших. Мы никогда не забудем тех, кто горел в танках, кто бросался из окопов под ураганный огонь, кто не пожалел своей жизни и все одолел. Не ради наград и почестей, а для того, чтобы мы могли сейчас жить, учиться, работать и быть счастливыми. 


      Каждый год 9 мая люди торжественно отмечают эту дату.  Это великий день памяти и благодарности: мы благодарим наших дедушек, бабушек, отцов и матерей за то, что в те страшные годы они не струсили, не покорились врагу, отстояли нашу свободу, своими жизнями заплатили за нашу счастливую жизнь и мирное небо. И ты запомни этот день! Подвиг этот никогда не должен быть забыт!

 

 

 

 

Дополнительно Вы можете прочитать стихи о войне, детские книги, послушать песни, посмотреть презентации наших педагогов.

 

 

Книги и рассказы о войне

 

 В доступной форме рассказать о Великой Отечественной войне помогут книги. Разумеется, самыми интересными для детей будут те произведения, герои которых их сверстники. Что пережили их ровесники?

Как вели себя в сложнейших ситуациях? 

 

 

 Книги, которые найдут отклик в душе дошкольника:

 

1. Солдатская сказка К. Паустовского “Похождения жука-носорога“. Когда Петр Терентьев уходил из деревни на войну, маленький сын его Степа не знал, что подарить отцу на прощание, и подарил старого жука-носорога. Жук прошел вместе с отцом всю войну и вернулся в родные края. Удивительная история дружбы человека и жука!
2. Рассказ К. Паустовского «Стальное колечко» о жизни в деревне во время войны, о доброте девочки Варюшки и волшебном колечке, которая она и получила за свою доброту от солдата. А также о необыкновенной любви к своей Родине, к своему краю, к природе, которая нас окружает.
3. В книгу Анатолия Митяева “Письмо с фронта” вошли рассказы автора, участника войны, о военных буднях. Мы вместе с автором сочувствуем юным солдатам, которые прямо на наших глазах становятся взрослыми. Для них война – тяжелая работа, и меньше всего они думают о геройских поступках. Но, честно её выполнив, вчерашние мальчишки становятся героями. Издание проиллюстрировано множеством цветных репродукций.
4. Рассказы Юрия Яковлева патриотического содержания: “Как Сережа на войну ходил”, “Кепка-невидимка”, “Пусть стоит старый солдат” и другие.
Пронзительная сказка “Как Сережа на войну ходил” о мальчике Сереже, который хотел увидеть войну собственными глазами. И повел его по военной дороге никто иной, как родной дедушка, погибший в неравном бою. Нелегкий это был поход – ведь война не прогулка, а тяжелый труд, опасности, бессонные ночи и бесконечная усталость. Сережа понял это почти сразу же и очень хотел вернуться домой. Но дедушка не отпустил его: «Сам захотел узнать, что такое война, теперь терпи». Многое увидел мальчик на войне: обстрел наших солдат фашистским самолетом, бойцов, идущих в разведку, подвиг деда, когда тот остановил вражеский танк. Он научился носить солдатское обмундирование, рыть окопы. Он научился терпению, товариществу, взаимовыручке.
5. Георгиевская, С. М. “Галина мама”. Пошла воевать и мама маленькой девочки Гали. Однажды она поехала верхом на лошади отвозить важный пакет… Что с ней случилось и какой подвиг она совершила, узнаете из книги.
6. Геннадий Черкашин “Кукла” – это история о маленькой девочке, которая была эвакуирована из блокадного Ленинграда, и о кукле Маше, оставшейся ждать хозяйку в осажденном городе. Это история о возвращении домой, о людях – хороших и не очень, о надежде, мужестве и великодушии.
7. Переизданная издательством «Речь» книга Веры Карасёвой «Кирюшка». Жизненные рассказы о детях учат доброте, самостоятельности, отважности, заботе друг о друге. Знакомят с темой блокады Ленинграда во времена Великой Отечественной войны. Особое внимание обратите на рассказ «Про Любочку и про её маму». Любочке было четыре года, и жила она со своей мамой в осаждённом фашистами городе Ленинграде. В книге нет военных сцен. Нет злобности. Нет крови. Зато, есть желание жить, есть забота друг о друге, детство и вера в чудо, несмотря на многие трудности.
Лучшие книги о войне воспитывают в юных читателях дух патриотизма; дают целостное представление о Великой Отечественной войне; учат ценить мир и любить дом, семью, близких.

 

Полезные ссылки для чтения онлайн:

 

 Стихи и песни о войне

 

 

https://detymovoine.blogspot.com/p/3.html — стихи о войне для детей.

https://page365-ru.turbopages.org/s/page365.ru/detskie-stixi-ko-dnyu-pobedy.html — стихи к 9 мая для детей.

https://rustih.ru/stixi-o-vojne/stixi-o-vojne-dlya-detej-shkolnikov/ — стихи для детей о ВОВ.

http://ivanok.ru/gor_menu/st_voina.php — стихи о войне для детей.

https://viramaina.ru/teksty-pesen-voennyx-let-dlya-detej-slova-pesen-pro-vojnu-dlya-shkolnikov.html — тексты военных песен для детей.

https://detyamovoine.ucoz.ru/index/pesni_o_vojne/0-39 — песни о войне для детей, тексты, минусовки.

 

Песни, с которыми мы победили

 

 

 

      Во время войны песни играли важную роль. Их невероятную способность влиять на сознание людей очень хорошо понимали власти, поэтому нередко они сами заказывали произведения на определённые темы или, наоборот, запрещали и критиковали другие. Песни патриотического характера помогали военным собрать силы и выиграть бой, они напоминали о родных и близких, ради которых надо было выжить. Сегодня мы поём любимые песни военных и послевоенных лет, которые, в отличие от большинства современных песен, представляли собой гармоничное сочетание приятной мелодии и красивых, проникновенных стихов. Каждая из военных песен – истинный шедевр, с собственной жизнью и историей.

 

 

 

 


Песни с которыми мы победили!.pdf

Дети войны — Республиканский Музей Боевой Славы

Великая Отечественная война являлась одним из тягчайших испытаний в истории нашего народа. Война длившаяся 1418 дней не щадила никого. Но больше всех война не щадила детей – самую беззащитную и уязвимую часть населения. Теория нацизма, взятая на вооружение фашистской Германией в качестве государственной идеологии, лишила многих из них права на жизнь – только в силу своего происхождения. По известной статистике Великая Отечественная война унесла более 27 млн. жизней граждан Советского Союза. Из них около 10 млн. – солдаты, остальные – старики, женщины, дети. Но статистика молчит о том, сколько детей погибло в годы Великой Отечественной войны. Таких данных просто нет. Война искалечила тысячи детских судеб, отняла светлое и радостное детство.

С первых дней Великой Отечественной войны дети изо всех сил помогали взрослым во всех делах. Сотни тысяч мальчишек и девчонок шли в военкоматы, прибавляли себе год — два и уходили защищать Родину, многие погибали за нее. Сутками трудились ребята в сельском хозяйстве, убирали урожай, выращивали овощи для госпиталей. Подростки 12-16 лет должны были выработать 50 трудодней. Они участвовали в сборе средств, для создания авиаэскадрилий и танковых колонн, сборе теплых вещей и подарков для фронтовиков, сборе металлолома, запасных частей для сельхозмашин, лекарственных растений, учебников, тетрадей для школ освобожденных районов. Они шефствовали над военными госпиталями, в составе тимуровских команд помогали семьям фронтовиков.

В школьных пошивочных мастерских пионеры шили для армии белье, гимнастерки. Девочки вязали теплые вещи для фронта: варежки, носки, шарфы, шили кисеты для табака. Ребята помогали раненым в госпиталях, писали под их диктовку письма родным, ставили для раненых спектакли, устраивали концерты, вызывая улыбку у измученных войной взрослых мужчин.

За 1941-1942 годы в Башкирской АССР было размещено оборудование более 170 эвакуированных промышленных предприятий, отдельных цехов и установок. Необходимо было наращивать объемы, потерянные в первые месяцы боевых действий. Поэтому к станку вставали все, в том числе подростки и дети. Ребят наскоро обучали азам профессии, и те приступали к работе: делали снаряды для фронта, детали для машин, котлы для походных кухонь и многое другое.

Война заставила детей забыть о детстве. Она их ввергла в пучину взрослой военной жизни – на полях, у рабочих станков, с оружием в руках против врага, порой без крова, пищи, одежды, без защиты и помощи взрослых. И каждый из них внес посильную лепту в общую Победу.

Дети войны — последние свидетели

Афонин Виктор Петрович,
член общественной организации «Дети Второй мировой войны
из бывшего Советского Союза»,
г. Нью-Йорк, США


Миллионы советских детей, родившихся перед войной, прошли через невероятные жизненные испытания. Горькое сиротство, разрушенные дома, вражеские лагеря, угон в германское рабство, бесправное голодное существование на оккупированных территориях – вот что стало их уделом. Они по праву говорят о себе: «Мы родом не из детства – из ВОЙНЫ».

У детей войны разные судьбы, но всех их объединяет общая трагедия, невосполнимая потеря мира детства. Война стала их общей биографией. Не в срок повзрослевшие, не по годам мудрые и невероятно стойкие маленькие герои противостояли войне.

Дети войны по возрасту не могли принимать участие в боевых действиях против фашистских захватчиков (хотя были и такие), но они хорошо знают, что такое война. Подростки 11-13 лет в прифронтовой полосе принимали участие в строительстве оборонительных сооружений и противовоздушной обороне, а в тылу, наравне со взрослыми, работали на заводах, убирали урожай, пасли скот, помогали в госпиталях. Голодные ребята учились в школе, не имея ни учебников, ни тетрадей. Они внесли посильный вклад в дело Победы, заменив своих отцов и старших братьев, ушедших на фронт.

Нелегкой оказалась судьба и самых маленьких. Они пережили эвакуацию, бомбежки, голод, холод и другие лишения. Ужасна судьба еврейских детей, оставшихся на оккупированной территории. В гетто и лагерях смерти выжили единицы. Многие лишились родителей.

Труд и быт детей в годы войны незаслуженно уходят в забвение. События тех лет не исследованы и не обобщены учеными-историками. О детях войны мало пишут в средствах массовой информации, о них не снимают кинофильмы. Люди XXI века не могут поверить в то, что пережили дети войны.

…Когда в нашу деревню Бойтичи (Жирятинский район Брянской области) вошли немцы (2 октября 1941 года), мне был уже шестой год. Долгих два года шло наше ускоренное взросление в условиях оккупации, когда мы были полностью отрезаны от мира и информации о том, что творится на белом свете: где наши, где немцы? Почта с Большой земли к нам не доходила, что такое радио и электричество мы тогда не знали. Наши отцы и старшие братья ушли на фронт, и ни одна семья не знала, где они, что с ними, увидимся ли когда-нибудь вообще…

Последнее оказалось роковой реальностью: из более чем 80 мужчин и молодых парней в село вернулись девять. Большая часть пропала без вести. Но даже в Книге Памяти Брянской области поименованы лишь чуть больше половины из них. А ведь Книга эта вышла в свет уже в 1994 году, через 50 лет после освобождения села!

Некоторым моим односельчанам, как тогда казалось, повезло: около десятка наших мужиков поздней осенью 1941 года после тотальных окружений и пленения, без компасов и географических карт, с Новгородчины, из-под Пскова, со Смоленщины, неведомыми тропками, через леса и болота, сумели пробраться в окрестные кустистые лощины и оттуда глубокой ночью через задние дворы и огороды – в свои дома и хатёнки. Но уже в мае 1942 года почти все они попали под зачистку карательным отрядом нашего села и окрестных деревень и были расстреляны в урочище «Выбойня» (Бойтичи) в числе 18 других жертв из соседних селений. Все это происходило на глазах их жен, родителей, соседей и нас, детей, наблюдавших за этой расправой с пригорка на расстоянии нескольких сотен метров. Ещё и сегодня на Брянщине живут дети наших бойтичан из этого списка погибших, которые исправно приезжают на наше кладбище и ухаживают за могилами не только своих отцов, но и их товарищей, погибших в тот трагический день в Бойтичах. Это наши дети войны.

Я помню, как мы прятались от вражеской бомбёжки в погребе, как под самолётным обстрелом перебегали в другой погреб, замирая от ужаса и прощаясь с жизнью. На нашу долю пришлись и другие эпизоды военного лихолетья, когда гибли наши сверстники или ребята постарше в связи с «неосторожным обращением с оружием», которого было повсюду больше, чем грибов на полянке. Я помню также, как нас, жителей Большого хутора, перед самым освобождением в сентябре 1943 года в спешке собрали всех вместе, подожгли 14 хат, а нас под дулами автоматов повели к конопляному полю на расстрел… Только случай спас тогда нас от судьбы наших отцов в урочище «Выбойня». То был последний день оккупации наших Бойтич…

Разными путями и в разное время в послевоенные годы мы, дети войны, не знавшие ни отцовской ласки, ни строгой отцовской руки с ремешком, оказались рассыпанными по всем регионам тогдашнего Советского Союза. В 1954 году я окончил брянскую школу №14 (ныне №5). «Золотой ключик» (медаль) помог мне открыть двери Ленинградского Электротехнического института им. В.И. Ульянова (Ленина).

В 1970-х-нач. 80-х годов мне часто приходилось приезжать в Брянск из Киева, где я работал в СКБ завода «Генератор» в должности начальника лаборатории. В то время в Бойтичах жил ещё мой дядька, и мы всей семьей несколько раз наведывались к нему погостить. Узнавал, что в разное время и в разные годы приезжают и другие наши ребята из той же когорты детей войны. Но друг друга мы не видим и не знаем. И тогда у меня рождается мысль: а почему бы не приехать всем в один и тот же день?! И я принялся за разработку этой темы.

Оставим за кадром организационную сторону встречи. Напомню только, что она пришлась ещё на то время, когда без ведома соответствующих органов не разрешалось собираться больше, чем «на троих». А тут ещё эти самые органы перехватили в почтовой переписке пригласительные билеты с подписью «Оргкомитет». Как бы чего не вышло! И мне пришлось объясняться в 1-м отделе моего родного завода и чуть позже в Брянском райкоме КПСС. И тем не менее…

17 сентября 1983 года, в день 40-летия освобождения Брянщины от фашистов, в уже умиравшую, безвестную деревушку Бойтичи Жирятинского района Брянской области съехались дети войны, покинувшие свою малую Родину в годы послевоенной разрухи. И приехали они не только из ближайших мест Брянщины, но и из Караганды, с Урала, Украины, Краснодарского края…

Опять же опустим эмоции уже солидных дядей и тетей (детей войны), многим из которых тогда уже перевалило за 50, и у них уже были свои дети и внуки. Программа встречи предусматривала много мероприятий, в том числе и посещение печально известного урочища «Выбойня».

Эта первая встреча детей войны так растрогала наши души и в то же время так воодушевила нас, что с большим энтузиазмом было принято решение сделать эти встречи регулярными.

И через полтора года, на 40-летие Победы, 9 мая 1985 года в Бойтичах состоялась встреча уже всех поколений земляков. Население деревни в одночасье увеличилось в несколько раз. Более сотни человек едва поместились за гигантским импровизированным столом на Горке Торжеств на месте бывшей церкви, закрытой в 1935 году. Были речи, были песни под гармошку со слезами на глазах, были удивительные встречи…

За этим столом сидели рядом едва узнавшие друг друга, разменявшие уже тогда восьмой десяток Столяров В.Н. (Днепропетровск) и Толкачев В.Д. (Смоленск), расставшиеся еще в 1939 году в Жирятинском военкомате. Но, конечно же, превалировало на этой встрече наше поколение, поколение детей войны. И именно тогда в своем выступлении я впервые озвучил мысль о том, что деревне нашей осталось жить 10-15 лет, а потому необходимо уже сейчас подумать о том, чтобы записать воспоминания о ней её жителей, которые стали бы основой для книги об истории села.

А потом наступили перестроечные времена, а за ними «лихие девяностые», когда было не до встреч и воспоминаний, нужно было просто выживать. В 1988 году во время очередной поездки в Бойтичи я узнаю, что в нашей церкви в середине XIX века служил священником дед талантливейшего русского писателя М.А. Булгакова Иван Аврамьевич, и в Бойтичах у него родился сын Афанасий, который впоследствии станет виднейшим деятелем православия, профессором Киевской Духовной Академии.И я понял тогда, что Бойтичами надо заняться всерьез и надолго.

Так оно и сталось. И хотя следов Михаила Афанасьевича в Бойтичах обнаружено не было, я понял другое: о нем и о Булгаковых в целом написано и будет ещё написано множество книг и монографий. А вот о нашем селе и его безвестных жителях писать надо. Но только через 20 лет и уже в другой стране представилась мне возможность осуществить эту задумку.

И 23 августа 2008 года в Жирятинском Доме культуры состоялась презентация двухтомника «От Бойтич до самого Нью-Йорка», на которую пришли и приехали из самых отдаленных мест мои бойтичские земляки и их потомки, и среди них немало тех, кто был участником первых встреч детей войны и всех поколений в 1980-х годах.

Прошло еще 4 года. И я вновь пригласил моих земляков и всех читателей книги в Жирятино на презентацию теперь уже3-го тома нашей «Бойтичской Энциклопедии», которая прошла 8 сентября 2012 года в том же Доме Культуры. Как и в 2008 году, на второй день праздника прошла очередная встреча детей войны и их потомков в Бойтичах на той же Горке Торжеств, где осенью 2011 года на средства В.В. Глушенкова и стараниями его и его двоюродных братьев и сестёр построена часовенка в память о церкви, опустевшем селе и его жителях.

Остаётся добавить, что в Нью-Йорке, где я живу уже долгие годы, 22 ноября 2010 года была создана общественная некоммерческая Ассоциация «Дети Второй мировой войны из бывшего Советского Союза»(«CHILDREN OF WORLD WAR II FROM THE FORMER SOVIET UNION»). Президентом стал ветеран войны, доктор наук Зиновий Гинзбург, председателем правления – профессор Анатолий Тарнопольский (к сожалению, недавно ушедший из жизни).

Организация объединяет людей, детство которых опалено Великой Отечественной войной 1941-1945 гг. Согласно Уставу, членом организации «Дети войны» может быть любой человек, родившийся на территории бывшего Советского Союза, которому во время окончания Второй мировой войны (2 сентября 1945 г.) было не более 17 лет.

Опаленные войной дети, уже ставшие бабушками и дедушками, прошли тяжелую жизненную школу. Эти люди осознают общие интересы в защите законных прав детей войны, в исследовании исторического вклада подростков в дело Победы над фашистскими захватчиками, в сохранении исторической памяти о войне глазами детей, воевавших в Красной Армии и партизанских отрядах, переживших Холокост, ужас эвакуации, бомбежки и другие лишения.

Наше поколение пережило эти страшные годы, и теперь мы обязаны передать нашу память будущим поколениям. Организация «Дети войны» учредила свой журнал с одноимённым названием, в русскоязычной американской газете «Вечерний Нью-Йорк» у нас есть своя страничка. Недавно в издательстве «Либерти» вышла в свет книга воспоминаний детей войны «Оборванное детство» (автор-составитель Михаил Злобин). Организуются различные тематические вечера, конференции, круглые столы, встречи с молодёжью. Таким образом, наша организация осуществляет связь между ветеранами, участниками Великой Отечественной войны и молодыми людьми, сохраняет преемственность поколений.

Дети-герои ВОВ

Дети Герои

Во время Великой Отечественной войны против гитлеровских оккупантов действовала целая армия мальчишек и девчонок. Только в оккупированной Белоруссии не менее 74500 мальчишек и девчонок, юношей и девушек воевали в партизанских отрядах. В Большой Советской Энциклопедии написано, что в годы Великой Отечественной войны более 35 тыс. пионеров – юных защитников Родины — было награждено боевыми орденами и медалями.

Это было поразительное «движение»! Мальчишки и девчонки не дожидались, пока их «призовут» взрослые, – начали действовать с первых дней оккупации. Рисковали смертельно!

 

                                                                    Марат Иванович Казей

Марат родился 10 октября 1929, в деревне Станьково Дзержинского района. Мать — Анна Казей — во время Великой Отечественной войны прятала у себя раненых партизан и лечила их, за что была повешена немцами в Минске. После смерти матери Марат со старшей сестрой Ариадной ушли в партизанский отряд им. 25-летия Октября (ноябрь 1942 года). Впоследствии Марат был разведчиком штаба партизанской бригады им. К. К. Рокоссовского. Кроме разведок, участвовал в рейдах и диверсиях.

За смелость и отвагу в боях награждён орденом Отечественной войны 1-й степени, медалями «За Отвагу» (раненый, поднял партизан в атаку) и «За боевые заслуги». 11 мая 1944 года, возвращаясь из разведки и окружённый немцами, Марат Казей погиб в бою. Сражался до последнего патрона, а когда у него осталась лишь одна граната, подпустил врагов поближе и взорвал их… и себя. Ему было 14 лет.

Звание Героя Советского Союза присвоено в 1965 году.

 

                                                          Леонид Александрович Голиков

 

Леня родился 17 июня 1926 года в деревне Лукино Парфинского района Новгородской области. Окончил 7 классов школы, был пионером. С началом Великой Отечественной войны летом 1941 года родные места Лени Голикова были оккупированы фашистами. В 15 лет Леня принял решение уйти в партизаны. Участвовал в 27 боевых операциях. Сопровождал обоз с продовольствием (250 подвод) в блокадный Ленинград. За доблесть и отвагу награждён орденом Ленина, орденом Отечественной войны 1 степени, медалью «За отвагу» и медалью Партизану Отечественной войны II степени.

Всего им уничтожено: 78 немцев, 2 железнодорожных и 12 шоссейных мостов, 2 продовольственно-фуражных склада и 10 автомашин с боеприпасами. 24 января 1943 года в неравном бою в селе Острая Лука Псковской области Леонид Голиков погиб. Лене было 16 лет…..

2 апреля 1944 года вышел приказ о присвоении пионеру-партизану Лене Голикову звания Героя Советского Союза.

                                                    Валентин Александрович Котик

Валя  Котик родился 11 февраля 1930 года в семье крестьянина. К началу войны он только перешёл в шестой класс, но с первых дней войны начал бороться с немецкими оккупантами. Однажды вместе с товарищами он бросил гранату в машину, в которой ехал начальник шепетовской жандармерии. Гитлеровский палач был убит.

В 1942 году Валя установил постоянную связь с шепетовской подпольной организацией и по ее заданию собирал оружие, распространял листовки.

Летом 1943 года он становится партизаном отряда имени Кармалюка. В бою за освобождение города Изяслава мальчика смертельно ранило. Он умер на руках взрослых товарищей. Вале было 14 лет….

Награжден орденом Отечественной войны 1-й степени и медалью. Вале Котику присвоено звание Героя Советского Союза, посмертно.

Имя Котика присвоено теплоходу, школам. В городе Шепетовка в 1960 году сооружен памятник Вале Котику.

                                                         Зинаида Мартыновна Портнова

Родилась 20 февраля 1926 года в городе Ленинграде в семье рабочего. Окончила 7 классов. В июне 1941 года приехала на летние каникулы к бабушке в деревню, около станции Оболь. Ей было пятнадцать…

Там ее и застала война. С беженцами уходить она не захотела и осталась в городе Оболь. В городе была организована подпольная комсомольская организация «Юные мстители», Портнова стала ее членом. Портновой удалось устроиться в немецкую столовую для личного состава. Поработав там немного, она сумела осуществить жестокую, но эффективную операцию – отравила пищу. Пострадали более 100 немцев.

Портновой, чтобы избежать ареста, пришлось уйти к партизанам. С августа 1943 года комсомолка Зина Портнова — разведчица партизанского отряда имени К.Е. Ворошилова. В декабре 1943 года она получила задание выявить причины провала организации «Юные мстители» и наладить связь с подпольем. Установить связь она успела, но вот доложить об этом в отряд – нет. В деревне ее кто-то увидел и сообщил полицаям, что девушка не местная. На всякий случай полиция ее задержала и переправила в Оболь. Отважная юная пионерка была зверски замучена, но до последней минуты оставалась стойкой, мужественной, несгибаемой. 13 января 1944 года Зину Портнову расстреляли. Зине было 17 лет…

1 июля 1958 года Портновой Зинаиде Мартыновне посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

ДЕТИ-ГЕРОИ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ — Дополнительное образование детей Тамбовской области

В боевых действиях во время Великой Отечественной войны, по разным данным, принимали участие до нескольких десятков тысяч несовершеннолетних. «Сыновья полка», пионеры-герои — они сражались и гибли наравне со взрослыми. За боевые заслуги награждались орденами и медалями. Образы некоторых из них использовались в советской пропаганде как символы мужества и верности Родине. О них я сегодня и расскажу…

Эти четыре имени — Леня Голиков, Марат Казей, Зина Портнова и Валя Котик — вот уже свыше полувека являются самым знаменитым символом героизма юных защитников нашей Родины. Все они были посмертно удостоены высшей награды страны — звания Героя Советского Союза.

Двоим — Лене Голикову и Зине Портновой — к тому моменту, когда им довелось проявить небывалое мужество, исполнилось по 17 лет, еще двоим — Вале Котику и Марату Казею — всего по 14.

ЛЕНЯ ГОЛИКОВ

Был первым из четверки, кто удостоился высшего звания: указ о присвоении был подписан 2 апреля 1944 года. В тексте сказано, что звания Героя Советского Союза Голиков удостоен «за образцовое выполнение заданий командования и проявленные мужество и героизм в боях». И действительно, менее чем за год — с марта 1942-го по январь 1943-го — Леня Голиков успел поучаствовать в разгроме трех вражеских гарнизонов, в подрыве десятка с лишним мостов, в захвате немецкого генерал-майора с секретными документами… И геройски погибнуть в бою под селом Острая Лука, не дождавшись высокой награды за захват стратегически важного «языка».

Зине Портновой и Вале Котику звания Героев Советского Союза были присвоены через 13 лет после Победы, в 1958 году.

ЗИНА ПОРТНОВА

Удостоена награды за мужество, с которым она вела подпольную работу, потом выполняла обязанности связной между партизанами и подпольем и в конце концов вынесла нечеловеческие муки, попав в руки к гитлеровцам в самом начале 1944 года.

ВАЛЯ КОТИК

Удостоен звания героя СССР по совокупности подвигов в рядах шепетовского партизанского отряда имени Кармелюка, куда он пришел после года работы в подпольной организации в самой Шепетовке. (также посмертно)

МАРАТ КАЗЕЙ

Удостоился высшей награды только в год 20-летия Победы: указ о присвоении ему звания Героя Советского Союза был обнародован 8 мая 1965 года. Почти два года — с ноября 1942-го по май 1944-го — Марат провоевал в составе партизанских соединений Белоруссии и погиб, подорвав последней гранатой и себя, и окруживших его гитлеровцев.

Вот так простые школьники стали героями, подвиг которых мы должны помнить и брать с них пример.

Валерия Филатова, Знаменский р-н, МБОУ ЗСОШ (направление SMM)

Дети и война | Культурное выживание

На протяжении этого столетия было предпринято много попыток обеспечить реальное существование прав детей в вооруженных конфликтах. Всеобщая декларация прав человека 1948 г., Женевская конвенция 1949 г. и дополнительные протоколы 1977 г., специальная Декларация о защите женщин и детей в чрезвычайных ситуациях и вооруженных конфликтах, принятая Генеральной Ассамблеей ООН в 1974 г., и продолжающаяся разработка Международная конвенция о правах ребенка являются лишь примерами таких законодательных усилий.В целом гуманитарное право дает детям в вооруженных конфликтах две основные гарантии: во-первых, как гражданские лица они не станут мишенями ни в одной войне; и два, как дети, они не будут завербованы или использованы в качестве солдат ни одной из сторон вооруженного конфликта.

В действительности, однако, ни одно из этих основных прав так и не было реализовано. Подавляющее большинство жертв сегодняшних войн действительно дети. В то время как большинство этих жертв являются результатом неизбирательных бомбардировок или нападений на города и деревни, другие — нет.Скорее, подростков, мальчиков, девочек и младенцев выбирают, ранят и убивают в рамках продуманной стратегии. Более того, в настоящее время тысячи детей вооружены по меньшей мере в 20 продолжающихся конфликтах. Даже дети в возрасте девяти лет используются в качестве бойцов на передовой в безвыигрышных битвах, в качестве приманки, чтобы заманить противоборствующие силы в засаду, и в качестве людей-миноискателей, чтобы взрывать бомбы перед наступающими взрослыми войсками.

В период с 1982 по 1984 год гватемальская армия (по собственному решению) разрушила 400 индейских деревень и убила от 30 000 до 50 000 мужчин, женщин и детей во время военной кампании против партизанского движения в сельской местности.(1) Тем не менее, в разгар этого насилия, направленного против индейцев в целом, дети в ряде деревень были замучены и убиты, в то время как их взрослые коллеги остались физически невредимыми. В некоторых случаях этими жертвами были мальчики и подростки старшего возраста, которых военные считали или могли когда-нибудь стать партизанами. Другие, однако, были младенцами и малышами, еще слишком маленькими, чтобы покинуть сторону своей матери. Вот как 24-летняя мать индейца майя описала мне гибель семерых детей в своей высокогорной деревне:

Поначалу мы не думали, что будут проблемы, потому что за несколько дней до этого другая группа солдат допрашивала нас о подаче еды партизанам.Когда мы сказали им, что это произошло один раз и только потому, что нам угрожали партизаны, они ушли. Но на этот раз солдаты сказали, что мы должны быть наказаны. Они толкнули пятерых мальчиков вперед, заставили их лечь лицом вниз на землю и выстрелили им в спину. Затем девочку вырвали из рук матери и придавили ее черепом к стене дома. Последняя смерть произошла, когда солдат разрезал живот беременной женщины, сказав, что даже наших нерожденных не пощадят.(2)

Почему? Почему дети, будущее любого общества, если не самого мира, выделяются в сегодняшних вооруженных конфликтах? Как ни парадоксально, это происходит именно потому, что дети так дороги многим из нас.Уничтожение того, что представляет для кого-то наивысшую ценность, несомненно, является одной из самых эффективных форм терроризма, которые только можно себе представить; убивать и калечить детей — значит лишать семью или целую группу ее будущего. Что может быть лучше, чтобы подорвать любую народную поддержку, которая может существовать для любого конкретного дела, чем атаковать тех самых существ, которых мы любим и ценим больше всего в жизни?

Дети-солдаты

Международное гуманитарное право запрещает участие в боевых действиях детей в возрасте до 15 лет и требует, чтобы при вербовке в возрастной группе 15-18 лет старшие дети этой категории привлекались в первую очередь.(3) Эти возрастные различия приблизительно соответствуют тому, что в целом известно об ограничениях и способностях развития детей, включая их различные способности делать обоснованные и обоснованные суждения. Несмотря на это законодательство, есть по крайней мере 20 стран, в которых дети в возрасте от 10 до 18 лет участвуют в гражданских войнах, в освободительных армиях и даже в международных войнах. (4) Вербовка детей-солдат часто связана с тяжелыми программами идеологической обработки, которые объединить призыв к долгу с национальными или религиозными символами, используя средства массовой информации и систему образования для прославления войны.Так обстоит дело в Иране, где после прохождения специальной религиозной подготовки к мученической смерти тысячи 10- и 11-летних детей провожали на смерть буквально с ключами, которые им дали, «застраховав» их вход в рай. 5)

Отсутствие еды и защиты также превратило многих детей в солдат. Начиная с конца 1979 года агентства по оказанию помощи предоставляли специальные групповые дома и услуги «несопровождаемым» камбоджийским детям, которым удалось добраться до центров содержания в Таиланде.Эти же программы, однако, не были установлены для родителей детей в приграничных лагерях. В результате многие стали жертвами вербовочных кампаний кхмерских армий сопротивления, по-прежнему собирающих вьетнамские войска. (6) В Уганде, где только за последние три года погибло от 100 000 до 300 000 человек, детям в национальных и революционных армиях часто лучше. кормили и защищали, чем небоевую молодежь. «У меня есть ружье, еда и место для сна», — недавно сказал один девятилетний угандийский солдат спасателю.«Это больше, чем у меня было в моей деревне. Если бы я остался там, я, вероятно, был бы уже мертв». (7) В 1982 году фотограф поймал американского зеленого берета, тренирующего 13-летних мальчиков для боя в Гондурасе. На вопрос, почему это разрешено, чиновник ответил примерно так же: «Иногда это их единственный шанс на работу, зарплату и сытную еду» (8).

Также ожидается, что дети совершат насильственные убийства против безоружных гражданских лиц в качестве своего рода обряда перехода в боевые подразделения.Например, изучая «насилие» в Колумбии, Леон Карлос обнаружил, что мальчиков иногда заставляли убивать других детей того же возраста, чтобы спасти свою собственную жизнь и вступить в военизированные группы, действия, которые в большинстве случаев предпринимались только после жестоких избиений. (9) Действительно, дети-солдаты, совершившие аналогичные преступления против гражданских лиц в Кампучии, Уганде, Сальвадоре и других странах, переживающих кризис, обычно не поддавались «инстинктивной» агрессии, как это сделала группа британских мальчиков, изображенных в «Повелителе мух», когда мель слишком долго от взрослых.Скорее, многие дети-солдаты поначалу участвовали неохотно, чьи первоначальные чувства страха и вины трансформировались в своего рода ярость, которая стирает моральную чувствительность под бдительным оком взрослых надзирателей. Как выразился один из лидеров красных кхмеров: «Обычно на это уходит немного времени, но в конце концов молодые становятся самыми эффективными солдатами из всех».(10)

Как психолог я смог проследить за несколькими подростками, которые в 1981 году покинули ряды красных кхмеров и попали в центр содержания перемещенных лиц в Таиланде.Поначалу поразительно отсутствовали депрессия или угрызения совести по поводу совершенных ими злодеяний. Вместо этого они, казалось, считали себя выше других камбоджийцев в лагере, которых они иногда называли «предателями» революции Пол Пота. Хотя такое отношение удерживало их в социальной изоляции, в их мышлении и речи все же присутствовала определенная степень логики и порядка. Только когда они почувствовали необходимость вернуться в социальный и моральный мир камбоджийцев, их чувство реальности сильно исказилось.

После месяца пребывания в лагере четверо из пяти мальчиков смертельно испугались, что их преследуют другие жители, которые, по их мнению, могли «слушать» их мысли и чувства. Один 15-летний подросток начал слышать два голоса, «спорящих друг с другом в моей голове». Первым был голос лидера красных кхмеров, который был зол из-за священника, который «говорит, что даже когда я умру, я буду наказан за то, что сделал». Другой 13-летний подросток видел видения, в которых кишки одной из его жертв превращались в змей.В конце концов эти галлюцинации утихли. Но ни один из этих бывших детей-солдат никогда не демонстрировал таких восстановительных способностей, которые я так часто наблюдал у других камбоджийских детей. (11) По моему клиническому опыту, психологические расстройства были сильнее у детей, которые увековечивали насилие, чем у тех, кто был его жертвой.

Извлеченные уроки

При рассмотрении того, почему основные права детей в вооруженных конфликтах продолжают регулярно нарушаться, кажется, что мы потерпели неудачу не потому, что у нас нет достаточного законодательства, а потому, что у нас нет воли и средств для реализации этого законодательства.Хотя большинство стран подписали и ратифицировали Женевские конвенции, немногие соблюдали эти принципы, когда сами непосредственно участвовали в войне или оказывали военную поддержку другим странам, участвующим в боевых действиях. С другой стороны, менее 30 стран официально согласились соблюдать Женевские протоколы 1977 года, устанавливающие самые строгие запреты на использование детей в вооруженных конфликтах. Более того, семеро из этих подписавших с тех пор вербуют или обучают несовершеннолетних детей для боевых действий.(12)

Столь же проблематичным время от времени является то, что до сих пор не существует жизнеспособной структуры для защиты и отчетности о правах детей. В ситуациях войны и беженцев у Международного комитета Красного Креста (МККК) и Управления Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев (УВКБ) есть соответствующие полномочия. Но обычно оба агентства выполняют свои задачи посредством тихой дипломатии с национальными правительствами, чье сотрудничество считается необходимым, особенно в странах, которые не ратифицировали свои соответствующие конвенции и протоколы.Критики предполагают, что эта тактика иногда приводит к ситуациям, в которых вопросы защиты нельзя ни решать агрессивно, ни публично раскрывать. (13) Негосударственные агентства по оказанию помощи, которые часто оказывают экстренную помощь непосредственно детям, также попадают в эту ловушку. Будучи приглашенными «гостями» правительств многих стран, в которых они работают, их программы могут быть закрыты, а персонал подвергнут опасности или изгнан, если они будут слишком громко протестовать.

Будущие последствияm

Эти уроки особенно актуальны, поскольку мы ожидаем завершения работы над международной Конвенцией о правах ребенка.Те, кто разрабатывал этот документ с 1978 года, считают, что он будет иметь два основных преимущества по сравнению с предыдущим законодательством: во-первых, как конвенция он будет более сильным и точным юридическим инструментом, чем декларация; и, во-вторых, в отличие от других конвенций, он сведет в один документ все гуманитарное законодательство о правах детей, в том числе касающееся вооруженных конфликтов.

Но какие бы потенциальные преимущества ни имел этот ориентированный на детей законодательный акт, он не будет реализован, если он не будет признан большим количеством стран, чем в прошлом, и будет соблюдаться всеми с большим чувством долга.Первыми шагами к достижению лучших результатов являются усиление общественной поддержки прав ребенка и лоббирование с правительствами, чтобы включить его основные принципы в качестве главного приоритета в свои национальные программы. Агентства по защите и оказанию помощи также должны приступить к разработке системы, с помощью которой в будущем положение детей в вооруженных конфликтах будет более эффективно отслеживаться и сообщаться. Действительно, без большего признания и соблюдения любое право, которым обладает ребенок, ничего не стоит.

Сноски

(1) Г.Блэк, «Под прицелом», Отчет об американцах, Нью-Йорк, ноябрь/декабрь 1985 г.; К. Браун, С такими друзьями: отчет American Watch о правах человека в Латинской Америке, Нью-Йорк: Pantheon Books.

(2) Личное интервью, Чьяпас, Мексика, 21 февраля 1986 г.

(3) Женевская конвенция, Протоколы I и II, принятые на Дипломатической конференции по подтверждению и развитию международного гуманитарного права, применимого в вооруженных конфликтах, 1977 г.

(4) Д.Вудс, «Дети с оружием», «Дети и война», Материалы симпозиума в банях Сиунтио, Финляндия, Союз мира Финляндии, 1983; Доклад о детях-жертвах вооруженных конфликтов, Радда Барнен, Форум НПО, Рим, 28 апреля 1984 г.; Защита детей, Международная комиссия по международным гуманитарным вопросам и Радда Барнен, Амманский симпозиум, ноябрь 1984 г.

(5) Дети-солдаты аятоллы», The Economist, 228, 17 сентября 1983 г.; Х. Ирандохте, «Дети войны в Иране», дети и война, op, cit.

(6) Н. Бутби, «Кхмерские дети: одни на границе», выпуск Индокитая, 32, декабрь 1982 г.; Н. Бутди, «Ужас, надежда», журнал «Естественная история», январь 1983 г.; Э. Ресслер, Н. Бутди и Д. Стейнбок, Несопровождаемые дети в чрезвычайных ситуациях: их уход и защита во время войн, стихийных бедствий и перемещений беженцев, Нью-Йорк, издательство Оксфордского университета (в печати).

(7) Личное интервью, Нью-Йорк, 16 апреля 1986 г.

(8) М. Руис, «Десантники размером с пинту», Newsweek, 5 апреля 1982 г.

(9) К. Леон, «Необычные модели преступлений во время La Violencia в Колумбии», American Journal of Psychiatry, 125: 11, май 1969 г.

(10) Личное интервью, таиландско-кампучийская граница, 12 ноября 1981 г.

(11) Н. Бутби, указ. соч., 1983.

(12) Дети в особо трудных обстоятельствах», Экономический и социальный совет Организации Объединенных Наций, E/ICEF/1986/L.6, Нью-Йорк, 28 февраля 1986 г.

(13) См., например, W. Shawcross, The Quality of Mercy, New York, Simon and Schuster, 1984; «В честь непопулярного дела», журнал «Тайм», 26 октября 1981 г .; Дж.Клэй, «Гватемальские беженцы в Мексике», ежеквартальный журнал «Культурное выживание». Кембридж, Массачусетс, осень 1984 г.

Авторские права на статью Cultural Survival, Inc.

Как вы говорите с детьми о войне?

Когда Россия вторглась в Украину, Робин Гурвич и другие практикующие психиатры знали, что им нужно помочь другим начать урегулировать конфликт.

«Даже в течение этого относительно короткого периода война уже оказывает реальное воздействие на взрослых здесь, в Соединенных Штатах», — говорит Гурвич, профессор психиатрии и поведенческих наук Университета Дьюка и старший советник программы по борьбе с терроризмом и стихийными бедствиями Национальный центр детского травматического стресса UCLA-Duke.

СРЕДСТВА ПСИХИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ ДЛЯ ПЕРСОНАЛА И СЕМЕЙ

Personal Assistance Service (PAS) — это программа помощи преподавателям и сотрудникам Университета Дьюка и Duke Health. Лицензированные специалисты предлагают оценку, краткосрочные консультации и направления, чтобы помочь решить ряд личных, рабочих и семейных проблем. Услуги предоставляются бесплатно преподавателям, сотрудникам и членам их семей, имеющим право на участие в программе Duke.

Служба личного помощника Герцога

Центр координирует деятельность членов Национальной сети детского травматического стресса, которая состоит из 140 центров по всей стране.

Группа быстро начала собирать информацию для «Разговоров с детьми о войне», ресурса для специалистов по психическому здоровью и семей. Они созванивались по телефону и собирали информацию о травмирующих последствиях стихийных бедствий для детей, просматривали существующие материалы и обновляли их с учетом текущей войны.

Дети в Соединенных Штатах могут беспокоиться о родственниках в Украине и России или членах семьи в вооруженных силах, а насилие и перемещение могут стать частью повседневных разговоров.

«Это часть ежедневных обсуждений, во всех социальных сетях и новостях. Из-за такой насыщенности родители действительно стараются помочь детям ориентироваться в дискуссиях», — говорит Гурвич.

В общину уже прибывают семьи, спасающиеся от войны из Украины. В преддверии переселения украинских беженцев сеть уже начала переводить существующие ресурсы по охране психического здоровья на языки, более доступные для этих групп населения, как они делали это в прошлом для других международных конфликтов, говорит Лиза Амайя-Джексон, профессор психиатрии и поведенческих наук. в Duke и содиректор Национального центра детского травматического стресса.В сети переведены материалы, связанные с этой войной и проблемами беженцев, на украинский, русский и другие языки.

За последние две недели Трейси Хендерсон Бетел, планировщик проекта Национального центра детского травматического стресса Университета Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе и Университета Дьюка, мобилизовала группы участников сети для реагирования в режиме реального времени в своих сообществах по всей стране.

«Хотя конфликт между Украиной и Россией возник относительно недавно, наши центры обслуживают детей и семьи, иммигрировавшие до этого конфликта, — говорит Хендерсон Бетел.

В это трудное время дети могут быть сбиты с толку и слышать дезинформацию.

«Поскольку дети встречаются с опекунами, а опекуны общаются со своими детьми, мы хотели убедиться, что опекуны имеют представление о том, как разговаривать со своими детьми так, чтобы они могли их понять, и как лучше всего поддерживать их», — говорит Гурвич.

Если вы планируете обсудить войну с ребенком, вот несколько советов, которые предлагает Гурвич:

  • Спросите, что они слышат. Спросите: «Что вы слышали о войне в Украине?» или «Что друзья говорят о войне?» Начав таким образом, говорит Гурвич, вы услышите то, что они понимают. Устраните любую дезинформацию или недопонимание, которые у них есть, и убедитесь, что ребенок знает, что он в безопасности.
  • Узнайте, как они себя чувствуют. Подтвердите их чувства и не пытайтесь отговорить их от каких-либо определенных эмоций. Это не работает ни со взрослыми, ни с детьми, говорит Гурвич. Родители должны поддерживать чувства ребенка, чтобы помочь ему справиться и в конечном итоге почувствовать себя лучше.
  • Мониторинг освещения в СМИ, включая социальные сети. Очень маленьким детям вообще не следует смотреть это, советует Гурвич. Когда дети подрастут, если они смотрят новости о войне, смотрите их вместе с ними. Затем выключите его и поговорите об этом. Также проверяйте, что они находят в социальных сетях. Узнайте, что обсуждается, и поддерживайте постоянный разговор о том, что ребенок читает и слышит. Также убедитесь, что вся семья отдыхает от освещения.
  • Ищите признаки стресса. Признайте, что когда дети находятся в состоянии стресса, они испытывают сильные чувства, говорит Гурвич, включая беспокойство, тревогу, гнев и замешательство. Они могут быть капризными или раздражительными, у них могут быть проблемы с вниманием и концентрацией внимания, а также нарушения сна. Этот дополнительный стресс может также повлиять на успеваемость в школе. Родители должны проявлять немного больше терпения, немного дополнительной помощи и немного дополнительной любви и внимания, говорит Гурвич.
  • Присоединяйтесь. Мы чувствуем себя лучше, когда помогаем другим, — говорит Гурвич. Некоторые из ее советов, чем можно заняться вместе всей семьей: написать письмо военнослужащему; пожертвуйте еду или аккуратно использованные игрушки и одежду нуждающимся семьям; или сделать семейное пожертвование благотворительной организации.

Национальный центр детского травматического стресса UCLA-Duke финансируется Управлением по борьбе со злоупотреблением психоактивными веществами и психическим здоровьем (SAMHSA).

СВЯЗАННЫЕ ЧТЕНИЯ ИЗ НАЦИОНАЛЬНОЙ СЕТИ ПО ДЕТСКИМ ТРАВМАТИЧЕСКИМ СТРЕССАМ

границ | Дети, затронутые войной и вооруженным конфликтом: родительские защитные факторы и устойчивость к симптомам психического здоровья

Введение

Дети, выросшие в условиях войны, вооруженных конфликтов и терроризма, переживают опасные события, угрожающие их психическому здоровью и нормативным возрастным переходам.Взросление в этих нестабильных и опасных условиях сопряжено с психологическими трудностями как у детей, так и у подростков (Betancourt and Khan, 2008; Slone and Shoshani, 2008a). Однако широкие индивидуальные различия, проявляющиеся в приспособлении к этим условиям, указывают на множество факторов уязвимости и устойчивости, влияющих на результаты (Bonnano, 2004). Многочисленные факторы были изучены как возможные факторы риска или сдерживания устойчивости, начиная от личных особенностей и темперамента детей и заканчивая характеристиками семьи и окружающей среды (Slone and Shoshani, 2006; Shoshani and Slone, 2016).Несмотря на правдоподобную роль стиля воспитания в приспособлении детей к травмирующему опыту (Baumrind, 1995; Steinberg, 2001), этот аспект практически не изучался в контексте вооруженных конфликтов и войн. В связи с этим в настоящем исследовании изучалась сдерживающая функция стиля воспитания и родительской теплоты в отношении влияния на детей воздействия вооруженных конфликтов и войн. Исследование было проведено в Израиле после особенно травматического периода ракетных обстрелов жилых районов, кульминацией которого стала операция «Столп обороны», нанесшая огромный ущерб всей стране.

Характеристики и стили воспитания

Несколько исследований подтвердили центральную роль позитивных семейных взаимоотношений и способности противостоять травме как совместной единице в смягчении негативных реакций детей (Punamäki et al., 2011). Было показано, что родительская любовь и семейная близость помогают детям развивать свои способности и улучшают способность справляться с проблемами в семьях, переживающих войны и вооруженные конфликты (Punamäki et al., 2001). Семейная сплоченность и обеспечение чувства безопасности повышают устойчивость детей, подвергающихся политическому конфликту (Laor et al., 1997), особенно в сочетании с привычным распорядком дня (Pat-Horenczyk et al., 2006). Дети с положительным восприятием родительской защиты, поддержки и контроля часто преодолевают травмирующие события, связанные с политическим конфликтом, без ухудшения психического здоровья или функционирования (Barber, 1999). Эти данные о важной роли семейных факторов в смягчении симптомов у детей после стрессового воздействия дают убедительное обоснование для изучения роли стиля воспитания и родительской теплоты в смягчении посттравматических реакций у детей.

Основополагающее определение стиля воспитания относится к способам, которыми родители осуществляют контроль над своими детьми и реагируют на них, и концептуализируется как варьирующееся по двум ортогональным измерениям отзывчивости и требовательности (Baumrind, 1991). В сочетании эти два измерения дают три стиля. Авторитарный стиль воспитания , определяемый как низкая отзывчивость и высокая требовательность, характеризуется строгим контролем и ограниченной эмоциональной поддержкой. Авторитарный стиль выражается в строгой оценке установок и поведения ребенка по строгим критериям поведения, составленным вышестоящей инстанцией.Это интерпретируется как ограничение самостоятельности ребенка, требования послушания и жесткого контроля над своеволием ребенка (Baumrind, 1966, 1968). Авторитетный стиль воспитания определяется как использование баланса отзывчивости с требовательностью и характеризуется предоставлением эмоциональной поддержки вместе с твердой, но чуткой дисциплиной. Этот стиль проявляется в жестком контроле во время разногласий, уравновешенном руководством, объяснением, гибкостью, открытостью к переговорам, терпимостью и принятием индивидуальности.В-третьих, Разрешительный стиль воспитания демонстрирует высокий уровень отзывчивости к ребенку и низкий уровень требовательности. Этот стиль проявляется в щедрой поддержке, поощрении, независимости и автономном принятии решений при недостатке контроля, надзора и дисциплины (Baumrind, 1991). Исследования воздействия различных стилей воспитания неизменно указывают на преобладание авторитарного стиля в поддержке положительного приспособления детей (Baumrind, 1989; Park and Bauer, 2002).Напротив, авторитарный и либеральный стили воспитания связаны с плохой адаптацией (Baumrind, 1989; Park and Bauer, 2002). Авторитарный стиль связан с трудностями в интимных отношениях (Sharabany et al., 2008), низкой самооценкой, трудностями принятия решений и депрессивным настроением (Wenar and Kerig, 2000). Разрешительный стиль был связан с менее успешной социализацией и низкой самооценкой (Baumrind, 1991), импульсивностью, антиобщественным поведением и отсутствием эмпатии (Wenar and Kerig, 2000).Однако эти данные далеки от окончательных, и роль различных стилей воспитания в приспособлении детей к травме систематически не исследовалась в условиях хронического политического насилия.

Родительское тепло и регулировка ребенка

Качество отношений между родителями и детьми является важным предиктором положительных результатов развития и адаптации (Cox and Harter, 2003). Нежные и эмпатические отношения между родителями и детьми могут защитить от стресса во время войны (Garbarino, 1992; Bat-Zion and Levy-Shiff, 1993).Родительское сострадание, выражающееся в удерживании и сдерживании, связано с эффективным совладанием у детей, тогда как родительское выражение гнева и раздражения связано с повышенным эмоциональным дистрессом и поведенческими трудностями у детей (Bat-Zion and Levy-Shiff, 1993). Родительская теплота описывается как выражение интереса и участия в детской деятельности, встречах и отношениях со сверстниками, проявление энтузиазма по поводу детских достижений и демонстрация привязанности и любви (Amato, 1990).Родительское тепло уменьшает эмоциональный стресс (Operario et al., 2006) и склонность к опасному поведению среди подростков (Nash et al., 2005) и способствует здоровому психосоциальному развитию (Steinberg, 2001). Родительское тепло может служить буфером между негативными экологическими и семейными факторами, такими как экономические трудности семьи, соседство с высоким уровнем риска и стрессовым жизненным опытом, и индивидуальными результатами (Kim et al., 2003). Однако защитная функция родительской теплоты может различаться в зависимости от расового, этнического и культурного разнообразия семейных систем (Jaggers et al., 2017).

Стили воспитания и родительская теплота могут играть важную роль в жизни детей, травмированных войной и вооруженными конфликтами, что требует изучения их роли как источника устойчивости. Несмотря на центральную роль родительской теплоты и стиля воспитания в развитии детей, на удивление мало исследований изучали их конкретную защитную роль в контексте политического насилия.

В настоящем исследовании изучалась сдерживающая роль родительских практик и теплоты в отношении симптомов психического здоровья детей, проявляющихся в виде психологического дистресса, а также симптомов интернализации и экстернализации.Интернализирующие симптомы характеризуются несоответствующими развитию проблемами чрезмерной замкнутости, тревоги, депрессии и психосоматических жалоб. Экстернализирующие симптомы относятся к неадекватному, неадекватному, направленному извне поведению, которое часто проявляется в чрезмерно импульсивном, делинквентном или агрессивном поведении (Achenbach and Edelbrock, 1981).

Масса результатов, показывающих, как методы воспитания могут оказывать глубокое влияние на психическое здоровье и поведение детей, указывает на некоторые специфические отношения между стилями воспитания и родительской теплотой, а также интернализацией и экстернализацией детей.В целом было обнаружено, что холодное, жесткое и непоследовательное воспитание повышает риск как экстернализирующих, так и интернализирующих расстройств, и, наоборот, родительский контроль предсказывает лучшую адаптацию среди подростков (Roche and Leventhal, 2009), а родительский надзор стал значимый предиктор меньшей агрессии, менее оппозиционного и агрессивного поведения и менее рискованного поведения среди подростков (Vazsonyi et al., 2006). Было предложено несколько механизмов для объяснения этих отношений.Тактика строгого родительского контроля может подразумевать неприятие и игнорирование взглядов, потребностей и выбора подростка (Rogers et al., 2003). Жесткие требования послушания без объяснения причин могут ухудшить стремление ребенка к автономии и самокомпетентности, а также усилить избегание и зависимость (McLeod et al., 2007; Murray et al., 2009).

В дополнение к анализу связи между конкретными родительскими практиками и родительской теплотой, интернализацией и экстернализацией симптомов психического здоровья, настоящее исследование дополняет существующие исследования в нескольких дополнительных направлениях.Полученные данные могут предоставить важную информацию о моделях стилей воспитания в популяциях, о которых ранее не сообщалось. Кроме того, настоящее исследование было направлено на изучение сдерживающей роли стиля воспитания между воздействием тяжелой травмы и симптомами психического здоровья детей, таким образом, переходя от корреляционного описания к изучению процесса. Это актуально за пределами конкретного геополитического контекста данного исследования, поскольку оно может помочь нам узнать о функционировании факторов устойчивости в жизни детей, которые развиваются в условиях войны и конфликта.

Влияние вооруженного конфликта на детей

Затянувшийся конфликт между Израилем и соседними арабскими государствами и населением принимал различные формы, включая войны, длительные эпизоды враждебности, терроризм и ракетные обстрелы. Эти боевые действия привели к разрушениям, ущербу, жертвам и ранениям среди всех сторон (Golan and Shai, 2004). Самая последняя фаза конфликта была сосредоточена на боевых действиях между израильтянами и палестинцами в окрестностях Газы.Газа пережила многочисленные военные операции и нападения, а инфраструктура сильно пострадала в результате блокады всех границ. Израиль пережил периоды терроризма и интенсивных ракетных и ракетных обстрелов, которые начались на юге страны, но в последнее время происходили с расширением периметра ракетных обстрелов дальнего радиуса действия в центральной части и некоторых частях северного Израиля. При объявлении тревоги у жителей городов и населенных пунктов в пределах этих районов есть от 15 с до 1 мин, чтобы найти убежище.

Настоящее исследование было проведено в 2013 году среди семей на юге Израиля через несколько недель после операции «Столп обороны». Операция «Столп обороны» представляла собой 8-дневную израильскую операцию в секторе Газа, которая началась 14 ноября 2012 г. Для израильского населения операции предшествовали, по оценкам, 2221 ракета и 196 минометных выстрелов в 2012 г., а также период с числом взаимных израильско-палестинских ответных атак (Zucker and Kaplan, 2014). Таким образом, после кумулятивного воздействия хронического конфликта вовлеченные в него семьи и дети подверглись большому количеству стрессовых и травмирующих событий, связанных с неразрешимым конфликтом (Slone and Shoshani, 2014).

Взросление в условиях вооруженного конфликта, терроризма и войны связано с различными негативными психологическими последствиями, в частности с симптомами посттравматического стресса (ПТС) и целым рядом явных и скрытых симптомов и расстройств (Betancourt and Khan, 2008; Slone и Шехнер, 2009). Были обнаружены краткосрочные и долгосрочные эффекты с краткосрочными эффектами, включая дистресс, шок, страх, гнев (Slone et al., 2008; Shoshani and Slone, 2008a,b) и агрессивное поведение (Guttmann-Steinmetz et al., 2011). Данные о долгосрочных эффектах противоречивы, показывая сочетание повышенной манифестации экстернализирующих расстройств (Barber, 2001; Muldoon, 2004), субклинических симптомов (Slone and Shoshani, 2008b) до тревоги и депрессии (Gupta and Zimmer, 2008; Slone and Shoshani, 2010), посттравматического стрессового расстройства и полномасштабного посттравматического стрессового расстройства (Finzi-Dottan et al., 2006).

В связи с этим в настоящем исследовании изучалась сдерживающая функция трех стилей воспитания: авторитарного, авторитарного и вседозволенного, а также родительской теплоты для детей, подвергшихся войне и политическим конфликтам.Сдерживающая роль стиля воспитания и родительской теплоты была изучена среди семей, живущих на юге Израиля, которые пострадали от продолжительных ракетных обстрелов и других форм насилия, связанных с конфликтом, через несколько недель после травматического военного наступления. Исследование включало оценку серьезности воздействия травмирующих событий политического конфликта, оценку связи между воздействием травмы и симптомами психического здоровья, а также изучение сдерживающей функции трех стилей воспитания и родительской теплоты в отношениях между воздействием и исходом.

Гипотезы

В соответствии с предложенным обоснованием в настоящем исследовании были рассмотрены три гипотезы. Первая гипотеза предсказывала прямую связь между подверженностью политическому насилию и симптомами психического здоровья детей, так что высокие уровни воздействия будут связаны с более высокими уровнями симптомов психического здоровья. Вторая гипотеза предсказывала сдерживающее влияние родительских стилей на взаимосвязь между подверженностью политическому насилию и симптомами психического здоровья, согласно которой авторитарный стиль, а не авторитарный и разрешительный стили, был бы защитным фактором против симптомов психического здоровья, особенно при высоких уровнях психического здоровья. PLE-экспозиция.Третья гипотеза предсказывала, что родительская теплота смягчит связь между воздействием политического насилия и симптомами психического здоровья ребенка. Разница в уровне интернализирующих, экстернализирующих симптомов и общего дистресса у ребенка при высоком и низком воздействии будет больше для детей с низким уровнем родительского тепла, чем для детей с высоким уровнем родительского тепла.

Материалы и методы

Участники

Участниками стали 277 подростков седьмого и восьмого классов (136 девочек, 141 мальчик) в возрасте 11 лет.от 9 до 14,1 ( M = 12,94, SD = 0,75) из двух средних школ, расположенных в южном израильском городе Ашкелон, и их родители. Большинство участников исследования сообщили о социально-экономическом статусе среднего класса (57%), а другие сообщили о низком (23%) и высоком социально-экономическом статусе (20%). Большинство студентов были евреями (96%), из них 3% сообщили о православной приверженности, 31% — традиционной и 66% — светской. Анкета для родителей была заполнена главным опекуном, 88% из которых были матерями. Возрастной диапазон родителей 32–46 лет ( M = 42.9, SD = 4,87). Семейное положение родителей было сообщено как 1% холостых, 94,4% женатых и 4,6% разведенных.

Меры

Отчет о ребенке
Шкала событий политической жизни (PLE) (Slone et al., 1998)

Шкала PLE содержит 20 пунктов, представляющих события, которым могли подвергнуться участники. Участникам было предложено записать, были ли они подвержены каждому из событий за последний год. Шкала PLE дает оценку серьезности воздействия, которая рассчитывается путем суммирования всех элементов, отмеченных для воздействия, взвешенных на основе ранее определенных оценок серьезности элементов.Формула серьезности предметов следующая: легкие предметы (например, проверка безопасности при входе в общественное место) умножаются на 1, умеренные предметы (например, нахождение вблизи взрыва или ракетного обстрела) умножаются на 2, а серьезные предметы ( например, травма члена семьи в результате войны или военных обстоятельств) умножаются на 3. Шкала PLE широко используется как в Израиле, так и за рубежом и показала высокую прогностическую достоверность для сообществ, подвергшихся вооруженному конфликту и войне (Slone et al. др., 2009). Результаты теста-ретеста варьируются от r = 0,86 до r = 0,94 (Slone and Shechner, 2009). Существует эмпирическое подтверждение отличия PLE от шкал общих жизненных событий (Slone and Roziner, 2013). Это исследование дало коэффициент альфа Кронбаха 0,92.

Краткий перечень симптомов (BSI) (Дерогатис и Спенсер, 1982)

Краткий перечень симптомов представляет собой сокращенную версию SCL-90-R и состоит из 53 пунктов самоотчета, оцениваемых по шкале от 0 (совсем нет) до 4 (очень сильно).Эта мера обеспечивает индексы дистресса и оценку симптоматической нагрузки по 10 параметрам: соматизация, обсессивно-компульсивное расстройство, межличностная чувствительность, депрессия, тревога, враждебность, фобическая тревога, параноидальные мысли, психотические мысли и одна подшкала различных симптомов. BSI показал хорошие показатели надежности и валидности (α = 0,71–0,81), высокую надежность повторных испытаний (корреляции между 0,78 и 0,90). Опись была переведена на иврит с хорошей внутренней согласованностью и одновременной достоверностью (Canetti et al., 1994). В качестве единого суммарного показателя Глобальный индекс серьезности (GSI) отражает глубину общего психологического дистресса независимо от конкретных симптомов, из-за которых он возникает, и считается лучшим индикатором глубины дистресса (Derogatis and Spencer, 1982). Оценка GSI рассчитывается как среднее значение оценок, присвоенных наличию каждого симптома. В текущем исследовании BSI дал альфа-коэффициент Кронбаха 0,89.

Опросник родительского принятия-отвержения (PARQ) (Rohner, 1986)

Родительское тепло измерялось по субшкале теплоты/привязанности опросника родительского принятия-отвержения (PARQ; Rohner, 1986).Детям задавали две анкеты, одну по отцу и одну по матери. Используемая подшкала содержала 20 пунктов, оцененных по 6-балльной шкале Лайкерта от 1 (почти никогда не верно) до 6 (почти всегда верно). Надежность теста-ретеста инструмента дала корреляцию 0,62 для периодов времени от 3 недель до 7 лет. В настоящем исследовании внутренняя согласованность была хорошей с коэффициентом альфа Кронбаха 0,80 для отчетов об отцах и 0,85 для отчетов о матерях.

Опросник родительского авторитета (PAQ) (Бури, 1991 г.)

Опросник родительского авторитета состоит из 30 пунктов, отражающих три стиля воспитания: 10 пунктов для разрешительного, 10 пунктов для авторитарного и 10 пунктов для авторитетного стиля.Участники оценивают пункты согласия по пятибалльной шкале Лайкерта от «полностью не согласен» (1) до «полностью согласен» (5). Каждое из утверждений основано на определениях Baumrind (1971) разрешительных, авторитарных и авторитетных родительских прототипов. В качестве примера разрешительная шкала содержит следующий пункт: «Моя мать/отец всегда считали, что детям нужно иметь свободу принимать собственные решения и делать то, что они хотят делать, даже если это не согласуется с чего могут захотеть родители.Пример пункта из авторитарной шкалы: «Когда я рос, моя мать/отец не позволяли мне подвергать сомнению какое-либо решение, которое она/он приняла». Пример пункта авторитетной шкалы: «Мои мать/отец всегда поощряли словесные компромиссы всякий раз, когда я чувствовал, что семейные правила и ограничения были неразумными». Каждый подросток заполнил две формы PAQ, одна из которых относится к стилю воспитания, характерному для матери, а другая относится к характеристике отца.Buri (1991) сообщил о приемлемой надежности повторных испытаний в течение 2 недель (в диапазоне от 0,77 до 0,92) и внутренней согласованности (коэффициенты альфа Кронбаха в диапазоне от 0,74 до 0,85) для различных шкал. В этом исследовании альфа-коэффициенты Кронбаха варьировались от 0,72 до 0,88.

Родительский отчет
Контрольный список поведения ребенка (CBCL) (Ахенбах и Эдельброк, 1981)

Аффективные и поведенческие трудности у детей оценивались с использованием расширенной версии формы CBCL для детей от 4 до 18 лет (Achenbach and Edelbrock, 1981).Основных опекунов детей попросили отметить наличие поведения или влияния их детей на элементы по шкале от 0 (неправильно для ребенка) до 1 (отчасти верно для ребенка) до 2 (часто верно или очень верно для ребенка). ). CBCL является одним из наиболее широко используемых инструментов для психопатологической оценки как в исследованиях, так и в клинической практике с детьми. Шкала интернализации представлена ​​суммированием 32 пунктов, которые загружаются в три шкалы клинических синдромов: Отстраненность (9 пунктов), например, «Жалобы на одиночество», Соматические жалобы (9 пунктов), например, «Боль в животе без известной медицинской причины» и Тревога/депрессия (14 пунктов), например «Слишком напуган или встревожен.Шкала экстернализации представлена ​​суммированием 27 пунктов из двух шкал клинических синдромов: Делинквентное поведение (8 пунктов), например, «Нарушает правила дома, в школе и в другом месте» и Агрессивное поведение (19 пунктов), например, «Много драк. ” Сообщается, что коэффициенты стабильности однонедельного повторного тестирования составляют 0,89 для проблем интернализации и 0,93 для проблем экстернализации (Achenbach and Edelbrock, 1981). В этом исследовании альфа-коэффициенты Кронбаха составляли 0,91 для шкалы интернализации и 0.93 для шкалы экстернализации.

Процедура

Получив разрешение от Комитета по этике Тель-Авивского университета и Министерства образования Израиля, исследователи случайным образом выбрали 350 семей из школьных списков. Доступ к родителям был разрешен Министерством образования Израиля и школами с ограничениями использования только для исследовательских целей, сохранения конфиденциальности, сохранения анонимности участников исследований и разрешения прекращения участия в исследовании по желанию участников.К семьям подошел член исследовательской группы, который объяснил исследование и определил готовность участвовать в исследовании. В общей сложности 277 родителей и подростков подписали информированное согласие на участие в исследовании. Ребенку задавали анкеты в тихой комнате в доме ребенка, и основному опекуну было предложено заполнить CBCL в одиночку и передать его исследователю в запечатанном конверте. Семьи получили компенсацию за свое время ваучером на 15 долларов.

Анализ данных

Данные проанализированы с использованием SPSS 21.0. Чтобы изучить влияние политических жизненных событий (PLE), стилей воспитания и родительской теплоты на симптомы психического здоровья, а также сдерживающее влияние стилей воспитания и родительской теплоты на взаимосвязь между PLE и психическим здоровьем, была использована трехступенчатая иерархическая линейная регрессия. анализы подсчитали. GSI (глобальный индекс серьезности краткой инвентаризации симптомов), экстернализация симптомов и интернализация симптомов вводились как зависимые переменные, по одной в каждой регрессии.В первом блоке изучался основной эффект PLE, во второй блок включались стили воспитания и родительская теплота, а в третьем блоке изучались эффекты взаимодействия между PLE и родительскими переменными.

Затем были изучены простые эффекты значительных взаимодействий из этого набора анализов с использованием макроса PROCESS для SPSS (Hayes, 2013), вычислительного макроса для модерации на основе анализа пути. Среднее ± 1 стандартное отклонение смягчающих переменных использовалось для расчета их условных эффектов (Hayes, 2013).Модуль анализа отсутствующих значений SPSS использовался для оценки характера отсутствующих данных. Отсутствующие данные составляли менее 3% от общего числа данных, а отсутствующие значения были заменены с использованием метода множественного вменения (Tabachnick and Fidell, 2007).

Результаты

Предварительный анализ данных и описательная статистика

В качестве предварительного шага были проведены тесты на эксцесс и асимметрию для проверки нормальности исследуемых переменных. Абсолютные значения эксцесса и асимметрии были относительно малы, поэтому преобразование данных не производилось.Предварительный t -критерий и двумерный корреляционный анализ не показали значимого влияния возраста и пола детей на исследуемые переменные. Средние значения, стандартные отклонения и корреляции исследуемых переменных представлены в таблице 1.

ТАБЛИЦА 1. Средние значения, стандартные отклонения и двумерные корреляции для исследуемых переменных.

Влияние PLE и стилей воспитания на симптомы психического здоровья

В первом иерархическом регрессионном анализе изучалось смягчающее влияние стилей воспитания и родительской теплоты на взаимосвязь между PLE и GSI (глобальный индекс серьезности краткого перечня симптомов).На блок 1, который исследовал основной эффект PLE, приходилось 24% дисперсии GSI. Большая тяжесть событий политической жизни была связана с более высокими уровнями GSI (β = 0,49, p < 0,001). На второй блок регрессии, включающий PLE вместе с родительскими переменными, приходилось еще 15% общей дисперсии. Материнское тепло отрицательно ассоциировалось с уровнем GSI (β = -0,51, p <0,001). Другие характеристики воспитания (стили воспитания матерей и отцов и отцовская теплота) не предсказывали значимого уровня GSI.На третий блок регрессии, включая добавление в модель двухсторонних взаимодействий между PLE и родительскими переменными, приходится 1,3% общей дисперсии GSI, R 2 = 0,40, F (17 259) = 7,77, р < 0,001. Однако ни одно из двусторонних взаимодействий не было статистически значимым (см. Таблицу 2).

ТАБЛИЦА 2. Многофакторный регрессионный анализ для прогнозирования симптомов психического здоровья.

Второй иерархический регрессионный анализ исследовал связи между теми же предикторами с интернализирующими симптомами у детей, что и зависимая переменная.На блок 1, состоящий из основного эффекта PLE, приходилось 15% дисперсии интернализирующих симптомов. Как и в первом анализе, PLE была положительно связана (β = 0,39, p <0,001) с симптомами интернализации. Блок 2, который включал переменные воспитания, составил 22% от общей дисперсии. Материнская теплота была отрицательно связана (β = -0,29, p <0,001), а материнский авторитаризм был положительно связан (β = 0,27, p <0.001) с уровнями интернализирующих симптомов.

На третий блок переменных приходилось еще 4% дисперсии интернализирующих симптомов, R 2 = 0,41, F (17 259) = 8,37, p < 0,001. Двустороннее взаимодействие авторитетности матери × PLE было значимым (β = -0,17, p = 0,003), тогда как другие взаимодействия не были статистически значимыми (таблица 2).

Аналогичные тенденции были обнаружены в третьем регрессионном анализе, в котором изучалась взаимосвязь между PLE, стилями воспитания и родительской теплотой при экстернализации симптомов.PLE в первом блоке предсказывал 19% дисперсии экстернализирующих симптомов (β = 0,44, p < 0,001). На второй блок регрессии приходилось еще 32% общей дисперсии экстернализирующих симптомов с отрицательной связью для материнской теплоты (β = -0,44, p < 0,001) и положительной связью для материнского авторитаризма (β = 0,25). , р < 0,001). В третьем блоке взаимодействие материнская авторитетность × PLE достигло значимости (β = -0.16, p = 0,002), а также материнский авторитаризм × PLE-взаимодействие (β = 0,13, p = 0,04) и материнская теплота × PLE-взаимодействие [β = -0,13, p = 0,04), R 2 = 0,54, F (17,259) = 13,68, р < 0,001]. В трех регрессионных анализах не было обнаружено, что переменные воспитания отцов являются значимыми предикторами симптомов психического здоровья (см. Таблицу 2).

Эффект умеренности материнского воспитания и теплоты

Чтобы прояснить источник значимых взаимодействий в регрессионном анализе, был проведен дополнительный анализ простых эффектов с использованием макроса PROCESS для SPSS (Hayes, 2013).Во-первых, мы исследовали взаимодействие между PLE и материнским авторитаризмом по экстернализации симптомов. Чтобы прояснить источник этого взаимодействия, мы исследовали экстернализирующие симптомы как функцию PLE и материнского авторитаризма на 1 стандартное отклонение выше и ниже среднего (PLE: M = 8,41, SD = 4,07; материнский авторитаризм: M = 2,69, SD = 0,71) (Cohen and Cohen, 1983). Как видно на рисунке 1, при низком материнском авторитаризме наблюдались значительные различия в симптомах экстернализации между детьми с низким PLE ( M = 1.93) и высокий PLE ( M = 4,93), при этом высокий PLE связан с более высоким уровнем симптомов (b = 0,25, SE = 0,07, t = 3,32, p = 0,001). Однако при высоком материнском авторитаризме эти различия стали более выраженными для участников с высоким PLE ( M = 10,6) по сравнению с участниками с низким PLE ( M = 4,43). Таким образом, высокий материнский авторитаризм преувеличивал влияние ПЛЭ на экстернализирующие симптомы ( b = 0.50, SE = 0,08, t = 6,41, p < 0,001).

РИСУНОК 1. Экстернализация симптомов как функция событий политической жизни (PLE) и материнского авторитаризма.

Еще один эффект взаимодействия возник между PLE и материнской авторитетностью как в отношении экстернализованных, так и интернализирующих симптомов. Как показано на рисунке 2А, ​​тесты простых эффектов показали, что при низкой материнской авторитетности дети демонстрировали низкий уровень экстернализирующих симптомов при низком PLE ( M = 2.38), но их симптомы резко усиливались при высоком PLE ( M = 8,78, b = 0,52, SE = 0,09, t = 5,90, p < 0,001). В отличие от этого, влияние ПЛЭ на экстернализированные симптомы не было значимым для высокой авторитетности матери ( b = 0,14, SE = 0,09, t = 1,64, p = 0,10), так как не было существенных различий в экстернализация симптомов при низком ( M = 4,33) или высоком PLE ( M = 6.1). Это указывает на то, что авторитетность матери сдерживала усиление экстернализирующих симптомов. Аналогичная тенденция наблюдалась для интернализационных симптомов (см. рис. 2B), так как ПЛЭ оказал значительное влияние на интернализационные симптомы у детей при низкой материнской авторитетности ( b = -0,35, SE = 0,10, t = 3,47, p < 0,001), но не за высокую материнскую авторитетность ( b = -0,01, SE = 0,10, t = 0,01, p = 0.98).

РИСУНОК 2. Эффект взаимодействия, который возник между PLE и материнской авторитетностью как в отношении экстернализованных симптомов (A) , так и интернализационных симптомов (B) .

Кроме того, был обнаружен значительный эффект взаимодействия между материнским теплом и PLE для экстернализации симптомов, поскольку материнское тепло смягчало усиление экстернализации симптомов. Тесты простых эффектов показали, что при низкой материнской теплоте были значительные различия в симптомах экстернализации между детьми с низким PLE ( M = 5.80) и высоким PLE ( M = 8,89, b = 0,25, SE = 0,06, t = 4,07, p < 0,001). Тем не менее, влияние PLE на экстернализирующие симптомы не было значимым для высокой материнской теплоты ( b = 0,06, SE = 0,08, t = 0,87, p = 0,38), так как не было существенных различий в экстернализации. симптомы, которые оставались низкими как при низком ( M = 3,08), так и при высоком PLE ( M = 3,90) (см. рис. 3).

РИСУНОК 3. Экстернализация симптомов как функция PLE и материнского тепла.

Обсуждение

В этом исследовании изучалось влияние особенностей родителей на симптомы психического здоровья детей в периоды травмирующих войн и вооруженных конфликтов. В частности, исследование было сосредоточено на защитной функции стилей воспитания и родительской теплоты в смягчении симптомов у детей, исходя из предположения, что родители играют решающую роль в регулировании и сдерживании посттравматических симптомов у детей после воздействия боевых действий и войны.

Первая гипотеза, предсказывающая прямую положительную связь между уровнем воздействия травмирующих событий и симптомами психического здоровья, была подтверждена. Более серьезная экспозиция была связана с более тяжелыми симптомами интернализации и экстернализации и общим психологическим дистрессом. Это открытие подтверждает эффект доза-реакция, который относится к взаимосвязи между величиной стрессора и реакцией рецептора. Эффект доза-реакция при травматическом воздействии будет предопределять обострение негативных реакций на повышение уровня травматического опыта (Braun-Lewensohn et al., 2009), что подтверждается нашими данными. Интересно, что при высоком PLE как интернальные, так и экстернальные симптомы, а также общий психологический дистресс были повышены, демонстрируя широкий разброс детской психологической реакции на эти угрожающие и опасные переживания. Удивительно, но не было выявлено никаких гендерных различий в связи между воздействием стресса и различными симптомами, несмотря на результаты традиционных исследований, показывающих более выраженные интернализирующие симптомы у женщин и более тяжелые экстернализирующие симптомы у мужчин в результате воздействия стресса (Leadbeater et al., 1999). Возможно, тяжесть и интенсивность воздействия войны стирают эти гендерные различия и выдвигают на первый план многоплановую реакцию детей на травму войны и вооруженного конфликта.

Вторая гипотеза предсказывала сдерживающее влияние родительских стилей на взаимосвязь между подверженностью политическому насилию и симптомами психического здоровья. Эта гипотеза была частично подтверждена сложной комбинацией результатов. Отцовский стиль воспитания не повлиял ни на одну из переменных результата.Напротив, стиль воспитания матерей значительно смягчал связь между уровнем воздействия на детей и интернализацией и экстернализацией симптомов, но не общим психологическим дистрессом. В случае авторитарного стиля воспитания связь между уровнем детской подверженности событиям политической жизни и симптомами интернализации и экстернализации не была значимой в семьях, в которых дети считали своих матерей очень авторитетными. Однако восприятие детьми низкой авторитетности матерей было связано с более серьезными симптомами интернализации и экстернализации при высоких уровнях воздействия политического насилия.

Авторитетный стиль воспитания содержит два элемента, которые могут иметь отношение к эмоциональной регуляции после воздействия травмы. Высокая отзывчивость и эмпатическая поддержка в семье были определены как мощные факторы устойчивости детей в условиях войны, вооруженного конфликта и терроризма (Slone et al., 2009). Кроме того, компонент требовательности, основанный на переговорах и диалоге, может обеспечить пространство для удержания, которое поощряет самоконтроль и структуру после хаотических и травмирующих периодов.Эти результаты представляют собой убедительные доказательства защитной функции авторитарного стиля воспитания со стороны матери, когда дети подвергаются такому травмирующему опыту.

Эти эффекты проявились только в отношении интернализации и экстернализации симптомов, а не общего психологического дистресса, измеряемого BSI. Этот вывод может быть получен из-за того, что разные информанты ответили на вопросники, поскольку основной опекун заполнил CBCL, а ребенок заполнил BSI. Кроме того, две шкалы отражали разные профили симптомов.CBCL отражал отчеты родителей о поведении детей и впечатлениях о настроении. BSI оценивает спектр психиатрических кластеров, возникающих из-за наличия психических симптомов, таких как обсессивно-компульсивное расстройство и параноидальные мысли, которые могут отражать более серьезные трудности, помимо тех, которые можно объяснить влиянием стилей воспитания.

В случае авторитарного стиля воспитания высокий авторитаризм матерей усугублял связь между тяжестью воздействия и экстернализованными симптомами у детей, но не интернализирующими симптомами или общим психологическим дистрессом.Это открытие предполагает, что очень требовательный и строгий контроль в сочетании с низкой реакцией особенно обременительны для детей, подвергшихся травме. Вполне возможно, что множественное бремя переговоров в раннем подростковом возрасте вместе с травмирующим опытом в очень требовательной, неподдерживающей и недостаточно отзывчивой семейной среде может побудить ребенка действовать с повышенными поведенческими трудностями.

Третья гипотеза, предсказывающая смягчающее влияние родительской теплоты на взаимосвязь между PLE и переменными исхода, была подтверждена только для материнской теплоты на экстернализирующие симптомы у детей.Среди детей, которые воспринимали своих матерей как очень теплых и ласковых, связь между уровнем подверженности детей политическому насилию и симптомами экстернализации не была значимой. Тем не менее, низкая материнская теплота была связана с усилением симптомов экстернализации с серьезным воздействием политического насилия. Этот вывод согласуется с определением важной роли принятия, поддержки и сдерживания детей родителями во время войны и вооруженных конфликтов (Laor et al., 1997; Pat-Horenczyk et al., 2006) и выделяет особую и уникальную функцию материнской заботы и тепла в смягчении детских реакций на травму.

Важно отметить удивительные незначительные результаты в отношении стилей воспитания и теплоты отцов в смягчении последствий травматического воздействия на симптомы психического здоровья детей. Это согласуется с другими результатами, проведенными в Израиле, которые показывают, что отцовский стиль воспитания не был связан с уровнем психологического стресса у детей (Slone et al., 2011). Это было предложено как указание на доминирующее влияние матерей в семье в конкретной исследовательской группе, особенно в отношении эмоционального благополучия детей. Наш вывод об отсутствии влияния отцовского стиля воспитания на симптомы психического здоровья детей может согласовываться с этим объяснением. В конкретном случае текущего исследования основной опекун в семье был задокументирован, поскольку его попросили заполнить родительский отчет о симптомах ребенка.В нашей выборке 88% матерей были признаны основными опекунами. Это говорит о том, что в нашей конкретной выборке и в конкретный послевоенный период этого исследования матери играли доминирующую роль, и это, возможно, могло объяснить заметное влияние матери на результаты детей.

Ограничения и последствия

Несмотря на полученные здесь интересные доказательства сдерживающей роли стилей воспитания и теплоты, это исследование имело несколько примечательных ограничений.В этом исследовании дети сообщали о своем восприятии стиля воспитания и теплоты. Это должно быть дополнено родительским отчетом об этих мерах. Полученные данные проливают свет на аспекты роли семьи в послевоенный период, когда родители и дети могли быть особенно травмированы и уязвимы. Таким образом, результаты имеют особое клиническое значение для повышения устойчивости детей к посттравматическим обстоятельствам. Практики и психологи, лечащие детей, должны осознавать решающую роль материнского тепла в жизни детей.Эта роль выражается в том, что, вне зависимости от других родительских практик, теплая, заботливая и любящая семейная среда напрямую связана с жизнестойкостью детей в травмирующих жизненных обстоятельствах.

Важно отметить, что эти результаты нельзя обобщать для различных травмирующих обстоятельств и долгосрочных результатов. Долгосрочные потребности детей после воздействия травмы могут сильно отличаться от немедленных или краткосрочных потребностей после травмирующих обстоятельств.Кроме того, характеристики стиля воспитания и теплоты могут быть специфическими для фактического стрессового периода и могут отражать собственный стресс родителей, а не общий стиль воспитания в разные периоды. Таким образом, лонгитюдные исследования, которые отслеживают колебания родительской практики и симптомы у детей, могут дать более широкую картину роли семьи в адаптации детей к травме.

Авторитетный стиль воспитания и теплота матери стали мощными защитниками от симптомов психического здоровья детей.Компоненты этого стиля воспитания подчеркивают важность переговоров и диалога в практике контроля, уважения, поддержки, привязанности в реакции и теплых взаимоотношений для безопасного прохождения детьми травмирующих обстоятельств. Это может быть проблемой для стрессовых и травмированных родителей. Сложность балансирования между требовательностью, отзывчивостью и теплотой может быть особенно уместной в семьях с подростками раннего возраста, которые сами переживают период взросления, чтобы достичь самостоятельности и укрепить свою идентичность.Тем не менее, знание важности этих компонентов может служить ориентиром для психологов и консультантов, перед которыми стоит задача сопровождения семей через травмирующие обстоятельства и переживания.

Заявление об этике

Это исследование было проведено в соответствии с рекомендациями Комитета по этике Тель-Авивского университета и Министерства образования Израиля с письменного информированного согласия всех испытуемых. Все субъекты дали письменное информированное согласие в соответствии с Хельсинкской декларацией.Протокол был одобрен Комитетом по этике Тель-Авивского университета.

Вклад авторов

Все перечисленные авторы внесли существенный, непосредственный и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее для публикации.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Рецензент Ю.Л. объявил об общей связи, хотя и не о сотрудничестве, с одним из авторов MS для обрабатывающего редактора, который гарантировал, что процесс, тем не менее, соответствует стандартам честного и объективного рецензирования.

Каталожные номера

Ахенбах Т.М. и Эдельброк К.С. (1981). Поведенческие проблемы и компетенции, о которых сообщают родители нормальных детей и детей с нарушениями в возрасте от четырех до шестнадцати лет. Моногр. соц. Рез. Детский Дев. 46, 1–82. дои: 10.2307/1165983

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Амато, PR (1990). Размеры семейной среды в восприятии детей: многомерный масштабный анализ. J. Marriage Fam. 52, 613–620. дои: 10.2307/352928

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Парикмахерская, Б.К. (1999). Политическое насилие, семейные отношения и функционирование палестинской молодежи. Дж. Адолеск. Рез. 14, 206–230. дои: 10.1177/0743558499142004

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Парикмахерская, Б.К. (2001). Политическое насилие, социальная интеграция и функционирование молодежи: палестинская молодежь во время интифады. J. Общественная психология. 29, 259–280.doi: 10.1002/jcop.1017

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Бат-Цион, Н., и Леви-Шифф, Р. (1993). «Дети на войне: стресс и реакции преодоления угрозы ракетных атак «Скад» и эффекта близости», в The Psychological Effects of War and Violence on Children , eds L.A. Leavitt and N.A. Fox (Hillsdale, NJ: Lawrence Erlbaum Associates ), 143–161.

Академия Google

Баумринд, Д. (1968). Авторитарный и авторитарный родительский контроль. Подростковый возраст 3, 255–272.

Академия Google

Баумринд, Д. (1989). Постоянство изменений и непостоянство стабильности. Гул. Дев. 32, 187–195. дои: 10.1159/000276467

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Баумринд, Д. (1991). Влияние стиля воспитания на компетентность подростков и употребление психоактивных веществ. J. Ранний подростковый возраст. 11, 56–95. дои: 10.1177/0272431691111004

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Баумринд, Д.(1995). Жестокое обращение с детьми и оптимальный уход в социальных контекстах. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Гарленд.

Академия Google

Бетанкур, Т.С., и Хан, К.Т. (2008). Психическое здоровье детей, затронутых вооруженным конфликтом: защитные процессы и пути к устойчивости. Междунар. Преподобная психиатрия 20, 317–328. дои: 10.1080/095402608020

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Боннано, Джорджия (2004). Потеря, травма и человеческая устойчивость: недооценили ли мы человеческую способность процветать после чрезвычайно неприятных событий? утра.Психол . 59, 20–28. doi: 10.1037/0003-066x.59.1.20

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Браун-Левенсон, О., Селестин-Вестрайх, С., Селестин, Л.П., Верте, Д., и Понджерт-Кристофферсен, И. (2009). Показатели психического здоровья подростков в зависимости от различных типов воздействия продолжающихся терактов. J. Юношеский подростковый возраст. 38, 850–862. doi: 10.1007/s10964-008-9305-8

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Канетти, Л., Шалев А.Ю. и Де-Нур А.К. (1994). Нормы краткого перечня симптомов (BSI) для израильских подростков. Иср. J. Психиатрия Relat. науч. 31, 13–18

Академия Google

Коэн, Дж., и Коэн, П. (1983). Прикладной множественный регрессионный/корреляционный анализ для поведенческих наук. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

Академия Google

Кокс, М.Дж., и Хартер, К.С.М. (2003). «Отношения между родителями и детьми», в Благополучие: позитивное развитие на протяжении всей жизни , под редакцией М.Х. Борнштейн, Л. Дэвидсон, К.Л.М. Киз и К.А. Мур (Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум), 191–204.

Академия Google

Дерогатис, Л. Р., и Спенсер, П. М. (1982). Администрирование и процедуры: BSI Manual-I. Балтимор: клиническое психометрическое исследование.

Академия Google

Финци-Доттан, Р., Декель, Р., Лави, Т., и Суали, Т. (2006). Реакции посттравматических стрессовых расстройств у детей с нарушением обучаемости, подвергшихся терактам. Компр. Психиатрия 47, 144–151. doi: 10.1016/S0140-6736(04)17519-3

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Гарбарино, Дж. (1992). «Последствия жизни в опасных и нестабильных условиях для развития: положение детей-беженцев», в «Психологическое благополучие детей-беженцев: исследования, практика и вопросы политики» , изд. М. Маккаллин (Женева: Международное католическое детское бюро), 1–23.

Академия Google

Голаны, Х.и Шай, С. (2004). Ограниченный конфликт. Тель-Авив: Маарахот.

Академия Google

Гуттманн-Штайнмец, С., Шошани, А., Фархан, К., Алиман, М., и Хиршбергер, Г. (2011). Жизнь под перекрестным огнем: воздействие политического насилия на палестинских и израильских матерей и детей. Междунар. Дж. Бехав. Дев. 36, 71–78. дои: 10.1177/0165025411406861

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Хейс, А.Ф. (2013). Введение в анализ посредничества, модерации и условного процесса: подход, основанный на регрессии. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press.

Академия Google

Джаггерс, Дж. В., Болланд, А. К., Томек, С., Черч, В. Т., Хупер, Л. М., Болланд, К. А., и Болланд, Дж. М. (2017). Имеет ли значение биология в отношениях между родителями и детьми? Исследование родительского тепла у подростков из малообеспеченных семей. Дж. Сем. Выпуски 38, 225–247. дои: 10.1177/0192513X15610156

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ким, И. Дж., Ге, X., Броди, Г. Х., Конгер, Р.Д., Гиббонс, Ф. К., и Саймонс, Р. Л. (2003). Поведение родителей, возникновение и одновременное появление симптомов депрессии и проблем с поведением среди афроамериканских детей. Дж. Сем. Психол. 17, 571–583. дои: 10.1037/0893-3200.17.4.571

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Лаор, Н., Вольмер, Л., Мэйс, Л.С., Гершон, А., Вейцман, Р., и Коэн, Д.Дж. (1997). Израильские дошкольники под ударами: 30-месячное наблюдение. Дж. Ам.акад. Ребенок-подросток. Психиатрия 36, 349–356. дои: 10.1097/00004583-199703000-00013

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Ледбитер, Б.Дж., Куперминк, Г.П., Блатт, С.Дж., и Герцог, К. (1999). Многомерная модель гендерных различий в проблемах интернализации и экстернализации подростков. Дев. Психол. 35, 1268–1282. дои: 10.1037/0012-1649.35.5.1268

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Маклеод, Б., Вайс, Дж., и Вуд, Дж. (2007). Изучение связи между воспитанием детей и детской депрессией: метаанализ. клин. Психол. Ред. 27, 968–1003. doi: 10.1016/j.cpr.2007.03.001

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Мюррей, Л., Кресуэлл, К., и Купер, П.Дж. (2009). Развитие тревожных расстройств в детстве: интегративный обзор. Психология. Мед. 39, 1413–1423. дои: 10.1017/S003329170

57

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Нэш, С.Г., МакКуин А. и Брей Дж. Х. (2005). Пути употребления алкоголя подростками: семейное окружение, влияние сверстников и ожидания родителей. Дж. Адолеск. Здоровье 37, 19–28. doi: 10.1016/j.jadohealth.2004.06.004

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Operario, Д., Чанн, Дж., Флорес, Э., и Бриджес, М. (2006). Краткий отчет: ассоциации родительской теплоты, поддержки сверстников и пола с эмоциональным дистрессом подростков. Дж. Адолеск. 29, 299–305.doi: 10.1016/j.adolescence.2005.07.001

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Парк, Х.С., и Бауэр, С. (2002). Практика воспитания, этническая принадлежность, социально-экономический статус и успеваемость подростков. Ш. Психол. Междунар. 23, 386–396. дои: 10.1177/0143034302234002

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Пат-Хоренчик Р., Шифф М. и Доппельт О. (2006). Сохранение рутины, несмотря на постоянное воздействие терроризма: здоровая стратегия для подростков? Дж.Подросток Здоровье 39, 199–205. doi: 10.1016/j.jadohealth.2005.11.021

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Пунамяки, Р.-Л., Кута, С., и Эль-Саррадж, Э. (2001). Факторы устойчивости, предсказывающие психологическую адаптацию палестинских детей после политического насилия. Междунар. Дж. Бехав. Дев. 25, 256–267. дои: 10.1080/01650250042000294

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Пунамяки Р.-Л., Кута С., Миллер Т.и Эль-Саррадж, Э. (2011). Кто такие стойкие дети в условиях военного насилия? Факторы, связанные с семьей и детьми, в выборке палестинской общины. Конференция мира. 17, 389–416. дои: 10.1080/10781919.2011.610722

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Рош, К.М., и Левенталь, Т. (2009). Помимо бедности по соседству: управление семьей, беспорядок в районе и раннее начало половой жизни у подростков. Дж. Сем. Психол. 23, 819–827. дои: 10.1037/а0016554

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Роджерс, К.Н., Бьюкенен, К.М., и Винчелл, М.Е. (2003). Психологический контроль в раннем подростковом возрасте: связь с адаптацией в различных диадах родитель/подросток. J. Ранний подростковый возраст. 23, 349–383. дои: 10.1177/0272431603258344

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ронер, Р. П. (1986). Измерение тепла: основы теории родительского принятия-отвержения. Беверли-Хиллз, Калифорния: Сейдж.

Академия Google

Шарабани, Р., Эшель, Ю., и Хаким, К. (2008). Парень, девушка в традиционном обществе: стили воспитания и развитие близких дружеских отношений среди арабов в школе. Междунар. Дж. Бехав. Дев. 32, 66–75. дои: 10.1177/0165025407084053

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Шошани, А., и Слоун, М. (2008a). Драма освещения терроризма в СМИ: эмоционально-установочное воздействие на аудиторию. Шпилька. конф. Террор. 31, 627–640. дои: 10.1080/10576100802144064

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Шошани, А., и Слоун, М. (2008b). Эффективность клинических вмешательств при косвенном воздействии терроризма. Междунар. Дж. Управление стрессом. 15, 53–75. дои: 10.1037/1072-5245.15.1.53

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Слоун М., Адири М. и Ариан А. (1998). Неблагоприятные политические события и психологическая адаптация: два кросс-культурных исследования. Дж. Ам. акад. Ребенок-подросток. Психиатрия 37, 1058–1069. дои: 10.1097/00004583-199810000-00016

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Слоун, М., и Розинер, И. (2013). Умеряет ли комплексность самого себя политическое насилие среди подростков? Совладание со стрессом при тревоге 26, 659–673. doi: 10.1111/0162-895X.00199

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки

Слоун, М., и Шехнер, Т. (2009). Психиатрические последствия длительного политического насилия для израильских подростков: 1998-2004 гг. Дж. Детская психология. Психиатрия 50, 280–289. doi: 10.1111/j.1469-7610.2008.01940.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Слоун, М., Шехнер, Т., и Хури Фарах, О. (2011). Стиль воспитания как модератор последствий политического насилия: межкультурное сравнение израильских еврейских и арабских детей. Междунар. Дж. Бехав. Дев. 36, 62–70. дои: 10.1177/0165025411406856

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Слоун, М.и Шошани, А. (2006). «Чувствовать себя в безопасности: израильская программа вмешательства, помогающая детям справиться с политическим насилием и терроризмом», в Terror in the Holy Land , изд. Дж. Курянски (Вестпорт, Коннектикут: Praeger Press), 173–182.

Академия Google

Слоун М. и Шошани А. (2008a). Эффективность школьной программы первичной профилактики для борьбы с политическим насилием. Междунар. Дж. Бехав. Дев. 32, 348–358. дои: 10.1177/01650254080

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Слоун, М.и Шошани, А. (2008b). «Война против психологической войны», в Международный терроризм и угрозы безопасности: управленческие и организационные проблемы , редакторы Р. Берк и К.Л. Купер (Нортгемптон, Массачусетс: Edward Elgar Press), 171–184.

Академия Google

Слоун, М., и Шошани, А. (2010). Профилактика вместо лечения? Первичное или вторичное вмешательство для борьбы с подверженностью СМИ терроризму. Дж. Граф. Дев. 88, 440–448. doi: 10.1002/j.1556-6678.2010.tb00044.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Слоун, М., и Шошани, А. (2014). Психиатрические последствия воздействия затяжных конфликтов и политических событий среди подростков в Израиле: 1998-2011 гг. Дж. Травма. Стресс 27, 353–360. doi: 10.1002/jts.21918

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Слоун, М., Шошани, А., и Баумгартен-Кац, И. (2008). Соотношение между фактической подверженностью политическому насилию и подготовительным вмешательством для раскрытия информации о терроризме в СМИ. Совладание со стрессом при тревоге 21, 243–261. дои: 10.1080/10615800701510124

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Слоун, М., Шошани, А., и Палтиели, Т. (2009). Психологические последствия вынужденной эвакуации для детей: факторы риска и защиты. Дж. Травма. Стресс 22, 340–343. doi: 10.1002/jts.20433

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Стейнберг, Л. (2001). Мы знаем некоторые вещи: отношения между родителями и подростками в ретроспективе и в перспективе. Дж. Рез. Подросток 11, 1–19. дои: 10.1111/1532-7795.00001

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Табачник, Б.Г., и Фиделл, Л.С. (2007). Использование многомерной статистики 5-е изд. Бостон, Массачусетс: Аллин и Бэкон.

Академия Google

Вазсони, А.Т., Пикеринг, Л.Е., и Болланд, Дж.М. (2006). Взросление в опасной среде развития: влияние процессов воспитания на адаптацию городских афроамериканских подростков. J. Общественная психология. 34, 47–73. doi: 10.1002/jcop.20083

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Венар, К., и Кериг, П. (2000). Психопатология развития: от младенчества до подросткового возраста , 4-е изд. (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: McGraw-Hill).

Академия Google

Цукер, Л., и Каплан, Э. Х. (2014). Потенциал массового поражения ракет Кассам. Шпилька. конф. Террор. 37, 258–266. дои: 10.1080/1057610X.2014.872024

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Влияние войны на детей

В 1996 году Граса Машел, защитница прав человека, написала для Организации Объединенных Наций обширный доклад о влиянии вооруженных конфликтов на детей, призывая к лучшему признанию нарушений прав человека детей и молодежи и установлению защитных мер в конфликтные зоны.Машел предупредил об изменении динамики войн в 20 веке (особенно во второй его половине), которые все больше затрагивали мирных жителей, которые больше не рассматривались как «сопутствующий ущерб», а стали явными и прямыми целями оружия. Войны чаще ведутся внутри границ страны, а не между странами. Военные действия изменились и в том плане, что они включают в себя деятельность как правительственной армии, так и негосударственных военизированных формирований и ополчений различного происхождения и идеологической направленности, которые совершают зверства и акты террора в отношении гражданского населения, иногда повседневно.Многие из этих конфликтов носят затяжной характер (например, конфликты в Судане, Шри-Ланке, Израиле и Палестине, Афганистане, Уганде, Индии), в результате чего целые поколения вырастают в зонах боевых действий или в лагерях беженцев. Вооруженные конфликты очень часто происходят в бедных регионах или государствах, которые уже имеют недостаточную инфраструктуру, медицинские или образовательные услуги. Политические и военные элиты обычно извлекают выгоду из войны, соревнуясь за власть и ресурсы и расширяя порочный круг бедности и структурного насилия среди местного населения.Число беженцев, спасающихся от террора в своей стране (или насильственно перемещенных в своей стране), в последнее время растет, довольно неохотно становясь важной повесткой дня в политике развитых стран. Сексуальная эксплуатация и гендерное насилие стали частью реальности в зонах конфликтов, в то время как наземные мины и неразорвавшиеся боеприпасы создают проблемы спустя десятилетия после прекращения огня (De Jong 2002, Dupuy and Peters 2010, Machel 1996, Machel 2001).

Согласно Докладу Организации Объединенных Наций о влиянии вооруженных конфликтов на детей, в ходе продолжающихся конфликтов по всему миру гражданские лица все больше и больше серьезно страдают от войны.Среди них половину составляют дети и подростки моложе 18 лет (Machel 2001). В 1996 году ЮНИСЕФ заявил, что в период с 1985 по 1996 год 2 миллиона детей были убиты на войне, 4-5 миллионов остались инвалидами или тяжело ранены, 12 миллионов детей были перемещены или остались без крова и 1 миллион детей потеряли своих родителей или были отделены от них (Machel 1996).

В условиях новой войны дети являются наиболее уязвимой группой. Потеряв свою защитную и безопасную среду, они подвергаются воздействию всех вышеупомянутых аспектов вооруженного конфликта и страдают от них.Перемещение, потеря дома и членов семьи и разлука с родителями, от которых зависит их выживание, имеют долгосрочные последствия для их развития и роста, сохраняющиеся и во взрослой жизни.

Поскольку дети и подростки все еще находятся в стадии физического и психологического развития, их здоровью на войне угрожает серьезная опасность. Некоторых из них убивают или жестоко пытают, другие получают серьезные ранения, иногда оставляя их инвалидами. Нередко детей вербуют в вооруженные силы в качестве детей-солдат, где они подвергаются большему риску получить увечья или нанести увечья другим.Недостаточное питание, особенно у уже обедневшего населения, приводит к недоеданию и ослабляет иммунную систему. Плохие бытовые условия, антисанитария ведут к распространению инфекционных заболеваний. Отсутствие медикаментов, медицинского персонала и надлежащего медицинского обслуживания приводит к росту смертности и заболеваемости в военное время. Многие дети теряют своих родителей, братьев и сестер, друзей и членов расширенной семьи. Осиротевших часто оставляют жить на улице, где они подвергаются рабству, наркотикам и алкоголю.Во время войны родители обычно озабочены чистым выживанием, уделяя меньше внимания собственным детям, которым приходится самим разбираться в неблагоприятных событиях.

Разрушение, нищета и насилие создают порочный круг. Поскольку инфраструктура обычно разрушается, школьное обучение затруднено и часто останавливается. Закрытие школ не только оставляет пожизненные шрамы на образовании и трудоустройстве, но и лишает детей одного из важнейших защитных факторов.


De Jong, J et al
2002 Травма, война и насилие: общественное психическое здоровье в социально-экономическом контексте.Нью-Йорк, Бостон, Дордрехт, Лондон, Москва: Kluwer Academic Press.

Dupuy, KE and Krijn Peters
2010 Война и дети: справочник. Санта-Барбара, Денвер, Оксфорд: Praeger Security International, ABC Clio

Machel, G
1996 Воздействие вооруженных конфликтов на детей. ЮНИСЕФ. www.unicef.org/graca/. Оценено 01.09.2015

2001 Воздействие войны на детей: обзор прогресса с 1996 года. Доклад Организации Объединенных Наций о воздействии вооруженных конфликтов на детей.Лондон: Херст.

Война вытеснила более половины украинских детей : NPR

Люди проходят через станцию ​​Перемышль в Польше, направляясь из раздираемой войной Украины в четверг. За последний месяц каждый четвертый украинец был вынужден покинуть свои дома. Джефф Дж. Митчелл / Getty Images скрыть заголовок

переключить заголовок Джефф Дж. Митчелл / Getty Images

Люди проходят через станцию ​​Перемышль в Польше на пути из раздираемой войной Украины в четверг.За последний месяц каждый четвертый украинец был вынужден покинуть свои дома.

Джефф Дж. Митчелл / Getty Images

Война России на Украине за последний месяц привела к перемещению около 4,3 миллиона детей — по данным ЮНИСЕФ, это более половины детского населения страны, которое, по оценкам, составляет 7,5 миллиона человек.

Организация заявила в четверг, что эта цифра включает около 2,5 миллионов детей, которые в настоящее время являются внутренне перемещенными лицами внутри Украины, и более 1.8 миллионов перебрались в соседние страны в качестве беженцев.

Продолжающийся конфликт привел к одному из самых быстрых крупномасштабных перемещений детей со времен Второй мировой войны, говорится в заявлении исполнительного директора ЮНИСЕФ Кэтрин Рассел.

«Это мрачная веха, которая может иметь долгосрочные последствия для будущих поколений», — добавил Рассел. «Безопасность, благополучие и доступ к основным услугам детей находятся под угрозой из-за непрекращающегося ужасающего насилия.

В целом, война привела к перемещению каждого четвертого украинца. Десять миллионов человек покинули свои дома с тех пор, как 24 февраля Россия вторглась в Украину, и более 3,6 миллиона беженцев бежали в соседние страны.

В то время как большинство хочет остаться в Европе В четверг администрация Байдена заявила, что США примут до 100 000 украинцев и других перемещенных лиц, спасающихся от конфликта.

Российские удары также нанесли ущерб гражданской инфраструктуре и ограничили доступ к здравоохранению, образованию и другим основным услугам по всей стране.

В четверг Всемирная организация здравоохранения заявила, что всего за 25 дней было подтверждено 64 атаки на систему здравоохранения Украины, в среднем по две-три атаки в день. ЮНИСЕФ сообщает, что чиновники уже наблюдают снижение числа прививок для плановой и детской иммунизации, таких как корь и полиомиелит.

«Это может быстро привести к вспышкам болезней, которые можно предотвратить с помощью вакцин, особенно в перенаселенных районах, где люди укрываются от насилия», — добавляет он.

Министерство образования и науки Украины сообщило о повреждении более 500 учебных заведений (некоторые из которых использовались в качестве жилых убежищ).

ЮНИСЕФ сообщает, что около 4,6 миллиона человек имеют ограниченный доступ к безопасной воде, при этом около 1,4 миллиона не имеют доступа к ней полностью, и что более 450 000 детей в возрасте от 6 до 23 месяцев в настоящее время нуждаются в дополнительной продовольственной поддержке.

«ЮНИСЕФ продолжает призывать к немедленному прекращению огня и защите детей от вреда», — сказал Рассел. «Основная инфраструктура, от которой зависят дети, включая больницы, школы и здания, в которых укрываются мирные жители, никогда не должна подвергаться нападениям.»

Тем временем организация предпринимает шаги, чтобы помочь семьям и детям в регионе.

ЮНИСЕФ доставил медикаменты в больницы по всей Украине, улучшив доступ к медицинской помощи для 400 000 матерей, новорожденных и детей. Он также увеличивает количество мобильных групп по защите детей, работающих в зонах конфликта, с 22 до 50. И он планирует «начать экстренные денежные переводы наиболее уязвимым семьям и создать удобные для детей места в ключевых местах по всей стране».»

Управление ООН по правам человека подтверждает, что 78 детей были убиты и 105 ранены в Украине, но говорит, что эти цифры, вероятно, значительно занижены.

Первоначально эта статья появилась в живом блоге Morning Edition .

Женщины, дети, война и здоровье

Последствия войны для здоровья

В развитых и развивающихся странах конфликт представляет собой постоянную угрозу психологическому и физическому благополучию. Это не только отвлекает ограниченные ресурсы и финансирование от здравоохранения и профилактики заболеваний, но и создает новые и серьезные проблемы со здоровьем.(1)  Например, в Боснии доля военных и гражданских операций в связи с травмами, связанными с войной, выросла с 22% до 78% в главном городском госпитале в течение первых 6 месяцев войны в 1992 году. Сервисы. За тот же период младенческая и детская смертность почти удвоилась, а число новых случаев туберкулеза увеличилось в четыре раза.(2)

«Когда конфликт затягивается, деятельность общественного здравоохранения, включая системы иммунизации и эпиднадзора, можно существенно сократить, демонтировать и разрушить. , как это произошло во время недавних конфликтов в Руанде, Судане, Либерии, Чечне и Ираке.(3)

На самом деле, в течение 20-го века сорок четыре из каждой тысячи человек умерли по прямым или косвенным причинам, связанным с войной. (4)  конфликты внутри стран не имеют четких границ, и боевики нацеливаются на мирных жителей, чтобы убивать, насиловать и терроризировать их. (5)   Эта тактика была замечена во всем мире, особенно в конфликтах в Конго, Сьерра-Леоне и Руанде.

Необходимо учитывать различные факторы, влияющие на здоровье во время войны.Всемирная организация здравоохранения определяет здоровье не только как отсутствие болезней, но и как наличие социального благополучия, физического и психического здоровья.(6) Это целостное понятие подразумевает, что экологические и социальные факторы, такие как жилье, питание, образование и чувство безопасности от сексуального и физического насилия являются важными детерминантами здоровья и благополучия. (7) Таким образом, последствия войны для здоровья выходят за рамки зарегистрированных показателей смертности и заболеваемости.

«Это выводит нас из клиники, чтобы искать доказательства физического, психического, сексуального, духовного и социального вреда в многочисленных средах лишений и насилия, которые сопровождают войну и которые могут гноиться и ухудшаться в постконфликтный период. .”(8)

Дети-солдаты

Феномен детей-солдат взорвался в районах политической нестабильности и гражданских войн в развивающихся странах, и это имело разрушительные последствия. Хьюман Райтс Вотч приводит важные факты: (9)

  • Точные цифры неизвестны, но сотни тысяч детей в возрасте до 18 лет служат в правительственных войсках или вооруженных повстанческих формированиях.
  • Большинство детей-солдат в мире участвуют в различных вооруженных политических группировках.
  • Некоторым детям-солдатам всего восемь лет, а возраст большинства детей-солдат составляет от 14 до 18 лет.
  • Хотя многие идут на службу «добровольно», исследования показывают, что такие подростки не видят альтернатив участию в вооруженном конфликте. Некоторые зачисляются на службу в качестве средства выживания в раздираемых войной регионах после распада семьи, социальных и экономических структур или после того, как члены семьи были замучены или убиты правительственными войсками или вооруженными группами. Другие дети присоединяются из-за бедности и отсутствия работы или возможностей для получения образования.Многие девушки сообщают, что пошли на военную службу, чтобы избежать домашнего рабства, насилия и сексуальных домогательств.
  • В некоторых странах продолжают иметь место насильственные похищения, иногда большого числа детей.

«Их задачи могут быть самыми разными, от комбатантов до поваров, шпионов, посыльных и даже секс-рабынь. Более того, использование детей для террористических актов, в том числе в качестве террористов-смертников, стало явлением современной войны. Каждый год ООН получает сообщения о детях в возрасте 8 или 9 лет, связанных с вооруженными группами.

Вне зависимости от своей роли дети-солдаты подвергаются острому насилию – в качестве свидетелей, непосредственных жертв и вынужденных участников. Некоторые получают травмы и вынуждены жить с инвалидностью до конца жизни». (10)

Помимо телесных повреждений и множества других проблем со здоровьем, таких как недоедание и плохая гигиена, дети-солдаты страдают эмоционально и психологически. (11)   Например, исследование, проведенное в Непале, показало, что у бывших детей-солдат чаще возникают серьезные проблемы с психическим здоровьем (посттравматическое стрессовое расстройство, депрессия и т. д.).), чем другие дети в Непале, которых не принуждали к военной службе. (12) Поскольку детей продолжают похищать и эксплуатировать во всем мире, возрастает потребность в психиатрических вмешательствах для детей-солдат.

Женщины, война и изнасилование

Многие аспекты войны непропорционально сильно затрагивают женщин и девочек. Согласно недавним исследованиям ожидаемой продолжительности жизни невооруженных гражданских лиц, оказавшихся в условиях вооруженного конфликта, женщины являются основными взрослыми жертвами войны. (13)  Например, уникальным вредом войны для женщин является травма, причиняемая военными борделями, лагерями для изнасилований, торговлей людьми в целях проституции и ростом насилия в семье.Кроме того, вдовы войны и женщины-беженцы войны особенно уязвимы для бедности, проституции и более тяжелых заболеваний и смерти после вооруженного конфликта. Кроме того, документально подтверждено, что старшие военные офицеры обычно допускали и санкционировали сексуальную эксплуатацию местных женщин военнослужащими. (14)(15)(16)

«Изнасилования и сексуальная эксплуатация во время войны систематически игнорировались (даже , когда они были задокументированы) как военные зверства и преступления до недавних разоблачений геноцидного изнасилования женщин-мусульманок во время конфликта в бывшей Югославии и женщин тутси в Руанде.” (17)

Причины, по которым милитаризм вреден для женщин (18)

Публикация Программы народонаселения и развития Хэмпширского колледжа описывает серьезные и значительные последствия войны для женщин:

  • Огромное количество женщин мирные жители гибнут и получают ранения в современной войне.
  • Вдовы войны перемещены, лишены наследства и обнищали.
  • Женщины и дети составляют большинство военных беженцев.
  • Изнасилование, сексуальные пытки и сексуальная эксплуатация подпитываются войной.
  • Женщины и девочки подвергаются сексуальной эксплуатации со стороны гуманитарных работников и миротворцев ООН в постконфликтных районах.
  • Женщины и девочки подвергаются более высокому риску заражения ЗППП, включая ВИЧ-инфекцию, от солдат и миротворцев.
  • Бедные женщины и их дети теряют услуги здравоохранения, жилья, образования и социального обеспечения из-за связанных с войной нагрузок на службы и приоритетов военного бюджета.
  • Женщины чаще страдают от домашнего насилия со стороны мужей и партнеров-военных.
  • Женщины подвергаются воздействию токсического химического оружия и загрязнения окружающей среды во время и после войны, а также в результате военных действий.

Чтобы уменьшить эти негативные последствия, было предложено, чтобы на постконфликтных выборах присутствовало больше женщин-кандидатов, чтобы женщины играли более важную роль в усилиях по установлению мира и постконфликтному восстановлению, а также увеличение числа назначений женщин на миротворческие и дипломатические должности. (19)

Перейти к Модулю 12: Детский брак и здоровье ребенка >>

Сноски 

(1) Эбан К.(2002). В ожидании биотеррора: готова ли наша система здравоохранения? Нация , 275(20), 11–18.

(2) Тул М., Галсон С., Брэди В. (1993). Совместимы ли война и здравоохранение? The Lancet , 341, 1193–1196.

(3) Hynes, HP (2004, ноябрь). На поле боя женских тел: обзор вреда войны для женщин. В Women’s Studies International Forum  (Том 27, № 5–6, стр. 431–445). Пергамон.

(4) Гарфилд Р. и Нойгут А.Последствия войны для человека В: Барри С. Леви и Виктор В. Сайдел, редакторы, Война и общественное здравоохранение , Американская ассоциация общественного здравоохранения, Вашингтон, округ Колумбия (2000), стр. 27–38.

(5) Реннер, М. (1999). Прекращение насильственного конфликта . Институт Мировой стражи.

(6) Преамбула к Уставу Всемирной организации здравоохранения, принятому на Международной конференции здравоохранения, Нью-Йорк, 19–22 июня 1946 г.; подписано 22 июля 1946 года представителями 61 государства (Официальные отчеты Всемирной организации здравоохранения, №.2, с. 100) и вступил в силу 7 апреля 1948 г.

(7) Wilkinson R., Marmot M. (Eds.) (2003). Социальные детерминанты здоровья: убедительные факты. Женева, Нью-Йорк 7 Всемирная организация здравоохранения.

(8) Hynes, HP (2004 г., ноябрь). На поле боя женских тел: обзор вреда войны для женщин. В Women’s Studies International Forum  (Том 27, № 5–6, стр. 431–445). Пергамон.

(11) Лори, М. (2001). Дети-солдаты: уход и защита детей в чрезвычайных ситуациях, полевой справочник .Спасите детей.

(12) Корт Б., Джорданс М., Тол В., Спекман Р., Махарджан С., Уортман С., Компро И. Сравнение психического здоровья бывших детей-солдат и детей, никогда не призванных на военную службу вооруженными группами в Непале JAMA . (2008). 300 [6]: стр. 691-702.

(13) Эшфорд, М.В., и Хьют-Вон, Ю. (1997). Влияние войны на женщин. Война и здравоохранение , 186-196.

(14) Барри К. (1995). Проституция сексуальности: глобальная эксплуатация женщин.Нью-Йорк; Издательство Нью-Йоркского университета.

(15) Браунмиллер С. (1975). Против нашей воли: Мужчины, женщины и изнасилование. Нью-Йорк; Саймон и Шустер.

(16) Мун К. (1997). Секс среди союзников: военная проституция в американо-корейских отношениях. Нью-Йорк; Издательство Колумбийского университета.

(17) Hynes, HP (2004 г., ноябрь). На поле боя женских тел: обзор вреда войны для женщин. В Women’s Studies International Forum  (Том 27, № 5–6, стр. 431–445).Пергамон.

(18) Hynes, HP (2003). 10 причин, почему милитаризм вреден для женщин. Программа народонаселения и развития в Хэмпширском колледже.

(19) Рен Э. и Джонсон-Серлиф Э. Женщины, война и мир: оценка независимыми экспертами воздействия вооруженных конфликтов на женщин и роль женщин в миростроительстве. Фонд ООН для развития в интересах женщин. 2002.

В картинках: эти дети в зонах боевых действий все еще ходят в школу

Почти 3,5 миллиона детей школьного возраста в Ираке не получают образования, и каждая пятая школа не работает. В Сирии около 2 миллионов детей не посещают школу. Между тем, в Южном Судане проживает одно из самых больших по количеству детей, которые вообще не посещают школу. Поскольку миллионы детей в зонах боевых действий лишены образования, они все чаще сталкиваются с риском раннего брака, детского труда и вербовки в вооруженные группы.

На этих фотографиях 2016 года дети из охваченных войной стран продолжают свое образование, несмотря на непрекращающиеся конфликты вокруг них.

Ирак

Девочки посещают поврежденную школу в Рамади, провинция Анбар, Ирак. © UNICEF/UN037984/KhuzaieМаленькая девочка смотрит через дыру в стене от повреждений в результате конфликта в школе в Рамади. © UNICEF/UN038011/KhuzaieBoys прыгают через паводковую воду по дороге в школу в Багдаде. © UNICEF/UNI200141/KhuzaieSjud, 11 лет (в центре), снова в классе в Рамади, через три дня после возвращения домой из лагеря в Сулеймании. © UNICEF/UN038009/Khuzaie

Йемен

Класс в Сааде, Йемен, показывает ущерб, причиненный конфликтом.© UNICEF/UN026956/Rajat Madhok

Сирия

Учащиеся начальной школы в Худжайре, сельский Дамаск, не могут посещать занятия из-за поврежденного здания. В Сирии каждая четвертая школа повреждена, разрушена или занята в военных целях или для размещения перемещенных семей. © UNICEF/UN018882/AbdulazizМальчик стоит перед своей школой, разрушенной в результате обстрела, в деревне Айнджара в сельской местности Алеппо, Сирия. © UNICEF/UN018873/Khalil AlshawiУченики возвращаются из школы в восточном Алеппо.Джуди, одна из учениц, рассказала ЮНИСЕФ, что он ходит на занятия каждый день, за исключением тех случаев, когда слышит парящие в небе самолеты. © UNICEF/UN034442/Rami ZayatВ сирийской провинции Идлиб двое бывших учителей превратили пещеру в школу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*