Петрановская статьи для родителей: Людмила Петрановская — официальный сайт

Содержание

«Мы готовим детей к позавчерашнему миру»

Психолог Людмила Петрановская о школе и родителях, безнадежно отставших от жизни

Стараясь подготовить к будущему наших детей, мы пытаемся прививать им те же взгляды и нормы, какие были у наших предков, замечает Петрановская. Вот и получается, что готовим мы их к давно ушедшему миру. А ведь изменения в нашей цивилизации произошли грандиозные: никогда в истории не было, чтобы дети разбирались хоть в чем-то то лучше, чем взрослые. Сейчас это норма. Детей надо учить коммуникации, кооперации, креативности и критическому мышлению — только это даст им шансы преуспеть в жизни.

Людмила Петрановская Фото: ©Анар Мовсумов, РИА «Новости»

95% ТОГО, ЧЕМУ УЧАТ В ШКОЛЕ, НЕАКТУАЛЬНО

Есть такое выражение: генералы всегда готовятся к прошлой войне. К родителям и педагогам это относится еще больше.

Родители воспитывают детей в сегодняшнем дне. Когда мы думаем о том, чтобы было хорошо нашим детям, мы смотрим вокруг, анализируем окружающую действительность и из этого делаем выводы о том, чему их учить, чему не учить, куда направлять. Но при этом мы редко думаем, что к тому времени, как наши дети вырастут, сегодняшний день будет для них позавчерашним.

Но даже родителям тут даст очень много очков вперед школа, которая уже сегодня готовит детей к позавчерашнему дню. Уже сегодня 95% того, что учат дети в школе, на что там тратятся их время и силы, неактуально, нерелевантно даже сегодняшнему дню, не говоря уже про будущее. Это такой парадокс воспитания, что в каких-то других сферах мы планируем вперед, занимаемся стратегическим планированием, думаем, что будет дальше, а когда дело касается воспитания детей, мы как будто забываем про то, что время — идет, а жизнь — меняется.

По прогнозам, за ближайшие десять лет исчезнет от 12 до 15% ныне существующих профессий. Ваши дети еще не вырастут, многие из них еще школу не закончат, а уже не будет 12-15% обычных, базовых профессий, которые сейчас есть вокруг нас. Мы с трудом можем представить, что будет через 20 лет, когда уже точно все ваши дети вырастут.

Современный мир отличается огромной скоростью изменений. Все помнят, когда у вас появился первый личный компьютер? А первый мобильный телефон? И в нашем зале уже есть люди, которые не помнят, как этого не было, не представляют, как могло не быть.

Вы никогда не задавали себе вопрос, почему часто действия многих остросюжетных сериалов происходят не в современном мире, а хотя бы в 80-е годы? Очень просто: если мы представим себе, что у героев есть мобильные телефоны, задача остросюжетности усложняется на порядок. Режиссеры просто переносят действие в те времена, когда нет мобильных телефонов. И сразу полно движухи: этот потерялся, этот ищет его, этот не знает, где он, этот не сказал, этот не понял.

А что делать сейчас, если у всех мобильники? Нужно придумать какую-то искусственную ситуацию, что, например, герой попал в какую-то зону, где нет сигнала или его заглушили инопланетяне. И так в десяти фильмах подряд.

Мобильный телефон — это не просто какая-то техническая штучка — она меняет нашу жизнь, наши отношения, например, с детьми, которые теперь растут в ситуации непрерывного контроля. Раньше ваши родители знали, что вы делаете целый день?  А сейчас кто из вас готов смириться с тем, что вы до вечера не будете знать, где находится ваш ребенок, что он делает, надел ли шапочку, покушал ли?

Мамочка пишет в WhatsApp: «Ты шапочку надел?» Он отвечает: «Надел». Она снова пишет: «Сделай селфи и скинь».

ДЕТИ ВО МНОГОМ РАЗБИРАЮТСЯ ЛУЧШЕ ВЗРОСЛЫХ

Насколько сильно меняет жизнь интернет? Во всех смыслах, начиная от возможности удаленной работы, заканчивая тем, что мы больше не можем контролировать, что и когда узнает наш ребенок.

Некоторые спрашивают психологов: «С какого возраста можно разрешить ребенку завести страницу в соцсетях?» Ребята, он у вас забыл спросить! Он за минуту на перемене с телефона одноклассника все заведет, везде зайдет, куда захочет, а вы даже не будете знать.

Да и вообще ребенок в этом разбирается лучше вас.

Это тоже очень интересное новое явление — у нас сейчас дети часто разбираются в чем-то лучше, чем взрослые. Никогда в истории человечества такого не было, а сейчас это норма.

И в ситуации таких быстрых изменений, такой непредсказуемости, такой многозначности взрослые нервничают, они не знают, что будет дальше. Не случайно сейчас так популярны футурологи, которые пытаются понять, что же будет дальше. Когда родители нервничают, они начинают давить на детей, требуя от них соответствия будущему, о котором мы не знаем.

Мне кажется, это особенность нашего времени: с одной стороны, мы понимаем, что не можем предугадать будущее, с другой стороны, мы переживаем. Но переживать из-за будущего невозможно, потому что невозможно переживать из-за того, чего не знаешь!

Поэтому мы переживаем из-за того, что можем себе представить. Как он сдаст ЕГЭ, усваивает ли те 95% ненужного материала школьной программы, выучил ли он это, запомнил ли другое. Беспокойство находится в очень древних слоях мозга, это такая инстинктивная программа, реакция на стресс, а сверху надстроен умный кортикальный мозг, который не любит когнитивного диссонанса, когда мы беспокоимся непонятно из-за чего. Мозг немедленно начинает искать причину, подгонять задачку под ответ. И — вот оно, надо беспокоиться из-за ЕГЭ. Хоть какая-то логика.

ЕСТЬ МНОГО ВОЗМОЖНОСТЕЙ ДОВЕРСТАТЬ СВОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

Я сейчас очень много общаюсь с людьми из России, которые переехали в Европу с детьми и ходят в местные школы. Обе стороны обалдевают друг от друга.

Говорят, швейцарское министерство образования проводит специальное совещание, где обсуждает, что делать с русскими мамами. Им дали название «мама-вертолет». Это мама, которая, как квадрокоптер, нависает над ребенком и следит за ним, беспокоится.

При этом моя молодая коллега, которая уехала в Европу несколько лет назад, говорит, что там вообще другое отношение к образованию: сразу после школы в университеты идут либо ярко выраженные интеллектуалы-ботаники, которые будут заниматься исследованиями, либо дети богатеньких родителей, у которых это вариант продления детства.

Все остальные предпочитают сначала поработать и осмотреться какое-то время или, работая на низкоквалифицированных работах, поездить по миру. Побывать в качестве ассистентов и помощников в разных сферах, потом идут в какой-то бакалавриат. После его окончания год или несколько лет работают, а потом идут в магистратуру, иногда по другой специальности.

На первом курсе бакалавриата сидят рядом бывшие школьники и те, кому 30, и те, кому 50. И это нормально. У человека раньше не было возможности, или он еще не понимал, что это его.

Но мы держимся упорно: если детка не поступила после школы в университет — жизнь не удалась, я плохая мать, вообще все ужасно, катастрофа, «дворником будет!».

Прогнозы сейчас говорят о том, что дети, рожденные в новом веке, после 2000 года, с большой вероятностью будут жить 100-120 лет, если ничего не случится катастрофического. А вы им выносите мозг из-за контрольной по химии.

Иногда просто, может, поговорить с ребенком о том, что ему жить 120 лет, чтобы он не планировал прыгнуть с крыши из-за плохого экзамена или несчастной любви? Может, поговорить с ним о том, что впереди у него еще долгая жизнь, и все это еще 10 раз изменится, и, если он захочет выучить химию (вдруг она ему понадобится), это возможно.

Посмотрите, какое сейчас огромное количество возможностей доверстать свое образование, если в свое время вы его не получили. И это модель, к которой мы будем двигаться. Мы будем учиться не раз и на всю жизнь, а в течение всей жизни учиться и переучиваться много раз.

МЫ ПЫТАЕМСЯ ПРИВИВАТЬ ДЕТЯМ ВЗГЛЯДЫ НАШИХ РОДИТЕЛЕЙ

Еще пример. Как много внимания мы уделяем иностранным языкам. Действительно, в современном мире без английского никуда. Плохое знание языка нашу науку очень сильно тормозит, потому что у нас среднестатистический соискатель кандидатской степени иногда не может прочитать современные статьи.

Но, судя по всему, нас отделяет пять, максимум десять лет от очень хорошо работающего синхронного google-переводчика, после чего все эти часы и годы, потраченные на английский язык, будут просто не нужны. Да, google-переводчик не позволит вам никогда читать Шекспира в подлиннике, наслаждаясь, но какой процент вроде бы знающих английский сейчас это делает?  А кто-то все равно будет, почему нет.

Экзотические хобби у людей всегда останутся. Через 15-20 лет экзотическим хобби станет умение водить автомобиль, так же как сейчас кому-то нравится, и он на лошадке умеет кататься. Люди ищут специальные места, где этому учат и берут за это деньги немаленькие, и катаются для удовольствия. А когда-то было ненормально, чтобы люди не умели скакать на лошади.

В этой ситуации мы занимаемся тем, что по-прежнему переживаем за детей и пытаемся прививать им те же взгляды, те же представления о том, что правильно, что лучше, что хуже, какие были у наших родителей, у наших предков.

Когда у вас слишком крутая лестница, вы инстинктивно хватаетесь за перила. Когда происходит слишком быстрый темп изменений, люди инстинктивно хватаются за ностальгию и думают: «Вот как хорошо было раньше». Слышали ностальгические: «Вот раньше в советской школе хорошо учили», «А вот раньше там дети слушались родителей», «А вот раньше дети уважали», «А вот раньше дети книжки читали»? Психологически это очень понятно.

Другой вопрос: ты ностальгируй — не ностальгируй, а линия времени идет в одном направлении. Конечно, может быть, у нас случится всемирная религиозная фундаментальная революция и мы все будем ходить в паранджах , или случится ядерная война, и мы будем силками ловить кроликов двухголовых и разжигать от солнца костер, но это уже совсем форс-мажор. Но мы все-таки надеемся на лучший вариант, что у всех хватит мозгов до такого не довести.

ИДЕЯ №1: ХОРОШО ИМЕТЬ НА ВСЮ ЖИЗНЬ НАДЕЖНУЮ ПРОФЕССИЮ

Конечно, есть профессии, которые, наверное, точно не исчезнут. Какие-то врачи все равно будут, но это будут врачи, которые, скорее всего, будут очень мало похожи на сегодняшних. И чтобы таким стать, человеку надо будет переучиваться примерно полностью.

Когда я заканчивала школу и уже тогда хотела поступать на психфак, мне говорили: «А кем ты будешь работать? Ты понимаешь, что психолог — это только работа в клубе тех, кому за 30». Нужно начать с того, что «для тех, кому за 30» — это уже смешно. Тогда был специальный клуб для неликвида, тех, кто не нашел себе пару до 30 лет, и вот только с помощью психолога и специально организованных танцулек они имели шанс на создание семьи. Сейчас народ в 30 лет только чешет затылки: «Жениться — не жениться, выходить замуж — не выходить, или еще подождать», не раньше. Не говоря уже о том, что психологи стали очень востребованы.

Но они же не придумывали, это так и было. У меня были друзья-филологи: жена училась на отделении классической филологии, изучала древнегреческий и латынь, а муж учился на отделении славянской филологии и изучал языки братских народов (это было в советские времена). И пока они учились, было очевидно, что у мужа верный кусок хлеба в руках, потому что переводы разных коммунистических писателей шли, приезжали делегации, это был постоянный объем работы. А она учится какому-то непонятному женскому рукоделию, какой-то дурацкой латыни, которая никому не нужна. Потом случилась перестройка, муж остался без работы, а она была нарасхват, потому что все стали открывать классические гимназии, все желали учить детей латыни.

ИДЕЯ №2: НУЖНО КОПИТЬ ДЕНЬГИ

Следующее убеждение, доставшееся нам от бабушек, но его мы исповедуем сами и пытаемся внушить детям —  нужно откладывать на «черный день», вообще копить деньги. Но что такое в современном мире «копить деньги»? Как? Помните у Агаты Кристи: он ей оставил сколько-то фунтов, она их положила в банк под проценты, жила на них в своем миленьком сельском домике с двумя спаленками и с маленьким садиком возле него, и пила чай у Тиффани иногда.

В современном мире это невозможно, все ставки уже давно отрицательные, а копить и откладывать деньги можно только на какую-то очень короткую перспективу. Дальше что с ними делать? Надо их куда-то вкладывать, а куда — нужно знать. Просто так принести в банк, положить и успокоиться невозможно, в чулок положить еще глупее. Хотя не знаю, что глупее: может, в ситуации банковского кризиса в чулок умнее. Но стратегия «копи деньги и будет тебе счастье» больше не работает.

При этом часто мы приучаем детей к бережливости, к чему-то такому, что тоже часто сегодня нерелевантно. В современном мире чаще просто поменять какую-то вещь, чем трястись над тем, чтобы ее не порвать и не испачкать. Это объективнее и правильнее со всех сторон. С экономией, в том числе и денег, времени и прочего, не считая нервов.

В книжке «SelfMama» я писала лайфхак для работающей мамы. Если у вашего ребенка в школе есть форма, купите в три раза больше одежды, чем ему нужно объективно. Таким образом вы сэкономите свое время и не будете вынуждены стирать и сушить феном эту форму в ночи, в воскресенье или субботу, если вы работали.

У людей шок: как это так? что сказала бы моя бабушка, если бы я купила в три раза больше одежды, чем нужно моему ребенку? Хорошо, садимся, пересчитываем. Сколько стоит лишняя юбка или лишний жилет для вашего ребенка? Сколько стоит ваш рабочий час? Часто это люди, у которых рабочий час стоит больше, чем стоит юбка, но при этом бабушка не велела.

ИДЕЯ №3: НУЖНО КОПИТЬ ЗНАНИЯ И ВО ВСЕМ РАЗБИРАТЬСЯ

Я говорила про «копить деньги», а теперь буду про «копить знания». Человек должен все знать. Ребенок должен все прочитать. «100 книг, которые обязательно должен прочесть ваш ребенок», «100 фильмов, которые обязательно посмотреть». Музеи по списку обязательно, то обязательно, это обязательно. А представление о том, что важно накопить знания, нерелевантно вообще в современности.

Объем информации такой, что накопить его невозможно, при этом доступность этой информации такова, что помнить ее нет никакого смысла. Абсолютно нерелевантно. Школа полностью сидит на этом — накопить знания. Широкая образованность, эрудиция 50 лет назад давали конкурентное преимущество, а сейчас единственное, где вы можете это применить — пойти играть в игру в телевизоре.

На самом деле в современном мире — все об этом говорят — гораздо эффективней ориентироваться в море информации, уметь ее добывать, уметь структурировать, уметь различать достоверную информацию и фейк. Где этому учат? Человек сам научится в интернете. Не в школе, не у родителей. Кто-то научится, а кто-то нет.

ИДЕЯ №4: НУЖНО ВСЕ ДЕЛАТЬ ХОРОШО, КАЧЕСТВЕННО

Нужно все делать хорошо, не спустя рукава, не тяп-ляп, качественно. Мой дедушка говорил: «Нельзя ничего делать тяп-ляп». Нерелевантно. Если в современном мире вы попытаетесь все делать хорошо, вы не долго протянете, честно вам скажу. Задача в современном мире, наоборот, прямо противоположная — уметь ловко и быстро определять, что мы делаем максимально хорошо, что мы делаем приемлемо, а что мы делаем тяп-ляп.

Вот этому как раз школа учит хорошо, потому что задают так много, что сделать все невозможно. Если родители не выносят детям мозг со своей стороны и не требуют этого безумия, чтобы рефераты по москвоведению были написаны на 5 баллов самостоятельно после изучения литературы.

Кто постарше — помните типичный объем домашних заданий, например, в начальной школе? Три примера и одно упражнение. Вы посмотрите, что сейчас задают! Эта ситуация учит детей как раз делать выбор, но важна позиция родителей: стоят ли они, нависают, что все нужно делать хорошо, а потом жалуются, что ребенок 5-6 часов сидит за уроками, с неврозом, с истерикой.

Или они говорят ребенку, что в этой ситуации все сделать невозможно, давай, ориентируйся, разбирайся, что можно сократить, а что нужно сделать качественно, давай я тебе помогу. Необходимая компетенция в современном мире — ранжировать задачи: что нужно делать на совесть, что нужно делать на уровне «сойдет», что нужно делать, лишь бы отвязались.

ИДЕЯ №5: НУЖНО СТАРАТЬСЯ, ЧТОБЫ УСЕРДИЕМ ДОБИТЬСЯ УСПЕХА

Еще одна важная истина, которую считали незыблемой наши бабушки и дедушки, что все хорошее дается тяжелым трудом, ты должен стараться и усердием добьешься результата.

Что мы видим вокруг? Вокруг мы видим успешных людей, многие из них очень много работают. Можно ли их работу назвать словами «усердие», «трудом добиваются»?

Они работают, как подорванные, потому что это их прет, им нравится, они в своем потоке. А кто-то вообще случайно добивается успеха, а кто-то добивается успеха явно не в соответствии с усилиями.

Почему владелец Facebook стал очень богатым человеком, а владельцы других систем, которые, может, даже были получше, оказались купленными Facebook? Достаточно случайно, был удачный момент, как-то так сложилось. Дети же не дураки, они видят, что в современном мире усердность вовсе не равна успеху, а мы продолжаем требовать от них усидчивости и усердности как главных качеств.

ИДЕЯ №6: ВВЕРХ ПО КАРЬЕРНОЙ ЛЕСТНИЦЕ

Карьера в современном мире все меньше носит вертикальный характер, характер в иерархиях. То, что было всегда — шаг за шагом, ступенька за ступенькой: побыл рабочим, потом бригадиром, потом начальником цеха и так далее. Ты должен попасть в крупную иерархию, в крупную корпорацию, в какую-то крупную структуру, и там ступенечка за ступенечкой карабкаться выше. И если ты не попадаешь в эту иерархию, то у тебя особых шансов нет.

Что мы видим в современном мире, благодаря связности? Снова появилась горизонтальная карьера. Когда в последний раз она была? Средневековье, город мастеров, ты не делаешь карьеру в корпорациях, ты просто лучше всех делаешь горшки или плетешь коврики, про тебя идет слава, что так, как ты, не делает никто.

И ты делаешь свою горизонтальную карьеру, ты не становишься начальником всех горшечников, ты просто делаешь самые крутые горшки, и к тебе приезжают со всех окрестных городов, твои горшки растут в цене, и ты максимум берешь людей в подмастерье, они делают что-то похожее, но все равно не такое же, как ты. Вот это горизонтальная карьера. Современный мир делает это очень возможным.

У меня был очень пожилой родственник, которому на момент перестройки было за 70 лет. Он всю жизнь работал в каком-то маленьком отделе в таможенной службе СССР и колупал там какое-то морское таможенное право. Когда железный занавес упал, выяснилось, что таких специалистов нет вообще.

После чего все ведомства и министерства валялись у него в ногах, его буквально были готовы носить на руках из квартиры в машину, а потом в кабинет поднимать, чтобы только он не ушел на пенсию. Так случилось, что на несколько лет он оказался единственным специалистом в России вообще в какой-то области этого самого права. Сидел человек тихо всю жизнь на маленькой министерской должности, и вдруг в одночасье, в силу не зависящих от него процессов, оказался гипервостребованным специалистом.

Концепция карьеры в современном мире не про то, что ты обязательно принадлежишь к чему-то большому и внутри этой структуры карабкаешься, а в том, что ты знаешь что-то особое и уникальное. Ты можешь быть специалистом по вышиванию крестиком методом древних шумеров — от балды сейчас говорю — и в принципе людей, которых интересует вышивание крестиком методом древних шумеров, на всей земле, может быть 500 человек среди 7,5 миллиарда.

Раньше у тебя не было ни единого шанса этим зарабатывать, ты должен был работать где-то, а своими крестиками с шумерами заниматься по ночам у себя на кухне. Сейчас, если ты окажешься мастером, который обалдеть как вышивает крестиком по-шумерски, благодаря связности и интернету ты сможешь этим зарабатывать: будешь для этих 500 человек проводить вебинары, мастер-классы, они будут к тебе ездить за консультацией, покупать твои изделия.

Я помню одну совершенно потрясающую консультацию, которая у меня была с мамой шестнадцатилетнего мальчика. Она очень сердилась на него, что он прогуливает школу, не делает уроки, плевать хотел на ЕГЭ и так далее. В общем, пришла с таким текстом, что он у меня такой лентяй, он ничего не делает, вообще не знаю, как он будет жить, какой-то кошмар.

Я начала выяснять, а что он делает, когда не делает уроки, слово за слово выясняется, что мальчик сочиняет музыку для компьютерных игр, зарабатывает примерно три тысячи евро в месяц, востребован в Австралии, в Канаде, где-то еще. И почему-то он не хочет в школу ходить и недостаточно усердно читает роман «Война и мир».

ЕСЛИ МЫ ТРЕБУЕМ ОТ РЕБЕНКА ВСЕ ДЕЛАТЬ КАЧЕСТВЕННО, У НЕГО НЕ БУДЕТ ШАНСА СТАТЬ В ЧЕМ-ТО ЛУЧШИМ

Это только то, что мне навскидку пришло в голову. Я думаю, что если вы подумаете, то вспомните примеры незыблемых истин, которые мы внедряем в голову детей, а они уже не соответствуют реальному положению дел. У нас просто не хватает скорости анализа и критичности мышления, чтобы это успевать сообразить. Нам проще по инерции где-то двигаться. В принципе, в этом ничего страшного нет, все родители такие, мы тут с вами не оригиналы, если мы не проявляем излишнего усердия.

Но проблема современных родителей, что они часто относятся к этому делу с неимоверным усердием, они так прессуют детей для того, чтобы подготовить их к миру — я напоминаю, к тому миру, который в момент взрослости их детей станет позавчерашним, — они настолько не могут смириться с тем, что их ребенок не будет знать английского в семь лет, не будет читать в пять, не будет еще что-то.

Сейчас чего только нет, и у многих детей такой образ жизни, что в пять лет у ребенка нет времени, чтобы играть. С одного занятия он идет на другое, с другого на третье. При этом если ребенок сам чем-то занимается, это часто не вызывает у родителей никакого уважения: «Это его глупость, ладно, немножко поиграй, между уроками и занятиями по дополнительному английскому».

Хотя опять, мы понимаем, что у него есть шансы как раз сделать карьеру за счет того, что ему интересно. И опять же, ребенку нужно уважение к тому, что ему интересно, в чем он станет настоящим мастером. Это как раз вопрос выбора: что делать качественно, а что тяп-ляп. Если мы требуем от ребенка все делать качественно, то у него не будет шанса стать в чем-то лучшим, а в современном мире именно это залог успеха, а не равномерное «все как следует».

В итоге давление родителей и школы (конечно, тут школа родителям еще фору даст) приводит к тому, что дети приходят к чувству, что у них отобрали пульт управления их жизнью, и они сами не решают за себя ничего, их только туда-сюда, туда-сюда. Считается, что это все очень развивающая среда, но у детей иногда нет свободного времени просто полежать, просто почитать, просто поболтать с друзьями. Просто посмотреть на облака и на погоду.

Почему-то считается очень круто, когда у человека нет на это времени, когда у него нет времени просто подумать, просто поразмышлять, просто почувствовать, погрустить глядя на дождь, например. Невозможно, потому что у него через пять минут то, а еще через десять это, а еще нужно сделать задание на завтра по этому, этому и этому.

КОГДА РЕБЕНОК ЧУВСТВУЕТ СЕБЯ ПЕШКОЙ, ОН УСТРАИВАЕТ ПАССИВНОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ 

В результате, как только ребенок обнаруживает для себя — а это обычно происходит в подростковом возрасте — что он может просто сказать «нет» и ему ничего не сделают, он ровно это и делает. Как только он обнаруживает для себя метод итальянской забастовки «лягу на диван и не встану с него» — он ровно это и делает. Как только он обнаруживает для себя возможности, например, запереться в комнате и сказать, что он боится выходить — он ровно это и делает.

Сейчас появилось целое стихийное бедствие таких «новых обломовых». В Японии их называют «затворниками». Молодые люди запираются в комнате, никуда не ходят и ничего не делают, не учатся, не работают, не общаются ни с кем, в лучшем случае сидят в компьютере, а иногда просто спят.

Молодой человек не учится, не работает, ничего не делает. Нельзя даже сказать, что он прогуливает школу потому, что он тусит с друзьями. Нет, он и с друзьями не тусит, он вообще ничего не делает.

Почти каждый раз, когда у родителей спрашиваешь, что было раньше, там  в анамнезе история бурного раннего развития, когда ребенка таскали, учили, втискивали в его голову и то, и сё, пятое-десятое. И столько было ожиданий, такой способный мальчик, такая подающая надежду девочка, такой интересный ребенок, нужно ему побольше дать, потому что у него столько талантов, все их надо развить.

И ребенок годами живет в этом состоянии, когда у него забран пульт управления, он чувствует себя какой-то пешкой, которую переставляют. В какой-то момент он становится подростком, у него происходит кризис идентичности и он понимает, что единственный его способ вернуть свою субъектность, вернуть себе свое управление — это просто забастовка. Знаете, как протестующие сторонники ненасилия садятся на асфальт, сцепляются между собой руками и предоставляют полиции их растаскивать. Они не дерутся, не убегают, а вот так вот, пассивным сопротивлением выражают свою волю. Так же ребенок.

КАКИЕ КАЧЕСТВА БУДУТ НУЖНЫ ДЕТЯМ В БУДУЩЕМ? 

При этом весь современный мир требует прямо противоположного — вовлеченности, увлеченности, живости. Специалисты выделяют четыре компетенции, которые будут наиболее нужны детям в том мире, который наступает и уже наступил частично. Их называют четыре «К»: коммуникация, кооперация, креативность и критическое мышление. Я сейчас медленно назову еще раз, а вы про каждое подумайте, как с ними обходится наша сегодняшняя школа.

Коммуникация. Что происходит, когда у нас дети общаются на уроке, учим ли мы их разнообразным способам общения? Я как-то проводила тренинг с учителями, и там были молодые ребята, не изовравшиеся полностью. И когда мы с ними делали такое упражнение — каким мы хотим видеть ребенка на уроке, они прямо сказали «немым и парализованным». Завуч или директор никогда вам такого не скажет, они скажут: «Мы хотим, чтобы у детей развивалась личность, чтобы они были активными гражданами». «Петров, рот закрой и сядь». Какая коммуникация?

Многие родители с претензией говорят: «Да он в школу ходит, чтобы тусить и общаться». Господи, хоть кто-то в школу ходит, чтобы учиться тому, чему правда надо учиться! Дети вообще очень изобретательны, им можно создать абсолютно не подходящую для обучения атмосферу, они все равно найдут, как там поучиться. Они очень любят учиться.

Кооперация — способность согласованно действовать вместе с другими людьми, добиваясь синергии ресурсов. Учит наша школа этому? Много вы знаете примеров, когда в школе есть работа по группам? Представьте себе, что подготовка к какой-нибудь контрольной или зачету была бы такой: мы бы сделали группу детей и сказали: «Вы, пятеро, будете группой, ваша задача к завтрашнему дню — представить решение этих задач». И эти пять детей идут к кому-то домой или где-то в уютном уголке школы садятся и начинают совместно работать над решением этих задач. При этом дети разные, у них разный уровень подготовки, разный уровень знаний.

Знаете, что наши учителя говорят, когда им предлагаешь такое? «А как я узнаю, что он не списал? А как я узнаю, что это он сам решил, а не вот этот ему решил?» Слушайте, взрослые так и делают. Если вы посмотрите, как организована работа в вашей фирме, в вашем отделе, в вашей небольшой компании, где бы вы ни работали, там так и есть: перед группой ставится задача, группа идет, распределяет, один придумывает, другой аккуратно записывает, третий критикует. Четвертый всех подбадривает и рассказывает, какие мы молодцы. А пятый кофе приносит, и это тоже нужно.

И взрослым мы почему-то позволяем так работать. Хотя понятно, почему: взрослые работают за деньги, и если мы не будем использовать эффективные методы работы, то разоримся, а это эффективный метод работы. Кооперация предусматривает распределение обязанностей в связи с ключевыми компетенциями, особенностями, и согласованность действий. Когда все идут строем и ими командует кто-то один — это не кооперация.

Учит у нас школа кооперации? Да для них это крамола, пойдите предложите такую какую-нибудь форму работы. Сразу идет то, что я вам сказала: «А как мы узнаем, а как мы уличим, что он на самом деле сам не решил?» Да, он сам не решил, но он создавал атмосферу. И когда другой решил и ему объяснил — он понял лучше, чем когда учитель говорил.

Креативность. Креативность мы в детях поощряем? Ну, да, когда мы задали тему: «Сейчас все рисуем Новый год», то ребенок, конечно, «выбирает»: он на елочке нарисует сосульки или шарики. Это креативность у нас. Насколько мы готовы к тому, что ребенок имеет право нарисовать что-то совсем другое? Например, нарисовать одного себя, сидящего на стуле, и сказать: «Это мой Новый год, потому что мне на Новый год будет грустно и одиноко». Учитель к школьному психологу отправит сразу же, немедленно наказание последует за такую креативность.

Что мы скажем, если ребенок сделает по-другому, если он какую-то другую форму выберет, чтобы показать свою мысль? На самом деле поощряется имитация креативности, в узких рамках, «тут узорчик можно чуть по-другому нарисовать». Реальная креативность — это взлом рамок, это взлом шаблонов, это «сделать так, как никто до меня не делал». Да вы что! Если ребенок напишет сочинение так, как никто до него не писал, он не получит ничего хорошего.

И наконец, критическое мышление. Развиваем мы в детях критическое мышление? Упаси Боже, если бы у них появилось критическое мышление, то они бы встали и ушли из этой школы в тот же день. И это не только про детей, но и про взрослых. Людьми без критического мышления управлять просто, поэтому все направлено на то, чтобы оно не случилось, а если случится где-то, то надо скорее затоптать.

САМЫЕ ЦЕННЫЕ ВЕЩИ, КОТОРЫЕ РОДИТЕЛИ МОГУТ ДАТЬ ДЕТЯМ 

Смотрите, странная ситуация, даже если мы знаем, куда рулить, то рулим прямо в противоположную сторону. Бог с ней, со школой, школа — это отдельная наша боль. Давайте подумаем про себя как про родителей. Если мы понимаем все то, о чем мы говорили только что, как вам кажется, чем главным нужно снарядить ребенка в этот мир?

Помните, Д’Артаньяна мама собирала, папа ему дал коня, сказал «дерись со всеми, кто не успеет убежать», мама облила слезами, дала ему кусок хлеба в узелочке. Какой узелочек мы должны были бы собрать своим детям после того, о чем мы с вами говорили? Как вам кажется, что самое ценное мы можем им дать?

ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ ЖИЗНЕННЫЕ ЦЕННОСТИ

Вообще понимание о том, что ценности есть. Мы живем в мире постмодерна, где количество этой неопределенности, непредсказуемости, двусмысленности таково, что кажется, и ценностей никаких не осталось, добра и зла нет, никакого «хорошо и плохо» нет. И многие дети сейчас растут в этом, действительно, невнятном для них ценностном бульоне, когда непонятно, что хорошо, потому что сами взрослые дезориентированы. Мы сами иногда не очень понимаем, где у нас какие ценности. Не уверены, что имеем право иметь ценности и говорить о них. Что другие имеют право иметь ценности.

УВЕРЕННОСТЬ В СЕБЕ И ДОВЕРИЕ К САМОМУ СЕБЕ

Уверенность в себе, опора на себя, то, что называют self.  Мне даже ближе выражение «доверие себе», умение чувствовать, что нужно именно тебе, не бояться это признать, не бояться это сказать, не бояться этого добиваться. Именно у того человека, у которого есть доверие к себе, который чувствует, что нужно именно ему, есть гораздо больше шансов сделать ту самую горизонтальную карьеру, найти такое свое вышивание крестиком, в котором он будет лучше всех.

К сожалению, то, о чем мы до этого говорили — «отбирание пульта управления» — больше всего бьет по доверию к себе. Мы очень беспокоимся о детях, мы очень нервничаем, мы хотим тут подстелить соломку, тут предупредить, тут ему сказать, чтобы сюда не ходил, в результате мы, конечно, это доверие к себе катастрофически подрываем.

В целом, если вы посмотрите на свою жизнь и жизнь взрослых людей вокруг, увидите, что ничто не дает такое конкурентное преимущество, как психологическая стабильность и психологическое здоровье. Это гораздо важнее, чем какие-то успехи. Помните, как все умилялись на Юлю Липницкую, когда она на олимпиаде крутилась и прыгала? Результат — у девочки анорексия, девочка ушла из спорта. Ее жизнь не закончилась, слава Тебе Господи, большой спорт не самый прекрасный способ провести свою жизнь и молодость, еще найдет себя. Но сколько было вложено, сколько часов, сколько усилий, сколько стараний. Если нет психологического благополучия, все это бессмысленно. Вы можете сколько угодно вкладывать в человека образование, но если он у вас с депрессией сляжет на диван, где будет это ваше образование? Вы можете выносить ему мозг своими репетиторами, оценками и результатами. Но если он не будет уверен в себе, если его будут мучить неврозы, депрессия, то и смысл в этом всем?

Психологическое здоровье, психологическое благополучие, психологическая устойчивость — то, что обозначается английским словом resilience, то есть способность выдерживать стресс, выдерживать изменения, восстанавливаться после этого — это самое важное качество человека в таком быстро меняющемся мире. Гораздо более важное, чем количество знаний или успешность в той или иной области.

К сожалению, мы, чтобы сейчас добиться успешности, по этой resilience просто бьем и бьем, потому что хотим, чтобы прямо сейчас ребенок сделал то, что нам нужно, и показал те результаты, которые нам нужны.

РОДИТЕЛЬСКАЯ ПОДДЕРЖКА

Если мы выпускаем ребенка в мир такой неопределенности и непредсказуемости, из этого автоматически следует, что он будет совершать ошибки. Это просто вшитая опция, в этом мире невозможно не совершать ошибки. И здесь нам нужно очень сильно работать над своим собственным отношением к ошибке как к беде, как к вине, как к чудовищному происшествию. Это проблема нашей культуры, что мы относимся к ошибке как к беде и к вине, не думая о том, что, собственно говоря, ошибка — это просто показатель того, что человек учится чему-то новому.

Думали когда-то об этом? Если вы делаете что-то без единой ошибки, о чем это говорит? Что вы уже умеете это делать. Когда вы делаете утром яичницу, вы, скорее всего, не совершаете никакой ошибки, потому что это автоматическое действие, которое вы сделали. Результатом его не является ваше обучение, результатом его является яичница, которую вы съели. Вы ничему не научились в результате, вы не для этого ее делали.

Если человек что-то делает без ошибок, значит, он в это время ничему не учится. Если он что-то делает с ошибками, значит, осваивает новую деятельность. Пока мы не начнем относиться к ошибке как к точке роста, как к неминуемой составляющей ситуации обучения и развития, будем гнобить детей за ошибки, будем расстраиваться и разрушаться от их ошибок.

Я не имею в виду ошибку орфографическую, хотя многие и из-за этого ухитряются разрушаться. Говорю про ошибку с выбором института, ошибку с выбором профессии, ошибку с выбором на что забить, а что делать. Люди будут ошибаться, это естественно, и нужна огромная родительская поддержка, чтобы ребенок знал, что после любой ошибки он может сделать выводы и продолжать. Что никакая ошибка не будет основанием для того, чтобы мы сказали: «Ты меня разочаровал, ты разбил мне сердце, я несчастлив в своем родительстве».

СВОБОДА ВЫБОРА, САМОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ

Свобода выбора и самостоятельность — это вообще самое сложное, потому что мы видим, что современная цивилизация атакует свободу выбора. Мы видим, что нам нужно все больше безопасности. Мобильные телефоны — это еще цветочки, потом будут чипы при рождении вживлять, чтобы точно знать, где ребенок находится, и в случае чего остановить его от нежелательных действий.

В этой ситуации мы каким-то образом должны прививать ребенку любовь к свободе, страсть к свободе и умение пользоваться своей свободой. Это сложная задача, мы иногда даже сами не знаем, как нам со своей свободой быть и как нам ее отстоять, и уж тем более как у ребенка выработать вкус к свободе.

«Матрицу» помните? Мы когда-то увидели и сказали «Ах!» А поговорите об этом с современными детьми, у них интересный на это взгляд. Они уже привыкли, что все самые интересные события происходят в виртуальной реальности, что жизнь — это скукота, это реферат по москвоведению, а движуха, интерес, страсть — это все виртуальная реальность, это игры, сериалы, это фильмы, это где-то там.

Людмила Петрановская

«Православие и мир», 11.2017

Благотворительная лекция Людмилы Петрановской прошла в поддержку фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам». Запись лекции выложена по согласию автора и за пожертвования, которые можно сделать на сайте фонда: otkazniki.ru

Девять правил воспитания детей Людмилы Петрановской — Свои

Книга «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка» адресована не только родителям, но и тем, кто хочет переосмыслить свои отношения с детьми. Людмила Петрановская рассказывает, как формируется привязанность ребенка к родителям от самого раннего возраста до подросткового периода и как стать своему ребенку опорой в жизни. Выбрали главное из книги

Не бояться плача младенца, это его способ выжить

С точки зрения биологии, человеческие детеныши — самые неприспособленные к жизни существа. В отличие от большинства животных, дети не смогут выжить без заботы взрослого. Если вдруг взрослого рядом не оказывается, его нужно позвать, чтобы привлечь внимание. 

Не надо воспитывать новорожденного, пытаться отучать его от рук и приучать засыпать в одиночестве. Носить младенца на руках — это естественный процесс «донашивания».

Природа предусмотрела и другой механизм выживания — детскую улыбку, хватательный рефлекс и милую внешность. Взрослые умиляются младенцу, и между ними возникает привязанность, которая служит основой дальнейших отношений.

«Ребенку нужны не слова, а поступки и действия: постоянное присутствие матери, теплые объятия, молока сколько хочешь и когда угодно, внимание к его потребностям, которые сам он пока не может ни назвать, ни даже осознать. Тогда ребенок растет спокойно, и как только какая-то потребность насыщается, перестает быть актуальной, он с ней просто расстается».

Не заставлять годовалого радоваться чужим людям

Пока ребенок не умеет передвигаться самостоятельно, родитель может дать его подержать любому человеку, которому сам доверяет. Чаще всего малыш не будет возражать, если ему удобно, с ним ласково разговаривают, а мама или папа не отсутствует слишком долго.

Но когда младенец начинает ползать и ходить, он перестает доверять малознакомым взрослым. С близкими, которых он видит каждый день, всё понятно, а незнакомец может нести опасность. Поэтому дети прячутся за мамину юбку, убегают и даже плачут при виде двоюродной тети, которая приходит в гости раз в месяц.

Иногда родители хотят угодить родственникам, требуют от ребенка перестать капризничать, ругаются и смеются над его стеснительностью. Лучше дать малышу привыкнуть. При желании новый человек сможет найти контакт с ребенком за 15 – 20 минут, если улыбнется в ответ и будет разговаривать спокойным голосом.

«С возрастом напряжение при встрече с незнакомыми людьми будет слабеть, но разделение на своих и чужих останется как одно из базовых на всю жизнь».

Дать двухлетке возможность следовать за взрослым

Дети до трех лет похожи на детенышей других млекопитающих: они ходят за родителями хвостиком, как слоненок за слонихой. Это механизм познания мира, дети не только идут по следам взрослых, но и повторяют всё, что взрослые делают.

В этом возрасте часто случаются истерики на улице. Простой пример: ребенок лет полутора идет куда-то с родителями за руку или просто рядом. И вдруг что-то увидел, зазевался и притормозил. Мама или папа прошли несколько шагов вперед и зовут его. Если расстояние небольшое, ребенок догонит родителя и пойдет дальше. Но если путь до родителей покажется малышу длинным, у него активируется программа выживания: он остановится и приготовится заплакать. 

Если сразу же вернуться к нему, обнять и взять за руку, истерики удастся избежать. Но если родители начинают его ругать или грозят уйти и оставить, малыш буквально вцепляется в землю и орет уже всерьез, в полном отчаянии.

Теперь, когда родитель за ним вернется, понадобится много времени, чтобы успокоить малыша. Если такое повторяется часто, ребенок становится тревожным, он не хочет идти сам, а виснет на родителе, боясь отпустить его от себя.

«Интересно, что если с ними гуляет еще и старший ребенок, лет пяти хотя бы, он часто первый соображает, что происходит, возвращается за младшим, чтобы притащить его к маме, одержимой приступом педагогического рвения. Словно еще сам не забыл, каково это — сидеть там и слушать „Я сейчас от тебя уйду“».

Научиться спорить с трехлеткой

Примерно в трехлетнем возрасте у детей наступает кризис негативизма. Это когда они отказываются от еды и прогулок, не хотят надевать одежду, которую предлагают родители, и даже говорят маме «Ты плохая, уйди». Это период, когда ребенок сепарируется от взрослых, начинает понимать, что у него могут быть свои желания и они не всегда совпадают с родительскими. 

Самый простой способ вернуть ребенка к привычному поведению — напугать его. Пригрозить Бармалеем, бабайкой, оставить одного, накричать, ударить. Эти методы действительно работают: ребенок пугается, плачет, жмется ко взрослому и делает всё, как тот говорит. Но страх разрушает привязанность.

«С каждым ударом и окриком происходит девальвация привязанности. Одна из нитей в канате рвется. От образа родителя как источника защиты и заботы отваливается небольшой кусочек. У привязанности большой запас прочности, за один раз ничего не случится. И за пять. И за десять. А за сколько случится — никто не знает. Никто не может подсчитать, сколько раз именно вашему ребенку хватит таких вот случаев, когда ради сиюминутного послушания вы вышли из роли того, кто защищает и заботится, и стали бить, орать, угрожать, оставлять».

Во время кризиса негативизма с ребёнком нужно спорить. Но делать это нужно с помощью спокойной дискуссии, учить ребенка конфликтовать и отстаивать свои интересы. Первое время малыш будет шокирован тем, что не все хотят того же, что и он. Но со временем он научится жить в мире, в котором его воля порой ограничена волей других людей. Важно, чтобы в процессе споров ребенок получал разный тип ответных реакций: иногда ему уступают, а иногда нет, всё как в жизни.

Бережно относиться к чувствам дошкольника

В возрасте от четырех до семи лет дети открывают для себя чувства. Они замечают, что мама грустит, а дедушка сердится. У ребенка проявляется эмпатия — способность понимать, чувствовать состояния людей, и рефлексия — умение распознавать собственные чувства и потребности и говорить о них.

Способность к эмпатии и к контакту со своими чувствами лучше всего развивается в безопасности и разнообразии. Это значит, что с ребенком нужно разговаривать, обсуждать эмоции, давать их пережить. В то же время не втягивать малыша в семейные скандалы и ссоры, чтобы ему не хотелось спрятаться от своих эмоций.

«Дети, которым приходится жить в атмосфере семейных скандалов, явной или скрытой неприязни членов семьи друг к другу или постоянной тревоги всей семьи, нередко выбирают не чувствовать всего этого, вырабатывают защитное онемение чувств. Дети, которые очень мало общаются со взрослыми, все время предоставлены сами себе «иди поиграй сам в своей комнате», не видят своих родителей в непосредственном, живом общении, тоже могут с трудом развивать способность к эмпатии — у них просто слишком мало для этого материала».

В этом возрасте лучший вклад в будущее ребенка не развивающие группы и спортивные секции, а много живого и разнообразного общения с членами семьи, в котором взрослые проявляют свои чувства и внимательны к чувствам ребенка.

Перестать быть центром вселенной для шестилетки

В шесть-семь лет ребенок переживает очередной кризис, кризис сепарирования. Он отделяется от родителей, идет в школу, и все события его жизни начинают происходить не в семье, а с другими людьми. Ошибка многих родителей в том, что они начинают сердиться на детей, обижаются на них, хотят, чтобы всё было как раньше, когда семья была центром вселенной для ребенка. Но ребенок уже не может как раньше, он вырос. Дальше уже выбор за родителями: понять его или продолжать обижаться.

В этом возрасте родитель никуда не девается, он как бы живет внутри ребенка. Внутри малыша формируется образ родителя, который подсказывает, что делать, как себя вести и как реагировать на обстоятельства.

«Родитель поселяется в душе ребенка, он теперь „стоит перед его внутренним взором“. То есть психологически ребенок со своим виртуальным родителем больше не расстается. А это значит, что ребенок становится способным выдерживать разлуку с родителем реальным.

Если мама у меня внутри, я могу от мамы уехать на две недели, скажем, в лагерь, и не получить невроз, как это почти неминуемо случилось бы в пять лет. Поэтому, заглянув в первый класс школы, мы можем увидеть ребенка, рыдающего из-за сломанного карандаша, но вот ребенка, который плачет из-за того, что вдруг очень захотелось к маме, — вряд ли».

Найти школьнику наставника

Возраст от семи до двенадцати лет считается одним из самых спокойных в жизни ребенка. Детские кризисы уже прошли, подростковое бунтарство еще не началось. Школьника интересуют вещи, материя, причины и связи, правила и границы. Он изучает мир, ходит на руках, лазает по деревьям и ездит на велосипеде без рук. 

Родители и семья в это время воспринимаются как тыл. Они нужны, чтобы о них не думать. Если в семье все благополучно, привязанность в порядке, ребенок особо и не вспоминает о семье. Он рад родителям, любит их, скучает, если долго не видит, но они больше не составляют главный интерес его жизни.

В этот период нужен тот, кто покажет и научит, передаст «настоящие» взрослые знания — учитель, наставник. Отношения с наставником во многом похожи на отношения с родителем, но есть очень серьезное отличие: родители слепо любят ребенка, а наставник может беспристрастно оценивать, может быть строгим и требовательным.

Обычно наставником выступает школьный учитель. Но иногда они формально относятся к своим обязанностям и перекладывают эту роль на родителей. Заставляют родителей проверять уроки, требуют, чтобы мама и папа отругали школьника за недостаточное рвение к учебе. Если родители идут на поводу у такого учителя, это рушит мир ребенка, в котором мама всегда должна быть на его стороне, а папа — главный защитник.

В этой ситуации родителям нужно не стать единым фронтом со школой, а помогать ребенку: объяснить сложное и рассказать интересное.

«Не всё зависит от нас, и мы не можем вмиг поменять систему образования. Но важно помнить про потребность ребенка в наставнике. Не обязательно, чтобы все встреченные им учителя были гениями педагогики, — достаточно хотя бы одного. Если не повезло найти Наставника в школе, есть шанс найти его в спортивной секции, кружке, театральной студии, туристическом клубе».

Оставить подростку право на ошибку

Задача подросткового возраста — сделать рывок в сепарации, пережить разочарование во всемогуществе родителей и научиться жить своим умом. Взрослости предшествует период, когда ребенок стремится поступать «не как советуют родители» совершенно независимо от того, чего он сам хочет и что считает верным. Главное — порвать путы, освободиться от родительской опеки, отделиться.

В период от 12 до 15 лет контроль только вредит отношениям между ребенком и родителями. Желание влезть в его переписку, водить за ручку и запрещать гулять по темноте встречает отпор со стороны подростка, взрыв эмоций и бунтарство.

Родителям лучше немного отойти в сторонку. Взрослые уже не могут управлять эмоциональным состоянием детей. Это маленького ребенка при ссоре с друзьями можно обнять, поцеловать, и он успокоится. Подросток же будет держать всё в себе и так легко не дастся. Нужен найти баланс между контролем и доверием.

«Если родитель остается заботливым взрослым, пусть даже он в процессе конфликта рассердился, он постарается дать понять ребенку, что ссора ссорой, но с привязанностью всё в порядке. Обнимет, вытрет слезы, поможет умыться, собрать разбросанное. Такой опыт выхода из ссоры дает ребенку важнейшее знание: привязанность перекрывает конфликт, она сильнее, ссоре ее не разорвать. Можно хотеть разного, можно поругаться, можно рассердиться друг на друга, наговорить обидных слов — но отношения никуда не делись, любовь мамы ко мне не разрушить, всего лишь сказав ей: „Ты дура!“ Это плохо, маме это не понравилось, но меня она по-прежнему любит. И я теперь, когда уже не сержусь, тоже очень ее люблю. Важнейший посыл на всю жизнь, основа всех будущих прочных отношений: можно быть разными, можно сердиться, но всё равно любить».

Всегда доверять себе больше, чем любой книге

Теория привязанности вполне научная, по ней есть множество исследований и публикаций, но в жизни часто всё бывает не так как в книге, нет одинаковых случаев и ситуаций. Каждый ребенок индивидуален и развивается по-своему, поэтому родителям лучше принимать решения, исходя из своего опыта и чувств.

«Вы — родитель своего ребенка, вы его любите, знаете, понимаете, чувствуете как никто, даже если временами вам кажется, что совсем не понимаете. Мнение специалиста — важная информация к размышлению, это способ увидеть свою ситуацию как бы со стороны, возможность увидеть проблемы в более широком контексте культуры, традиции и даже эволюции нашего вида. Но решать, что делать прямо сейчас с вашим собственным малышом, который плачет, дерется или испуган, — только вам; и если ваша интуиция, движимая любовью и заботой, говорит не то, что книга, — слушайте интуицию».

Людмила Петрановская: «Во всем мире родители не знают, к чему готовить детей»

Мир вокруг нас изменился, и нам все сложнее опираться в воспитании на привычные стандарты. Есть ли то, что пригодится нашим детям в любом будущем? То, что поможет им жить счастливо? И можем ли мы их этому научить?

Многое из того, что говорили наши родители, уже нерелевантно

Меня просили поговорить с вами про тревогу сегодняшних родителей. Можем или не можем мы подготовить ребёнка к жизни в том мире, в который ему придётся выйти, в будущем мире, и сложность здесь в том, что мы сами не очень понимаем и представляем, каким именно он будет.

Вообще, в обязанности родителя всегда входило не только ребёнка вырастить в физическом смысле, выучить чему-то, но и то, что потом назвали умным словом «социализация», то есть ввести его в тот социум, в то общество, в тот мир, в котором он будет жить. И примерно ему как-то донести, чтобы он ориентировался, как тут всё устроено: в плане отношений, в плане финансов, в плане правил и законов, в плане того, что делать, чтобы быть успешным, чего не делать, чтобы не оказаться отторгнутым социумом. Это тоже входит в обязанности родителей: дать ребёнку ориентировку «куда ты попал, во что мы тебя вообще ввязали, когда мы тебя родили».

Это хорошо и просто сделать, если ты живёшь в ситуации, когда мир всё-таки не очень меняется. И правила примерно такие же, какие были в твоём детстве, примерно такие же, какие были в детстве твоего родителя. И ты просто примерно повторяешь то, что тебе говорили папа с мамой в своё время, и это будет ребёнку полезно и хорошо. «Тут ты сынок трудись или, наоборот, воюй. Тут ты, деточка, старайся. Тут ты денежку береги. Старших слушайся», – и так далее.

В этом смысле мы сейчас с вами в очень сложной ситуации, потому что у нас на глазах многое из того, что говорили наши родители, стало нерелевантным.

Сами наши родители уже столкнулись с тем, что многие их жизненные стратегии оказались неэффективными. И кто-то откладывал, откладывал деньги, потом всё терял, например. Старая, казалось, такая надежная истина: ты откладывай, откладывай копеечку – копейка рубль бережёт, и в конце у тебя будет сбережение. Раз за разом целые поколения убеждались: не-а, не будет. И зачем, спрашивается, было откладывать, и зачем, спрашивается, было себя ограничивать, экономить и так далее.

Никакого образования один раз на всю жизнь больше не существует

Стратегии образовательные на глазах меняются. Всегда было так: хорошо учись в школе, поступи в хороший вуз, окончи его прилично, и, в общем, ты в дамках. После того как ты окончил хороший вуз, дальше на годы вперёд у тебя простроена лыжня, у тебя гарантированная карьера, и если ты совсем не пойдёшь во все тяжкие, не начнёшь, там, водку пьянствовать, то всё с тобой будет хорошо. И даже если начнёшь, часто всё будет хорошо. Ну, потому что ты уже попал в эту лыжню, и уже ты в ней стоишь. Сейчас мы видим, что всё совсем не так, что никакого образования один раз на всю жизнь не существует и больше не будет существовать, видимо. Кроме каких-то очень отдельных профессий, да и то, у них тоже всё меняется. И мы видим это уже на примере собственном, своих знакомых, своего поколения.

Я обычно предлагаю провести такой короткий тест: поднимите сейчас руку те, кто работает не по той специальности, по которой было ваше первое образование после школы, и посмотрите, пожалуйста, вокруг себя.

Это примерно всегда половина зала, треть зала – в зависимости от возраста среднего аудитории. То есть уже сейчас эта стратегия не работает. А мы по-прежнему, по инерции выносим детям мозг в 17 лет, в старших классах школы: «Нет, ты выбери. Нет, ты определись. Нет, ты реши. Нет, что тебе интересно. Нет, это важно, нужно выбрать».

На самом деле, получается, что это неважно. Растёт с каждым годом количество детей, которые уходят с первого, второго курса, потому что поняли, что поступили не туда. И если когда-то это было драмой, о ужас, ребёнок бросил институт, сейчас мы видим, что потом дальше происходит с этими детьми: никакой драмы, никакого ужаса нет, они через год или через два выбирают другую какую-то специальность, и часто очень хорошо себя в ней чувствуют. То, что когда-то для родителей казалось ужасным, сейчас дело житейское.

С каждым годом растёт, например, – это не только у нас, это общемировая тенденция – количество молодых людей, студентов, которые для второй ступени высшего образования, для магистратуры выбирают не ту специальность, и часто совсем далеко отстоящую от той, которую они окончили на первой ступени. И если раньше это происходило в контексте разочарования, ошибки первого выбора, то сейчас это обычное, нормальное дело. И многие студенты вообще считают, что это нормально: поучился тут – поучись теперь чему-то другому.

Отношения с противоположным полом, создание семьи – тоже очень сильно изменился контекст. Отношение к браку изменилось буквально на протяжении очень короткого времени, это произошло у меня на глазах. Я когда-то оканчивала филологический факультет – «факультет невест». Это был самый-самый конец 80-х. И я помню, что где-то со второго курса все мои однокурсницы начали выходить замуж, и к пятому курсу уже почти все были замужем, многие были с детьми, некоторые со вторым ребёнком, некоторые развелись уже, и кто-то уже снова вышел замуж. То есть к 22−23 годам у людей была за плечами уже богатая матримониальная жизнь. Потом я сама вышла замуж, какое-то время пожила, оглянулась: стали выходить замуж уже мои ученицы и жениться ученики. И я поймала сама себя на мысли, что, если кто-то это делал в 25−26, то я думала: «Почему так торопятся? Куда так рано?». Ну, я там понимаю, ближе к тридцатнику об этом подумать… То есть переосмысление того, когда и как это делать и что считается «нормой», произошло в моей голове и всего моего поколения буквально за десять лет.

Отношение к разводу очень сильно изменилось. Если раньше это был жизненный крах, фиаско, трагедия, всё не получилось, то сейчас огромное количество людей, которые относятся к этому совершенно иначе.

Понятно, что сам развод может быть очень стрессовым событием, но они даже не говорят про свои предыдущие браки как про неудачные. Одна моя знакомая говорит: «Когда мой второй брак благополучно завершился…» Это то, что терминологически называется «серийная моногамия», и то, что становится, в общем, нормой и, видимо, будет становиться всё больше нормой в связи с меняющейся продолжительностью жизни. Всё-таки не у всех будет получаться 50−60 лет прожить в одной паре. Кто-то будет выращивать детей и после этого создавать новые пары. И это не будет драмой, это не будет крушением. Это будет про пожили-пожили, выполнили какие-то жизненные задачи, каждый за это время изменился и хочет ещё чего-нибудь.

Вес и значимость гендерной идентичности снижается

Про гендерные стереотипы – я не думаю, что здесь есть такая прямо дилемма, что или у нас остаются традиционные, консервативные представления: «настоящий» мужчина и «настоящая» женщина, или всё это к чёрту, все – «они». На самом деле, конечно, не происходит такой радикализации, это не так, нет чёрно-белой картины. На самом деле что происходит: просто гендер спускается в списке важных идентичностей. То есть если раньше твоя принадлежность к мужскому или женскому полу была на первой позиции, если тебя спрашивали, кто ты, или человек сам себя спрашивал, кто я есть, то буквально первым ответом было «мужчина» или «женщина». Сейчас мы в большинстве всё равно мужчина или женщина, но просто эта позиция спускается, если бы мы поспрашивали об этом молодых людей. Она спускается на третий-четвёртый уровень. Человеку, например, больше может быть важна его профессиональная идентичность, чем то, что мужчина или женщина. Или идеологическая идентичность: я человек таких-то убеждений. Или ещё что-то. Просто её вес, её значимость, её цена спускается. И всё, что вокруг пола, гендера, секса – всё это становится менее сакральным, менее напряжённым, менее эмоционально значимым, что, может, не так уж и плохо.

На глазах одного поколения сменились несколько концепций потребления

Мы говорим сейчас об очень значимых вещах. Мы говорим о том, что мы не очень понимаем тот мир, в котором будут жить наши дети: как в нём будут зарабатываться деньги, как в нём будут сохраняться деньги, как в нём будет получаться квалификация, как в нём будут люди продавать себя на рынке труда, что будет критерием успеха, что мы можем детям сказать по поводу, например, правильного или неправильного потребления. Обратите внимание, что за очень короткий срок, на глазах одного поколения у нас сменились две или три концепции потребления. Мы пережили стадию дефицита. Мы пережили стадию «всё есть, но дорого, у меня нет денег». Мы пережили стадию «всё есть, и, в принципе, я могу себе почти всё позволить, ну кроме какого-то совсем люкса и лакшери». И мы сейчас приходим в стадию «всё есть, и мне это нафиг не надо». Если вы сейчас поговорите с молодыми людьми, они скажут: «Джинсы у меня есть и две майки тоже, зачем мне ещё что-то?».

Во всем мире родители не знают, к чему готовить детей

Это очень серьёзные и очень глубокие изменения, которые происходят с невероятной скоростью, и мы не вполне успеваем даже отрефлексировать и заметить, пока не зададим себе этот вопрос, или жизнь как-то нас не поставит в какую-то ситуацию, когда мы задумаемся об этом. А так мы живём-живём, быстро как-то перестраиваемся вместе со всеми и не очень понятно, что и в какой момент нашим детям говорить. Но это данность. Тут мы с вами не одиноки, это не то, что мы какие-то особенные, наши дети какие-то особенные, наша страна какая-то особенная. Это реальность, мне кажется, сейчас всего мира. Поэтому родители естественно испытывают тревогу. То есть в каких-то ситуациях они просто действительно не знают, к чему готовить детей.

Вот Наталья Родикова (главный редактор журнала «Домашний очаг» – Прим. Ред.) недавно писала у себя в Facebook, что мы готовим детей к информационному миру, а чёрт его знает, грозятся постапокалипсисом, а может быть, им нужно учиться огонь трением добывать и силки на кроликов ставить, и этого кролика потом свежевать. А мы его отдаём на курсы программистов – что делаем-то? Непонятно.

Или, например, сейчас очень переживают родители, у которых дети мало чего хотят, пассивные, неактивные и так далее. А, может, наоборот это преимущество. В то время, когда будет мало рабочих мест, на рабочие места будут брать только самых активных и упакованных компетенциями, а те, кого не взяли, кому просто предоставят базовый доход, будут лезть на стенку и сходить с ума. Так те, кто сейчас хорошо лежит на диване, они будут в выигрыше! У них будет самое хорошее психическое здоровье. Они будут с удовольствием гулять с собакой, общаться со своими детьми, играть с ними в футбол, смотреть на закат, вечером медленно пить «живое» вино на балконе и не будут совершенно убиваться и расстраиваться.

Я это к тому, что одна из самых сложных способностей психики – толерантность к неопределённости. Это одно из самых сложно дающихся людям качеств. Она очень плохо даётся детям, а взрослым тоже даётся не всем. А мы с вами находимся в ситуации, когда хочешь не хочешь надо как-то эту толерантность к неопределённости раздобыть себе, потому что другого мира для нас нет. Определённости нет, никто её не обещал и, скорее всего, не пообещает. И, конечно, нам тревожно в этой ситуации, когда мы понимаем, что мы не можем выполнить основную функцию родителя – подготовить ребёнка к миру, потому что мы не очень знаем, что ему сказать, к чему его готовить.

Поэтому первое, что, мне кажется, важно сделать, это посочувствовать себе по поводу своей тревоги и понять, что эта тревога не потому, что лично вы не знаете, лично вы какой-то такой недотёпистый родитель, который не удосужился навести резкость. Но вот так объективно – мы все в этой ситуации. Никто не знает. А второе, если мы всё-таки зададим себе вопрос: «Хорошо, мы не очень понимаем, как всё будет устроено, мы не очень понимаем, что советовать, а что наоборот не советовать детям, но на что мы можем опереться? Есть ли что-то, что будет важно, что будет устойчиво, актуально при любом варианте, в любом случае, что бы там ни было: кроликов ли силками ловить, в информационном мире ли жить?»

Мне кажется, что таких вещей, в общем-то, три.

Учите контакту с собой и со своими ценностями

Первое – это контакт с собой. Что человеку точно важно и нужно – это быть хозяином самого себя, это понимать свои чувства, это понимать свои ценности, понимать, что мне нужно, что мне не нужно. Не быть щепкой, не быть объектом бесконечных манипуляций в том мире информационном, в котором мы живём. То есть это критическое мышление, контакт со своими чувствами и владение своими чувствами, это контакт со своими ценностями.

И второе – ценности. Если я понимаю, что для меня ценно, что для меня важно, что для меня значимо, то у меня есть всегда опора в принятии решений. И если у меня есть привычка опираться в принятии решений на ценности. Не на то, что кто-то сказал, не на то, что сейчас все делают, не на то, что у меня сейчас левая пятка вдруг захотела. А на то, что соответствует или не соответствует моим жизненным ценностям, моим жизненным смыслам: что для меня важно, что я как человек хочу, что я как человек хочу оставить в мире, что я как человек хочу сделать со своей жизнью. Это то, что в любом случае улучшает вашу устойчивость, вашу определённость в любом мире, при любом раскладе, что бы там ни происходило. Это то, что очень хорошо, чтобы дети умели.

И тут надо сказать, что мы не очень хорошо умеем им в этом помогать. Потому что первый, самый простой способ обучения детей – это «сделай сам – ребёнок скопирует». А мы сами не очень с этим в контакте.

Мы сами не получали в своё время помощи в том, чтобы жить в контакте со своими ценностями, понимать, кто я, что я, относиться к себе не оценочно, а по-хозяйски.

В чём разница? По‑хозяйски – это когда я рассматриваю себя, все свои сильные и слабые стороны, все свои таланты, компетенции и наоборот проседающие компетенции как некое хозяйство: у меня вот тут хорошо, тут слабовато, тут маловато, тут нормально. И это хозяйство я планирую развивать. Я думаю: «Ага, вот здесь вот у меня сильная сторона, поставлю-ка я на неё и на неё обопру свой способ зарабатывать деньги. А вот здесь у меня слабовато, и я понимаю, что это мне мешает, например, вот в этом способе зарабатывать деньги, я это должен подтянуть. А вот здесь у меня слабовато, но это мне никак не мешает, мне всё равно, что кому-то это не нравится, меня устраивает, пусть здесь у меня будет моя зона некомпетентности. Я либо попрошу кого-то мне здесь помочь, либо, бог с ним, пусть так и будет». Это хозяйское отношение. Это не когда мне со стороны сказали: «Фу, как ты выглядишь», – и я с завтрашнего дня начинаю с утра и до вечера заниматься своим внешним видом. Или мне со стороны сказали: «Ой, ты не читал даже эту книжку», – и я нервно начинаю либо врать, что я её читал, либо искать и читать. Хозяйское отношение – это когда я думаю: «Да, я не читала эту книжку. И что? Я хочу её почитать? Я не хочу её почитать? Я попрошу своего друга, который её читал, коротко рассказать, о чём она? Или мне вообще это неважно? Или что?»

Если я понимаю, что я плохо вожу машину, то что я должен делать? Я должен либо пересесть на такси, либо пойти взять дополнительные уроки с инструктором, если мне это важно, либо что? Когда речь идёт о таких вот умениях, мы как-то в более здравом уме и трезвой памяти. А когда речь идёт о каких-то более общих и глобальных вещах, мы очень поддаёмся оценочности: ты такой или не такой – и что дальше? Сесть и плакать? Или метаться в попытках стать не таким?

У нас практически не принято про это с детьми разговаривать ни дома, ни в школе.

Принято что? Принято доносить до них, в чём они неправы, принято доносить до них, что они должны сделать. «Ты такой-сякой, ты неусидчивый, ты неорганизованный, сделай что-нибудь». Но мы никогда не говорим об этом, приглашая ребёнка в хозяйскую позицию: «Давай посмотрим, что вообще у тебя хорошо получается, что плохо, что тебе легко даётся, что тяжело. И когда мы найдём, что что-то тебе легко даётся, и у тебя тут сильные стороны, у тебя тут способности, что мы с этим делаем? Как мы будем это использовать? А когда мы обнаружим, что тебе что-то трудно даётся, у тебя тут слабые стороны, что мы с этим делаем? Что бы ты сам хотел изменить? Какие усилия нужно приложить, чтобы это изменить? Стоит ли это этих усилий?». Это хозяйская позиция. Не про то, что девочка полная, неловкая: «А я хочу быть как балерина». – «Окей, ты хочешь быть как балерина. Давай подумаем, сколько тебе нужно для этого приложить усилий. Вот там столько нужно заниматься физкультурой. Тебе это подходит или не подходит? Это стоит того или не стоит того? Или, может быть, не такую радикальную программу, бог с ней, с балериной, вернёмся в нормальный диапазон массы тела?».

Вместо этого мы всё время выдаем оценочные суждения и совершенно не спрашиваем вообще у ребёнка, что он сам про это думает и чего вообще он сам бы хотел в себе апгрейдить, а что его в общем устраивает. И не учим его вот этому хозяйскому подходу – взвесить: «Хорошо, я этого хочу. Чем я ради этого должен пожертвовать? Какие я должен для этого сделать инвестиции? Стоит того, не стоит того? Что у меня в приоритете?»

И, кстати, некоторые системы образования, которые сейчас находятся в активном поиске, они уже понимают, что это слабое место, и вводят прямо специальные учебные курсы. Я, например, видела эстонские учебники, когда целый год посвящён обсуждению себя. Целый год предмет специальный «про меня», где обсуждается, какие бывают люди, какой ты, какой у тебя характер, какие у тебя способности, какой у тебя темперамент, какие у тебя слабые и сильные места, что тебе тяжело даётся, что тебе легко даётся, чего бы ты хотел, что для тебя важно, какие твои ценности. Просто чтобы ребёнку показать, что вообще так можно про это думать. Мне кажется, это очень важно, и, мне кажется, это очень не хватает в школе и в семьях. Потому что в семьях, к сожалению, мы тоже не имеем привычки ни про себя так говорить, ни со своими близкими так говорить, например, с супругами, ни с детьми.

Показывайте ребенку, как вы делаете выбор

Вот эти две вещи сцеплены: это знать себя и опираться в своих решениях на свои ценности, вообще иметь право иметь ценности. Ведь обратите внимание, мы ведь и с детьми с вами часто не говорим о том, что у нас есть ценности и что мы делаем выборы в связи с ценностями. Если посмотреть глазами ребёнка, как они видят родителей, они видят часто замотанных людей, которые себе не принадлежат, которые всё время виноваты, всё время в стрессе, которые в гробу видали, что им нужно ходить на работу. А потом мы говорим, что они не хотят расти. Они видят взрослую жизнь так, видят, что люди, которые всегда несчастны, которые непонятно зачем делают то, что делают, которые всегда в долгах каких-то, в ипотеках, в общении, которое им не нравится, к которому они себя принуждают, и так далее…

На самом деле, что интересно, я уверена, что для большинства из нас это не так, и, в общем-то, мы там эту работу выбрали почему-то. Понятно, что не всегда так, но всё-таки большинство людей взрослых, скажем так, жители Москвы имеют возможность, подёргавшись, попробовав, потерпев какое-то количество неудач, найти себе деятельность в соответствии с их ценностями. И образ жизни, который мы ведём, и люди, с которыми мы общаемся, и способ, которым мы проводим досуг, и партнёр, с которым мы живём, – всё это, так или иначе, мы выбираем и, в общем, наверное, нас на каком-то глубоком уровне это устраивает. Но если мы посмотрим глазами детей, они этого от нас почти никогда не слышат.

Они никогда не слышат от нас хороших слов в адрес наших супругов. Мы детям не говорим, что «Я живу с этим человеком, потому что он кажется мне очень классным, крутым, он мне нравится». Если он слышит что-то от нас, то он слышит претензии, он слышит недовольство. И он не понимает, как, зачем, почему вы вместе.

Если мы заводим других детей, тоже часто дети не понимают наши ценности, которые за этим стоят. Они только видят, что мы устали, что мы беспокоимся, что мы тревожимся, что у нас не хватает времени, сил, денег, чего-то ещё, и для них вот эта часть явлена. А та часть, которая стоит за нашим выбором, на самом деле важная и ценностная для нас, она часто просто не представлена им.

Поэтому мне кажется, что вот эти два момента – возможность думать о себе, знать себя, понимать себя, и возможность осознавать свои ценности и опираться осознанно в своих выборах на них, – это те два момента, которые в любом случае, ну вот что бы ни было в будущем, кролики или роботы, будут точно полезными. Это пригодится и в мире информационных технологий, и в мире «с копьём бегаем за кроликом», всё равно это полезные штуки.

Развивайте способность создавать и строить отношения

И третья важная вещь – это то, на что в любом случае люди будут опираться, то, что в любом случае нужно, важно, полезно, при любом раскладе, где бы они ни жили, кем бы они ни работали, как бы всё ни было устроено, – это способность создавать и развивать отношения. Потому что мы люди, мы социальные существа, наша видовая принадлежность точно не изменится, даже если в будущем нам начнут вставлять челюсть и суставы, не знаю, что ещё. Мозг наш не изменится, наш мозг социален, мы социальные существа, мы живём отношениями. Если у нас есть отношения, которые нас удовлетворяют – семейные, дружеские, с коллегами, партнёрские, есть принадлежность к каким-то общностям большим – идейным, фанатским, ещё что-то, то мы счастливы, нам хорошо.

Нам важно иметь отношения. Нам важно, чтобы эти отношения были стабильными, поддерживающими, конструктивными. Нам важно, чтобы нас в этих отношениях принимали. Нам важно, чтобы мы в этих отношениях были полезны и получали обратную связь, что наша забота людям важна, наше участие людям важно.

Тоже обратите внимание, что мы про это практически с детьми не говорим нигде. В лучшем случае мы даём им пример хороших отношений – это уже очень круто, если у нас это получилось. Но рефлексия совсем не принята на эту тему. А отношения – это целый мир. Это про то, что в отношениях, например, возможны конфликты, и конфликты не разрушают отношения, если нормально конфликтовать, правильно. Это про то, что в отношениях может быть неравенство какое-то, и с этим неравенством люди как-то справляются. Это про то, что в отношениях очень важна забота, очень важна надёжность, и забота и надёжность связана с тем, что ты говоришь о своих каких-то потребностях, и эти потребности слышат и как-то пытаются на них ответить.

Это целый важнейший мир, который, конечно, очень сильно в целом пострадал в индустриальную эпоху, когда люди переехали в города, люди переехали в отдельные квартирки, люди работали в конвейерных производствах в широком смысле, что бы это ни было: завод или какая-то бюрократическая история, в общем, многое было построено и сейчас ещё построено по принципу конвейера. Когда люди стали атомизированы и сфера отношений, конечно, очень сильно сократилась, очень сильно редуцировалась, и из-за этого очень сильно насыщенными стали некоторые отношения, которые остались.

Даже если посмотреть на ту же опять тему брака, на неудовлетворённость браком: почему раньше меньше было неудовлетворенности браком? Потому что не сложены были все яйца в эту корзину.

Муж или жена не были единственным человеком, с которым ты в близких отношениях, как часто это бывает у горожан современных. Когда все остальные на дистанции, только муж и жена – те самые, от которых хочется получить всё: всю поддержку, всю любовь, всё тепло, всё понимание. Для примера: я общалась с женщинами, которые живут в более традиционных обществах, на Кавказе и других. Там иногда очень могут быть отношения с мужем дистантные. Но у женщины при этом столько родственниц, сестёр, подруг, соседок, с которыми она в очень тесном контакте, что требования к мужу, в общем, намного меньше, не ожидается, что он будет на все случаи жизни: понимать, принимать, выслушивать, утешать и так далее – есть, кому это сделать.

К сожалению, мы продолжаем это делать, и дети сейчас практически лишены спонтанных отношений со сверстниками.

Если вы посмотрите на жизнь современного городского ребёнка, вы увидите, что спонтанных отношений со сверстниками практически нет. Даже то же, что было раньше в городах – это городские дворы, где хотя бы в каникулы, хотя бы на выходные можно было утром уйти и до вечера не появляться, и всё это время общаться со сверстниками, тренируясь вот в этом всём – в конфликтах, в дружбах, в предательствах, в предъявлении претензий, в том, как поругаться, а потом помириться, как себя позиционировать в группе, как мы дружим против них, – всего этого сейчас нет.

Мы засовываем ребёнка в машину, мы везём его на занятия, на этих занятиях дети между собой не взаимодействуют. Они взаимодействуют вертикально с педагогом, выполняя распоряжения педагога. После занятий мы втряхиваем их в комбинезон, опять в машину и везём куда-то на следующие занятия или делать уроки. В школе взаимодействия между детьми не поощряются вообще. В идеале любая школа пытается сократить свободное взаимодействие детей, и перемены, и какое-то свободное время. И получается, что у нас дети катастрофически лишены общения со сверстниками. И уже это распространяется даже на самых маленьких.

Школьники не имеют свободного времени практически, не имеют возможности после уроков, например, с друзьями поболтаться вокруг школы, и уже детскосадовцы даже не имеют свободной ролевой игры.

Практически в детском саду у них всё время занятия-занятия-занятия. И мы таким образом обделяем, конечно, детей тем важным миром отношений, на который можно опереться всегда, где бы ты ни был, в каком бы ты мире ни оказался, будут ли тебе тут дроны приносить пиццу на завтрак, или будет всё как-то по‑другому. Всё равно отношения людям будут нужны, и всё равно компетентность в отношениях, умение отношения создавать, строить и поддерживать – это совершенно необходимо.

В этой ситуации вкладываться нужно в то, что точно пригодится

Соответственно, мне кажется, что если говорить про наши тревоги родительские, про то, можем или не можем мы детей подготовить к современному миру, мне кажется, что наша задача всё-таки посмотреть на это на метауровне. Не убиваться на конкретные темы, например, ходить ли на занятия английским дополнительно. Потому что, ну, не знаем мы ответа на этот вопрос. Если мы спросим сейчас – прямо сейчас без английского очень плохо, знаете это сами. Но если мы спросим себя про «через 15 лет»… Понимаете, у нас в телефоне, возможно, будет коммутатор, который совершенно будет решать эти вопросы, абсолютно, вот на том уровне, которой сейчас требует много-много часов на протяжении многих-многих лет дополнительных усилий, дополнительных работы. А мы украли эти часы у того, чтобы ребёнок играл с друзьями во дворе. Может быть, мы неправы. И, понимаете, мы не знаем ответа на этот вопрос и будем очень часто сталкиваться с тем, что мы не знаем. И в этой ситуации вкладываться нужно в то, что точно пригодится.

Ещё раз повторю, что пригодится, как мне кажется: знать, понимать себя, понимать свои ценности и вообще мыслить о том, что я могу принимать решения опираясь на ценности, что это важно, и третье – это отношения.

Вопросы участников

Контакт с собой через личный пример – это мы услышали. А есть ли какие-то ещё дополнительные способы общения с ребёнком, которые помогут этот контакт установить?

Мне кажется, это должна быть не только задача родителей, потому что родители здесь немножко в сложной ситуации. Всё-таки основная работа по этому контакту с собой и осознанию себя – это подростковый возраст. Подростковый возраст – это возраст негативизма по отношению родителям. Плюс всё-таки возможность думать о себе требует возможности рисковать, требует права задавать себе неприятные вопросы и думать опасные и страшные мысли. Например, имеет ли смысл вообще жить?

Любой человек в 15−16 лет когда-то задумывался: «Имеет ли смысл вообще жить? Или вся эта бодяга – какой-то обман трудящихся и вообще ни к чему?» И как ты придёшь и с мамой про это поговоришь? «Мам, знаешь, мне кажется, что жить вообще не нужно», – ну, это жестокое обращение с мамой.

Трудно себе представить маму, которая при этом сохранит философский такой настрой и скажет: «Ну, давай, сыночек нальём чайку и поговорим об этом». Любая мама, когда к ней придёт ребёнок и скажет: «Мама, мне кажется, жить вообще незачем», – у неё в солнечном сплетении образуется холодный ком, она меняется в лице, она начинает вспоминать страшные статьи в интернете про «синих китов», и ей становится совсем не хорошо. Поэтому ребёнок, скорее всего, это делать не будет. А ему с кем-то бы надо бы поговорить. И мне кажется, что хорошо бы, чтобы такую услугу предоставляли не родители. Дети должны иметь возможность поговорить об этом с кем-то, кто не боится ничего, кто не боится никаких тем, кто не заинтересован в этом ребёнке так лично.

И здесь опять мы выходим на более широкий контекст, потому что, например, есть фактически запрет и риски для специалистов говорить об этом, говорить с детьми о суицидальных мыслях, говорить с детьми о сексуальной ориентации, и это катастрофа, потому что мы обрезаем детям возможность с кем-то про это поговорить. Постоянно, когда в регионы ездишь, спрашивают специалисты: «А что я теперь должен сказать ребёнку, когда он говорит, что он не уверен в своей сексуальной ориентации?». Я должен ему сказать, что: «Прекрати немедленно! Ты что, урод!» – получается, что закон чуть ли не предписывает так говорить. Если, например, представить, что кто-то будет говорить с детьми о тех же суицидальных рисках. Этот кто-то, кто пришёл, допустим, в класс или куда-то в группу подростков, вот с чего человек должен начать? «Дети, многие из вас думают о том… И это нормально!» – это должен сказать психолог? После чего он рискует прекратить свою профессиональную деятельность в наших реалиях. И это, конечно, безумие: то, что мы пытаемся в этой ситуации играть в страусов, пытаемся зажмуриться. Если не говорить такие слова, если всё удалить, все ресурсы и такие слова не произносить, то дети будут целее. Но, на самом деле, они должны иметь возможность об этом разговаривать с кем-то, кто не боится.

А с кем?

Психологи, которые с проблемами обязательно работают. Нарративные практики, коучи те же самые. То есть подросток должен иметь право, возможность пойти к такому человеку и с ним поговорить про себя. И, мне кажется, что у нас не так много детей, не так много подростков, которые точно могли бы себе это позволить, поэтому это должно быть как страховая медицина. Просто если тебе 13 лет, ты имеешь право бесплатно пойти с уверенностью, что никто это не будет никуда передавать или как-то использовать против тебя и твоих родителей, безопасно поговорить про все свои на эту тему переживания и подумать про себя.

Если говорить про темы менее нагруженные эмоционально: про свои способности, свои склонности, свои сильные и слабые стороны – это должно быть частью школьного обучения, должно быть часть образования.

Детей должны учить про это думать, по‑хозяйски относиться, не сидеть, втянув голову в плечи: «Я смогу, или не смогу, или как меня оценят», – а по-хозяйски про это думать: «У меня тут хорошо, тут плохо. Тут слабое место, тут сильное место. Что с этим хозяйством делаем, как мы с этим обходимся».

Я мама полуторагодовалого малыша и задумываюсь о подготовке к школе. Я разделяю вашу позицию, что у ребёнка должно быть детство, не нагружать его кружок за кружком. Но мамочки первоклассников говорят, что в первом месяце, в сентябре, уже просят разобрать слово по составу, а мы это делали во втором полугодии. И рекомендуется уже с пяти лет на два года эту бодягу затягивать по подготовке к школе. Надо ли это? Не будет ли ребёнок действительно с 5 до 7 лет во всех этих подготовках? Не завязнет ли и не потеряет ли то, что ему сейчас по его когнитивному периоду нужно: движение или какое-то другое развитие?

Что такое подготовка к школе? Это подготовка к получению систематического образования. На чём основано систематическое образование? Оно основано на определённых способностях, на определённых психических новообразованиях, способности психики делать некие операции. Одна из важнейших операций, которая нужна для этого – это способность придавать смысл чему-то, то есть поверить, что вот эти чёрточки значат «а», поверить что «X» – это число. Это очень непростая психическая операция, маленький ребёнок на это не способен, человек с сильно ограниченным интеллектом на это не способен. Что готовит к этой операции? Готовит ли к этой операции курс по подготовке к школе? Не-а. К этой операции подготовит свободная ролевая игра. Когда ребёнок играет с другими детьми в «дочки-матери» и говорит: «Этот лист лопуха – это тарелка, эти семена – это салат, а ты будешь папа, ты пришёл с работы», – это готовит к этой мыслительной операции, ничего лучше природой не создано. Лишая детей ролевой игры ради того, чтобы они в пять лет уже писали палочки, мы очень нехорошую вещь на самом деле делаем.

Вопрос по поводу хозяйского отношения к себе: с какого возраста ребёнка об этом можно говорить вот так, как вы сейчас об этом сказали? Моей дочке 4 года, и пока ей нужно всё, ей интересно всё, она хочет и туда, и туда, потом наоборот не хочет. Как определить, что к чему и как с ней это главное обсудить? Потому что я обсуждаю, но ей сегодня одно надо, завтра не надо.

Это нормально. Собственно говоря, всё детство дается для того, чтобы одно было надо, другое не надо и всё пробовать. В 4 года нормально, что сегодня надо, а завтра не надо – по любой причине. Если речь о ребенке постарше, в ситуации когда «я вчера хотела, сегодня не хочу» – вот в этом месте можно остановиться и спросить себя: Что произошло? Сказал мне что-то не то тренер? Или у меня сегодня плохое настроение? Или я поссорился с приятелем по занятию? Или у меня не получалось? Что произошло? И готов ли я считать это достаточно важным, чтобы идти на поводу у этого, или, может, это пройдёт? Например, договариваться: «Ну, хорошо, тебе сегодня не хочется, но давай мы ещё три раза сходим, вдруг пройдёт. Или через три раза, если по‑прежнему это останется, ты точно не хочешь этим заниматься…» – ну, то есть мы делаем посильную ситуацию осознанного выбора ребёнку. Я не уверена, что в 4 года – это посильно, но, скажем, в 8 – это уже точно посильно. Мы делаем посильный ребёнку зазор на рефлексию: «посмотрим на это», «подумаем про это», «поговорим про это», а не реактивно делаем, что захотелось или не захотелось. Но в 4 года реактивность – это нормально, так что не надо из-за этого переживать.

Вопрос про ценности. Вы как раз упомянули про жизнь в городской среде. И вот как формировать в ребёнке именно те ценности, которые раньше формировались, грубо говоря, большой семьёй, либо религией, либо классическими традициями: от праздников до совместных ужинов и так далее?

Я под ценностями имею в виду не обязательно традиции. Ценности – это то, что мне важно, это то, что я считаю правильным, это то, за что я готов поработать, например, или даже чем-то пожертвовать. Это могут быть идейные убеждения, это могут быть просто решения, как с людьми обращаться, чем мне заниматься, на что мне тратить своё время. Ценности в любом случае есть, и не надо питать иллюзии, что мы должны какие-то обязательно сформировать конкретные. Скорее наша задача как родителей вообще дать ребёнку понять, что об этом можно говорить и об этом важно думать. Вот скорее про это.

А сообщества всё равно формируются. Мне кажется, сейчас идёт активный процесс формирования в городах новых сообществ уже по другим основаниям, на других общих целях. Люди устали от этой атомизации, люди устали не знать никого, им хочется уже объединяться, им хочется видеть друг друга, им хочется иметь общие интересы и действовать совместно.

Людмила Петрановская — о том, как выжить в самоизоляции с детьми

Практические советы от психолога Людмилы Петрановской, как выжить в самоизоляции с детьми и сохранить здоровые взаимоотношения в семье

Один из вариантов развития будущего — повсеместное введение онлайн-образования и удаленной работы. Уже сейчас мы проводим вместе больше времени, чем привыкли. Удаленка стирает границы между трудом и отдыхом, и, по сути, рабочими становятся круглые сутки. При этом родителям приходится совмещать работу с воспитанием и обучением детей на дому. Что делать, чтобы как можно дольше оставаться в ресурсе и почему психика взрослых сейчас важнее, чем оценки детей, — в онлайн-лекции «Детки в клетке. Домашний режим по новым правилам» рассказала семейный психолог Людмила Петрановская.

Об эксперте: Людмила Петрановская — известный семейный психолог, тренер, лауреат премии президента РФ в области образования. Общий стаж консультационной практики — более 20 лет. Среди достижений — основание Института развития семейного устройства для детей-сирот. Петрановская — автор шести книг («В класс пришел приемный ребенок», «Привязанность. Тайная опора в жизни ребенка», «Трудный возраст» и др.), а также нескольких десятков научных статей и целого ряда обучающих курсов. Является лектором портала Family Tree, оказывающего информационную и психологическую поддержку семьям.

Портал психологической поддержки семей Family Tree создан бывшим журналистом телеканала «Дождь» и автором книги «Мама на нуле» Анастасией Изюмской. На сайте регулярно проводятся онлайн-встречи с педагогами и психологами, на которых обсуждаются актуальные темы родительства: как разговаривать с детьми, как воспитывать и чему учить, как помогать себе.

Миссия «все успеть» невыполнима

Дети (и родители вместе с ними) оказались в непростой ситуации. Они заперты в квартирах, не ходят в школу, в детский сад, на дополнительные занятия. Но, если к этому не относиться как к невероятной драме или испытанию, с самого начала себя не настраивать на то, что это что-то ужасное, будет легче.

По большому счету, ничего страшного не происходит. Это ваши дети. Да, это непривычный образ жизни, но не должно быть какой-то особой проблемы в том, чтобы провести с собственными детьми месяц или два.

Наиболее уязвимы родители маленьких детей. Не младенцев, а скорее тоддлеров (ребенок в возрасте от одного до трех лет. — РБК) — это самая сложная категория для пребывания с ними в карантине, особенно если квартира маленькая. Занятий, которыми их можно занять надолго, мало. Сами они не могут играть, время самостоятельной игры у малышей короткое. Они лезут практически везде, хватают практически все, договориться с ними и поставить какие-то правила невозможно.

И вот тут надо понимать, что миссия «все успеть» — и готовить, и убирать, и японский язык учить, и венскую оперу слушать — невыполнима. Чем быстрее мы это поймем, тем легче будет. С самого начала снижаем планку, с самого начала понимаем, что идеально не будет.

У вас будет бардак, у вас не всегда будет регулярное питание. Вы не сможете полноценно работать, если нет хотя бы двух взрослых, которые могут друг друга сменять. Лучше с самого начала задаться вопросом, как снизить планку, от чего можно отказаться и какие обязательства можно с себя скинуть.

Фрагмент открытой лекции Людмилы Петрановской для портала Family Tree​ «Детки в клетке. Домашний режим по новым правилам».

Если вы целый день сидите с ребенком, которого можно обезвредить только на 20–30 минут, и пытаетесь полностью сохранить весь объем работы, который у вас был, то вы будете это делать за счет сна. Это не очень хорошая идея. Такое можно себе позволить, если вы достаточно молоды и здоровы, в виде какого-то двух-трехдневного аврала, когда нужно что-то сдать. Но если вы так будете жить весь месяц, то это просто опасно для вас и для вашего иммунитета.

Один из факторов более тяжелого течения заболевания — это хроническая усталость, депривация сна, от чего страдают, например, медработники. Лучше не допускать такого состояния. Подумайте, где и что можно оптимизировать, от чего можно отказаться совсем, что можно передоверить кому-то.

Если у вас маленькие дети, то ваша задача — пережить это время. Этого будет достаточно. Старайтесь спать всегда, когда спит ребенок, старайтесь есть всегда, когда он ест, использовать спокойные минуты, когда ребенок играет, чтобы тоже тихо посидеть и передохнуть. Прежде всего, берегите свои силы.

  • Чем занять тоддлера

Подойдут любые занятия, которые могут хотя бы на какое-то время «припарковать» ребенка. Это нехитрые, совершенно бытовые вещи. Лучше всего, если они будут совместимы с какой-то вашей деятельностью. Например, готовя еду, вы можете дать ему макароны, пусть он их покрошит или погрызет — потом в поломанном виде положите в еду. Или дать ему капусту, пусть разбирает, раздирает, грызет, а потом вы ее тоже используете. Можно дать набор кухонной утвари, всяких половников, лопаточек — это тоже может на полчаса развлечь. Дайте ребенку пятилитровую канистру для воды и какие-то предметы, которые можно туда засовывать, а потом обратно вытряхивать. Миску с водой, в которую можно кидать, а потом обратно вытаскивать какие-то игрушки. Губка и тарелка с водой двух-трехлетку на какое-то время завораживают. Может быть, у вас есть какие-то старые приборы, которые не жалко отдать на разламывание.

  • Чем занять дошкольника

С дошкольниками проще. Они больше себя обслуживают, многое могут сделать сами. У них есть уже более длинная самостоятельная игра. Люди сейчас пишут, что дети освоили ролевую игру со сверстниками по мессенджеру: подружки играют в куклы, поддерживая контакт по видеосвязи в WhatsApp, обе очень довольны — это прекрасно. Детям такого возраста нужна ролевая игра. Лучше всего со сверстниками, но некоторые дети могут и самостоятельно играть. Все, что вы можете, — поддерживать ребенка в этом и всячески вдохновлять.

Вы можете подкидывать идеи из вашего детства, если ребенок сам не догадался. Например, как можно сделать шалаш под столом или смастерить куколок из платочков. Вспоминайте, во что вы сами играли, и, если ему надоедает его игра, то подсказывайте что-то новое.

Меняйте игрушки: выберите часть игрушек и спрячьте, а на следующий день дайте другую часть. Если у вас есть три большие коробки, вы можете один раз в три дня обновлять парк игрушек, оставляя постоянно только самые любимые. Получается, что каждые три дня будет какой-то сюрприз.

Если ваш дошкольник занимается свободной сюжетно-ролевой игрой, пожалуйста, не трогайте его, не дергайте, не устраивайте с ним скандалы из-за того, что вы хотите, чтобы он у вас читал или считал. Ему это не нужно. Если он спокойно играет, то вы можете спокойно заниматься своими делами. Если ребенку скучно, он просит, чтобы вы с ним поиграли, то поиграйте с ним столько, сколько можете. Если вам нужно работать, то поиграйте с ребенком сначала. Тогда после этого он сможет какое-то время поиграть самостоятельно.

Обязательно устраивайте минутки активного движения: попрыгайте, потанцуйте, поваляйтесь вместе, пообнимайтесь. В течение дня должны быть и веселые, активные моменты и, наоборот, расслабленные. Это поддержит настроение и тонус всей семье.

Спокойно принимайте факт, что все дети просядут с учебой

Все школьники перешли на дистанционное обучение. Никто не был к этому готов — ни дети, ни учителя, ни родители. В итоге это превращается в хаос и нервотрепку. От учителей требуют невесть что и держат в постоянном стрессе, и они, зажмурившись, кидаются всеми заданиями, которые нашли в своих папках и файлах. Родители все это ловят и принимают как данность — что они каким-то образом должны, как сейчас модно говорить, мотивировать ребенка на то, чтобы все это сделать. В итоге уже через две недели все в истерике.

Для преподавателя дистанционное обучение — это очень тяжелое и малоприятное мероприятие. За двухчасовой вебинар устаешь сильнее, чем за целый день очной группы, потому что когда перед тобой живые люди, ты обмениваешься с ними взглядами, улыбками, эмоциями и нет ощущения, что ты один, как дурак, сам с собой разговариваешь. Учителя и преподаватели ВУЗов сейчас делают это по 6—8 часов в день. Это адски тяжело. Все это требует большой работы, больших усилий и времени. Ни у кого сейчас нет на это ресурсов.

Дети получают дистанционное образование в формате говорящей головы, которую сложно слушать целый день. У кого-то из преподавателей хватает харизмы, у кого-то нет. Но учителя — не дикторы телевидения и не актеры театра. Нереалистично ставить задачу сохранения качества образования при таком экстренном и вынужденном переходе на дистанционное образование.

Спокойно принимайте факт, что все дети сейчас просядут с учебой. Кто-то что-то пропустит, кто-то что-то не поймёт, кто-то что-то не сделает, какие-то темы окажутся неясными. Это нормально, это естественно, в сложившейся ситуации не может быть иначе. Давайте без фанатизма! Не надо требовать, чтобы дети делали абсолютно все любой ценой. Если они просто слушают уроки и выполняют какую-то часть из того, что присылают, этого достаточно. Учителя сейчас просто не успевают проанализировать, что и в каком количестве присылать, и шлют все, что у них есть по теме.

Давайте снижать градус требований и градус переживаний. Все отстанут, все пропустят, у всех что-то не получится — ничего страшного, это не конец света. Речь идет практически о двух месяцах, еще будет время все наверстать и повторить.

Я рекомендую следующее: если школьник учится из дома, а родитель должен работать (дома или в офисе), а еще есть тоддлер или другие обстоятельства, то в этой ситуации я бы написала письмо классному руководителю о том, что вы не можете обеспечить полноценный образовательный процесс своему ребенку. Это нужно, чтобы вас не бомбардировали лишний раз, не требовали невозможного и не ругали ребенка. Сообщите, что он будет учиться сам, как сможет, вы же можете только создать ему рабочее место и кормить — больше ничего. Вы понимаете, что это может привести к снижению объема знаний и оценок, но вы не в претензии к школе по этому поводу. Часто это приводит к снижению напряжения.

Если ребенок будет смотреть какие-то увлекательные вещи, играть в те же настольные игры, это даст ему больше, чем те задания, которые в панике присылают учителя.

Такая рекомендация была бы хороша и учителям: вместо заданий, не очень подходящих для онлайна, можно подбирать интересные фильмы (с того же Discovery), предлагать детям делать по ним тезисы, рисовать картинки. Ученики постарше могли бы рисовать ментальные схемы, опорные карты. Хорошо бы вместе обсуждать интересные исторические и художественные фильмы. Это сэкономило бы всем и силы, и время. Но учителя зависят от программы и плана, а мудрости сверху ожидать не приходится.

Детоцентризм во время кризиса совершенно неуместен

Мне кажется, что сейчас самое подходящее время пересмотреть парадигму, в которой многие семьи жили последние годы и строили жизнь вокруг детей. Вокруг того, как ребенок учится, куда он ходит, как он развивается, какой у него распорядок. Такой детоцентризм и в благополучное время часто имеет свои издержки, но во время кризиса он совершенно неуместен. От него надо отходить и понимать, что впереди достаточно непростые времена, и в эти времена наиболее ценными членами экипажа являются способные работать взрослые. Задача сейчас — сохранить их состояние, их здоровье, их иммунитет, чтобы они были способны позаботиться и о детях, и о пожилых, и заработать на жизнь.

Я бы напрямую поговорила сейчас с детьми, особенно школьного возраста, о том, что придется перестроить какие-то правила жизни.

Сейчас в подавляющем большинстве семей дети вообще ничего не делают по дому, потому что они самые занятые. У них то школа, то музыка, то английский — вся неделя расписана. Теперь, когда все дома, сильно выросла нагрузка в быту, стало больше готовки и уборки, самое время пересмотреть распределение домашних обязанностей. Дети, наконец, могут узнать, как мыть посуду, убирать дом и пришивать пуговицы. Это очень полезные знания, которых у современных детей нет.

Имеет смысл провести разговор о том, что нагрузка выросла, особенно если вам нужно работать и у вас есть еще маленькие дети. Сказать, что вы не можете больше делать все самостоятельно и нуждаетесь в помощи всех членов семьи. Это взрослый партнерский разговор, сообщение детям о том, что мы рассчитываем на них. Такая помощь может быть вам сейчас нужнее, чем уроки.

В конце дня нужны ритуалы эмоциональной поддержки друг друга

Как бы мы ни старались, в изоляции неминуемо будут эпизоды раздражения друг другом. Замкнутое пространство само по себе поднимает уровень стресса и агрессивных эмоций. У кого-то могут возникнуть депрессивные настроения. Поэтому очень хорошо в конце дня применять небольшие практики, ритуалы эмоциональной поддержки друг друга. Можно вечером за чаем включить лампу, зажечь свечи, обменяться позитивными посланиями. Например, каждый продолжает фразу «Я сегодня доволен собой, потому что…» и дальше каждый говорит свое. Даже если ничего не сделал, но смог сдержаться и не накричать — это тоже достижение!

Еще один вариант: в конце дня говорить друг другу спасибо: «Я сегодня хочу сказать спасибо маме/папе/брату/сыну/дочке, потому что мне было очень приятно, когда ты сказал/сделал/посмотрел/улыбнулся и так далее».

Можно лечь на диван — и орать уже не получится

Сейчас много вопросов о том, что делать, если кроет, если накатывает раздражение, если сложно справляться с эмоциями. Это понятно: у нас и стресс, и тревога, и день сурка, и невозможность сменить обстановку, отвлечься и пойти пообщаться с друзьями. Конечно, эмоциональные наплывы бывают, вряд ли без этого можно совсем обойтись.

Как справиться со стрессом в моменте

1. Изменить свое положение в пространстве, если идет агрессивный наплыв, вы чувствуете раздражение, желание закричать. Если вы стояли — сядьте, если вы сидели — сядьте на пол. Если вы нависали над человеком — отойдите на шаг назад. Если вы размахивали руками — опустите руки. Если у вас была напряжена челюсть — расслабьте ее. Обратите внимание на напряжение в кистях рук. Обычно агрессия вызывает напряжение в челюсти и в кистях рук: рвать, кусать и так далее. Если вы расслабили челюсть и кисти рук, обычно уже гнев спадает. Если вы просто сядете, а еще лучше сядете на пол, на низкую табуретку, окажется, что в таком положении орать невозможно. Можно лечь на диван — и орать уже не получится.

2. Найти опору, если у вас тревога или паника. Сядьте удобно, почувствуйте вес своего тела. Переобуйтесь из тапочек, особенно если они у вас мягкие, падающие с ног, в кеды, кроссовки, удобную устойчивую обувь. Это само по себе снижает тревогу. Сделайте упражнения на устойчивость, при которых ноги устойчиво стоят на полу, вы чувствуете эту опору, чувствуете свой вес. Подышите спокойно, медленно, не обязательно глубоко, главное — размеренно. Можно дышать на счет: на четыре — вдох, на четыре — пауза, на четыре — выдох, на четыре — пауза. Так вы задаете ритм, ваше дыхание выравнивается, успокаивается.

3. Измерить пульс у самого себя. Пока считаете, вы успокоитесь. Все эти вещи помогают снизить панические состояния, тревожность.

4. Отвлечься на что-то позитивное, если у вас отчаяние, депрессия. Можно послушать любимую музыку, подойти к окну или выйти на балкон и посмотреть на небо, птичек, на деревья.

5. Задействовать тело любым приятным образом. Умыться горячей/холодной водой, вымыть руки, принять душ. Намазать руки кремом, помассировать пальцы, ладони — это тоже оказывает стабилизирующее, успокаивающее действие. Выпить чай или, наоборот, холодной воды, сока со льдом, съесть что-то, что вам нравится, понюхать то, что доставляет удовольствие (кофе, корицу, духи). Кому-то нравятся тактильные ощущения, например, перебрать фасоль, потрогать какую-то ткань, погладить кошку. Подходит все, что доставляет вам тактильное удовольствие. Когда мы задействуем тело, из лимбической системы уходит напряжение, эмоциональная паника снижается.

Эта ситуация не будет короткой, но она не будет и бесконечно длинной

Прежде всего в этой ситуации, непростой и стрессовой для многих, изменившей планы и привычный образ жизни, надо настроиться так, чтобы пройти через нее с наименьшими потерями. Хотя бы психологическими и отношенческими. А может быть, даже получить что-то полезное.

Мы имеем дело с серьезной ситуацией, но это не какой-то крайний кошмар. В большинстве случаев заболевание протекает легко и бессимптомно, это не чума и не черная оспа, от которой умирали все. Хотя для кого-то течение может быть тяжелым. Сейчас основная задача — поберечь людей, для которых болезнь может быть тяжелой, и поберечь медиков, чтобы на них не упала невероятная нагрузка.

Тому, кто ожидал, что за неделю все кончится, было неприятно услышать, что самоизоляция продлевается еще на месяц, а может, и не на месяц. Эта ситуация не будет короткой, но она не будет и бесконечно длинной. Кривая заболеваемости по миру уже начала загибаться, она уже не взлетает ракетой вверх.

Безусловно, после этого мы будем иметь «экономический хвост». У многих людей больше тревоги связано именно с этим. Но наше общество накопило ресурсы социальной поддержки, ресурсы горизонтальных связей. Мы справимся совместными усилиями, помогая и поддерживая друг друга. У нас сейчас больше гибкости в плане современных технологий, мы можем зарабатывать благодаря интернету. Мне кажется, сейчас очень важно, с одной стороны, относиться к ситуации серьезно, а с другой — не драматизировать и не считать, что это конец света.

Подумайте о том, что в любой ситуации есть свои плюсы. Совместный опыт преодоления трудностей сближает. Семья — это команда в шлюпке, которая сейчас переживает шторм и которая должна через эту стрессовую ситуацию с честью пройти. Если относиться друг к другу, в том числе и к детям, как к партнерам по команде, как к тем, с кем вместе мы должны это преодолеть, то очень может быть, что у нас это неплохо получится.


Подписывайтесь и читайте нас в Яндекс.Дзене — технологии, инновации, эко-номика, образование и шеринг в одном канале.

Психолог Людмила Петрановская. Развитие ребенка: что важно на самом деле

Автор книг о детско-родительских отношениях, лауреат премии президента РФ в области образования Людмила Петрановская стала одной из главных звезд МАМА ПАПА форума, прошедшего в Екатеринбурге. Наша читательница Елена Пирогова сходила на лекцию психолога и специально для JustMedia.ru сделала подробный конспект.

 

Тема развития ребенка – сегодня одна из самых востребованных. Все современные родители немного на ней «повернуты». Дети воспринимаются как проект: его надо планировать, в него надо вкладываться. Иногда он начинается еще до рождения самого ребенка. Обычно это проект на целую группу взрослых: 4-5 включенных озабоченных взрослых с кучей фантазий и планов по поводу него у каждого. Когда родитель очень обеспокоен развитием ребенка, когда в этом процессе участвуют несколько человек, в итоге расписание у среднестатистического ребенка плотнее, чем у некоторых топ-менеджеров.

 

Поэтому дети начинают саботировать этот процесс. Сегодня огромное количество подростков пресыщены впечатлениями. Это называется дофаминовое истощение: ничего не радует, ничего не интересно. Такой ребенок ничего не хочет в этой жизни, кроме того, чтобы от него все отстали, а он спокойно посидит в уголочке со своим телефоном.

 

Выросло первое поколение детей, которые росли с такими развивающими родителями. Каждый день кружки и секции, бесконечные репетиторы и занятия, по выходным – новые выставки в музеях, театральные премьеры, несколько раз в год – познавательные поездки за рубеж. А сейчас этим родителям становится понятно, что у них выросли совершенно_обычные_дети. И у них возникает вопрос – зачем? Зачем было это сумасшедшее расписание? Зачем мама уволилась с любимой работы, а бабушка досрочно ушла на пенсию? Зачем было это все?

 

Безумие предыдущего поколения родителей – музыкальная школа. По статистике, ¾ людей, закончивших ее, больше никогда в жизни не играют на инструменте. Да, занятия музыкой развивают мозг, способствуют формированию новых нейронных связей. Но было ли это лучшим способом для этого?

 

 

Так что огромное количество занятий для современных детей – абсолютно неэффективно. Например, английский для малышей. В их голове от его изучения не остается почти ничего. Гораздо больший эффект дает, например, просмотр фильмов с субтитрами. Те страны, которые отказались от озвучивания кинокартин на английском языке, через несколько лет получили существенный рост знания этого языка молодежью.

 

Этапы в развитии ребенка

 

Человек рождается с незрелым мозгом и проходит несколько стадий развития, осваивая разные аспекты реальности.

 

0-1 год: формирование огромного количества нейронных связей. Мозг ребенка в этот период похож на мобильный телефон: без списка контактов это малополезная штука, а полезным он становится в процессе заполнения списка, то есть формирования связей.

 

Нейронные связи формируются во время деятельности: происходит миелинизация нервных волокон, и в итоге сформирована новая нейронная связь. Если она не используется, то через какое-то время «отбраковывается».

 

 

Таким образом, всю нашу жизнь наши действия формируют новые нейронные связи. Чем чаще мы что-то делаем, тем мощнее они становятся. Некоторые из них переходят на уровень бессознательного. Например, процесс подъема по лестнице: физиологически он очень сложный, но мы совершенно не задумываемся, как это делаем. Или другой пример: только начиная водить машину, мы контролируем каждое свое движение, но впоследствии они переходят в автоматизмы. Когда это происходит, освобождается внимание для освоения новых видов деятельности.

 

1-3 года: освоение телесного, материального мира. Ребенок изучает пространство, свое тело, как манипулировать предметами. Он учится ловить мячик, орудовать ложкой, оставлять след карандашом на бумаге и многое другое.

 

К трем годам ребенок уже полностью владеет своим телом и свободно может перемещаться в пространстве. Ему нравится бегать, прыгать, лазить по лесенкам, скакать по кочкам, скатываться с возвышенности, карабкаться в горку. Учить его в этот период чему-то другому можно, но зачем? Мозг можно натренировать, ребенок выучит все, что угодно, но смыслов никаких он не усвоит. Это не обучение, а дрессировка обезьянки себе на потеху.

 

Поэтому часто то, что нам выдают за методики раннего развития – это не более чем аттракцион, использующий способности детского мозга. Узнавание геометрических фигур, стран на карте, видов насекомых в этом возрасте – всего лишь фокус. И реализация нарциссических ожиданий родителей за счет ребенка.

 

* Одаренность – это повышенная способность к образованию нейронных связей. Но рядом с этим практически всегда идут ментальные проблемы, психическая нестабильность. Есть так же понятие нормативной одаренности – когда ребенок растет в образованной благополучной семье и не подвергается физическому насилию.

 

 

Что нужно ребенку от года до трех для освоения материального мира? Сам этот материальный мир. Будут ли это обычные предметы кухонной утвари или суперразвивающий набор за миллион денег – разницы нет. А вот если ребенка этого возраста посадить в манеж, развитие точно замедлится.

 

Второе, что ему нужно в этот период, – это человеческая речь. Для этого просто нужно с ним разговаривать, комментировать предметы, животных и птичек во время прогулки, рассказывать о происходящем.

 

Стоит ли ходить на развивающие занятия с ребенком такого возраста? Стоит, если это нравится тому, кто с ним ходит. Развивашки – это тусовка для родителей, надо к этому относиться так. Если маме хочется приодеться и пойти пообщаться с другими мамочками на общие темы, и от этого она получает удовольствие, то это, безусловно, полезно для семьи.

 

Если ребенок живет обычной жизнью, общается с несколькими близкими взрослыми, периодически выходит гулять, то в этот период ему больше ничего для развития не надо. Но стоит обратить внимание на то, что современная среда бедновата для физического развития. На детских площадках все поверхности ровные, нет ни кочек, ни наклонных поверхностей, по которым можно лазить, карабкаться, скатываться (речь не о специальных горках).

 

3-7 лет: возраст дошкольников, когда ребенок приходит в мир культуры. К этому моменту он уже овладевает языком, что этому способствует.

 

Культура – это придание смысла тому, что само по себе смысла не имеет. Дошкольники бесконечно, в течение многих лет тренируют эту способность – путем свободной ролевой игры. Ребенок берет предметы и «вводит их в роль», то же самое он делает с собой и друзьями. Если до трех лет он играет с кубиком как с деревяшкой, изучает, как он стучит по полу, падает, летает, то в более поздний период этот кубик уже становится машиной или танком, который с ревом ездит по комнате.

 

Придание смысла, введение в роль – это сложная психическая функция, ее освоение требует времени, многих часов тренировки. Именно это – подготовка к получению образования, к будущему вхождению в огромный мир переносных смыслов. Когда я определенным образом пачкаю маркером бумагу, вы читаете слово. Чтобы это стало возможным, мозг должен научиться это делать.

 

! Все время, которое мы забираем у ролевой игры, – это обкрадывание детей! В некоторых детсадах у детей вообще нет времени играть: они бесконечно лепят из пластилина, клеят аппликации, учат стихи и «a dog, a cat». А ребенок должен играть в свободную ролевую игру от пробуждения до засыпания – как с другими детьми, так и самостоятельно. Его фантазия способна что угодно превратить в игру. Но для это ему нужно время. Ему должно быть скучно. Тогда он начинает рождать новые смыслы, тогда рождается творческий импульс.

 

 

Плюс к этому нужно безопасное пространство без взрослых и постоянная детская компания. Но сегодня у ребенка нет возможности ее сформировать. Дети находятся под пристальным вниманием взрослых, и отсутствует пространство для игр. Если раньше дети целыми днями бегали во дворе со сверстниками, а мама только поглядывали за ними из окна, то сегодня такого опыта они лишены.

 

Отсутствие дворового опыта плохо сказывается на развитии детей. Они не умеют решать даже простейшие бытовые вопросы (захотел пить, ободрал коленку и пр.) – мир кажется им совершенно непонятным. И когда подростков начинают периодически в него выпускать, они реагируют очень тревожно.

 

По этой причине сегодня идет возврат к прошлым формам, начинают строить закрытые безопасные дворы без машин, где ребенок может гулять сам или в компании друзей. И никакие занятия не компенсируют этот опыт свободной ролевой игры.

 

7 лет – предподростковый возраст (≈ 11 лет): ребенок осваивает мир большого социума, то есть совокупность игр по правилам. Он идет в школу, пробует делать покупки в магазине и т.д. Ему предстоит освоить огромное количество игр по правилам, многие из которых нигде не прописаны. И это очень сложное умение.

 

Основное содержание деятельности этого возраста – это игры по правилам: футбол, «казаки-разбойники», шахматы, настольные игры. Компьютерные игры – тоже в каком-то смысле игры по правилам. Здесь важно отследить, не являются ли они единственным наполнением жизни ребенка. Что касается гаджетов в целом, то это просто технические новинки. То, что с ними у ребенка происходит, только проявляет то, что происходит без них. Пока еще мало исследований и соответственно мало данных об их влиянии. Безусловно, они влияют, но не надо все валить на них.

 

В процессе игр формируется, например, такой навык, как правильно войти в игру и выйти из нее. Это сродни тому, как мы не можем уволиться с работы, просто встав и выйдя за дверь – необходимо писать заявление и оформлять документы.

 

 

Школа – это тоже во многом игра по правилам. Детям это все интересно: школьная форма, правила поведения на уроке – но только если эта игра, в которой они успешны. Бесконечная критика и назидания гасят этот интерес. В этот же период дети осваивают чтение и письмо, и бесполезно сейчас учить их абстракциям.

 

Ребенок в этом возрасте может бесконечно отрабатывать навык, который ему интересен и важен, –пока не будет доволен результатом. Причем это происходит без какой-либо мотивации извне. Например, многочасовое катание на скейте может быть настоящим процессом обучения, но многие родители это игнорируют, не придавая значения.

 

Но у современных детей почти нет на это времени. После уроков их тут же сажают в машину и развозят по кружкам и секциям. Но там нет необходимого общения. Гораздо полезнее было бы после школы остаться на футбольном поле с одноклассниками и гонять мяч, споря друг с другом, не нарушены ли правила и засчитать ли гол.

 

Сегодня десяти-одиннадцатилетние дети не умеют играть в такие игры, это еще одна большая беда. Поэтому появилась даже новая специализация педагогов: молодые люди приходят в коллектив детей и учат их играть в классики, вышибалы и другие игры нашего детства.

 

Подростковый возраст: человек осваивает мир общения, прежде всего в группе. Он знакомится с такими понятиями, как групповая динамика, лидерство, горизонтальные отношения –конкуренция, кооперация, выбор партнеров. Можно ли это освоить, готовясь к ЕГЭ?..

 

Как воспитать в себе лидерские качества? Только тусуясь в группе много часов и становясь лидером там. Если ребенок не общается, то он не будет уметь общаться. Именно в процессе общения на каждый его вопрос на эту тему тут же поступает ответ.

 

К сожалению, именно на это возраст попадает подготовка к выпуску из школы. А если ребенок занимается тем, чем он должен заниматься в этот период, – тренирует навыки общения, родители считают это время потерянным.

 

 

В итоге ребенок, которому не удалось отбиться, поступает в нужный вуз и без опыта этого общения в студенческой жизни попадает в разные сложные ситуации. Иногда он не может решить даже простейших задач – например, узнать, что задали к семинару, если не был на лекции или прослушал.

 

Если подростку не дают общаться, у него возникает ощущение, что жизнь проходит мимо – и оно вполне обосновано. Ему не хватает также и возможности обсудить со взрослыми важные для него вещи – со стороны тех он видит только контроль и требования. Это приводит к печальным последствиям: 2/3 пациентов одной из московских клиник по суицидам – ученики самых престижных и «сильных» школ.

 

У современных подростков перекрыты возможности для заработка, реализации каких-то собственных проектов. Ребенку в этом возрасте крайне важна осмысленная деятельность, ему важен его результат. А его усаживают за подготовку к тестам, «подтягивают» по всем предметам с одной целью –  поступить в вуз.

 

В России вообще преувеличено значение высшего образования. До сих пор считается, что это одно из условий жизненного успеха, хотя это не так. Например, страна с самой низкой долей людей с в/о – Швейцария, потому что там есть масса других возможностей для самореализации. Можно согласиться, что высшее образование дает преимущество в будущем – только если это выбор самого человека и он это образование действительно получает.

 

* * *

 

Итак, часто под развитием ребенка мы имеем в виду то, что к развитию не имеет никакого отношения. И любое развитие требует покоя. Если ребенок обеспокоен отношениями со своими близкими, если он панически боится их разочаровать, он не способен к познавательной активности. Если дома скандалы, родители постоянно ссорятся, это тоже познавательную активность парализует. А вот если ребенку скучно и при этом безопасно, он начинает изобретать игры.

 

Но покоя у современных детей почти нет. Многие родители и педагоги считают запугивание лучшим способом заставить ребенка учиться. Этим способом человека можно натаскать, и он нормально сдаст ЕГЭ. Но есть риск, что на 1 курсе института он уйдет в депрессию или бросит занятия.

 

Важно это помнить: развитие происходит из точки покоя. Для того чтобы ребенок хотел развиваться, он должен быть уверен, что в жизни все хорошо. Что родителей ты устраиваешь, что у тебя в любом случае все получится, что ошибаться – это нормально.

 

Если человек не делает ошибок, значит, он умеет делать то, что делает. Обучения в этот момент не происходит. Ошибка – это точка роста, ее надо ценить. А у нас что делают учителя даже в начальной школе? Снижают оценку за исправления, то есть за найденную самим ребенком ошибку. А за это надо оценки повышать!

 

* * *

 

Вопрос: Нужно ли отдавать ребенка в детский сад и, если да, то в каком возрасте?

 

— До трех лет, пока маленькому ребенку не нужны горизонтальные связи, ему не нужны и дошкольные учреждения. После 3 лет ему уже нужны сверстники и многие часы игры с ними. Но совсем необязательно это реализовывать через детский сад. Этот же принцип распространяется на онлайн-обучение и домашнее образование.

 

 

Вопрос: Во сколько приучать ребенка есть ложкой и ходить на горшок?

 

— Все мы с вами рано или поздно этому научились. И это выбор родителей – паниковать по поводу этих сроков или нет. А педиатр задает вам эти вопросы, просто чтобы оценить насколько среднестатистически развивается ваш ребенок.

 

Вопрос: Школы предъявляют к будущим первоклассникам целый список требований по имеющимся навыкам. Стоит ли этому уделять большое внимание?

 

— Современная школа пытается часть своих обязанностей переложить на родителей, но не надо к этому безумию присоединяться. Стоит в последний год перед школой в щадящей обстановке познакомить ребенка с этими правилами, и не более того.

 

Вопрос: Ребенок родился в середине октября. Лучше отправить его в школу в 6 лет и 10 месяцев или в 7 лет и 10 месяцев?

 

— Чем позже, тем лучше. Участки мозга, отвечающие за произвольную (волевую) деятельность, созревают примерно к 7 годам, причем у мальчиков позже, чем у девочек. Они отвечают за способность оттормаживать свои импульсы – усидчиво выполнять задания, долго слушать учителя и т.п. Поэтому как готовность к школе стоит оценивать именно эти навыки, а не наличие знаний и умение читать.

 

Вопрос: Как в предподростковом возрасте ребенка понять, чем он действительно хочет заниматься? Походил на одно – бросил, попробовал другое – тоже перестал, и так без конца.

 

– Это нормально для ребенка, единицы с ранних лет чувствуют свое призвание. Совет один: не стоит принимать решение на эмоциональной волне. Причиной желания бросить может быть просто обида на резкое слово тренера или размолвка с сокомандниками. Старайтесь договориться на «испытательный период», пусть примет окончательное решение спустя некоторое время.

 

 

Вопрос: Ребенку 3 года, как лучше – отдать его в детский сад на полдня или на целый день?

 

— Если у вас есть возможность быть с ним дома днем, то отдавайте на те полдня, когда дети играют, а не когда идут занятия. И наблюдайте за ребенком: некоторые дети быстро истощаются, и им достаточно половины дня, а некоторые сами хотя проводить там весь день – и пусть.

 

Вопрос: Стоит ли общаться с ребенком в семье на двух языках, если у нас есть такая возможность? Например, мама на русском, папа на английском.

 

— Детский мозг легко все берет и так же легко все забывает. Если вы планируете делать это постоянно и потом только увеличивать объем второго языка в жизни ребенка, то почему бы и нет: играйте, разговаривайте на языке, и возраст начала некритичен. Но если потом у ребенка будет перерыв в таком общении, то он забудет все без следа.

 

Вопрос: Ребенку 4 года. Какие занятия для него выбрать – спорт, на развитие крупной моторики, мелкой моторики?

 

— На самом деле мы вынуждены занимать ребенка чем-то для того, чтобы он не выносил нам мозг. А выносит он нам мозг потому, что лишен свободной ролевой игры со сверстниками, которая в 4 года должна быть основным видом его деятельности. Если возможности для этого у него нет, то любой вариант занятий подходит – который удобен вам. Потому что вы тоже – большая ценность.

 

Людмила Петрановская — фото, биография, личная жизнь, новости, книги 2022

Биография

Людмила Петрановская — психолог, писатель и эксперт по детскому воспитанию. Центральный направлением деятельности стала работа с детьми-сиротами и приемными семьями — двумя категориями, которые сама Людмила Владимировна назвала главными учителями. Педагогическое мастерство лекаря человеческих душ не осталось неоцененным: в 2002 году писательнице вручили премию президента РФ в области образования.

Детство и юность

Родина Людмилы Петрановской — Ташкент, но по национальности писательница русская. Она родилась 20 апреля 1967 года. О биографии Людмилы Владимировны в ранние годы жизни известно малое количество фактов. В молодости общественный деятель получила образование филолога в вузе Ташкента. В 1999-м окончила Институт психоанализа и стала обладателем диплома по специальности «семейное консультирование, психодрама».

Психология и книги

В начале карьеры Петрановская занималась проблематикой социальной адаптации детей-сирот, изучала вопросы психологической подстройки ребенка. Профессиональный опыт писательницы регулярно подкреплялся большим объемом практики. В 2012-м Людмила Владимировна создала организацию «Институт развития семейного устройства» (ИРСУ), главной задачей которой стало обучение специалистов, работающих с проблемными детьми из разных уголков России.

Сотрудники института также проводили подготовку семей, собирающихся взять себе ребенка из детского дома. Проект Людмила Владимировна назвала «авантюрой с самого начала», так как он создавался с нуля, без вложений и спонсоров, но за короткое время сумел собрать крепкую команду.

Петрановская лично занималась устройством детей, чья жизнь сложилась непростым образом. Ей приходилось регулярно вести сотрудничество с интернатами. Эксперт открыто заявляла, что для сегодняшних реалий структура этих учреждений больше напоминает для ребенка тюремные организации с постоянным гнетущим контролем.

В 1990-е автор начала сотрудничество с издательством «Аванта+». В 1996-м она оказалась редактором тома «Языкознание. Русский язык». Людмила Владимировна призналась позднее, что к работе тогда привлеклись лучшие российские лингвисты, «люди потрясающего ума, проницательности, языкового чутья».

Людмила Петрановская сейчас / @ludmila.petranovskaya

В результате на свет появилось издание, которое не потеряло актуальности и сегодня. Позднее при участии публициста вышел том «Человек. Психология». В книге, по словам специалиста, не встретилось ни единого вопроса, интересующего подрастающее поколение, который группа авторов не постаралась бы «честно и экологично изложить».

С 2005 года Петрановская сотрудничает с издательством «АСТ», в котором среди других работ писательницы вышла популярная серия книг с подзаголовком «Что делать, если….». По признанию Людмилы Владимировны, в детстве она оказалась тревожным ребенком и поэтому теперь хотела словами поддержать юных читателей, научить не теряться в сложных ситуациях, не бояться собственных страхов. В 2013 году серию пополнило сочинение «Что делать, если ждет экзамен?», адресованное подросткам.

Позднее психолог стала автором ряда книг, предназначенных для родителей. Среди них особую известность получили «Дитя двух семей», «Тайная опора: привязанность в жизни ребенка». Отражение сегодняшних реалий нашло в сочинении Петрановской 2016 года «#Selfmama. Лайфхаки для работающей мамы!». В этих произведениях психолог советует, что необходимо избавиться от перфекционизма и не забывать о собственных интересах.

Людмила Владимировна часто проводит онлайн-лекции и семинары в разных городах России. В 2019 году она выступала экспертом на различных профильных мероприятиях. В рамках вебинаров Петрановская работала с массовой аудиторией. На мнение и опыт публициста ориентировались практикующие детские психологи и родители. Среди самых популярных лекций писательницы — «Воспитание с видом на будущее».

Личная жизнь

Поклонники методик Петрановской мало что знают о личной жизни дамы, так как она предпочитает оставлять подробности за кадром. Известно, что психолог замужем и вместе с супругом воспитывает двух детей. Людмила Владимировна ведет профили в социальных сетях, которые пополняются фото, постами и видео.

Петрановская также публиковала статьи в «Снобе» (с 6 марта 2022 года заблокирован на территории Российской Федерации) и заметки в ЖЖ. Среди освещаемых ею тем — тренинги личного роста и их польза, травмы поколений, эмоциональное выгорание родителей и другие ситуации, которые помогают разобраться в себе и проблемах в семье.

Людмила Петрановская сейчас

В 2022-м Людмила Владимировна продолжила научную и практическую деятельность. Поклонники увидели писательницу в фильме Александра Мурашева «Я встретил тех, кто меня травил», посвященного проблеме буллинга. Психолог отметила, что картина стала очень личной для нее.

В марте Петрановская стала гостьей программы «Скажи Гордеевой». Вместе с Екатериной писательница в интервью обсудила вопросы, связанные с собственной работой, в частности развенчала популярное мнение о том, что настоящий психолог только утешает и успокаивает, неся исключительно позитив.

Библиография

  • 2008 — «Энциклопедия для детей. Языки мира»
  • 2014 — «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка»
  • 2015 — «Что делать, если ждет экзамен»
  • 2016 — «Дети, раненные в душу»
  • 2017 — «Selfmama. Лайфхаки для работающей мамы»
  • 2017 — «Большая книга про вас и вашего ребенка»

Интересные факты

  1. Отвечая на вопрос журналиста, чему отдать предпочтение — правде или безопасности, Петрановская ответила, что ратует за правду, так как психологически состояние честности комфортнее для человека. Например, в ситуациях с приемными детьми Людмила Владимировна посоветовала не скрывать от ребенка факта того, что его усыновили.
  2. Сейчас у психолога дома живет домашний любимец — кот Бузя, фото которого часто появляются в инстаграм-аккаунте (соцсеть запрещена в РФ, принадлежит корпорации Meta, которая признана в РФ экстремистской) писательницы. Петрановская советует в качестве снятия стресса разговаривать с кошками.

10 гениальных цитат Людмилы Петрановской о детях для родителей

Людмила Петрановская — известный семейный психолог, она пишет статьи и книги, много работает с приемными детьми и родителями, ведет семинары и тренинги для родителей. Она написала книги для работающих мам, изучает привязанность детей и дает советы тем, кому трудно с ребенком. Вы наверняка читали хотя бы одну ее статью: ее мысли очень популярны, она спокойно и здраво подходит к вопросам воспитания. Это тот человек, к мнению которого стоит прислушаться нам всем, даже если нам кажется, что мы знаем о детях и о воспитании все.

Мы собрали несколько цитат для родителей:

  1. «Наши недостатки есть продолжение наших достоинств, и наоборот».
  2. «Дети не слушались, нарушали правила, дрались, портили вещи, не хотели учиться, ленились, врали, ныли, объедались сладким и хамили взрослым всегда, сколько стоит этот мир».
  3. «В семьях, где просьбы к ребенку – всегда именно просьбы и сопровождаются словами «пожалуйста», «если тебе не трудно», «когда тебе будет удобно», «когда освободишься», «если ты не очень устал» и тому подобными, конфликтов и препирательств почти не бывает. Да, ребенок может увлечься и забыть, и вам придется ему напомнить. Но это не злостный саботаж, а обычная детская невнимательность. Если напомнить тоже без агрессии, он вскочит и поспешит выполнять поручение. И даже, весьма вероятно, скажет «прости, я увлекся и забыл». Еще чуть повзрослев, ребенок станет сам замечать, что вы устали, перегружены, что вам нужна помощь. И вы услышите: «Отдохни, я сам сделаю». Не потому, что строили и гоняли. А потому, что сами не раз демонстрировали ему именно эту модель поведения – модель уважения границ, помощи и заботы».
  4. «Принцип здесь простой: сначала признаем чувства и даем поддержку, ждем, когда подействует и ребенок успокоится, и только потом переходим к оргвыводам и предлагаем конкретные действия. Сначала успокаиваем внутренний мозг, потом обращаемся к внешнему, не наоборот».
  5.  «Сколько бы сил и времени вы ни потратили, вы не сможете сделать гиперактивного ребенка спокойным и уравновешенным, медлительного – расторопным, рассеянного – безукоризненно внимательным, замкнутого – душой компании, чувствительного – невозмутимым. Чем больше вы будете «бороться» с этими качествами, тем больше риск просто невротизировать ребенка и разрушить ваши отношения, а неудобное для вас поведение в результате только усилится».
  6. «Мы помним, что «свой» взрослый для ребенка – прежде всего источник защиты и чувства безопасности. Когда этот же человек вдруг становится источником боли и страха, у ребенка «земля уходит из-под ног», переворачивается картина мира».
  7. «Хотите, чтобы ребёнок справлялся с жизнью? Значит, всё детство yтешайте, обнимайте, пpинимайте его чувства. Не говорите «Не плачь!», не стремитесь сразу отвлечь и развлечь. Помогайте ему проживать стресс, оставаясь живым, и выходить из него, а не глотать неприятные чyвства и отмораживаться».
  8. «Решать, что делать прямо сейчас с вашим собственным малышом, который плачет, дерётся или испуган – только вам, и если ваша интуиция, движимая любовью и заботой, говорит не то, что книга – слушайте интуицию».
  9. «Большой мир строится не на принципе наказаний и наград, а на принципе естественных последствий. Что посеешь, то и пожнешь – и задача взрослого человека просчитывать последствия и принимать решения».
  10. «Попробуйте почувствовать возраст ребенка, его неповторимость, его прелесть. Он никогда уже не будет таким, как сейчас. Сладкий малыш. Нежный кузнечик-пятилетка. Серьезный первоклассник. Полный энергии и интереса к жизни десятилетний. Подросток, такой несуразный и такой уязвимый. Все тот же, ваш, и совсем разный в каждом возрасте. Наслаждайтесь».

 

Поделиться

Твитнуть

Класс

Поделиться

Когда с ребенком трудно Петрановская. «Если с ребенком трудно» Людмила Петрановская

Текущая страница: 1 (всего в книге 8 страниц) [доступный отрывок для чтения: 2 страницы]

Людмила Петрановская


Если ребенку трудно
«Какие дети, Боже правильно, никакого контроля над ними»

Жизнь современного родителя непроста. Чего стоят некоторые названия книг для родителей: «Если ваш ребенок сводит вас с ума», «Нет плохому поведению», «Как мы создаем проблемы своим детям», «Руководство по выживанию для родителей» и тому подобные, я только посмотрел на одной полке.

Читаем, а что делать? Мы ответственные родители. Мы хотим правильно воспитывать детей. Эта книга и другая. И еще два десятка. И интернет-сообщество. И еще пять. И к психологу: подскажите, посоветуйте. И к психологу с ребенком: что с ним не так? Родитель читает, запоминает, вникает. Как активно слушать, как чмокать (с любовью в сердце), восемь объятий в день, стоя в углу по формуле n+1, где n — возраст ребенка.Срочно отправить в детский сад. Забрать из детского сада. Заставлять читать. Ни в коем случае не заставляйте читать. Хвалите правильно (образец прилагается). Не хвалите вообще, это оценка, а оценок не надо. Методика обучения на японском, на французском, на папуасском. Так поступают сознательные родители, так поступают естественные родители, и так поступают продвинутые.

Довольно скоро родитель вооружен подходами, идеями и педагогикой, как Нео в конце первой Матрицы.Помните, он так эффектно расстегивает свой черный кожаный плащ, а там… Ходить тяжело, но на все случаи жизни. Можно стрелять с двух рук, делая в процессе кувырки. Странно, что ты выглядишь таким усталым? Как насчет ребенка? Все так же? Нам нужно расширить наш арсенал. Искать такое же Волшебное слово». Где-то есть кнопка. А вы пробовали такое?

Уважаемые родители. И давайте остановимся на минутку. Что ж, у супергероев тоже бывают короткие моменты отдыха. Отложим базуку в сторону.Снимем с плеча карабин. Отстегиваем ремень.

Дети не слушались, нарушали правила, дрались, портили вещи, не хотели учиться, ленились, лгали, ныли, объедались сладостями и грубили взрослым всегда, сколько стоит этот мир.

Вот, например, излияния родителя из древнего, додревнего Египта: «Дети больше не слушаются родителей. Судя по всему, конец света не за горами… Эти молодые люди развращены насквозь.Молодые люди злые и нерадивые». Вы чувствуете себя родственной душой? Мы не первые, мы не последние. Поговорите с любой мамой на детской площадке. Поговорите с английской королевой. Поговорите с самым заслуженным педагогом. От любого из них можно услышать: «Он так себя ведет иногда — я не знаю, что с ним делать».

Слушай, а если подумать, то хорошо. Проблема не новая. Многие умные люди также пострадали от этого. Эксперты спорят между собой. Вы сами уже все перепробовали, но толку нет (иначе зачем читать эту книгу)? Из этого следует, что спешить некуда.Не обязательно решать вопрос сразу. Ну не знаешь, что сделать, чтобы ребенок больше так не делал (или наконец делал). Вы этого давно не знали. А если не знать какое-то время, ничего страшного не случится, правда? Столько лет собирают по квартире разбросанные вещи — погоды не сделают и на три недели, и на три месяца? Все школьные годы ребенок истерит из-за уроков — не хочет их делать.Ну пусть еще четверть не хочет, хуже не будет. Если ваши дети дерутся друг с другом с тех пор, как научились ходить, но в целом оба еще живы и здоровы, скорее всего, еще десяток драк им тоже не сильно навредит. И если в течение последнего года вы пытались заставить его выключить компьютер, и безрезультатно, возможно, ничего страшного не произойдет, если вы временно перестанете драться, а он посидит за ним еще какое-то время?

Объявим мораторий, перемирие, прекращение огня.Ничего не будет, молоко не убежит. Выдох. Налейте себе чаю или кофе. Возьмите одеяло, если это зима, или сядьте у окна, если это лето. Пусть все идет своим чередом.

Если бы дело было только в том, что ты не знаешь каких-то особенных правильных слов, правильного наказания или награды, правильного «трюка», ты бы сам давно это придумал или где-то нашел. Если вы сильно стараетесь и у вас ничего не получается, значит, пора перестать пытаться. Отойдите на пару шагов назад. Считать. Да, просто успокойся.Ставьте ситуацию на паузу.

Предлагаю двигаться в таком порядке.

Для начала посмотрим на наш богатый, но местами уже заржавевший и просто опасный педагогический арсенал. Свалим в кучу все это оружие, которое мы таскаем на себе (точнее, в себе) годами, и будем анализировать, рассматривать. Что-то слишком жестоко, что-то просто не работает, а что-то может взорваться у вас в руках. Может давно пора выкинуть много вещей, так легче станет.

Первая половина книги в основном о том, что мешает нам в отношениях с ребенком, мешает ему вести себя лучше. Для этого нужен разговор о том, как связаны поведение, в том числе самое худшее, и ваши отношения. Потому что, как мы увидим, отношения первичны, а поведение очень часто является лишь их следствием. Очень часто оказывается, что это какой-то разлад в отношениях, который заставляет ребенка вести себя не лучшим образом, а вы впадаете в раздражение и отчаяние.И наоборот, стоит установить между вами связь, вернуть в отношения теплоту и надежность – и волшебным образом само по себе поведение улучшается.

А во второй части мы займемся собственно поведением как таковым. Что делать и как его поменять, если он вас никак не устраивает. По пунктам, шаг за шагом, в лучших традициях, с примерами и разбором ситуаций. Мы обязательно дойдем до вопроса «Что сделать, чтобы он…» и даже до вопроса «Где его кнопка», куда же без нее.Но к тому времени, если вы не торопитесь, дадите себе время подумать и почувствовать, вы уже сами будете знать ответы. Вы можете или не можете прочитать это.

Не стоит сразу листать книгу в поисках «приколов», боюсь ничего не выйдет. Вы можете успешно использовать прием, который вы вычитали раз или два, но если он останется только приемом, все вскоре вернется в исходное положение. Всё живое и сильное всегда развивается медленно, незаметно, как растёт дерево: вроде сегодня такое же, как было вчера, а завтра вряд ли изменится, а через год — ух, как выросло! Можно, конечно, готовый спилить и воткнуть в землю — сразу будет красиво.Но высохнет.

Не нужно ломать и переделывать себя, «брать в руки», начинать новую жизнь с понедельника. Это еще никому не помогло. Ты живешь со своим ребенком, ты его воспитываешь, ты его знаешь, ты его любишь, он рядом. Все в основном уже ОК. Остальное вы узнаете так или иначе.

Начнем?

Часть первая Прощай, оружие, или Занимайся любовью, а не войной

Удивительно, как часто мы говорим о проблемах детей с точки зрения войны: «Как мы с этим справляемся?», «Мы всегда воюем из-за уроки», «Я не могу справиться с этим.Как ребенок — противник в драке и вопрос кто кого победит.

Вокруг тоже можно услышать: «Надо быть с ним построже. Ты испортил его. Вам не нужно баловаться. Смотри, привыкнет — на голову сядет. Это должно быть остановлено. Этого допустить нельзя». Обычно это педагоги. Здесь ребенок — этакий диверсант, коварная пятая колонна, которая, лишь дав слабину, устроит переворот и поставит родителей на колени.

У психологов другой подход: «Не говори так — это травма на всю жизнь.Не делай этого — ты вырастешь невротиком-наркоманом-неудачником. Ребенок здесь как минное поле, один неверный шаг и все пропало.

Вам не кажется все это каким-то странным? С кем мы воюем? И почему? А как вы пришли к такой жизни? Посмотрите на своего ребенка. Даже если он чумазый, озорной и неудачник, даже если он просто закатил истерику, потерял новый мобильник, нагрубил вам, даже если ему досталось так, что вас трясет. Все таки он не враг, не диверсант и не бомба.Ребенок и ребенок. Местами, если потереть, можно даже найти, куда поцеловаться. Все как-то не так до конца задумано, не надо было бы воевать. Но, как?

Приставка: властная забота

Все, о чем мы будем говорить дальше, так или иначе, вытекает из одного простого факта: человеческий детеныш рождается на свет очень незрелым. Это наша плата за прямохождение (что означает узкий таз у женщин), с одной стороны, и большой мозг (что означает большую голову у ребенка) с другой.

Именно из такой прозы, из почти инженерных соображений, которые можно было бы выразить в цифрах и схемах, рождается большая и сложная история взаимоотношений родителя и ребенка. Родившись очень незрелым, ребенку первое время в жизни нужен взрослый, и не абы какой, а заботливый. Тот, кто примчится на первый зов, кто готов не спать, если ребенок плачет, накормить его, даже если особо нечем, отдав последнее, кто готов защитить его от хищников, согреть его тело при ночь, шаг за шагом, постепенно, учить познавать этот мир и готовиться к самостоятельной жизни в нем.

И каждый новорожденный, приходящий в мир, в глубине души знает правила игры. Если у вас есть взрослый, который заботится о вас, ваш собственный взрослый, вы будете жить. Если нет, то нет, извините.

Отношения со взрослым для ребенка не просто потребность, это жизненная потребность, то есть вопрос жизни и смерти. Более важных отношений у него никогда не будет в жизни, как бы он потом ни любил свою избранницу или собственных детей, все это не идет ни в какое сравнение с тем глубоким чувством, которое испытывает маленький ребенок к родителю — к тому, кто буквально держит в руках его жизни.Едва родившись, он уже ищет глазами мамины глаза, губами ее грудь, реагирует на ее голос, узнавая его ото всех. Установление и поддержание контакта со своим взрослым является главной заботой ребенка. Все остальное возможно только тогда, когда с этим контактом все в порядке. Потом можно осматриваться, играть, учиться, лазить куда угодно, налаживать контакты с окружающими — при условии, что отношения с родителем в порядке. Если нет, то все остальные цели уходят на второй план, первый — главный.

Вы когда-нибудь видели трехлетнего малыша, гуляющего с мамой в парке? Она сидит на лавочке и читает, он бегает, скатывается с горки, лепит куличи, смотрит на муравьев, несущих сосновую иголку. Но в какой-то момент он обернулся — а мамы на скамейке нет. Ушел на минуту. Что творится? Малыш сразу перестанет играть. Его больше не интересуют качели или муравьи. Подбегает к скамейке, оглядывается. Где мама?

Если ее быстро найдут, он успокоится и вернется в игру.Если не сразу, он испугается, заплачет, может сломя голову бежать, не зная куда. Когда его мать найдется, он не скоро сможет от нее оторваться. Хватает, не хочет отпускать. Может быть, он даже хочет вернуться домой. Он больше не хочет ходить и играть. Самое главное — моя мать, связь с ней — оказалось под угрозой, и сразу все остальное отошло на второй план.

Глубокая эмоциональная связь между ребенком и «его» взрослым называется привязанностью .Именно она заставляет мать услышать сквозь сон любой писк новорожденного, а по напряженному голосу подростка догадаться, что он поссорился с девочкой. И позволяет ребенку чутко улавливать малейшие изменения в настроении родителей, например, безошибочно определять, когда они ссорятся, даже если внешне все ведут себя как обычно. Именно привязанность позволяет родителю легко отказывать себе в чем-то ради ребенка, преодолевать усталость и лень, когда ему нужна помощь.И это помогает ребенку приложить усилия, даже если это трудно и страшно, услышать слова одобрения от родителя и увидеть искренний восторг в его глазах, когда ребенок сделал первые шаги или получил диплом вуза. Именно эта связь позволяет малышу сладко спать на маминых руках, даже если вокруг шум и давка, именно она дарит родительские поцелуи, способные облегчить боль, бабушкины пироги самые вкусные на свете, а любой ребенок самая умная и красивая на свете для своих родителей.

Привязанность — это танец для двоих. В нем взрослый защищает и заботится, а ребенок доверяет и ищет помощи. Даже будучи взрослыми, испугавшись, мы кричим: «Мама!», Даже за подросшего, усатого ребенка мы переживаем, если с ним что-то не так. Узы привязанности крепче любви, крепче дружбы — любовь и дружба иногда умирают, сходят на нет. Привязанность всегда останется с нами, даже если у нас очень сложные отношения с родителями или детьми, они никогда не будут к нам равнодушны.

Очень многое в поведении детей объясняется именно привязанностью или угрозой разрыва привязанности.

Вот самая распространенная ситуация: вы ждете гостей. Ваш ребенок тоже рад предстоящему празднику, он помогает вам накрыть на стол, старательно моет овощи, раскладывает салфетки, расцветает от похвалы. Это поведение привязанности, он хочет быть с вами, он хочет доставить вам удовольствие, сделать общее дело.

Вот гости на пороге — и ребенок вдруг сконфужен, прячется за вами, вам следует хорошенько потрудиться, чтобы уговорить его выйти и поздороваться.Это поведение привязанности, он осторожен с чужими, не «своими», взрослыми и ищет защиты у родителя.

Вы сидите за столом, увлеченный интересной беседой, а ребенок словно порвал цепочку: шумит, бежит, тянет вас. Это поведение привязанности: ему не терпится увидеть, что кто-то другой завладел вашим вниманием, и хочет, чтобы ваше внимание было подтверждением того, что с вашими отношениями все в порядке.

Вы теряете терпение, злитесь на него и выгоняете его из комнаты.Он громко плачет, бьется в дверь, начинается истерика. Это поведение привязанности: вы даете ему понять, что можете оборвать с ним связь, более того, вы ее символически прервали, закрыв дверь, он изо всех сил протестует, пытаясь восстановить связь.

Вам его жалко, вы подходите к нему, обнимаете, ведете его мыться. Он некоторое время всхлипывает, потом обещает, что будет вести себя прилично, и вы позволяете ему остаться. Вскоре он успокаивается, свернувшись калачиком у вас на коленях, и правда уже не капризничает.Такое поведение привязанности — связь восстановлена, напряжение спало, страх отпущен, ребенок вымотан, и лучше всего восстанавливать силы рядом с родителем.

Возможно, вы никогда не думали об этом таким образом. Может быть, вам показалось, или вам говорили другие, что это все происходит оттого, что ребенок избалован, или невоспитан, или озорничает, или перевозбужден. На самом деле все проще и серьезнее. Ему просто нужна связь с вами.Это все. Если вы это поймете и сможете увидеть, как состояние ваших отношений влияет на состояние и поведение ребенка, многие случаи «плохого» поведения предстанут в совершенно ином свете.

Привязанность не очень поддается логике, объективным фактам, рассуждениям. Она иррациональна, вовлечена в сильные чувства, а у ребенка они особенно сильны. Попробуем подробнее рассмотреть, как это работает.

Где хранится вложение?

У нас — и у детей тоже — есть мозг (даже если нам иногда кажется, что его нет).Говоря очень просто, он устроен как матрешка, то есть внутри внешнего мозга спрятан и внутренний мозг. Внешний, или корковый, мозг и есть та самая «извилина», «серое вещество» — то, что мы обычно называем собственно «мозгами», в смысле «способности мыслить». Когда мы говорим о ком-то: «Это твой мозг!» или ругаемся: «Ты совсем без мозгов?» – мы имеем в виду именно это, внешний мозг. Там хранятся слова – и умные, и неприличные, там хранятся знания и умения, умение судить, поэтические и наглядные образы, вера и ценности – словом, все то, что делает нас разумным человеком.

Под этим верхним, «разумным» мозгом находится внутренний мозг, лимбическая система, которую иногда также называют эмоциональным мозгом. У нас примерно так же, как и у других млекопитающих, не знающих ни таблицы умножения, ни спряжения глаголов. Но те, кто знают, что хотят жить, размножаться, не испытывать боли, не быть съеденными хищником, защищают своих детенышей. Этот мозг отвечает за чувства, за отношения, в нем рождаются и хранятся страх, радость, тоска, любовь, гнев, блаженство — много чего.Именно этот внутренний мозг заставляет мать радостно таять, держа ребенка на руках, а ребенок улыбается матери, именно он в случае опасности «замедляет» для нас время и дает нам силы, именно он благодаря ему мы наслаждаемся объятиями и льем слезы, когда встречаемся и расстаемся. Внутренний мозг отвечает за наши витальные, то есть жизненные потребности — безопасность, базовые потребности (голод, жажда и т.д.), влечение к противоположному полу, привязанность. Он также регулирует иммунитет, артериальное давление, выбросы гормонов и в целом отвечает за связь психики с телом.

Отношения между внешним и внутренним мозгом сложны. С одной стороны, они тесно связаны. В общем, если все более-менее хорошо, два мозга живут в гармонии, «слышат» друг друга и действуют согласованно. Наши мысли влияют на наши чувства: мы можем впасть в мрачное настроение, услышав грустную историю в новостях по телевизору, или порадоваться воспоминанию о скором Новом году. И наоборот: когда на душе тяжело, все вокруг как бы подтверждает тезис «жизнь ужасна, все кругом идиоты», а когда ты влюблен и счастлив, идиотом кажется какой-нибудь угрюмый Шопенгауэр.Но возможности внешнего мозга влиять на внутренний ограничены. Если мы боимся, то даже в ситуации, когда бояться объективно нечего, например, на кладбище ночью, мы не можем заставить себя перестать бояться. Мы не можем просто спокойно проанализировать ситуацию, решить, что ничего опасного нет, и успокоиться. Это не работает таким образом.

Если лимбическая система расценила какую-то ситуацию как тревожную, угрожающую жизни или жизненным отношениям, она включает сигнал тревоги, эмоциональную «сирену».По нервам проводится сигнал: «Боевая тревога! Все руки на палубе! Срочно примите меры по устранению угрозы!» Организм подключается: пульс учащается, в кровь выбрасывается адреналин, мы замираем в ужасе — чтобы нас не заметили, или громко кричим — чтобы нас спасли, или быстро убегаем — чтобы не догнать, или броситься в драку — победить опасность.

Причем объективность угрозы здесь дело второстепенное. Если ребенок боится Бабы Яги под кроватью, ему не поможет простое объяснение, что там никого нет, не поможет и свет фонарика.Для его внешнего мозга, конечно, все ясно: под кроватью пусто. И его эмоциональный мозг напуган, вот и все. И это не страшно, только когда мама рядом.

Когда ребенок со слезами цепляется за вас, провожая на работу, ему не помогают только слова о том, что «мама скоро придет», что «все взрослые должны работать» и прочие умные вещи. Мама уезжает прямо сейчас, что ужасно, потому что он хочет быть с мамой навсегда. А помогает только посидеть с ним в обнимку, не дергаясь и не глядя на часы, и пусть пока поносит свой халат — для лимбического мозга халат с запахом матери — это, конечно, не мать, но как бы часть ее, и жить можно.

По той же причине ваш ребенок уверен, что его папа самый сильный, и неважно, что папа «ботаник» и никогда не поднимал штангу и не дрался. Он, ребенок, его лимбическая система рядом с папой защищены и бесстрашны. Просто потому, что это его отец, его собственный. А с другим, чужим папой, будет не так надежно, даже если он чемпион мира сразу по всем видам единоборств. Так кто же самый сильный?

Мозг, в котором хранятся привязанности, основан на чувствах, а не на фактах.Собственно, они открыли привязанность как явление именно благодаря этому обстоятельству.

Во время Второй мировой войны Лондон сильно бомбили и жизнь детей в городе была невеселой — сутками иногда приходилось сидеть в сырых, тускло освещенных бомбоубежищах, ни на прогулке, ни глотка воздуха. И еды было очень мало, не для растущих организмов. И было принято решение отвезти детей в деревню. Там безопасно, травка, воздух, парное молоко, местные помогут присмотреть за детьми, а родители в Лондоне пусть спокойно работают на фронт.

Так и сделали, и дети приехали в красивые английские деревушки, к зеленым лугам, вкусной еде и заботам добрых местных хозяек, готовых приласкать, согреть и развлечь бедолаг. Детей сопровождали педагоги, психологи, врачи. Они были хорошо устроены, у них была одежда и игрушки. Просто начинают происходить странные вещи. Дети, особенно маленькие, которые в Лондоне хоть и бледные и худенькие, но веселые и вполне здоровые, здесь явно чувствовали себя плохо.Они не хотели играть, плохо ели, болели всем, чем могли, одни стали писать, другие перестали говорить. Они скучали по родителям, им было плохо и страшно не там, в Лондоне, под бомбами и голодающими, а рядом с матерью, а здесь, в прекрасной пасторальности, но без матери.

Именно тогда психологи, среди которых был и Джон Боулби, обратили внимание на это важнейшее свойство привязанности — она иррациональна. Ребенок спокоен от присутствия самого взрослого, даже если вокруг падают бомбы.И наоборот: он не может быть спокойным и счастливым, а значит, не может хорошо расти и развиваться, если рядом нет его взрослого. Или когда отношения с ним под угрозой.

«Я ему говорю, я ему говорю…»

Понимание реакции ребенка на угрозу его связи со «своим» взрослым, а также соотношения между внешним, рациональным, и внутренним, эмоциональным, мозговым, единым может, например, понять, почему не работают объяснения, обозначения и вообще «назидательные беседы».

Практически на любой первой встрече психолога с родителем половина времени уходит впустую. За что? К подробному пересказу родителем всех тех правильных слов, умных мыслей и неопровержимых доводов, которые он приводит своему чаду.

«Я ему говорю: это тебе надо учиться, а не мне. Вырастешь — захочешь нормальную работу, зарплату. А знаний нет. Вы будете кусать локти, и время потеряно. Весь «ВКонтакте» просидел. Вы пожалеете об этом позже.»

«Я ей говорю: все стоит денег. Они не просто падают с неба. Это моя работа, работа людей, которые их сделали. Как ты можешь так с ними обращаться? Запачкался — ну и помой. Зачем лезть под кровать? Уходишь из школы: проверь еще раз, все ли взял — шарф, шапку, рубашку. Не бойся. Я не ворую, каждую неделю покупаю все новое» .

«Я ему всегда говорю: умей признавать вину и нести ответственность.Как мужчина, а не как трус. Позорно — ответь. Зачем баловаться, врать? Вам не стыдно? Я мог накосячить, но ты не обязан отвечать?

«Я им говорю: сами ничего потом не найдете. Хочешь играть, а все вперемешку, разбросано, разбросано, где искать детали непонятно. Ну разложи аккуратно, коробки есть, контейнеры, что хочешь, время есть — только доставай. Нам самим лучше будет, да и настроение другое, когда есть порядок.Вот мои инструменты в гараже в порядке, иначе как работать?

Человек, говорящий «правильный» текст, всегда немного похож на тетерева на токе: сам себя цокает, ничего и никого вокруг не слышит. Он вводит себя в транс, кивает сам себе. Кстати, если не перебивать, может пройти целый час консультации. И только за пять минут до конца человек поймет: что делать? Поэтому я всегда прерываю. — Я уверен, — говорю, — что вы все правильно и замечательно говорили, не будем тратить время на пересказ.«Потому что я действительно уверен. Ну, а многие ли родители сказали бы своим детям: «Ври, детка, не стесняйся», или «Прогуляй школу, да вообще», или «Бросай вещи куда попало — не жалко»? Они, вероятно, есть, но вы не видите их очень часто.

Вероятно, родитель прав. Только если бы это сработало, он бы здесь не сидел, верно? Раз пришел, значит, все это сказал ребенку тысячу раз, а толку нет. Вот почему так?

Мы уже знаем, что в стрессовой ситуации внутренний мозг включает сигнал тревоги.Как сирена скорой помощи. Чем выше напряжение, тем громче сигнал. Вы когда-нибудь пробовали решать уравнения, редактировать текст или думать о метре высотой от визжащей сирены скорой помощи? Это плохо? А если сирена вопит прямо в голове, во внутреннем мозгу? В этом случае внешний мозг просто «сносит», он теряет работоспособность, мы плохо соображаем. Кстати, природа стресса может быть любой: и сильный страх, и горе, и светлая любовь, и неожиданный выигрыш в лотерею не добавляют нам рассудка.Как говорят психологи, «аффект тормозит интеллект».

Теперь вернемся к нашему «Я ему говорю». Вот ребенок. Он сделал что-то не так. Он понимает, что родитель им недоволен. Для ребенка неудовлетворенность родителя – это всегда серьезный стресс, даже если кажется, что «все для него трынден травка». Привязанность требует от него угодить своему взрослому, это гарантия его помощи и защиты. Если взрослый недоволен, то ребенку, естественной, иррациональной части его психики, всегда страшно: а вдруг он уйдет, уйдет, не будет больше моим? Потом я исчез.Происходит это неосознанно, при внешнем, рациональном мозгу ребенок вполне может быть уверен, что вы его не бросите, что не бывает так, что дети разлюбят из-за двойки или потерянной шапки. Но внутренний мозг не интересуется всеми этими разумными соображениями. Родитель явно зол, его голос, лицо, поза выражают гнев, неприязнь, разочарование — все, угроза привязанности обнаружена, в лимбической системе срабатывает внутренний детектор, включается сирена. Чем мощнее, чем злее взрослый, тем сильнее и чаще он злился раньше.Включается сирена — внешний мозг «зависает».

Все, с этого момента все ваши умно-резонентные доводы и призывы — пустое сотрясение воздуха. Обращаешься к верхнему мозгу — ну, он в отъезде. «Абонент временно недоступен». Вы замечаете это и злитесь еще больше: «Ты меня вообще слушаешь или нет? Я разговариваю со стеной? О чем ты думаешь? Да он ни о чем не думает, просто не может.

Вы помните, что вы чувствовали, когда родители ругали вас? Дети описывают это по-разному: «Мне кажется, что меня разрывают на части», «Я хочу исчезнуть», «Мне так плохо, что меня даже тошнит», «Я сразу плачу, а папа злится на это.Это, как вы понимаете, уже те дети, которые умеют выражать свои чувства словами, то есть не моложе пяти лет. Что чувствует годовалый ребенок, мы точно не знаем. Можно только представить.

Некоторые родители гордятся тем, что не кричат. Это хорошо, конечно. Но вогнать ребенка в стресс можно и без децибел. Напугать можно очень тихим и ровным голосом — есть мастера. Вы можете выразить неприятие своим лицом — как сказал один маленький мальчик: «Когда моя мама злится, она выпячивает глаза.Можно прямым текстом сказать, что такой плохой мальчик тебе не нужен. Можно пожаловаться, что у тебя нет ни сил, ни здоровья, и все это загонит тебя в гроб. А что может быть хуже перспективы что родитель умрет, вы его потеряете — по своей вине?Наконец, сам ребенок, осознавая, что он опять потерял, забыл, не сделал, может испытывать острый стыд, а стыд — тоже аффект, и, по Кстати, это еще и интеллект тормозит.Так что даже если ребенок красный как рак, опустив голову и глотая слезы, не обольщайтесь.Это не значит, что он «все понял» и «сделал выводы», его внешний мозг так же «снесен» сильным стрессом, и сегодняшнее острое раскаяние может вовсе не привести к тому, что завтра его поведение изменится.

Родитель, чувствуя, что его слова не воспринимаются, злится еще больше. Напряжение у обоих становится сильнее, способность мыслить еще меньше. И так до тех пор, пока напряжение не перейдет в истерику или один из двоих не выпрыгнет из комнаты, хлопнув дверью, чтобы прервать невыносимо болезненный контакт.

«Да никакого стресса у него нет, ему просто все равно, что я говорю», — говорят некоторые взрослые. Может ли это быть? Иногда да. Правда, для этого нужно сильно постараться. Если на ребенка регулярно, не пропуская ни дня, орут, критикуют, морализируют и стыдят, если его постоянно пугают и шантажируют, а лучше бить или запирать в чулане, он просто научится защищаться. «Замри», как говорят подростки. Отрешитесь от чувств. А это значит — прервать его связь с родителем.Откажитесь от привязанности. Это больно и тяжело, и дети всегда до последнего стараются этого не делать. Обычно дети даже в очень сложной ситуации продолжают страдать от душевной боли, но привязанность полностью не отказывается. Но некоторым просто приходится, стресс слишком велик и постоянен.

Если вложение «отморожено», родитель больше не является защитой и опорой для ребенка. Но его осуждение уже не особенно пугает. Родителю остается только терпеть, пока никуда не денешься.Заткнись, сделай вид, что слушаешь. И даже сказать в ответ правильные слова — почему бы и нет, ведь сильных переживаний нет, верхний мозг в норме, манипулировать — не хочу.

Возможно, вам встречались в жизни взрослые люди с привязанностью «отмороженной» в детстве. Они подчеркнуто циничны, любят демонстрировать, что для них «нет ничего святого», иногда бывают жестоки и любят выставлять это напоказ. В отношениях склонны манипулировать, «просчитывать» человеческие реакции, не умеют сочувствовать, презирают эмоциональную чувствительность и ранимость.Обычно они не вступают в длительные глубокие отношения, редко создают семьи. При этом свой образ жизни они считают правильным, а ценности семьи, любви и заботы — «вредной сентиментальной чушью», у них часто есть наготове теории о том, что все это насаждается с целью наживы или держать людей в подчинении. Они категорически не признаются в том, что несчастны, не обращаются за помощью. Они презирают людей помогающих профессий, благотворителей, волонтеров, многодетных родителей и всех, кто так или иначе связан с заботой о других.

Не думаю, что любой родитель в здравом уме и трезвой памяти захочет такого будущего для своего ребенка.

В более мягком варианте ребенок не разрывает внутреннюю связь с родителем полностью, а учится игнорировать именно крики (или нотации). То есть все происходит, как в притче о пастушке и волках, которую мы так любим поучительно напоминать детям, но стоило бы сначала разобраться самим.Если на ребенка постоянно сыплются слова неодобрения и угрозы со стороны родителя, из-за любого пустяка его лимбическая система просто устает включать будильник, она отвечает: «Ну волки, волки, сто раз уже волки, надоели . А я и не думаю отвечать.

Что это значит? Очень просто: родитель потерял такой канал общения с ребенком, как слова. Столько раз он нападал на ребенка из-за пустяков, что теперь, даже если он захочет предупредить ребенка о реальной угрозе, поговорить с ним о серьезных запретах, все будет мимо ушей.»Волки, волки» Мели Емеля, твоя неделя. В экономическом плане произошла девальвация родительских слов, они превратились в пустые фантики без смысла. Теперь, чтобы ребенок снова начал воспринимать то, что говорит родитель, ему придется подкрепить свои слова чем-то более серьезным. Наказание, угрозы, шантаж.

© Петрановская Л.В., текст

© Селиванов А. А., ил.

© ООО «Издательство АСТ»

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в любой форме и любыми средствами, включая размещение в Интернете и корпоративных сетях, для частного или публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

«Какие дети, Бог прав, над ними нет власти»

Жизнь современного родителя непроста. Чего стоят некоторые названия книг для родителей: «Если ваш ребенок сводит вас с ума», «Нет плохому поведению», «Как мы создаем проблемы своим детям», «Руководство по выживанию для родителей» и тому подобные, я только посмотрел на одной полке.

Читаем, а что делать? Мы ответственные родители. Мы хотим правильно воспитывать детей. Эта книга и другая. И еще два десятка.И интернет-сообщество. И еще пять. И к психологу: подскажите, посоветуйте. И к психологу с ребенком: что с ним не так? Родитель читает, запоминает, вникает. Как активно слушать, как чмокать (с любовью в сердце), восемь объятий в день, стоя в углу по формуле n+1, где n — возраст ребенка. Срочно отправить в детский сад. Срочно забрать из детского сада. Заставлять читать. Ни в коем случае не заставляйте читать. Хвалите правильно (образец прилагается).Не хвалите вообще, это оценка, а оценок не надо. Методика обучения на японском, на французском, на папуасском. Так поступают сознательные родители, так поступают естественные родители, и так поступают продвинутые.

Довольно скоро родитель вооружен подходами, идеями и педагогикой, как Нео в конце первой Матрицы. Помните, он так эффектно расстегивает свой черный кожаный плащ, а там… Ходить тяжело, но на все случаи жизни. Можно стрелять с двух рук, делая в процессе кувырки.Странно, что ты выглядишь таким усталым? Как насчет ребенка? Все так же? Нам нужно расширить наш арсенал. Найдите это «волшебное слово». Где-то есть кнопка. А вы пробовали это?

Уважаемые родители. И давайте остановимся на минутку. Что ж, у супергероев тоже бывают короткие моменты отдыха. Отложим базуку в сторону. Снимем с плеча карабин. Отстегиваем ремень.

Дети не слушались, нарушали правила, дрались, портили вещи, не хотели учиться, ленились, лгали, ныли, объедались сладостями и грубили взрослым всегда, сколько стоит этот мир.

Вот, например, излияния родителя из древнего, додревнего Египта: «Дети больше не слушаются родителей. Судя по всему, конец света не за горами… Эти молодые люди развращены насквозь. Молодые люди злые и нерадивые». Вы чувствуете себя родственной душой? Мы не первые, мы не последние. Поговорите с любой мамой на детской площадке. Поговорите с английской королевой. Поговорите с самым заслуженным педагогом. От любого из них можно услышать: «Он так себя иногда ведет — я не знаю, что с ним делать.

Слушай, а если подумать, то хорошо.

Проблема не новая. Многие умные люди также пострадали от этого. Эксперты спорят между собой. Вы сами уже все перепробовали, но толку нет (иначе зачем читать эту книгу)? Из этого следует, что спешить некуда. Не обязательно решать вопрос сразу. Ну не знаешь, что сделать, чтобы ребенок больше так не делал (или наконец делал). Вы этого давно не знали.А если не знать какое-то время, ничего страшного не случится, правда? Столько лет собирают по квартире разбросанные вещи — погоды не сделают и на три недели, и на три месяца? Все школьные годы ребенок истерит из-за уроков — не хочет их делать. Ну пусть еще четверть не хочет, хуже не будет. Если ваши дети дерутся друг с другом с тех пор, как научились ходить, но в целом оба еще живы и здоровы, скорее всего, еще десяток драк им тоже не сильно навредит.И если в течение последнего года вы пытались заставить его выключить компьютер, и безрезультатно, возможно, ничего страшного не произойдет, если вы временно перестанете драться, а он посидит за ним еще какое-то время?

Объявим мораторий, перемирие, прекращение огня. Ничего не будет, молоко не убежит. Выдох. Налейте себе чаю или кофе. Возьмите одеяло, если это зима, или сядьте у окна, если это лето. Пусть все идет своим чередом.

Если бы дело было только в том, что ты не знаешь каких-то особенных правильных слов, правильного наказания или награды, правильного «трюка», ты бы сам давно это придумал или где-то нашел.Если вы сильно стараетесь и у вас ничего не получается, значит, пора перестать пытаться. Отойдите на пару шагов назад. Считать. Да, просто успокойся. Ставьте ситуацию на паузу.

Предлагаю двигаться в таком порядке.

Для начала посмотрим на наш богатый, но местами уже заржавевший и просто опасный педагогический арсенал. Свалим в кучу все это оружие, которое мы таскаем на себе (точнее, в себе) годами, и будем анализировать, рассматривать. Что-то слишком жестоко, что-то просто не работает, а что-то может взорваться у вас в руках.Может давно пора выкинуть много вещей, так легче станет.

Первая половина книги в основном о том, что мешает нам в отношениях с ребенком, мешает ему вести себя лучше. Для этого нужен разговор о том, как связаны поведение, в том числе самое худшее, и ваши отношения. Потому что, как мы увидим, отношения первичны, а поведение очень часто является лишь их следствием. Очень часто оказывается, что это какой-то разлад в отношениях, который заставляет ребенка вести себя не лучшим образом, а вы впадаете в раздражение и отчаяние.И наоборот, стоит установить между вами связь, вернуть в отношения теплоту и надежность – и волшебным образом само по себе поведение улучшается.

А во второй части мы займемся собственно поведением как таковым. Что делать и как его поменять, если он вас никак не устраивает. По пунктам, шаг за шагом, в лучших традициях, с примерами и кейсами. Мы обязательно дойдем до вопроса «Что сделать, чтобы он…» и даже до вопроса «Где его кнопка», куда же без нее.Но к тому времени, если вы не торопитесь, дадите себе время подумать и почувствовать, вы уже сами будете знать ответы. Вы можете или не можете прочитать это.

Не стоит сразу листать книгу в поисках «приколов», боюсь ничего не выйдет. Вы можете успешно использовать прием, который вы вычитали раз или два, но если он останется только приемом, все вскоре вернется в исходное положение. Всё живое и сильное всегда развивается медленно, незаметно, как растёт дерево: вроде сегодня такое же, как было вчера, а завтра вряд ли изменится, а через год — ух, как выросло! Можно, конечно, готовый спилить и воткнуть в землю — сразу будет красиво.Но высохнет.

Не нужно ломать и переделывать себя, «брать в руки», начинать новую жизнь с понедельника. Это еще никому не помогло. Ты живешь со своим ребенком, ты его воспитываешь, ты его знаешь, ты его любишь, он рядом. Все в основном уже ОК. Остальное вы узнаете так или иначе.

Часть первая

Прощай, оружие, или Занимайся любовью, а не войной

Удивительно, как часто мы говорим о проблемах с детьми в терминах войны: «Как мы с этим справляемся?», «Мы всегда воюем из-за уроки», «Я не могу справиться с этим.Как ребенок — противник в драке и вопрос кто кого победит.

Вокруг тоже можно услышать: «Надо быть с ним построже. Ты испортил его. Вам не нужно баловаться. Смотри, привыкнет — на голову сядет. Это должно быть остановлено. Этого допустить нельзя». Обычно это педагоги. Здесь ребенок — этакий диверсант, коварная пятая колонна, которая, лишь дав слабину, устроит переворот и поставит родителей на колени.

У психологов другой подход: «Не говори так — это травма на всю жизнь.Не делай этого — вырастешь невротиком-наркоманом-неудачником. Ребенок здесь как минное поле, один неверный шаг и все пропало.

Вам не кажется все это каким-то странным? С кем мы воюем? И почему? А как вы пришли к такой жизни? Посмотрите на своего ребенка. Даже если он чумазый, озорной и неудачник, даже если он просто закатил истерику, потерял новый мобильник, нагрубил вам, даже если ему досталось так, что вас трясет. Все таки он не враг, не диверсант и не бомба.Ребенок и ребенок. Местами, если потереть, можно даже найти, куда поцеловаться. Все как-то не так до конца задумано, не надо было бы воевать. Но, как?

Приставка: властная забота

Все, о чем мы будем говорить дальше, так или иначе, вытекает из одного простого факта: человеческий детеныш рождается на свет очень незрелым. Это наша плата за прямохождение (что означает узкий таз у женщин), с одной стороны, и большой мозг (что означает большую голову у ребенка) с другой.

Вот из такой прозы, из почти инженерных соображений, которые можно было бы выразить в цифрах и схемах, рождается большая и сложная история взаимоотношений родителя и ребенка. Родившись очень незрелым, ребенку первое время в жизни нужен взрослый, и не абы какой, а заботливый. Тот, кто примчится на первый зов, кто готов не спать, если ребенок плачет, накормить его, даже если особо нечем, отдав последнее, кто готов защитить его от хищников, согреть его тело при ночь, шаг за шагом, постепенно, учить познавать этот мир и готовиться к самостоятельной жизни в нем.

И каждый новорожденный, приходящий в мир, в глубине души знает правила игры. Если у вас есть взрослый, который заботится о вас, ваш собственный взрослый, вы будете жить. Если нет, то нет, извините.

Отношения со взрослым для ребенка не просто потребность, это жизненная потребность, то есть вопрос жизни и смерти. Более важных отношений у него никогда не будет в жизни, как бы он потом ни любил свою избранницу или собственных детей, все это не идет ни в какое сравнение с тем глубоким чувством, которое испытывает маленький ребенок к родителю — к тому, кто буквально держит в руках его жизни.Едва родившись, он уже ищет глазами мамины глаза, губами ее грудь, реагирует на ее голос, узнавая его ото всех. Установление и поддержание контакта со своим взрослым является главной заботой ребенка. Все остальное возможно только тогда, когда с этим контактом все в порядке. Потом можно осматриваться, играть, учиться, лазить куда угодно, налаживать контакты с окружающими — при условии, что отношения с родителем в порядке. Если нет, то все остальные цели уходят на второй план, первый — главный.

Вы когда-нибудь видели трехлетнего ребенка, гуляющего с мамой в парке? Она сидит на лавочке и читает, он бегает, скатывается с горки, лепит куличи, смотрит на муравьев, несущих сосновую иголку. Но в какой-то момент он обернулся — а мамы на скамейке нет. Ушел на минуту. Что творится? Малыш сразу перестанет играть. Его больше не интересуют качели или муравьи. Подбегает к скамейке, оглядывается. Где мама?

Если ее быстро найдут, он успокоится и вернется в игру.Если не сразу, он испугается, заплачет, может сломя голову бежать, не зная куда. Когда его мать найдется, он не скоро сможет от нее оторваться. Хватает, не хочет отпускать. Может быть, он даже хочет вернуться домой. Он больше не хочет ходить и играть. Самое главное — моя мать, связь с ней — оказалось под угрозой, и сразу все остальное отошло на второй план.

Глубокая эмоциональная связь между ребенком и «его» взрослым называется привязанностью .Именно она заставляет мать услышать сквозь сон любой писк новорожденного, а по напряженному голосу подростка догадаться, что он поссорился с девочкой. И позволяет ребенку чутко улавливать малейшие изменения в настроении родителей, например, безошибочно определять, когда они ссорятся, даже если внешне все ведут себя как обычно. Именно привязанность позволяет родителю легко отказывать себе в чем-то ради ребенка, преодолевать усталость и лень, когда ему нужна помощь.И это помогает ребенку приложить усилия, даже если это трудно и страшно, услышать слова одобрения от родителя и увидеть искренний восторг в его глазах, когда ребенок сделал первые шаги или получил диплом вуза. Именно эта связь позволяет малышу сладко спать на маминых руках, даже если вокруг шум и давка, именно она дарит родительские поцелуи, способные облегчить боль, бабушкины пироги самые вкусные на свете, а любой ребенок самая умная и красивая на свете для своих родителей.

Привязанность — это танец для двоих. В нем взрослый защищает и заботится, а ребенок доверяет и ищет помощи. Даже будучи взрослыми, испугавшись, мы кричим: «Мама!», Даже за подросшего, усатого ребенка мы переживаем, если с ним что-то не так. Узы привязанности крепче любви, крепче дружбы — любовь и дружба иногда умирают, сходят на нет. Привязанность всегда останется с нами, даже если у нас очень сложные отношения с родителями или детьми, они никогда не будут к нам равнодушны.

Очень многое в поведении детей объясняется именно привязанностью или угрозой разрыва привязанности.

Вот самая распространенная ситуация: вы ждете гостей. Ваш ребенок тоже рад предстоящему празднику, он помогает вам накрыть на стол, старательно моет овощи, раскладывает салфетки, расцветает от похвалы. Это поведение привязанности, он хочет быть с вами, он хочет доставить вам удовольствие, сделать общее дело.

Вот гости на пороге — и ребенок вдруг сконфужен, прячется за вами, вам следует хорошенько потрудиться, чтобы уговорить его выйти и поздороваться.Это поведение привязанности, он осторожен с чужими, не «своими», взрослыми и ищет защиты у родителя.

Вы сидите за столом, увлеченный интересной беседой, а ребенок словно порвал цепочку: шумит, бежит, тянет вас. Это поведение привязанности: ему не терпится увидеть, что кто-то другой завладел вашим вниманием, и хочет, чтобы ваше внимание было подтверждением того, что с вашими отношениями все в порядке.

Вы теряете терпение, злитесь на него и выгоняете его из комнаты.Он громко плачет, бьется в дверь, начинается истерика. Это поведение привязанности: вы даете ему понять, что можете оборвать с ним связь, более того, вы ее символически прервали, закрыв дверь, он изо всех сил протестует, пытаясь восстановить связь.

Вам его жалко, вы подходите к нему, обнимаете, ведете его мыться. Он некоторое время всхлипывает, потом обещает, что будет вести себя прилично, и вы позволяете ему остаться. Вскоре он успокаивается, свернувшись калачиком у вас на коленях, и правда уже не капризничает.Такое поведение привязанности — связь восстановлена, напряжение спало, страх отпущен, ребенок вымотан, и лучше всего восстанавливать силы рядом с родителем.

Возможно, вы никогда не думали об этом таким образом. Может быть, вам показалось, или вам говорили другие, что это все происходит оттого, что ребенок избалован, или невоспитан, или озорничает, или перевозбужден. На самом деле все проще и серьезнее. Ему просто нужна связь с вами.Это все. Если вы это поймете и сможете увидеть, как состояние ваших отношений влияет на состояние и поведение ребенка, многие случаи «плохого» поведения предстанут в совершенно ином свете.

Привязанность не очень поддается логике, объективным фактам, рассуждениям. Она иррациональна, вовлечена в сильные чувства, а у ребенка они особенно сильны. Попробуем подробнее рассмотреть, как это работает.

Где хранится вложение?

У нас — и у детей тоже — есть мозг (даже если нам иногда кажется, что его нет).Говоря очень просто, он устроен как матрешка, то есть внутри внешнего мозга спрятан и внутренний мозг. Внешний, или корковый, мозг и есть та самая «извилина», «серое вещество» — то, что мы обычно называем собственно «мозгами», в смысле «способности мыслить». Когда мы говорим о ком-то: «Это твой мозг!» или ругаемся: «Ты совсем без мозгов?» – мы имеем в виду именно это, внешний мозг. Там хранятся слова – и умные, и неприличные, там хранятся знания и умения, умение судить, поэтические и наглядные образы, вера и ценности – словом, все то, что делает нас разумным человеком.

Под этим верхним, «разумным» мозгом находится внутренний мозг, лимбическая система, которую иногда также называют эмоциональным мозгом. У нас примерно так же, как и у других млекопитающих, не знающих ни таблицы умножения, ни спряжения глаголов. Но те, кто знают, что хотят жить, размножаться, не испытывать боли, не быть съеденными хищником, защищают своих детенышей. Этот мозг отвечает за чувства, за отношения, в нем рождаются и хранятся страх, радость, тоска, любовь, гнев, блаженство — много чего.Именно этот внутренний мозг заставляет мать радостно таять, держа ребенка на руках, а ребенок улыбается матери, именно он в случае опасности «замедляет» для нас время и дает нам силы, именно он благодаря ему мы наслаждаемся объятиями и льем слезы, когда встречаемся и расстаемся. Внутренний мозг отвечает за наши витальные, то есть жизненные потребности — безопасность, базовые потребности (голод, жажда и т.д.), влечение к противоположному полу, привязанность. Он также регулирует иммунитет, артериальное давление, выбросы гормонов и в целом отвечает за связь психики с телом.

Отношения между внешним и внутренним мозгом сложны. С одной стороны, они тесно связаны. В общем, если все более-менее хорошо, два мозга живут в гармонии, «слышат» друг друга и действуют согласованно. Наши мысли влияют на наши чувства: мы можем впадать в мрачное настроение, услышав грустную историю в новостях по телевизору, или радоваться, когда вспоминаем, что скоро Новый год. И наоборот: когда на душе тяжело, все вокруг как бы подтверждает тезис «жизнь ужасна, все кругом идиоты», а когда ты влюблен и счастлив, идиотом кажется какой-нибудь хмурый Шопенгауэр.Но возможности внешнего мозга влиять на внутренний ограничены. Если мы боимся, то даже в ситуации, когда бояться объективно нечего, например, на кладбище ночью, мы не можем заставить себя перестать бояться. Мы не можем просто спокойно проанализировать ситуацию, решить, что ничего опасного нет, и успокоиться. Это не работает таким образом.

Если лимбическая система расценила какую-то ситуацию как тревожную, угрожающую жизни или жизненным отношениям, она включает сигнал тревоги, эмоциональную «сирену».По нервам проводится сигнал: «Боевая тревога! Все руки на палубе! Срочно примите меры по устранению угрозы!» Организм подключается: пульс учащается, в кровь выбрасывается адреналин, мы замираем в ужасе — чтобы нас не заметили, или громко кричим — чтобы нас спасли, или быстро убегаем — чтобы не догнать, или броситься в драку — победить опасность.

Причем объективность угрозы здесь дело второстепенное. Если ребенок боится Бабы Яги под кроватью, ему не поможет простое объяснение, что там никого нет, не поможет и свет фонарика.Для его внешнего мозга, конечно, все ясно: под кроватью пусто. И его эмоциональный мозг напуган, вот и все. И это не страшно, только когда мама рядом.

Когда ребенок со слезами цепляется за вас, провожая на работу, ему не помогают только слова о том, что «мама скоро придет», что «все взрослые должны работать» и прочие умные вещи. Мама уезжает прямо сейчас, что ужасно, потому что он хочет быть с мамой навсегда. А помогает только посидеть с ним в обнимку, не дергаясь и не глядя на часы, и пусть пока поносит свой халат — для лимбического мозга халат с запахом матери — это, конечно, не мать, но как бы часть ее, и жить можно.

По той же причине ваш ребенок уверен, что его папа самый сильный, и неважно, что папа «ботаник» и никогда не поднимал штангу и не дрался. Он, ребенок, его лимбическая система рядом с папой защищены и бесстрашны. Просто потому, что это его отец, его собственный. А с другим, чужим папой, будет не так надежно, даже если он чемпион мира сразу по всем видам единоборств. Так кто же самый сильный?

Мозг, в котором хранятся привязанности, исходит из чувств, а не из фактов.Собственно, они открыли привязанность как явление именно благодаря этому обстоятельству.

Во время Второй мировой войны Лондон сильно бомбили и жизнь детей в городе была невеселой — сутками иногда приходилось сидеть в сырых, тускло освещенных бомбоубежищах, ни погулять, ни подышать воздухом . И еды было очень мало, не для растущих организмов. И было принято решение отвезти детей в деревню. Там безопасно, травка, воздух, парное молоко, местные помогут присмотреть за детьми, а родители в Лондоне пусть спокойно работают на фронт.

Так и сделали, и дети приехали в красивые английские деревушки, к зеленым лугам, вкусной еде и заботам добрых местных хозяек, готовых приласкать, согреть и развлечь бедолаг. Детей сопровождали педагоги, психологи, врачи. Они были хорошо устроены, у них была одежда и игрушки. Просто начинают происходить странные вещи. Дети, особенно маленькие, которые в Лондоне хоть и бледные и худенькие, но веселые и вполне здоровые, здесь явно чувствовали себя плохо.Они не хотели играть, плохо ели, болели всем, чем могли, одни стали писать, другие перестали говорить. Они скучали по родителям, им было плохо и страшно не там, в Лондоне, под бомбами и голодающими, а рядом с матерью, а здесь, в прекрасной пасторальности, но без матери.

Именно тогда психологи, среди которых был и Джон Боулби, обратили внимание на это важнейшее свойство привязанности — она иррациональна. Ребенок спокоен от присутствия самого взрослого, даже если вокруг падают бомбы.И наоборот: он не может быть спокойным и счастливым, а значит, не может хорошо расти и развиваться, если рядом нет его взрослого. Или когда отношения с ним под угрозой.

Быть современным родителем непросто. Дело даже не в «грабительских ценах» на многие товары, а в особенностях воспитания и его методов. За последние несколько десятков лет их накопилось не меньше, чем вариантов быстрой траты денег. Современные книги по воспитанию детей поражают воображение разнообразием названий.«Нет плохому воспитанию», «Руководство для родителей по выживанию», «Если ваш ребенок сводит вас с ума» и так далее, но «Если с ребенком трудно» — это не так. Все родители хотят быть ответственными и многие читают эти книги. Вооружён арсеналом приемов и подходов. А потом пытаются воспитать своего ребенка, который, наверняка, «отзовется» на одну из невероятно продвинутых систем воспитания, иначе зачем они вообще нужны?

Но чаще всего чудес не бывает. Дети, несмотря на солидный арсенал родителей в области педагогики, продолжают крушить мебель, ломать игрушки, зависать за компьютером, красить стены.

Главный посыл, который Людмила Петрановская вложила в свою книгу «Если с ребенком трудно», звучит так: уберите патронташ и автомат. Они все еще не работают. Если бы они действовали, то хватило бы и обычных сдержанных словечек, и тяжелая артиллерия не понадобилась бы.

Пусть ребенок будет самим собой, — говорит Людмила Петрановская. Если они не убивали друг друга в драке за последние пять лет, то они не совсем дураки. Если ребенок несколько лет сидит за компьютером, то пусть посидит еще месяц, с ним ничего не случится.Отдохни. Не пытайтесь казаться другим более ответственным, чем вы есть на самом деле, подвергая своего ребенка бомбардировке методами, придуманными неизвестными людьми. Не заставляйте его читать или не читать только потому, что кто-то сказал, что это правильно. Дети все же чаще всего делают то же, что и их родители, так устроен человек.

«Если с ребенком сложно» — книга специально для родителей, у которых есть дети, так сказать, «с особым поведением». Не такой, как все. И мы прекрасно понимаем, что ровно 100 процентов родителей бросятся ее читать, ведь у всех детей особенности поведения и они не такие, как все.Что совершенно нормально.

И вам обязательно стоит прочитать книгу «Если с ребенком сложно», чтобы найти с ним общий язык, помочь во многих жизненных ситуациях, не потерять терпение, а наоборот, сохранить взаимопонимание. А как изменить поведение ребенка, которое вас не устраивает, также расскажет Людмила Петрановская. По пунктам и с реальными живыми примерами.

На нашем литературном сайте вы можете бесплатно скачать книгу Людмилы Петрановской «Если с ребенком сложно» в форматах, подходящих для разных устройств — epub, fb2, txt, rtf.Любите читать книги и всегда следите за выходом новинок? У нас большой выбор книг разных жанров: классика, современная фантастика, литература по психологии и детские издания. Кроме того, мы предлагаем интересные и познавательные статьи для начинающих писателей и всех тех, кто хочет научиться красиво писать. Каждый наш посетитель сможет найти для себя что-то полезное и увлекательное.

вам нужна эта онлайн-лекция, если вы…

    Вы хотите не ругаться и не спорить с подрастающими детьми, а слышать их и строить доверительный диалог

    Вы понимаете, что ребенок в любом возрасте – это личность со своим характером, желаниями, потребностями и взглядами

    Мы намерены понять основные причины «не такого» поведения вашего ребенка

    Готовы что-то изменить в себе, в своих взглядах и реакциях, чтобы изменить поведение ребенка

А чутким проводником и знающим помощником на пути к улучшению отношений с детьми и подростками станет психолог Людмила Петрановская и проект «Семейное древо».

С ребенком сложно… Что делать?

Чаще всего, когда мы думаем и говорим о взрослении детей, мы думаем и говорим об их поведении. Что они делают? Малыши капризничают, дети постарше часами «сидят» в телефоне, подростки хамят и курят… Почему они этого не делают? Не слушаются, игрушки не убирают, уроки не делают, книжки не читают…

Пытаясь изменить их поведение, мы объясняем, убеждаем, требуем, угрожаем или наказываем.Если наши требования выполняются, мы быстро забываем об инциденте. Если нет, то мы можем месяцами и даже годами бороться с поведением ребенка не так, как хотелось бы.

Почему общение с ребенком превращается в борьбу, и что мы не учитываем при построении отношений?

Почему дети в одних случаях слушают нас, а в других нет?

Где находится «кнопка» вашего ребенка, которая меняет поведение?

До встречи 12 февраля в 22:00 по московскому времени!

Специально для тех, кто запишется на встречу, проект «Семейное древо» и Людмила Петрановская приготовили отличный подарок – памятку «Успокаивающая для мам и пап, или Почему не нужно быть идеальными родителями», которая станет вашим помощником Сейчас.Из памятки вы узнаете, что действительно важно для ребенка в общении с близкими взрослыми, каковы 5 основных видов детской травмы в этих отношениях и как отличить психологически опасные для ребенка ситуации от подобных, но безопасных . Все участники вебинара получат эту памятку бесплатно.

Что делать, если вы не можете посетить онлайн-лекцию? — В течение недели до 19 февраля вы можете запросить и получить доступ к ее записи бесплатно.

Людмила Петрановская

Семейный психолог

Ведущий специалист в области детско-родительских отношений

Специалист по семейному устройству детей-сирот

Психодраматист

Основатель Института развития семейных устройств

Ведущий тренингов и семинаров для родителей

Автор известных книг, в том числе:

— «Если с ребенком сложно»

— «Что делать, если…»

— «Секретная поддержка.Привязанность в жизни ребенка

«Как ты себя ведешь? 10 шагов, чтобы изменить сложное поведение

— «Пришел в класс приемный ребенок»

«Ребенок двух семей. Книга для приемных родителей»

Лауреат Премии Президента Российской Федерации в области образования

Цикл разработан специально для проекта «Семейное древо» по книге «Если с ребенком трудно».

Все родители хотят быть лучшими, дать своему ребенку хорошее воспитание и вырастить сознательного, полноценного человека.Но бывает, что между ребенком и родителем возникают непонимание и конфликты. Книга Людмилы Петрановской «Если с ребенком сложно» поможет избежать подобных ситуаций.

Семейный психолог расскажет, как избежать появления барьера между детьми и родителями. Ведь часто даже одно необдуманное слово или поступок по отношению к ребенку может сильно на него повлиять. А если ребенок отдалился, то вернуть его доверие бывает очень сложно, иногда невозможно.Это приводит к отстраненности, а иногда и к гневу и агрессии по отношению к родителям. Такие дети склонны доверять незнакомцам и могут попасть под дурное влияние. Гораздо лучше и комфортнее сохранить доверительные отношения с самых ранних лет.

В книге рассматриваются основные проблемы, приводящие к трудностям. Часто сами родители все усложняют, делая из мухи слона. И иногда стоит серьезно задуматься, стоит ли делать так или иначе. После прочтения книги мамам и папам, возможно, придется пересмотреть свои методы воспитания.Книга поможет понять действия ребенка, научиться говорить на его языке. Ведь иногда взрослым сложно понять, как выглядит мир в глазах ребенка. То, что кажется пустяком родителям, может иметь большое значение для детей. А иногда грубое слово или запрет могут повлиять на самооценку и будущее ребенка.

Автор книги считает, что важно относиться к детям как к равным, учитывать их мнение и ценности. Психолог анализирует основные воспитательные методы и объясняет, какие из них эффективны, а от каких следует отказаться.Книга поможет всем родителям, ведь с ее помощью можно воспитывать детей любого возраста. Он поможет избежать многих проблем в воспитании и добиться хороших отношений с детьми.

На нашем сайте вы можете скачать книгу «Если с ребенком сложно» Петрановская Людмила Владимировна бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине .

4 книги, которые помогут вам стать родителем

Общество продолжает твердить нам, что быть родителем — это лучшее, что может с вами случиться.Однако мы знаем, что эта роль приносит с собой массу сложностей, страхов, переживаний и внутренних конфликтов.

Время от времени быть не в состоянии понять своего ребенка — это нормально. Это нормально чувствовать раздражение, смущение, злость или потерянность. Нормально чувствовать себя уставшим от родителей.

Никто не рождается родителем.

Мы нашли несколько книг, которые помогут вам разобраться в некоторых сложных вопросах.

Юлия Гиппенрейтер, «Общайтесь с ребенком.Как?»

Эта книга — отличная инструкция по общению с ребенком. Автор объясняет, что такое безусловное принятие, как говорить с ребенком открыто и без манипуляций, какие виды наказания допустимы, причины плохого поведения. Самое главное, писатель описывает чудеса поддержания эмоционального и близкого общения с ребенком.

В конце книги вы найдете историю проблемного подростка и пример того, как его бабушке удалось наладить с ним теплый контакт, опираясь на рекомендации книги, которая помогла ребенку преодолеть тяжелый кризис.

Людмила Петрановская, «Тайная поддержка: привязанность в жизни ребенка»

Эту книгу необходимо прочитать тем, кто беспокоится о будущем своего ребенка и хочет заложить для него здоровую и прочную основу.

В книге подробно описано, как формируется привязанность ребенка к своим родителям на каждом этапе его детства, какие действия поощряют или разрушают эту связь и как стать опорой для своего ребенка. Надежная привязанность необходима для стабильных и гармоничных отношений во взрослой жизни.Вот почему так важно обращать внимание на то, как он формируется.

Франсуаза Дольто, «Дети детей»

Эта книга поможет расширить ваши представления о вашем ребенке и его внутреннем мире. Автор останавливается на таких темах, как права детей, их сексуальность, влияние телевидения, детская неуверенность и раннее развитие. По сути, это пособие для всех, кто хочет создать благоприятную атмосферу для своего ребенка.

Дэвид Коэн, «Великие психологи как родители: делает ли знание теории вас экспертом?»

Эта книга — лекарство от родительского беспокойства.Ярко, местами смешно, местами трагично. Автор беседовал с детьми известных психологов. Да, дети тех людей, которые основали современную психологию и на трудах которых мы воспитываем своих детей. Оказывается, даже самые мудрые из нас могут ошибаться. Впрочем, мы не хотим говорить лишнего: просто прочитайте книгу сами.

статей Петрановской. Людмила Петрановская о современных детях. Будь другом или лидером ребенка

На днях в интернет-магазине решила выбрать книжки для своей двухлетней дочки — ну знаете, все эти прыгающие зайчики, стишки из двух слов, яркие картинки.В разделе «Первые книги малыша» мне сразу стало не по себе: на красочных обложках гордо красовались заголовки в духе «Развитие памяти, моторики и сенсорики». Тут я окончательно понял, что современная педагогика больна «развивающим» в терминальной стадии. На этом фоне книги, борющиеся с этой тенденцией, кажутся мне особенно важными. А родителей учат не «развивать», а любить ребенка. Именно этому посвящена книга психолога и публициста Людмилы Петрановской «Тайная опора: привязанность в жизни ребенка».

Как любить и запрещать одновременно?

Многие наивно полагают, что любить ребенка совсем не сложно. Что есть волшебный «материнский инстинкт», который моментально включается и тут же закрывает все вопросы по этой части. Однако история вида homo sapiens сложилась таким образом, что инстинкты не играют столь существенной роли в нашей жизни, а главное, развитие памяти, моторики и сенсорики…. тьфу, главное — социальное поведение.В том числе и поведение родителей. Потому что жизнь людей очень сложна. Маме-тигрице не нужно заставлять львенка убирать комнату, ложиться спать в определенное время или обсуждать свои проблемы с девочками с львенком-подростком. Мама маленького человечка каждый день сталкивается с непростыми проблемами, поэтому вопрос «Как любить ребенка, если при этом его нужно воспитывать?» Для нее очень важно.

Цитата из книги:

«Архаичные живые племена, которые умиляют исследователей своими почти всегда счастливыми и спокойными младенцами, мало что могут запретить или предписать маленьким детям.Замёрзнет придёт погреться, проголодается протянет руку, хочет спать заснуть. »

Мы живем совсем в другом мире. Нас заставляют запрещать и не отпускать. Лично для меня это всегда драма. Рецепт Петрановской — хороший и плохой полицейский в одном лице. Этот рецепт очень помогает сгладить напряжение между любовью и воспитанием детей:

« Можно и с позиции заботы отказаться, а можно с позиции насилия.Можно запретить, но в то же время посочувствовать ребенку, поддерживать с ним дружеский контакт: «Я понимаю, как ты хочешь еще один мультик, но нам пора спать. Ты расстроен? Иди ко мне, я пожалею тебя «…».

Лично мне этот простой рецепт уже помог спокойнее общаться с дочкой.

Кроме того, я узнал из книги очень важный момент: стресс — не время для воспитания детей. Знакомая ситуация: ребенок кричит, ты кричишь в ответ и ненавидишь себя за это? Или ребенок весь в слезах — а вы ему с суровым лицом говорите, что так себя вести нельзя, и вообще вы сейчас закроете дверь и уйдете? Потому что ну что еще делать — не поддаваться истерике? У Петрановской для этого есть следующий рецепт: не нужно уступать (не нужно покупать ту машину, если она из-за этого валяется по цеху), но нужно сохранять спокойствие и не позволять себе поворачиваться. в шипящую ярость.Безоговорочно любить ребенка означает дарить любовь, даже если ребенок ведет себя не так, как вам хотелось бы. Детская истерика не повод воспитывать ребенка. Это повод заняться самообразованием.

«Если скандал уже разгорелся, деваться некуда надо дождаться спадания стресса и хотя бы не подливать масла в огонь криками, угрозами и невыполнимыми требованиями типа «перестань орать» , «немедленно успокойся», «заткнись сейчас же».(Вы сами хотели бы услышать это, когда плачете от мужа, например?) Мы просто остаемся рядом, если дали обнять, погладить, сказать что-нибудь. Смысл слов не очень важен, он еще толком не понимает, важнее интонация, присутствие, прикосновение. Конечно, очень важно собственное состояние, если вас трясет, вы не успокоите ребенка. Поэтому в первую очередь… дышим, успокаиваем себя иногда достаточно, чтобы напряжение у ребенка спало.

Быть другом или лидером ребенка?

А может вообще ничего не запрещать? Создать семейную коммуну, где все равны? К сожалению нет. Прощай, утопия. Быть родителем, который ничего не запрещает и не контролирует, — не вариант. В нашем сложном мире это равносильно тому, чтобы оставить ребенка без защиты.

Хотя внешне вроде бы — ну что может быть прекраснее «родителя-друга»! Ты маму зови по имени, она ничего не запрещает и со всем согласна — ты самый счастливый ребенок! По словам Петрановской, все не так просто.Этот либеральный подход родился во второй половине 20 века как реакция на довоенную авторитарную модель семьи, где ребенок не получал тепла и понимания. Но оказалось, что дети, воспитанные «родителями-друзьями», чувствуют себя тревожно и неуверенно.

«Ребенку будет одинаково страшно и плохо как с инфантильными и беспомощными родителями, так и с суровыми, не чуткими к потребностям ребенка».

В семье должна быть иерархия, и каким бы понимающим ни был родитель, он должен быть главным.Это нормально – и главное, родитель тоже должен понимать, что это нормально. Иначе происходят неизбежные агрессивные поломки:

«Если родитель не считает себя вправе запрещать, если он не находится в главенствующей ответственной роли, то он должен, чтобы запретить, «разгорячиться», разозлиться: я вам не просто запрещаю, а потому что вы плохо, ты виноват. «Мультики просто надо смотреть бесконечно! Ты совсем вышел из-под контроля! Как не стыдно капризничать такой большой мальчик! « и тому подобное.И сразу же запрет перестает быть поведением защиты и заботы, он воспринимается ребенком как нападение, вызывает обиду. »

То есть «родитель-друг» не способен спокойно чувствовать себя комфортно в конфликтной ситуации — и конфликт неизбежно превращается в битву «друзей» в песочнице.

Детские истерики: жалеть или «не манипулировать»?

Многие уверены, что дети скандальны потому, что их слишком балуют вниманием.А потому ни в коем случае нельзя им потакать. Ничего подобного, все как раз наоборот, — говорит Петрановская. Истерика — это способ как-то привлечь внимание занятого родителя.

«Если ребенок не уверен в своем взрослом, в своей привязанности, он будет искать подтверждающую связь, стремиться сохранить и укрепить ее любой ценой.»

Поэтому главная профилактика истерик — любить, обнимать, носить, хвалить. В общем, сделайте все, чтобы ребенку не пришлось прибегать к экстремальным методам привлечения внимания.Истеричный ребенок — это нелюбимый ребенок, а не избалованный.

« Во многих традиционных культурах младенцы проводят весь первый год жизни, цепляясь за свою мать, она держит ребенка на руках или носит его на спине. Кормит, не отрываясь от работы, спит с ребенком. Если бы опасения по поводу «избалованности, привыкания» были верны, их детям пришлось бы настаивать на том, чтобы их носили чуть ли не до совершеннолетия. Однако наблюдения говорят прямо об обратном: эти малыши к двум годам гораздо более самостоятельны и самостоятельны, чем их городские сверстники.Они не склонны ныть, скулить, постоянно дергать мать и «висеть» на ней, полны радостного любопытства и совсем не выглядят «избалованными». А дети из современных мегаполисов, которых очень боялись «приучать к рукам», или чьи мамы не могли быть с ними, ненасытно требуют внимания взрослых, капризничают, изматывают родителей своим вечным недовольством и прилипчивостью. »

Ребенок борется за внимание родителей — значит, он ноет, капризничает, хулиганит и даже болеет.А все потому, что он испытывает «голод по привязанности». А если он не удовлетворен, то будет все хуже и хуже. Нежность – это органическая, инстинктивная потребность ребенка. Не удовлетворить ее, чтобы не испортить, все равно, что не дать еды голодному ребенку, потому что он слишком громко просит!

«По такому принципу формируется устойчивое капризное, зависимое поведение: если ребенок часто чувствует, что взрослому не до него, он не может расслабиться, он должен все время быть начеку, проверять на прочность связь.Родители устают, раздражаются, окружающие уверяют, что ребенок «слишком избалован», начинают проявлять строгость, «не идти на поводу» и дело обстоит еще хуже, потому что он еще больше пугается и дерется еще более отчаянный. Образуется порочный круг, в котором несчастливы и несчастны все. »

Короче говоря, вы хотите воспитать непослушного, нервного и озлобленного ребенка? Без проблем. Только «не балуй» его.

«Готовность ребенка слушать определяется не лекциями и лекциями, не наказаниями и призами, а качеством привязанности.»

Хвалить или быть строгим?

И вот мы подошли к главной теме книги — «Привязанность в жизни ребенка». Петрановская уверена, что главная цель ваших отношений с ребенком – не «воспитание», не «воспитание», а формирование привязанности. То есть, проще говоря, ваша цель – построить доверительные отношения с ребенком. И хотя, казалось бы, для ребенка естественно любить мать, в нашем противоестественном мире, как всегда, все сложно.И родителям иногда удается своим «воспитанием» полностью втоптать привязанность в душу ребенка.

В России эта проблема, по словам Петрановской, стоит очень остро. Наши мамы и бабушки воспитывались в атмосфере, где нельзя было испортить, «крики развивали легкие», а ношение на руках «ухудшало осанку ребенка». В общем, у нас «территория с дефицитом позитивного внимания к детям». Сначала русские бабы просто останавливали скакавших коней, потом гасили избы, а в конце концов и их гнали на заводы для полного «освобождения».Сами понимаете: с ребенком на шее, ни в горящей избе, ни на заводе. Так что в нашей стране «сильной и независимой» материнская любовь и нежность практически terra incognita. Этому надо учиться у специалистов.

Например, научиться «отражать позитив» и «содержать».

«Позитивное зеркальное отображение» — все эти «учи-способы», «как я вкусно поел!» А также: «Что это? Ах, зайка… Какая красивая зааааика! — в ответ на хаотичное переплетение карандашных линий.Словом, сплошное сюсюканье и баловство в понимании женщин, рожденных в СССР — вот почему мы так удивляемся, когда оказываемся в странах, где все прохожие любуются детьми, то есть где нет дефицита положительного внимания детям, как в России.

Если ребенку в детстве не хватает положительного зеркального отражения, если его только постоянно оценивают («Трояк?! И это вам обидно, отличники!», что в свое время он не получил подтверждения в любви от матери.Кто постит каждый свой шаг в Инстаграме в поисках лайков — читайте, «в ожидании позитивного отзеркаливания». Чтобы его наконец-то кто-то оценил и полюбил, раз его родители не делали этого в детстве.

Так что, когда у ребенка не получается, и он бежит к вам за утешением, не нужно его «воспитывать» в духе «Ну вот опять, ты сам виноват, я тебе говорил» — просто обнять его, пожалеть и утешить. Даже если он и солгал, то, скорее всего, сделал это, чтобы доставить удовольствие маме: обнять его, объяснить свои чувства, поговорить с ним.Не бойтесь «баловать»: так мы помогаем ребенку справиться со стрессом — это называется «сдерживание» или возвращение в «психологическую утробу». Так мы показываем, что изучать мир и ошибаться – это нормально и не страшно, ведь ошибка не сразу наказывается, а мама продолжает нас любить. Такое поведение образует ту самую «тайную опору» родительской любви, что вынесено в название книги. И тяжело тому, у кого такой поддержки нет.

«Нам кажется, что тот, кто с детства закален невзгодами, впоследствии сможет лучше справляться с ними.Это неправда. Исследования показывают, что те, у кого было счастливое детство и счастливая семья, лучше справляются с невзгодами. Их психика имеет запас прочности, в стрессовых ситуациях сохраняет способность к гибкости и изобретательности, они обращаются за помощью и умеют утешать себя. »

Кстати, то, что мужчины «не эмоциональны» и не понимают женщин, по мнению Петрановской, является социальным навыком. Я давно это подозревал, но вот, наконец, нашел научное объяснение.Их просто не «содержали» в детстве: в ответ на их горе им говорили: «Не плачь, как девчонка!». Их никто не утешал — и утешать они не научились. И тогда они учатся, только читая книги. Впрочем, как и многие молодые мамы, которых в детстве тоже не очень-то баловали сочувствием.

Понимая роль «позитивного зеркального отражения» в развитии ребенка, мы можем оценить, насколько важно психологическое, эмоциональное состояние матери в это время.Ее болезнь, усталость, конфликты с мужем, страх за будущее могут привести к тому, что она сможет позаботиться о ребенке, а положительно зеркало нет. Поэтому лучшее, что могут сделать для малыша члены семьи, близкие. помочь маме быть отдохнувшей, спокойной, счастливой и проводить больше времени в общении с ребенком. Лучше не сидеть с ребенком вместо нее, а позаботиться о ней самой: освободить от домашних забот, вкусно накормить, сделать массаж, наполнить ароматную ванну.Когда мама сама чувствует себя хорошо, она будет естественно и с удовольствием общаться с ребенком.

Добиться результатов или позволить всему идти своим чередом?

Петрановская считает детский сад и школу неизбежным злом. Она уверена, что не переоценивает их роль в социализации или даже обучении. Важнейшие коммуникативные навыки ребенок приобретает, общаясь в семье. Разработчики в детском саду — тоже ничто по сравнению с маминым вниманием.В общеобразовательной школе невозможно ничему научиться, потому что там скучно и постоянное напряжение (не потому ли, что после зачета, а тем более после окончания школы, все «знания» так быстро улетучиваются из головы?) Если вы уже отдаете ребенка в общеобразовательную школу, нужно помочь ему пережить этот период, с иронией и скептицизмом относясь ко всем этим двоекам и родительским собраниям. По крайней мере, не доводить отношения с ребенком до «молоха обязательного воспитания», считает Петрановская.

Неудивительно, что ребенок плохо учится в школе — школа просто не соответствует потребностям ребенка в обучении. Не удивляйтесь «дурным компаниям», где подросток ищет учителей жизни, ведь «Вместо хлеба настоящего обучения взрослые кладут ему в руку камень обязательного образования». … К тому же, если ребенок попал под дурное влияние, значит, вы на него не имеете влияния — и он ищет понимания, близких отношений и принятия на стороне.

Так что же делать, чтобы все-таки вырастить из ребенка умного, успешного, социализированного человека?

Во-первых, просто полюби его. Это позволит ребенку вырасти счастливым, довольным, открытым – и, как следствие, успешным в жизни.

«Эмпатия и рефлексия важные компоненты эмоционального и социального интеллекта, и они определяют качество жизни человека в гораздо большей степени, чем успеваемость».

По мнению психологов, у ребенка есть органическая потребность в «своем» взрослом.Поэтому утопическая идея изъятия детей из семьи и их гармоничного и правильного воспитания в каком-то учреждении не сработает. Вот такие мы люди — собственники. Нам нужно научиться любить конкретных людей и научиться любить себя, чувствуя, что нас тоже любят и принимают. Этот опыт любви является основным. И это именно то, что родитель должен развивать в ребенке в первую очередь. Все остальные разработки вторичны.

«Сегодня многие «развивающие методики» превращены в бренды с достаточно агрессивной маркетинговой политикой, родителям всячески внушают, что нужно вкладывать в ребенка сейчас, иначе будет поздно, и он лишенный отличных перспектив, его карьера будет загублена, ему останется только прозябать всю жизнь среди аутсайдеров.Чтобы этого не случилось с вашим ребенком срочно купите эту книгу, эту методику, оплатите эти уроки. »

То есть вы понимаете, да? Никто не научит вас дарить ребенку любовь, потому что это бесплатно. Твоя любовь бесплатна — в том смысле, что она не даст денег производителям пластикового «детского счастья». Но ваша любовь очень дорога ребенку. Это как раз тот случай, когда ясно видно, что духовное богатство гораздо важнее материального.Лучше купить одежду в секонд-хенде и проводить больше времени с ребенком, чем пропадать на работе, чтобы купить ему все самое крутое и «порадовать малыша». Самое ценное, что вы можете дать, — это ваше время, внимание и любовь.

«Ребенок беженцев, оставшихся без кола и двора, побывавших под обстрелами и испытавших нехватку продовольствия, живущих в лагере для перемещенных лиц, не зная, что с ними будет дальше, может быть безмятежно счастлив, если сами родители не теряют с ним присутствия духа.И, наоборот, ребенок, живущий в дорогом богатом доме, с лучшими материальными условиями, находясь в полной безопасности, может совсем нездоровиться, потому что у папы есть бизнес и любовница, и он почти никогда не бывает дома, мама в депрессии, и уже однажды пробовала выпить упаковку снотворного, а малышкой занимаются постоянно меняющиеся домработницы и няни. И именно у него, а не у его сверстника из семьи беженцев есть все шансы на неврозы, энурезы, нейродермиты и прочие последствия сильного длительного стресса» .

Так что никакие элитные репетиторы и дорогие секции не смогут дать ребенку то, что может дать мама.

Не «развивающие методики», а отношения с родителями дают детям лучший старт в жизни.

Более того, обилие «развивающих методик» дает хорошие шансы вырастить ребенка духовно богатого, но психически больного. То есть очень плохо социализированы. Почему-то сразу вспомнились рассказы о юных гениях, которые, повзрослев, не становятся взрослыми гениями — становятся тупыми социофобами, неспособными нормально общаться с людьми.

Петрановская, кстати, тоже говорит, что любовь важна не только для развития эмоционального интеллекта, но и для развития интеллекта рационального. Невозможно нормально учиться, если тебя не любят. То, что брошенные дети отстают в развитии, часто связывают с плохой генетикой и «матерями-алкоголиками». Но дело не в генах: просто таких детей никто не любит. Стресс блокирует их способность к обучению. Попав в любящую семью, большинство из них быстро избавляются от «диагноза» (читай — клейма) и становятся вполне смышлеными детьми.

Для домашних детей действует тот же принцип: чем больше вы кричите на ребенка за плохую математику, тем хуже он понимает математику. Потому что вся его энергия уходит на борьбу со стрессом.

Если всеми силами «развивать» ребенка, не давая ему спокойно играть, его интеллект не развивается, а замедляется. И вообще, по словам Петрановской, «Лучшее, что мы можем сделать для развития наших детей в нежном возрасте, не мешать им играть.»

Если вы действительно хотите развить в ребенке интерес к чему-либо, поможет только ваш пример, которому он с радостью последует. Не стоит удивляться тому, что ребенок не читает, если он никогда не видел вас с книгой.

Если требовать от ребенка результатов, чтобы он непременно был «быстрее, выше, сильнее» — готовьтесь к тому, что он вырастет демотивированным, бессердечным и нервным, потому что ему не давали быть самим собой, его не приняли, а его нужды не интересовали.Несмотря на то, что «здесь и сейчас» у вас есть замечательный ребенок, которым вы можете похвастаться перед друзьями.

« Некоторые дети вообще приходят к выводу, что «заниматься» это единственно возможное времяпрепровождение с родителями. Все остальное родителям неинтересно, только объяснять, развивать, учить. Хочешь, чтобы мама хоть на полчаса в день делала вид, что интересуется твоей учебой. Потом мать говорит, что «ее ребенок всегда с удовольствием учится и даже сам просит.Еще бы. Хочешь маму и не то, что будешь любить. В нежном возрасте ребенок обычно не в силах сопротивляться, он постарается угодить родителям. И заодно узнать, что ты сама, не важны ваши желания, ваши потребности, важен результат, достижение, успех, место в конкурентной борьбе.»

Как видите, быть любящей мамой непросто. По-настоящему любящий, а не выдающий иезуитских сентенций в духе: «Я тебя мучаю, потому что ну ооочень люблю тебя и желаю тебе только добра!» Вы помните, что вы чувствовали, когда вам сказали это в детстве? В общем — не надо.

В двух словах рецепт Петрановской — меньше лекций и больше объятий. А остальные последуют.

Теги:

Например, 50 рублей в месяц — это много или мало? Чашка кофе? Не так много для семейного бюджета. Для Матрон — много.

Если каждый, кто читает Матрону, поддержит нас 50 рублями в месяц, то внесет огромный вклад в развитие издания и появление новых актуальных и интересных материалов о жизни женщины в современном мире, семье, воспитании детей, творчестве самореализация и духовные смыслы.

об авторе

Филолог, магистр социальной философии. Автор блогов nenadoada.ru и antilubov.ru. Журналист, специалист по связям с общественностью, преподаватель русского языка, литературы и других гуманитарных наук. Мать дочери, жена мужа, владелица собаки и кошки. Конечно, немножко поэт, и я даже немного печатался. Когда-нибудь я напишу роман 🙂

С момента рождения ребенок становится центром семейной жизни. Родители, бабушки и дедушки заботятся о малыше, беспокоятся о том, хорошо ли он поел, выспался, и стараются всячески ему угодить.День за днем ​​ребенок получает информацию о том, что его принимают в мире, у него вырабатывается уверенность в том, что «у меня все хорошо, я здесь по праву». Дети, обладающие этим чувством, обладают зарядом уверенности в себе, могут спокойно и конструктивно реагировать на критику, находить выходы из сложных ситуаций.

Если ребенок был лишен семьи или чем-то занимались его родители, но не он, если у него не было убеждения, что он существует на свете по праву, даже повзрослев, любую проблему он воспримет как катастрофу что нельзя пережить.Такому человеку трудно учиться на своих ошибках, он становится очень ранимым, тревожным, агрессивным.

Для взрослого количество разочарований, которые испытывает ребенок, кажется возмутительным. Но ребенок справляется

Мы приходим в мир совершенно беспомощными; мы не можем позаботиться о себе. Наше выживание, способность стать самостоятельной и ответственной личностью полностью зависит от того, будет ли у нас «свой взрослый», тот, кто готов заботиться, защищать, жертвовать ради нас своими интересами.Ему не нужно быть слишком поспешным, умным или сильным. Он должен только считать ребенка своим, заботиться о нем, защищать его.

В идеале у каждого из нас должен быть «свой взрослый», рядом с которым спокойно и безопасно, который с ребенком в плане привязанности – отношение защиты и заботы. Такое отношение привязанности к «своему взрослому» становится для детей мостиком в жизнь, по которому они будут развиваться и постепенно становиться самостоятельными.

Научившись ходить, ребенок начинает активно познавать мир: он постоянно что-то трогает, изучает, куда-то лезет.И, естественно, когда он так активно всему учится, то очень часто испытывает фрустрацию — негативный опыт, связанный с неудачей, невозможностью получить желаемое.

Залезла на диван — упала, поигралась с дверью — пальцы прищемила, потянулась к чашке — чашка разбилась, захотелось конфетку — мама не разрешила… И так каждый день! Для взрослого количество разочарований, которые испытывает ребенок, кажется возмутительным. Но ребенок справляется. И в первую очередь это возможно благодаря тому, что в любой сложной жизненной ситуации он обращается к «своему взрослому» для преодоления фрустрации.Если он немного расстроен, ему достаточно постоять рядом с мамой, если расстройство сильное, то его нужно взять на руки, обнять, утешить.

Мы социальные существа, получаем поддержку и защиту в отношениях с близкими. Когда мы сталкиваемся с чем-то, что вызывает слишком сильные, невыносимые негативные эмоции, с которыми мы не можем справиться, нам важно получить поддержку.

Человеку необходимо обеспечить себя вместилищем, психологической маткой, создать безопасный кокон между собой и миром, чтобы в этом коконе мы могли спокойно испытывать любые сильные чувства.Благодаря этому механизму — сдерживанию (от английского слова container — «контейнер») — человек выходит из состояния стрессовой мобилизации. Универсальный способ сдерживания — объятия.

Взрослому может быть достаточно разговора и внимания. Ему важно получить сигнал: «Я не один, обо мне позаботятся, мне не нужно беспокоиться о своей безопасности». Это особенно важно для ребенка, так как невозможно переживать разочарование и в то же время заботиться о безопасности.А чувство незащищенности мешает ему развиваться.

Вообще у ребенка два основных состояния: «хочу увидеть маму» и «мама рядом, как интересно все вокруг». Когда ребенок находится рядом с родителями, например, на прогулке в парке, он занят изучением мира. Но если вдруг родителей нет рядом, он прекращает исследование до тех пор, пока родители не будут найдены и не будет восстановлен контакт с ними.

Когда человек находится в состоянии стресса, мобилизуются все ресурсы организма.

То же самое относится ко всему детству вообще. Как только ребенок «насыщается» отношениями со своим взрослым, он переходит в самостоятельную жизнь. Цель родителя – стать ненужным ребенком . Чтобы ребенок научился справляться с трудностями без взрослого и со временем смог сам выстраивать отношения со своими детьми.

Когда человек переживает стресс, мобилизуются все ресурсы организма. Чтобы увеличить шансы на успех, все системы начинают работать на более высоких оборотах.Но длительное пребывание в таком состоянии невозможно, поэтому после каждой мобилизации, чтобы гормоны стресса вышли из крови, необходима демобилизация и релаксация.

В случае успеха демобилизация происходит через радостные переживания, вызывающие расслабление. Если не удалось получить запланированное, ребенок испытывает фрустрацию, и в этом случае демобилизация возможна только через сдерживание: через плач агрессия трансформируется в грусть. Мы падаем в объятия любимого человека, сквозь слезы и грусть принимаем ситуацию.Тело расслабляется, появляется чувство усталости, успокаивается.

Только близкие отношения дают возможность справиться с фрустрацией без потерь.

Без сдерживания ребенок лишается возможности демобилизоваться, он застревает в состоянии стресса, становится напряженным, недоверчивым, у него повышается уровень тревожности и агрессивности. Чтобы противостоять постоянному давлению негативных эмоций, он может либо пойти по пути снижения эмоциональной чувствительности, либо вообще не мобилизоваться.

Выстраивая защитную «оболочку», чтобы не чувствовать боли и обиды, он также теряет положительные переживания, но это все равно не приносит успокоения, ведь только сдерживание, только близкие отношения позволяют справиться с фрустрацией без потерь. А отказ от мобилизации делает человека апатичным, безвольным, безответственным. Ребенок, избравший этот путь, даже не пытается достичь цели, малейшая трудность на пути повергает его в отчаяние.

Если ребенок получает поддержку взрослого, он может переживать сильный стресс, не срываясь, не приобретая патологических черт характера, накапливает положительный опыт переживания неудач и учится учиться на собственных ошибках.

Людмила Петрановская – один из самых известных современных психологов, автор бестселлеров для детей и родителей. Каждая ее книга достойна прочтения. Мы подобрали яркие и интересные цитаты.

  1. Тот, к кому ребенок привязан, утешает и наделяет его силой уже одним фактом своего присутствия.
  2. Хотите, чтобы ваш ребенок справлялся с жизнью? Это значит, что все детство утешить, обнять, принять его чувства. Не говорите «Не плачь!», не пытайтесь сразу отвлечь и развлечь.Помогите ему справиться со стрессом, остаться в живых и выбраться из него, а не проглотить неприятные ощущения и замереть.
  3. Нам кажется, что тот, кто с детства закален невзгодами, впоследствии сможет лучше справляться с ними. Это неправда. Исследования показывают, что те, у кого было счастливое детство и счастливая семья, лучше справляются с невзгодами. Их психика имеет запас прочности, в стрессовых ситуациях сохраняет способность к гибкости и изобретательности, они обращаются за помощью и умеют утешать себя.
  4. Вам решать, что делать прямо сейчас с собственным ребенком, который плачет, дерется или напуган, и если ваша интуиция, движимая любовью и заботой, говорит что-то не так, как в книге, прислушайтесь к своей интуиции.
  5. Ребенку важно оставаться родителем, а родитель — тот, кто заботится.


  6. Хотите, чтобы он (ребенок) мог просить прощения? Спросите себя, покажите пример выхода из ссоры и признания ошибок.Если с привязанностью все в порядке, он начнет подражать и тоже учиться сам, без морализаторства.
  7. Привычка эмоционально разряжаться через ребенка — если часто срываться — это просто вредная привычка, своего рода зависимость. И бороться с ней нужно эффективно, как и с любой другой вредной привычкой: не «бороться с», а «учиться по-другому», постепенно пробуя и закрепляя другие модели.
  8. Дайте себе тайм-ауты, небольшие перерывы, пока не наступила невыносимая усталость.Дайте детям мультфильм и спокойно выпейте кофе или примите душ. Забудьте о грозных предупреждениях врачей о том, что телевизор более 15 минут в день очень вреден. Поверьте, мама в состоянии нервного истощения гораздо вреднее телевизора.


  9. Если мы учим детей не врать, а сами лжем, требуем не курить, а мы сами курим, приказываем не обижать маленьких и слабых и сами бьем ребенка, то не следует питать иллюзий насчет результат.
  10. Наши слабости являются продолжением наших сильных сторон, и наоборот. Мы почему-то охотно признаемся в этом по отношению к себе, но забываем, когда речь идет о детях.
  11. Многим взрослым почему-то кажется, что если ребенок моментально не бросит все, что делал, и не побежит выполнять их указания, это признак неуважения. По сути, неуважение – это обращение к человеку не с просьбой, а с приказом, не интересуясь его планами и желаниями (исключение составляют лишь чрезвычайные ситуации, связанные с безопасностью).
  12. Что самое главное в воспитании детей? А самое главное – это, конечно же, родитель и его собственное состояние. Психологи любят приводить в пример абзац из инструкции по безопасности полетов: «В случае разгерметизации салона сначала надеть кислородную маску на себя, потом на ребенка». Потому что если вы не можете нормально дышать, ребенку никто и ничто не поможет.


  13. Не стоит жертвовать общением с ребенком ради того, чтобы «дать ему все самое лучшее».«Лучше тебя и твоих объятий на свете еще ничего нет, доверие и душевный покой ребенка не купить ни за какие деньги.
  14. Важно, чтобы в процессе столкновений с вами ребенок получал разнотипные ответные реакции. Чтобы они когда-то уступали ему, а когда-то не уступали, чтобы когда-то переносились в игру, а когда-то соглашались, а когда-то по-другому, чтобы, как и в жизни, были разные варианты.
  15. Лучшее, что мы можем сделать для развития наших детей в нежном возрасте, — это не мешать им играть. Иногда участвовать в играх, иногда превращать домашние дела или прогулки в игру, иногда просто не трогать его, если он увлечен.

Наверное, любой из нас, интересующийся темой семьи, детей, воспитания, не раз встречал имя Людмилы Петрановской. Психолог, педагог, публицист, автор множества публикаций в различных изданиях.

В своих книгах и статьях Людмила Петрановская не только помогает взрослым разобраться в своих взаимоотношениях в семье, найти общий язык с детьми, но и сделать все возможное, чтобы все члены семейной ячейки функционировали гармонично. Петрановская написала несколько книг для самых маленьких, например, «Звездный мир в картинках» и «Что делать, если…» для школьников, которые в этот непростой переходный период ежедневно сталкиваются с ситуациями выбора и проблемой поиска нужного места. правильное решение.

Но, конечно же, больше всего мамы любят книги Петрановской. Людмила Владимировна является приверженцем теории привязанностей, которая в последние годы набирает огромную популярность. Когда теория получает широкое распространение, она приобретает ряд прочтений, которые могут быть далеки от первоисточника и даже в чем-то искажать первоначальную идею. Примерно то же самое произошло и с теорией привязанности.

Идея так понравилась людям, что многие мамы, не имеющие специального образования и, кстати, часто без подробного знакомства с теорией, стали интерпретировать ее по-своему, часто путая ласку с вседозволенностью.Отсюда гиперболические мемы про ношение ребенка в слинге в армию и грудное вскармливание до первого класса.

Людмила Петрановская в 2014 году написала две книги, в которых подробно раскрывает теорию привязанности с учетом именно российских реалий.

Книги «Тайная поддержка. Нежность в жизни ребенка» и «Если с ребенком трудно» почти сразу стали бестселлерами.

Петрановская на протяжении многих лет занималась психологическими трудностями при усыновлении детей, и в результате ее работы в 2012 году был создан Институт развития семейных отношений – общественная организация, занимающаяся подготовкой приемных родителей .

Темы детства, воспитания детей, семейных отношений сегодня так же актуальны, как и сотни лет назад.

Петрановская постоянно подчеркивает, что «тот, к кому ребенок привязан, утешает и дает ему силы одним фактом своего присутствия. Живет ли семья в роскошном особняке или в трущобах, в мегаполисе или в джунглях, живет ли она, как и все семьи вокруг нее, или сильно отличается от социальной нормы, ребенку все равно.Есть родители, они рядом, смотрят на меня с любовью, реагируют на мой плач — все в порядке. Может быть экономический кризис, глобальное потепление, эпидемия гриппа, наводнение или война — если у самих родителей все в порядке, если они не разлучаются с ребенком слишком долго и выглядят достаточно уверенно и спокойно — с ним все в порядке. Потому что благополучие ребенка зависит не от условий, в которых он живет, а от отношений, в которых он находится. »

Интересно и во многом новаторски звучит мысль Петрановской о том, что залог успешного воспитания лежит не в плоскости страха или наказания, а, наоборот, «готовность ребенка к повиновению определяется не поучениями и поучениями, не наказаниями и призы, а по качеству крепления.Чем надежнее связь с родителями, чем более они «свои» для ребенка, тем естественнее для него подчиняться им, а чужих нет, по крайней мере, до тех пор, пока их указания не одобрят свои».

Весьма любопытны статьи Петрановской, в которых она анализирует существующее положение в российских семьях и делится своим мнением о том, что все мы в той или иной степени несем на себе наследие Советского Союза, где людям часто отказывали в праве иметь проблемы, и не секрет, что подавление страхов и отрицание существующих проблем приводит к серьезным затруднениям в будущем, мешает полноценному развитию личности, а, следовательно, не позволяет воспитывать свободных детей.

«Все психологические проблемы типа: «Мне грустно, мне плохо, я боюсь ездить в лифте, приступы паники зашкаливают», вызывали реакцию типа: «Что ты делаешь, возьми себя в руки! » Человек не имел права иметь такие проблемы.

Естественно, когда ты не имеешь права иметь проблему, тебе не приходит в голову, как ее решать, куда с ней идти. На самом деле у нас были и психологи, и психотерапевты, иногда даже в поликлиниках, в шаговой доступности.В конце концов, со многими психологическими проблемами, такими как тревожные расстройства или светозависимая депрессия, невролог вполне может справиться. Но к этим специалистам просто не обращались, разве что с ишиасом. Даже сейчас люди иногда реагируют на совет обратиться к врачу: «Как я могу пойти к невропатологу и сказать, что ночью боюсь чего-то неизвестного?»

В 2017 году вышла новая книга талантливого автора « #Селфмама. Лайфхаки для работающей мамы », , где автор помогает решить непростую дилемму работающих матерей.Как совместить заработок и при этом не лишить ребенка материнского тепла? Как много делать и не уставать? Как сделать все и даже немного больше и при этом быть спокойным и не раздражаться на ребенка? Как избавиться от чувства вины, когда нужно обеспечивать собственную семью? Каждая работающая мама каждый день задает себе такие вопросы, и, наконец, благодаря Людмиле Петрановской найдены ответы на многие вопросы, и те мамы, которые вынуждены или хотят работать, имеют шанс не ставить себя перед самыми трудными задачами. выбор, а с помощью предложенных автором лайфхаков эффективно функционировать в обеих сферах.

О Людмиле Петрановской можно много говорить и еще больше цитировать, ведь не каждый автор может похвастаться таким тактом, простотой, иронией и корректностью в разговоре на такие острые, а порой и болезненные темы.

«Психологи — очень вредные существа. Они все время узнают что-то о человеческой природе, что становится неловко. »

Людмила Петрановская охотно сотрудничает с изданиями, психологическими порталами, сообществами матерей, участвует в конференциях и встречах.

Международная практическая конференция «Вызовы современности: психология зависимости» 9-12 февраля 2018 г., на которой Людмила Петрановская выступит и простым языком расскажет о самом главном в отношениях детей и родителей, не будет исключение.

привязанность в жизни ребенка


Любил тебя без особой причины
Потому что ты дочь
Потому что ты сын
За то, что ты ребенок
За взросление
Потому что он похож на маму и папу.
И эта любовь до конца твоих дней
Она останется твоей тайной опорой.

В. Берестов

Введение

Вся эволюция жизни — это эволюция родительской заботы о потомстве. Самые примитивные живые существа рождаются уже неотличимыми от своих «родителей», им ничего не нужно от предков. Чуть более сложные родители только помещают в благоприятную среду, а там и они сами.Еще сложнее — они впервые пытаются оставить еду. Так делают некоторые насекомые. Некоторые виды рыб уже защищают своих мальков. Многие рептилии охраняют яйца и заботятся о детенышах. Но птицы уже обязательно высиживают, кормят и обучают птенцов, порой совершая чудеса самопожертвования ради потомства. Молодые млекопитающие не выживают без заботы взрослых, и их детство длиннее, чем у птенцов. Родители молодняка не только кормят, защищают и обучают их — они играют с ними, ласкают, утешают, разрешают конфликты между братьями и сестрами, готовят их к общению в стае.

С этой точки зрения человек действительно является венцом творения. Потому что с нами самые беспомощные детеныши и самое длинное детство на планете — четверть жизни. Проходят годы, прежде чем ребенок может обходиться без взрослых. Причем с ходом истории период зависимости постоянно удлиняется, когда-то детство заканчивалось ровно в двенадцать, а теперь в двадцать два — не всегда.

Получается, выросло существо, которое не просто реализует программы, записанные в генах, как миллиарды его предков миллионы лет, да, как какие-то тараканы, а строит свою жизнь, думает об устройстве своего вселенной, задает вечные вопросы бытия, имеет ценности, смеет, верит, любит — словом, разумному и свободному бытию необходим довольно длительный период полной беспомощности и зависимости.Каким-то чудесным образом именно зависимость переплавляется в свободу, это полная изначальная неспособность адаптироваться к миру — в способность творчески изменить этот мир.

Каждый, кто родился человеком и вырос, так или иначе прошел этот путь. Ей следуют все, кто воспитывает детей. В этой книге мы пройдем его шаг за шагом, от рождения до взрослой жизни, и попытаемся понять: как это работает?

Сразу хочу сказать: эта книга не является строго научной.Хотелось бы параллельно иметь еще одну жизнь, чтобы посвятить ее исследованиям, и проверять каждое утверждение. Но у меня нет второй жизни, а в этой я выбрал быть практиком. Так что я, на свой страх и риск, просто рассказываю, как я это вижу, чувствую, понимаю. С примерами из собственной жизни, из рассказов клиентов и читателей моего блога, из наблюдений на улице и на детских площадках.

Конечно, сама суть, теория привязанности, это вполне научная теория, по ней есть много интересных исследований и публикаций, на некоторые из них я буду ссылаться по ходу повествования.

Но я прекрасно осознаю, что не все утверждения этой теории и тем более не все утверждения этой книги полностью научно подтверждены, а некоторые вообще сложно проверить. Теория привязанности пока не является мейнстримом психологической науки, исследований и книг, посвященных именно ей, гораздо меньше, чем хотелось бы. В России теория привязанности просто малоизвестна. И очень жаль, потому что я не знаю на данный момент подхода к изучению человека, изучения детства, подхода к воспитанию и психотерапии более глубокого, точного и более эффективного в практической работе.Массу проблем, отравляющих жизнь многим людям, можно было бы просто не создавать, если знать, как устроены отношения ребенка с родителями. А многие уже созданные и даже знакомые можно было вполне успешно и надежно решить. Я уверен, что когда-нибудь это будет осознано, феномен привязанности будет изучен по-настоящему глубоко, и нам откроется много нового и важного, что изменит жизнь людей к лучшему.

Но мои клиенты и читатели сегодня воспитывают детей, и они не могут ждать.Поэтому сегодня я делюсь с вами тем, чем могу, не выдавая написанное за истину в последней инстанции. Читайте, наблюдайте, слушайте себя, сомневайтесь и проверяйте. Если в вашей жизни, в отношениях с ребенком что-то пойдет по-другому, не стоит сразу пугаться и искать, где вы не правы. В тексте книги невозможно описать все возможные варианты и ситуации, а реальная жизнь всегда сложнее самой развитой теории. Если с вашим ребенком что-то происходит позже или раньше, чем написано, если с ним происходит иначе или даже с точностью до наоборот — просто подумайте, почему это может быть так.У ребенка может быть свой темп развития или черты характера, у вас могут быть особые обстоятельства в жизни сейчас или некоторое время назад, наконец, я просто могу ошибаться. Всегда доверяйте себе больше, чем любой книге, и эта не исключение. Ты родитель своего ребенка, ты любишь его, ты знаешь, ты понимаешь, ты чувствуешь себя никем другим, даже если тебе порой кажется, что ты совсем не понимаешь. Мнение специалиста – важная информация для размышления, это способ увидеть свою ситуацию как бы со стороны, возможность увидеть проблемы в более широком контексте культуры, традиции и даже эволюции нашего вида.Но только вам решать, что делать прямо сейчас с собственным малышом, который плачет, дерется или напуган, и если ваша интуиция, движимая любовью и заботой, не говорит того, что говорит книга, прислушайтесь к своей интуиции.

В книге мы пройдем все детство вместе с ребенком и его родителями: от рождения до взрослой жизни. Мы создадим дорожную карту для взросления и посмотрим на роль привязанности в этом процессе. Конечно, развитие ребенка многогранно, его тело, его интеллект и способности изменяются и развиваются, но мы остановимся только на одной линии: его отношениях со «своими» взрослыми, как они, с одной стороны, зависят от развитие всего остального, с другой стороны влияют на это развитие.Каждая глава книги – это очередной этап детства. Каждый этап приносит новые возрастные задачи, новые потребности ребенка, новые возможности, но и новые риски, если потребности не будут удовлетворены. Попытаемся понять логику: как зависимость и беспомощность переходят в зрелость, как наша любовь и забота год за годом формируют в ребенке тайную опору, на которой, как на стержне, держится его личность.

Наш путь по дорожной карте будет сопровождаться примерами и наблюдениями из жизни, а иногда из литературы или кино.Будет здорово, если вы каждый раз будете делать небольшой перерыв в книге и вспоминать похожие — или непохожие — ситуации, в которых вы сами бывали или которые наблюдали, и пытаться анализировать их с точки зрения прочитанного. . Или, может быть, вы хотите что-то перечитать или пересмотреть под новым углом.

Иногда мы как бы приподнимаемся над нашим путем для небольших теоретических отступлений, чтобы понять, как это работает. Если тема кажется вам особенно интересной, есть смысл найти и прочитать книги, на которые я даю ссылки.Обещаю не перегружать повествование терминами и упомяну только самые, на мой взгляд, ключевые для нашей темы.

По мере продвижения по маршруту время от времени будем делать практические выводы: как вести себя взрослому, что делать и чего не делать, чтобы ребенок развивался в соответствии с планом природы, наполнялся привязанность и успешно превращает ее в независимость. И чтобы с ним было легче и счастливее, и родительство было бы для тебя счастьем, требующим самоотдачи, а не каторгой или экзаменом, который всегда сдается бог знает кому со страхом ошибки.

* * *

По замыслу книга, которую вы держите в руках, будет первой частью серии «Близкие люди», посвященной различным аспектам привязанности. В этой, в первой, мы пройдем «хорошее» детство от начала и до конца, детство без особых проблем и катаклизмов, и попытаемся понять, что дает человеку опыт привязанности, как отношения со своими взрослыми помогают создать ядро ​​личности, во многом определяющее всю последующую жизнь.Отсюда и название: тайная поддержка». Понимая логику развития ваших отношений с ребенком, вы сможете сделать их лучше, и как мы увидим, именно хорошие отношения, глубокая и надежная привязанность лежат в основе как хорошего поведения, так и успешного развития. потенциала ребенка.Не «развивающие методики», а отношения с родителями дают детям наилучший старт в жизнь – и мы вместе увидим это, шаг за шагом следуя за детством.

Вторая книга, «Дети, раненые в душу», будет печальнее — в ней будет рассказано о том, что бывает, если удар судьбы или тяжелые обстоятельства нарушили задуманный природой благополучный маршрут.Мы поговорим о травмах привязанности и расстройствах привязанности. Эта тема мне очень близка, потому что я много лет работаю с приемными родителями, родителями раненых в душу детей. Однако никто не застрахован от травм привязанности, и наиболее социально благополучная семья переживает потери, разлуки, разводы, болезни, резкие перемены и другие очень чувствительные для ребенка обстоятельства. Родители тоже не всегда умеют обеспечить заботу: они могут не понять или обидеть ребенка, даже если любят.Мы поговорим о том, что происходит с детьми в таких ситуациях и как им можно помочь. Эта книга будет очень тесно связана с первой, поэтому в ней я буду часто ссылаться здесь, а здесь на нее.

Третья книга — так уж вышло — уже вышла, она называется «Если с ребенком трудно». Она практическая, посвящена всем тем ситуациям, когда мы не знаем, что делать, когда теряется контакт с ребенком, когда мы запутались в собственных воспитательных установках и методах.Предлагается понять происходящее именно с точки зрения теории привязанности, поэтому некоторые моменты перекликаются с тем, о чем здесь пойдет речь. Многие родители уже прочитали его и утверждают, что он работает. Да, это работает. Если вам срочно нужна помощь, если вам стало сложно с ребенком, можете начать с него, там вкратце изложена сама суть теории привязанности.

И, наконец, четвертая книга — она ​​будет дополнительной и параллельной третьей, и будет называться соответственно «Если трудно быть родителем.«Я еще даже не начала, но очень хочу, потому что после многих лет работы с родителями я очень хорошо знаю, как им бывает тяжело. Как они покрывают собственные травмы привязанности, как это тяжело противостоять давлению общества и собственной семьи, защищая своего ребенка и его право расти в привязанности, какие героические, беспримерные усилия по изменению себя прилагают родители ради детей.Чем больше я работаю, тем больше я люблю и уважаю родителей , такие разные и такие самоотверженные в своей любви к детям.И мне бы очень хотелось написать книгу именно для них, о том, как вы можете стать лучшим родителем для своих детей, чем были ваши собственные.

Возможно, со временем в серии появятся еще какие-то книги, но эти четыре я считаю обязательными для себя и постараюсь написать их в обозримом будущем. И если вы готовы совершить это путешествие через детство по пути привязанности, то начнем.

Глава 1

От рождения до года. Приглашение в жизнь

И все начинают одинаково.

Двое максимально близких родственников, но совершенно не знакомых друг с другом, даже не видевшихся вживую. Девять месяцев полного слияния: общая кровь, общий воздух, общие переживания. Девять месяцев накопления и роста, причудливых изменений и тонких взаимных приспособлений – и несколько тяжелых часов перехода из мира в мир, выхода из теплой вселенной материнского тела и разделения.

Наконец они смотрят друг другу в глаза. Взгляд матери затуманен слезами, от усталости, от умиления, от облегчения, от жалости.А вид новорожденного (если он родился без проблем, не измучен родами и не накачан лекарствами) серьезный, ясный и сосредоточенный. Полная коллекция.

В эти минуты и часы он смотрит в лицо самой судьбе. Отпечатывается в глубинах памяти главный человек в его жизни, лицо человека, который станет демиургом своего мира, который разгонит в этом мире тучи или устроит жестокие потопы, подарит блаженство или изгонит из рая, населит мир чудовищ или ангелов, казнить или миловать, отдавать или отнимать, а скорее всего — и то, и другое вперемежку.Есть к чему серьезно относиться.

Так начинается история всей жизни, история связи, которая свяжет ребенка и мать почти так же крепко, как пуповина. Держась за эту связь, он выйдет в мир, как космонавт выходит в открытый космос, связанный с кораблем. В отличие от пуповины, эта связь не материальна, она соткана из психических актов: из чувств, из решений, из поступков, из улыбок и взглядов, из мечтаний и самопожертвования, она общая для всех людей и уникальна для каждого родителя. и каждого ребенка.Он идет не от живота к животу, а от сердца к сердцу (на самом деле, конечно, от мозга к мозгу, но так звучит красивее).

Приложение. Чудо не меньшее, чем сама беременность. И не меньше, чем сама жизнь.

Вопрос жизни и смерти

Человеческий младенец рождается очень маленьким и незрелым. Так эволюция решила стоящую перед ней непростую задачу: совместить прямохождение (а значит, и узкий таз) матери, и развитый мозг (а значит, и объемный череп) ребенка.Я должен был как-то выбраться. Поэтому в нашем виде использовалась обновленная и улучшенная технология, изобретенная для сумчатых. У огромного кенгуру рождается крохотный, размером с креветку, детёныш, которого пока не удается разлучить с матерью. А потом какое-то время носит его в сумке. Если он сразу не попадет в сумку к матери, то очень быстро умрет от голода и холода.

Тоже дети. Каждый младенец, появившийся на свет, знает правила игры на глубоком, инстинктивном уровне.Они просты и суровы.

Первое правило . Вы сами не житель. Если есть взрослый, который будет считать тебя своим, который будет заботиться о тебе, кормить, обогревать и оберегать, ты будешь жить, расти и развиваться. Нет такого — значит, нет тебе места в этой жизни, извини, попытка не удалась.

Потребность ребенка во взрослой заботе является насущной, насущной потребностью. Это не про «было бы неплохо», не про «одиноко и грустно без мамы», это про жизнь и смерть.Программа привязанности, обеспечивающая эту заботу, является нашей «сумкой», предназначенной для вынашивания ребенка, своего рода внешней маткой, переходными воротами между рождением и выходом в мир. Он заложен в тех глубинных частях мозга, которые ничего не знают о молочных смесях, инкубаторах и домиках для младенцев. Там, в очень малоизученных глубинах психики новорожденного, именно это и высечено на табличках: стань кем-то другим — или умри. Третьего не дано.

Это первое и очень важное свойство привязанности, которое многое объясняет в поведении детей. Привязанность — жизненная потребность, уровень значимости — максимальный. Не могу без этого жить .

С этим обстоятельством связано правило два . Если вдруг рядом нет взрослого, или он не спешит заботиться и защищать, ты, малыш, не сдавайся сразу. Вы не просто капризничаете, вы боретесь за свою жизнь, деликатность здесь неуместна. Не приходит — зови громче. Если он не хочет, заставьте его. Забыл — напомни. Если вы не уверены в нем, перепроверьте, является ли он все еще вашим взрослым и считает ли он вас своей.Здесь важна бдительность. Ставки высоки. Драться!

И это второе, что важно помнить: если ребенок не уверен в своем взрослом, в его привязанности, он будет искать подтверждение связи, стремиться сохранить и укрепить ее любой ценой. Любой. Потому что на кону его жизнь.

Именно поэтому, едва появившись на свет, младенец сразу берется за дело. Нужно найти своего взрослого и вовлечь его в ласку. Привяжи к себе, да крепче. Для этого у него есть все необходимое, природа подготовила его как Джеймса Бонда для особо сложной миссии.

Беззубый, но вооруженный

Крик, конечно, главное оружие новорожденного. Что еще он может сделать? Пока что даже собственные руки и ноги его не слушаются. Поэтому, чтобы привлечь внимание взрослого, он кричит. Нет, не просто кричать, а КРИЧАТЬ. Кричит. Кричать.

Объективно плач новорожденного не такой громкий и резкий. Особенно для жителя большого города, который постоянно живет в шуме — ну как его крохотный человечек может удивляться по сравнению с соседской буровой, грохотом метро, ​​грохотом взлетающих самолетов, грохотом мотоцикла, музыка гремит отовсюду? Однако от любого из этих звуков, пусть и неприятного, мы можем как-то абстрагироваться.Научитесь не слышать, не замечать и даже спать под ними. Говорят, во время войн люди засыпали под канонаду. И мы не можем игнорировать плач ребенка. Он проникает «до самой печени», он «поднимает мертвых», он попадает в какой-то частотный диапазон, пробуждающий в нас инстинкт заботливого взрослого и голос этого инстинкта неумолим. Неважно, что вы устали и хотите спать, или что вы больны, неважно, что вы заняты чем-то другим, неважно, хотите ли, можете ли, быстро, прямо сейчас , бросай все, вставай и иди к ребенку.Это работает и в том случае, если плачет чужой ребенок: оглядываемся, переживаем, а если даже и свой, то готовы на все, лишь бы это прекратилось: покормить, согреть, помыть, сцедить – все, что нужно для того, чтобы малыш был жив и здоров.

Бывает, что инстинкт заботы нарушен временно (например, под воздействием изменяющих сознание веществ: алкоголя, наркотиков) или навсегда (вследствие психического расстройства, собственного крайне травмирующего опыта, органического поражения головного мозга). Тогда плач младенца либо не может пробиться сквозь дурман, остается без присмотра, либо вызывает не предусмотренную природой патологическую реакцию: ярость или отчаяние.Так происходят трагические случаи из криминальной хроники, когда кричащего ребенка бьют об стену или мать в состоянии послеродовой депрессии выбрасывают в окно.

Однако попытки сломить инстинкт, вместо того, чтобы подчиниться ему, имели место во вполне респектабельном обществе, например, в начале 20 века звуконепроницаемые боксы для младенцев пытались устанавливать на поезда в очень развитых и благополучных страны. Это были такие закрытые ящики с толстыми стенками и отверстиями для воздуха, куда родителей просили положить плачущих детей, чтобы они не мешали отдыху других пассажиров.От идеи быстро отказались — детей все-таки пожалели, хотя и сегодня то и дело вспыхивают бурные гневные дискуссии на тему «избавьте нас от этого звука, перевезите детей как-нибудь отдельно или посидите с ними дома».

Однако не все же с кнутом, есть в распоряжении ребенка и пряники.

Обычно на втором месяце жизни, в один прекрасный момент, ребенок делает это. То, от чего родители теряют всякое самообладание, начинают возбужденно звонить друг другу, бегать по квартире в поисках фотоаппарата, звонить родным и рассказывать друзьям, что их ребенок сегодня впервые улыбнулся.

Казалось бы, что это? Крошечное существо слегка растянуло беззубый рот. А чуть позже я научился добавлять к этой гримасе мягкий звук — смеяться. Однако у взрослых улыбка младенца вызывает состояние эйфории, ни с чем не сравнимой блаженства и счастья. Это такое удовольствие, что отныне взрослые готовы разорваться в лепешку, чтобы он сделал это снова. И далее. И далее. Мы снова готовы носить, качать, подпрыгивать, целовать, махать погремушкой, петь, кукарекать и фыркать, заставлять кота работать зоопарком, а дедушку шуршать газетой — да что угодно, лишь бы он почаще смеялся.Просто чтобы снова испытать этот ни с чем не сравнимый кайф.

Угадайте, как это выглядит? Природа позаботилась о том, чтобы мы сели на этот крючок. Ребенок получит все необходимое для роста и развития, вознаграждая родителей за труды моментами неземного блаженства. Так же работают инстинктивные программы заботы о потомстве. Подобно тому, как секс доставляет удовольствие, чтобы мы не поленились плодиться и размножаться, забота о ребенке также вознаграждается в виде выброса в кровь гормонов удовольствия.

На самом деле ребенок может даже не делать ничего особенного, он все равно вызывает у нас симпатию — одним только своим видом. Большая голова, пухлое лицо, нос-кнопка, большие глаза, короткие ручки и ножки — все это адресовано инстинкту заботы. А как сладко пахнет…

Известно, что при случайном попадании в поле зрения фигуры с инфантильными пропорциями мы задерживаем на ней взгляд чуть дольше, чем на любой другой. Инстинкт – присмотреться и убедиться, что с ребенком все в порядке.Кроме того, фигуры с инфантильными пропорциями всегда вызывают невольную симпатию, мы запрограммированы на то, чтобы нравиться им. Это свойство психики активно используется в рекламе и создании фирменных картинок, вспомните хотя бы Микки Мауса или Олимпийского мишку.

Этой же цели — поддержанию контакта со взрослым — служат рефлексы, унаследованные людьми от далеких предков-приматов. Новорожденный цепко цепляется за палец или за волосы взрослого, а если его опустить и поставить слишком резко, вскидывает вверх ручки и ножки, как бы пытаясь обнять лапу взрослого.Это помогало нашим предкам не терять детеныша, если им приходилось быстро убегать от хищника в густых зарослях или по веткам деревьев.

Людмила Владимировна Петрановская

Секретная поддержка. Привязанность в жизни ребенка

Тайная поддержка. Привязанность в жизни ребенка

близких человека
Людмила Петрановская, автор серии книг для детей «Что делать, если…», известный психолог-педагог, руководитель вебинаров о семейных отношениях и лауреат премии Президента , представляет продолжение серии «БЛИЗКИЕ ЛЮДИ: психология отношений.Книга будет полезна не только молодым мамам, но и тем, кто хочет переосмыслить свои отношения со своим, возможно, уже подросшим ребенком.

Людмила Владимировна Петрановская

Тайная поддержка: привязанность в жизни ребенка

Любил тебя за без особой причины
Потому что ты дочь
Потому что ты сын
За то, что ты малыш
За взросление
Потому что он похож на маму и папу
И эта любовь до конца твоих дней
Она останется твоей тайной опорой .

В. Берестов

Введение

Вся эволюция жизни есть эволюция родительской заботы о потомстве. Самые примитивные живые существа рождаются уже неотличимыми от своих «родителей», им ничего не нужно от предков. Чуть более сложные родители только помещают в благоприятную среду, а там и они сами. Еще сложнее — они впервые пытаются оставить еду. Так делают некоторые насекомые. Некоторые виды рыб уже защищают своих мальков.Многие рептилии охраняют яйца и заботятся о детенышах. Но птицы уже обязательно высиживают, кормят и обучают птенцов, порой совершая чудеса самопожертвования ради потомства. Молодые млекопитающие не выживают без заботы взрослых, и их детство длиннее, чем у птенцов. Родители молодняка не только кормят, защищают и обучают их — они играют с ними, ласкают, утешают, разрешают конфликты между братьями и сестрами, готовят их к общению в стае.

С этой точки зрения человек действительно является венцом творения. Потому что с нами самые беспомощные детеныши и самое длинное детство на планете — четверть жизни. Проходят годы, прежде чем ребенок может обходиться без взрослых. Причем с ходом истории период зависимости постоянно удлиняется, когда-то детство заканчивалось ровно в двенадцать, а теперь в двадцать два — не всегда.

Получается, выросло существо, которое не просто реализует программы, записанные в генах, как миллиарды его предков миллионы лет, да, как какие-то тараканы, а строит свою жизнь, думает об устройстве вселенная, задает вечные вопросы бытия, имеет ценности, смеет, верит, любит — словом, разумному и свободному бытию необходим довольно длительный период полной беспомощности и зависимости.Каким-то чудесным образом именно зависимость переплавляется в свободу, это полная изначальная неспособность адаптироваться к миру — в способность творчески изменить этот мир.

Все, кто родился человеком и вырос, так или иначе прошли этот путь. Ей следуют все, кто воспитывает детей. В этой книге мы пройдем его шаг за шагом, от рождения до взрослой жизни, и попытаемся понять: как это работает?

Сразу хочу сказать: эта книга не является строго научной.Хотелось бы параллельно иметь еще одну жизнь, чтобы посвятить ее исследованиям, и проверять каждое утверждение. Но у меня нет второй жизни, а в этой я выбрал быть практиком. Так что я, на свой страх и риск, просто рассказываю, как я это вижу, чувствую, понимаю. С примерами из собственной жизни, из рассказов клиентов и читателей моего блога, из наблюдений на улице и на детских площадках.

Конечно, сама суть, теория привязанности, это вполне научная теория, по ней есть много интересных исследований и публикаций, на некоторые из них я буду ссылаться по ходу повествования.Но я прекрасно осознаю, что не все утверждения этой теории, и уж тем более не все утверждения этой книги, полностью научно подтверждены, а некоторые вообще сложно проверить. Теория привязанности пока не является мейнстримом психологической науки, исследований и книг, посвященных именно ей, гораздо меньше, чем хотелось бы. В России теория привязанности просто малоизвестна. И это очень жаль, потому что на данный момент я не знаю более глубокого, точного и эффективного в практической работе подхода к изучению человека, изучению детства, подхода к воспитанию и психотерапии.Массу проблем, отравляющих жизнь многим людям, можно было бы просто не создавать, если знать, как устроены отношения ребенка с родителями. А многие уже созданные и даже знакомые можно было вполне успешно и надежно решить. Я уверен, что когда-нибудь это будет осознано, феномен привязанности будет изучен по-настоящему глубоко, и нам откроется много нового и важного, что изменит жизнь людей к лучшему.

Но мои клиенты и читатели сегодня воспитывают детей, и они не могут ждать.Поэтому сегодня я делюсь с вами тем, чем могу, не выдавая написанное за истину в последней инстанции. Читайте, наблюдайте, слушайте себя, сомневайтесь и проверяйте. Если в вашей жизни, в отношениях с ребенком что-то пойдет по-другому, не стоит сразу пугаться и искать, где вы не правы. В тексте книги невозможно описать все возможные варианты и ситуации, а реальная жизнь всегда сложнее самой развитой теории. Если с вашим ребенком что-то происходит позже или раньше, чем написано, если с ним происходит иначе или даже с точностью до наоборот — просто подумайте, почему это может быть так.У ребенка может быть свой темп развития или черты характера, у вас могут быть особые обстоятельства в жизни сейчас или некоторое время назад, наконец, я просто могу ошибаться. Всегда доверяйте себе больше, чем любой книге, и эта не исключение. Ты родитель своего ребенка, ты любишь его, ты знаешь, ты понимаешь, ты чувствуешь себя никем другим, даже если тебе порой кажется, что ты совсем не понимаешь. Мнение специалиста – важная информация для размышления, это способ увидеть свою ситуацию как бы со стороны, возможность увидеть проблемы в более широком контексте культуры, традиции и даже эволюции нашего вида.Но только вам решать, что делать прямо сейчас с собственным малышом, который плачет, дерется или напуган, и если ваша интуиция, движимая любовью и заботой, не говорит того, что говорит книга, прислушайтесь к своей интуиции.

В книге мы пройдем все детство вместе с ребенком и его родителями: от рождения до взрослой жизни. Мы создадим дорожную карту для взросления и посмотрим на роль привязанности в этом процессе. Конечно, развитие ребенка многогранно, его тело, его интеллект и способности изменяются и развиваются, но мы остановимся только на одной линии: его отношениях со «своими» взрослыми, как они, с одной стороны, зависят от развитие всего остального, с другой стороны влияют на это развитие.Каждая глава книги – это очередной этап детства. Каждый этап приносит новые возрастные задачи, новые потребности ребенка, новые возможности, но и новые риски, если потребности не будут удовлетворены. Попытаемся понять логику: как зависимость и беспомощность переходят в зрелость, как наша любовь и забота год за годом формируют в ребенке тайную опору, на которой, как на стержне, держится его личность.

Наш путь по дорожной карте будет сопровождаться примерами и наблюдениями из жизни, а иногда из литературы или кино.Будет здорово, если вы каждый раз будете делать небольшой перерыв в книге и вспоминать похожие — или непохожие — ситуации, в которых вы сами бывали или которые наблюдали, и пытаться анализировать их с точки зрения прочитанного. . Или, может быть, вы хотите что-то перечитать или пересмотреть под новым углом.

Иногда мы как бы приподнимаемся над нашим путем для небольших теоретических отступлений, чтобы понять, как он работает. Если тема кажется вам особенно интересной, есть смысл найти и прочитать книги, на которые я даю ссылки.Обещаю не перегружать повествование терминами и упомяну только самые, на мой взгляд, ключевые для нашей темы.

По мере продвижения по маршруту время от времени будем делать практические выводы: как вести себя взрослому, что делать и чего не делать, чтобы ребенок развивался в соответствии с планом природы, наполнялся с привязанностью и успешно превращает ее в независимость. И чтобы с ним было легче и счастливее, и родительство было бы для тебя счастьем, требующим самоотдачи, а не каторгой или экзаменом, который всегда сдается бог знает кому со страхом ошибки.

По замыслу книга, которую вы держите в руках, будет первой частью серии «Близкие люди», посвященной различным аспектам привязанности. В этой, в первой, мы пройдем «хорошее» детство от начала и до конца, детство без особых проблем и катаклизмов, и попытаемся понять, что дает человеку опыт привязанности, как отношения со своими взрослыми помогают создать ядро ​​личности, во многом определяющее всю дальнейшую жизнь.Отсюда и название: «Секретная поддержка». Понимая логику развития ваших отношений с ребенком, вы сможете сделать их лучше, и как мы увидим, именно хорошие отношения, глубокая и надежная привязанность лежат в основе как хорошего поведения, так и успешного развития потенциала ребенка. Не «развивающие методики», а отношения с родителями дают детям наилучший старт в жизнь – и мы вместе увидим это, шаг за шагом следуя за детством.

Вторая книга, «Дети, раненые в душу», будет печальнее — в ней будет рассказано о том, что бывает, если удар судьбы или тяжелые обстоятельства нарушили задуманный природой благополучный маршрут.Мы поговорим о травмах привязанности и расстройствах привязанности. Эта тема мне очень близка, потому что я много лет работаю с приемными родителями, родителями раненых в душу детей. Однако никто не застрахован от травм привязанности, и наиболее социально благополучная семья переживает потери, разлуки, разводы, болезни, резкие перемены и другие очень чувствительные для ребенка обстоятельства. Родители тоже не всегда умеют обеспечить заботу: они могут не понять или обидеть ребенка, даже если любят.Мы поговорим о том, что происходит с детьми в таких ситуациях и как им можно помочь. Эта книга будет очень тесно связана с первой, поэтому в ней я буду часто ссылаться здесь, а здесь на нее.

Третья книга — так уж вышло — уже вышла, она называется «Если с ребенком трудно». Она практическая, посвящена всем тем ситуациям, когда мы не знаем, что делать, когда теряется контакт с ребенком, когда мы запутались в собственных воспитательных установках и методах.Предлагается понять происходящее именно с точки зрения теории привязанности, поэтому некоторые моменты перекликаются с тем, о чем здесь пойдет речь. Многие родители уже прочитали его и утверждают, что он работает. Да, это работает. Если вам срочно нужна помощь, если вам стало сложно с ребенком, можете начать с него, там вкратце изложена сама суть теории привязанности.

И, наконец, четвертая книга — она ​​будет дополнительной и параллельной третьей, и будет называться соответственно «Если трудно быть родителем.«Я еще даже не начала, но очень хочу, потому что после многих лет работы с родителями я очень хорошо знаю, как им бывает тяжело. Как они покрывают собственные травмы привязанности, как это тяжело противостоять давлению общества и собственной семьи, защищая своего ребенка и его право расти в привязанности, какие героические, беспримерные усилия по изменению себя прилагают родители ради детей.Чем больше я работаю, тем больше я люблю и уважаю родителей , такие разные и такие самоотверженные в своей любви к детям.И мне бы очень хотелось написать книгу именно для них, о том, как вы можете стать лучшим родителем для своих детей, чем были ваши собственные.

Возможно, со временем в серии появятся еще какие-то книги, но эти четыре я считаю обязательными для себя и постараюсь написать их в обозримом будущем. И если вы готовы совершить это путешествие через детство по пути привязанности, то начнем.

От рождения до года. Приглашение в жизнь

И все начинают одинаково.

Двое максимально близких родственников, но совершенно не знакомых друг с другом, даже не видевшихся вживую. Девять месяцев полного слияния: общая кровь, общий воздух, общие переживания. Девять месяцев накопления и роста, причудливых изменений и тонких взаимных приспособлений – и несколько тяжелых часов перехода из мира в мир, выхода из теплой вселенной материнского тела и разделения.

Наконец, они смотрят друг другу в глаза. Взгляд матери затуманен слезами, от усталости, от умиления, от облегчения, от жалости.А вид новорожденного (если он родился без проблем, не измучен родами и не накачан лекарствами) серьезный, ясный и сосредоточенный. Полная коллекция.

В эти минуты и часы он смотрит в лицо самой судьбе. Отпечатывается в глубинах памяти главный человек в его жизни, лицо человека, который станет демиургом своего мира, который разгонит в этом мире тучи или устроит жестокие потопы, подарит блаженство или изгонит из рая, населит мир чудовищ или ангелов, казнить или миловать, отдавать или отнимать, а скорее всего — и то, и другое вперемежку.Есть к чему серьезно относиться.

Так начинается история всей жизни, история связи, которая свяжет ребенка и мать почти так же крепко, как пуповина. Держась за эту связь, он выйдет в мир, как космонавт выходит в открытый космос, связанный с кораблем. В отличие от пуповины, эта связь не материальна, она соткана из психических актов: из чувств, из решений, из поступков, из улыбок и взглядов, из мечтаний и самопожертвования, она общая для всех людей и уникальна для каждого родителя. и каждого ребенка.Он идет не от живота к животу, а от сердца к сердцу (на самом деле, конечно, от мозга к мозгу, но так звучит красивее).

Приложение. Чудо не меньшее, чем сама беременность. И не меньше, чем сама жизнь.

Вопрос жизни и смерти

Человеческий младенец рождается очень маленьким и незрелым. Так эволюция решила стоящую перед ней непростую задачу: соединить прямохождение (а значит, и узкий таз) матери, и развитый мозг (а значит, и объемный череп) ребенка.Я должен был как-то выбраться. Поэтому в нашем виде использовалась обновленная и улучшенная технология, изобретенная для сумчатых. У огромного кенгуру рождается крохотный, размером с креветку, детёныш, которого пока не удается разлучить с матерью. А потом какое-то время носит его в сумке. Если он сразу не попадет в сумку к матери, то очень быстро умрет от голода и холода.

Также дети. Каждый младенец, появившийся на свет, знает правила игры на глубоком, инстинктивном уровне.Они просты и суровы.

Правило первое. Вы сами не житель. Если есть взрослый, который будет считать тебя своим, который будет заботиться о тебе, кормить, обогревать и оберегать, ты будешь жить, расти и развиваться. Нет такого — значит, нет тебе места в этой жизни, извини, попытка не удалась.

Потребность ребенка во взрослом уходе является насущной, насущной потребностью. Это не про «было бы неплохо», не про «одиноко и грустно без мамы», это про жизнь и смерть.Программа привязанности, обеспечивающая эту заботу, является нашей «сумкой», предназначенной для вынашивания ребенка, своего рода внешней маткой, переходными воротами между рождением и выходом в мир. Он заложен в тех глубинных частях мозга, которые ничего не знают о молочных смесях, инкубаторах и домиках для младенцев. Там, в очень малоизученных глубинах психики новорожденного, именно это и высечено на табличках: стань кем-то другим — или умри. Третьего не дано.

Это первое и очень важное свойство привязанности, которое многое объясняет в поведении детей.Привязанность – жизненная потребность, уровень значимости – максимальный. Без этого не живут.

С этим обстоятельством связано второе правило. Если вдруг рядом нет взрослого, или он не спешит заботиться и защищать, ты, малыш, не сдавайся сразу. Вы не просто капризничаете, вы боретесь за свою жизнь, деликатность здесь неуместна. Не приходит — зови громче. Если он не хочет, заставьте его. Забыл — напомни. Если вы не уверены в нем, перепроверьте, является ли он все еще вашим взрослым и считает ли он вас своей.Здесь важна бдительность. Ставки высоки. Драться!

И это второе, что важно помнить: если ребенок не уверен в своем взрослом, в его привязанности, он будет искать подтверждения связи, стремиться сохранить и укрепить ее любой ценой. Любой. Потому что на кону его жизнь.

Именно поэтому, едва появившись на свет, младенец сразу берется за дело. Нужно найти своего взрослого и вовлечь его в ласку. Привяжи к себе, да крепче. Для этого у него есть все необходимое, природа подготовила его как Джеймса Бонда для особо сложной миссии.

Беззубый, но вооруженный

Крик, конечно, главное оружие новорожденного. Что еще он может сделать? Пока что даже собственные руки и ноги его не слушаются. Поэтому, чтобы привлечь внимание взрослого, он кричит. Нет, не просто кричать, а КРИЧАТЬ. Кричит. Кричать.

Объективно плач новорожденного не такой громкий и резкий. Особенно для жителя большого города, постоянно живущего в шуме — ну чем может его впечатлить крохотный человечек по сравнению с соседской дрелью, грохотом метро, ​​грохотом взлетающих самолетов, грохотом мотоцикла, музыка гремит отовсюду? Однако от любого из этих звуков, пусть и неприятного, мы можем как-то абстрагироваться.Научитесь не слышать, не замечать и даже спать под ними. Говорят, во время войн люди засыпали под канонаду. И мы не можем игнорировать плач ребенка. Он проникает «до самой печени», он «поднимает мертвых», он попадает в какой-то частотный диапазон, пробуждающий в нас инстинкт заботливого взрослого и голос этого инстинкта неумолим. Неважно, что вы устали и хотите спать, или что вы больны, неважно, что вы заняты чем-то другим, неважно, хотите ли, можете ли, быстро, прямо сейчас , бросай все, вставай и иди к ребенку.Это работает и в том случае, если плачет чужой ребенок: оглядываемся, переживаем, а если даже и свой, то готовы на все, лишь бы это прекратилось: покормить, согреть, помыть, сцедить – все, что нужно для того, чтобы малыш был жив и здоров.

Бывает, что инстинкт заботы нарушен временно (например, под воздействием психотропных веществ: алкоголя, наркотиков) или навсегда (вследствие психического расстройства, собственного крайне травмирующего опыта, органического поражения головного мозга). Тогда плач младенца либо не может пробиться сквозь дурман, остается без присмотра, либо вызывает не предусмотренную природой патологическую реакцию: ярость или отчаяние.Так происходят трагические случаи из криминальной хроники, когда кричащего ребенка бьют об стену или мать в состоянии послеродовой депрессии выбрасывают в окно.

Однако попытки сломить инстинкт, вместо того, чтобы подчиниться ему, имели место во вполне респектабельном обществе, например, в начале 20 века в очень развитых и благополучных поездах пытались установить звуконепроницаемые боксы для младенцев. страны. Это были такие закрытые ящики с толстыми стенками и отверстиями для воздуха, куда родителей просили положить плачущих детей, чтобы они не мешали отдыху других пассажиров.От идеи быстро отказались — детей все-таки пожалели, хотя и сегодня то и дело вспыхивают бурные гневные дискуссии на тему «избавьте нас от этого звука, перевезите детей как-нибудь отдельно или посидите с ними дома».

Людмила Петрановская — удивительный человек. Целью своей жизни она сделала помощь детям, оставшимся без попечения родителей. Сейчас вместе с коллегами она создала совершенно особенный проект – Институт развития семейной организации.На плечи этих специалистов легла задача преобразовать систему, которая занимается распределением детей и работой с приемными семьями. Желаем вам удачи в этом нелегком деле. По широкому кругу Людмила – известный психолог, чьи книги помогли десяткам тысяч семей по всей России.

Прочитать книгу Тайная поддержка. Привязанность в жизни ребенка

Людмила Петрановская создала совершенно необычный для нас образовательный проект, вложив в эту удивительную книгу весь свой жизненный опыт, навыки психолога и большой талант педагога.Особенность книги — до невозможности близкий родительский опыт среднестатистической российской семье. Если вы покупали книги бывалых западных педагогов, то часто могли разочароваться — их опыт, образ жизни и стиль обучения совершенно не вписываются в российские реалии. Если вы хотите прочитать книгу The Secret Support бесплатно на нашем сайте — переходите, нажав на кнопку справа. Наш удивительный ридер адаптируется к любому разрешению и устройству.

Скачать книгу Секретная поддержка

Книга не только актуальна, но и очень хорошо написана.Здесь не будет общих советов о том, как воспитывать ребенка (имеется в виду малыш от 3 лет, до восемнадцатилетнего). Структура книги распределена именно по возрастным рамкам, когда поведение, психика и развитие нуждаются в коррекции со стороны родителей. Для скачать книгу Людмилы Петрановской Тайная поддержка. Вложение в жизни ребенка нужно нажать на кнопку справа от этого текста и перейти.

Обзор

Здравствуйте! Сегодня я хочу рассказать вам о новой книге, которую я прочитала.Это психологическая литература, и ее автор Людмила Петрановская. Книга называется Секретная поддержка. Мне порекомендовала подруга, мама замечательного мальчика. Она читала ее для того, чтобы лучше понять своего ребенка, правильно его воспитать.

Эта книга рассчитана на абсолютно обычную женщину, для этого не обязательно получать профильное психологическое образование, но так уж получилось, что мы с подругой психологи. Тем не менее, все описано очень доступно и дружелюбно.Женщине, которая планирует стать матерью, следует прочитать эту книгу. Не только этот, конечно. Есть так много других книг о воспитании детей, но эта книга — настоящая жемчужина такой литературы.

Здесь раскрывается вся суть того, как правильно взаимодействовать с ребенком от его рождения до взрослого воплощения. Я не буду полностью описывать всю информацию, которую я получил в этой книге, но она там очень доступна: начиная с описания того, как взаимодействовать с малышом, какие потребности есть у годовалого человечка, как общаться и гасить конфликты с трехлеткой, как строить отношения и заниматься воспитанием школьника и подростка и как лучше маме постепенно выпускать свою маленькую кровь во взрослую жизнь.

Все описано на жизненных примерах, с помощью которых женщина или мужчина, прочитавшие эту книгу, могут сделать вывод о том, как ему следует поступать в нелегком деле воспитания своего ребенка. Допустим, много внимания уделяется тому, что в младенчестве ребенку нужно больше демонстрировать свою любовь. И много других полезных советов.

Их можно давать любому взрослому, даже когда семья воспитывает детей по какой-то методике или без таковой. Если прочитать книгу «Тайная опора Людмилы Петрановской, », то вы сможете найти лучшие советы для любого жизненного этапа ребенка и любой стратегии его воспитания.

Эта книга предназначена не только для родителей. Пусть читатель взрослый, но у него много своих «тараканов в голове», которые касаются его личных отношений с родителями, которые гарантированно способствуют воспитанию своих детей, а это не всегда хорошо. Благодаря этому пособию вы сможете не только понять психологическую подоплеку своего поведения, но и распознать причины поведения своих друзей, родственников и коллег по работе.

Здесь много времени уделяется кризисам в развитии ребенка.Как пережить эти этапы, как положительно повлиять на развивающуюся личность. Ребенок постепенно, с каждым часом своей жизни, после более молодого возраста отдаляется от родителей, погружаясь в самостоятельное путешествие в мир. Его положительный опыт общения с родителями и их любви в раннем детстве составляет прочную основу для его развития как личности. Он входит во взрослую жизнь психологически подготовленным, ощущая родительскую любовь и родительское отношение, а оценка его поступков, его личности и опоры становится его тайной опорой.

Избранные обзоры

Очень рекомендую прочитать эту книгу. Для тех, кто планирует завести детей. Еще задолго до рождения самого ребенка нужно быть готовым. Также советую его всем родителям, независимо от возраста их детей — хоть младенцам, хоть подросткам, хоть взрослым детям-студентам. После прочтения этой книги ваш ребенок всегда будет нуждаться в вас, вы всегда будете его понимать и влиять на него только положительно, не ограничивая его собственного развития, а перенимая от вас все самое лучшее.

Ваши дети будут слушать своих родителей, они не будут считать вас ретроградом, они будут относиться к вашим суждениям как к мудрым суждениям старших людей, а не болтовне несовременных предков. Однако необходимо не только казаться таковым своим детям, но и действительно мудро относиться к воспитанию своих детей и транслировать им только положительное и правильное.

Секретная поддержка. Привязанность в жизни ребенка Людмила Петрановская

(рейтинги: 1 , среднее: 5,00 из 5)

Название: Секретная база.Привязанность в жизни ребенка

О книге «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка» Людмила Петрановская

Людмила Петрановская — успешный педагог, семейный психолог, блогер, автор многих книг в области психологии воспитания . «В класс пришла приемная дочь», «Трудный возраст», «Что делать, если…», — и это лишь малая часть произведений, вышедших из-под ее пера.

Петрановская Людмила Владимировна является противником интернатной системы, выступает за то, чтобы дети росли и воспитывались в семьях, будь то кровные или приемные семьи.Также она отрицательно относится к уровню работы в системе защиты прав детей-сирот, к низкому качеству образования приемных родителей и специалистов в этой области.

«Тайная поддержка. Привязанность в жизни ребенка — почему я не знала об этом в 18 лет. Почему, спросите вы? Все очень просто!» «Тайная поддержка» — особенная энциклопедия реальной жизни. Семейная жизнь, воспитание, взросление, связь матери и ребенка… Нет, это не та энциклопедия, которая заставит вас страдать в поисках нужной информации.Логистика книги выстроена очень просто и понятно: описание всех периодов жизни и проблем, возникающих в разные периоды, осуществляется в хронологическом порядке — от рождения до взросления. Простое и понятное описание кризисов в отношениях родителей и детей, способов их преодоления — все это подкреплено наглядными иллюстрациями.

Преимущество книги в том, что это не переводное издание, а адаптированное к нашим реалиям жизни.Переводные зарубежные издания основаны на ином фундаменте, на иной системе ценностей в воспитании детей. Стратегия автора состоит в том, чтобы не давать как можно больше заумной информации и ничего не объяснять. Людмила Петрановская – профессионал высокого класса, которая ссылается на собственный опыт материнства и раскладывает для вас понятия «кризис трех лет», «кризис подросткового возраста», фаза «плато».

«Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка» рекомендуется к обязательному прочтению всем отцам, мамам (даже на этапе беременности и тем, кто собирается создать семью), детям и бабушкам.А если вы все-таки «наломали дров» с ребенком, не расстраивайтесь. Хотите действительно узнать что-то новое в психологии ребенка, а не просто бездумно проецировать на него свое «взрослое» поведение? «Секретная поддержка» легко и непринужденно поможет вам в решении спорных и важных проблем, связанных со взрослением и самоутверждением детей.

Если вы поймете своего ребенка, вам будет легче строить с ним отношения. Там лежат ответы на самые сложные вопросы.Стоит ли заниматься ранней разработкой или пустить все на самотек? Отдавать ли в детский сад…

Читать полностью

Людмила Петрановская, автор серии книг для детей «Что делать, если…», известный психолог-педагог, руководитель вебинаров по семейным отношениям и лауреат премии Президента РФ, представляет продолжение из серии «Близкие люди: психология отношений». Предыдущая книга «Если ребенку трудно» стала бестселлером для родителей и дала ответы на самые популярные вопросы в воспитании детей.
Новая книга будет полезна не только молодым мамам, но и тем, кто хочет переосмыслить свои отношения со своим, возможно, подросшим ребенком. Вы узнаете:
— как формируется привязанность ребенка к родителям с самого раннего возраста до подросткового возраста;
— почему роли Наставника и Родителя далеко не одинаковы;
— как стать опорой в жизни своему ребенку.
Если вы поймете своего ребенка, вам будет легче строить с ним отношения. Там лежат ответы на самые сложные вопросы.Стоит ли заниматься ранней разработкой или пустить все на самотек? Отдать в детский сад или оставить с бабушкой? Наказывать ли по требованию учителя и есть ли в этом смысл? Можно ли дать подростку желаемую свободу? И, наконец, как сохранить отношения с ребенком, когда он уже взрослый?
Найдите ответы на эти вопросы, шаг за шагом следуя за своим детством с Людмилой Петрановской.

Скрыть

Петранов прием ребенка в семью.»Минус один? Цитаты из книги «Минус один? Плюс один! Прием ребенка в семье «Людмила Петрановская

»

«Минус один!» — Значит одним сиротом меньше. «Плюс один!» — Значит, ваша семья стала больше на человека. Это слова, которые так дорого стоят: и радость за этого ребенка, и чувство вины перед всеми детьми, которые еще не обрели семью, и надежды когда-нибудь все-таки «вычеркнуть море». О том, что эта простая арифметика стала счастливой жизнью, и написана книга замечательного психолога Людмилы Петрановской.В своей книге автор рассказывает, как подготовиться к этому непростому решению, пройти весь путь, не теряя надежды, приумножить свою семью замечательным ребенком. Книга поможет вам почувствовать, что вы не одиноки на своем пути.

Из серии: Родители о детях

* * *

Компания ЛИТРЕС.

Немного странное имя, правда?

Но только не для тех, кто много общается с приемными родителями, особенно в Интернете.На форумах и в блогах приемных родителей существует традиция: когда кто-то сообщает, что забрал ребенка из детского дома, все, кто болел за эту семью и за ребенка поддерживали и помогали советами, пишут в ответ в качестве пароля: «Минус один!» Эти слова иногда повторяются десятки раз под сообщением о том, что ребенок обрел семью, как бы салют в честь пополнения в семье, особенно если для этого ребенка была найдена семья, было непросто или подобрать ее с большим трудом. трудности (и это случается часто).

«Минус один!» означает, что одной orphability стало меньше. На одного ребенка в системе меньше. На одно детство в казенном доме меньше. Это слова, для которых так много: и радость этого ребенка, и чувство вины перед детьми, или надежда, когда-нибудь покидающая море.

Но до «минус один!» Он прозвучит в честь пополнения в вашей семье, вам предстоит пройти путь подготовки и принятия решения. На это могут уйти недели, месяцы, а потом и годы – столько, сколько нужно вам и вашей семье.Ведь вытащить ребенка из казны — это полдела, надо его растить, с ним жить, отношения строить надо.

Понять свои мотивы и оценить свои силы важно перед любым серьезным жизненным решением, но когда речь идет о судьбе ребенка и судьбе вашей семьи — это важно для запаса. Мы действительно ответственны за тех, кого приручили. Что означают эти красивые слова на деле, знает каждый, кто сталкивался с детьми, вернувшимися из приемных семей обратно в интернатные учреждения.Мы не смогли бы справиться, разочароваться, развестись, пожениться или родить детей — всегда есть какие-то объективные причины. Кто хоть раз придумывал такое во второй раз с отвергнутым ребенком, увидевшим его глаза, будто посыпанные пеплом, тот никогда не забудет эту встречу.

Так что давайте думать «на берегу». Природа не зря. Девять месяцев на подготовку к родителям. Это огромная перемена в жизни, сознании, душе.

Эта книга написана на основе многолетнего опыта консультирования кандидатов в усыновители и подготовки будущих приемных родителей к обучению.Поможет пройти все те этапы, которые обычно проходит семья, начиная от вопроса: «Вы не берете ребенка?» и заканчивая той минутой, когда возбужденные родители возвращаются домой уже с новым членом семьи, где его ждет новая жизнь. Эта книга о подготовке к усыновлению ребенка, о «беременности» приемного ребенка. Не о том, какие документы нужны», а о том, что внутри, в душе. Многие подразделы звучат как вопросы — и это настоящие вопросы, которые я и мои коллеги слышу от будущих приемных родителей.

Будет много писем запугивающих Вас («Да что ты такое? Растут все бандиты!») и очень много желающих Вас агитировать («Спасите Несчастного Сырота!»). Попробуйте выгореть и от другого. Вам сейчас нужны не эмоциональные лозунги, а исчерпывающая информация и медленное осмысленное решение. И если это решение отрицательное: «Нет, это не для меня, не для моей семьи» — тоже честный, ответственный выбор: Вы не будете портить жизнь ребенку и своим близким.

Еще будет время, когда придется полностью посвятить себя ребенку, когда нужно будет сделать очень многое, игнорируя свое «не хочу», а иногда и свое «не могу». Наступит момент, когда ты всей душой осознаешь, что решаешься и выбираешь — поздно, есть ребенок, его жизнь в твоих руках, и надо справляться, как бы ни было тяжело. Вы еще прочтете много книг и статей о своем ребенке, проведете много часов в раздумьях о том, как ему помочь. И эта книга о вас, на этот раз для вас.Все, что ты делаешь сейчас для себя, ты сделаешь для своего будущего ребенка.

Буду рад, если эта книга станет для вас другом и помощником, кое-что вам подскажет, когда-то утешит, а главное — даст почувствовать, что вы не одиноки на своем пути.

* * *

Led Book Иностранный фрагмент Минус один? Плюс один! Прием ребенка в семье (Л. В. Петрановская, 2015) Предоставлено нашим книжным партнером —

«Минус один!» — Значит одним сиротом меньше.»Плюс один!» — Значит, ваша семья стала больше на человека. Это слова, которые так дорого стоят: и радость за этого ребенка, и чувство вины перед всеми детьми, которые еще не обрели семью, и надежды когда-нибудь все-таки «вычеркнуть море». О том, что эта простая арифметика делает жизнь счастливой, и написана книга замечательного психолога Людмилы Петрановской. В своей книге автор рассказывает, как подготовиться к этому непростому решению, пройти весь путь, не теряя надежды, приумножить свою семью замечательным ребенком.Книга поможет вам почувствовать, что вы не одиноки на своем пути.

На нашем сайте вы можете скачать книгу «Минус один? Плюс один! Любимый ребенок в семье» Петрановская Людмила Владимировна бесплатно и без регистрации в формате FB2, RTF, EPUB, PDF, TXT, читать книгу онлайн или купить заказать в интернет-магазине.

Людмила Владимировна Петрановская

Минус один? Плюс один! Семейный прием

Немного странное имя, правда?

Но только не для тех, кто много общается с приемными родителями, особенно в Интернете.На форумах и блогеров и блоггеров есть традиция: когда кто-то сообщает, что забрал ребенка из детского дома, все, кто действовал за эту семью и за ребенка, поддерживал и помогал советами, пишут в ответ в качестве пароля: «Минус один». !» Эти слова иногда повторяются десятки раз под сообщением о том, что ребенок обрел семью, как бы салют в честь пополнения в семье, особенно если для этого ребенка была найдена семья, было непросто или подобрать ее с большим трудом. трудности (и это случается часто).

«Минус один!» означает, что одной orphability стало меньше. На одного ребенка в системе меньше. На одно детство в казенном доме меньше. Это слова, для которых так много: и радость этого ребенка, и чувство вины перед детьми, или надежда, когда-нибудь покидающая море.

Но до «минус один!» Он прозвучит в честь пополнения в вашей семье, вам предстоит пройти путь подготовки и принятия решения. На это могут уйти недели, месяцы, а потом и годы – столько, сколько нужно вам и вашей семье.Ведь вытащить ребенка из казны — это полдела, надо его растить, с ним жить, отношения строить надо.

Важно понять свои мотивы и оценить свои силы перед любым серьезным жизненным решением, но когда речь идет о судьбе ребенка и судьбе вашей семьи — это важно для запаса края. Мы действительно ответственны за тех, кого приручили. Что означают эти красивые слова на самом деле, знают все, кто сталкивался с детьми, вернувшимися из приемных семей обратно в учреждение.Мы не смогли бы справиться, разочароваться, развестись, пожениться или родить детей — всегда есть какие-то объективные причины. Кто хоть раз придумывал такое во второй раз с отвергнутым ребенком, увидевшим его глаза, будто посыпанные пеплом, тот никогда не забудет эту встречу.

Итак, давайте подумаем «на берегу». Природа не зря. Девять месяцев на подготовку к родителям. Это огромная перемена в жизни, сознании, душе.

Эта книга написана на основе многолетнего опыта консультирования кандидатов в усыновители и подготовки будущих приемных родителей к обучению.Поможет пройти все те этапы, которые обычно проходит семья, начиная от вопроса: «Вы не берете ребенка?» И заканчивая той минутой, когда возбужденные родители возвращаются домой с новым членом семьи, где его ждет новая жизнь. Эта книга о подготовке к усыновлению ребенка, о «беременности» приемного ребенка. Не о том, какие документы нужны», а о том, что внутри, в душе. Многие подразделы звучат как вопросы — и это настоящие вопросы, которые я и мои коллеги слышу от будущих приемных родителей.

Будет много писем запугивающих вас («Да что ты такое? Они всех бандитов выращивают!») и много желающих вас агитировать («Спасите несчастного Сырота!»). Попробуйте выгореть и от другого. Вам сейчас нужны не эмоциональные лозунги, а исчерпывающая информация и медленное осмысленное решение. И если это решение отрицательное: «Нет, это не для меня, не для моей семьи» — тоже честный, ответственный выбор: Вы не будете портить жизнь ребенку и своим близким.

Еще будет время, когда придется полностью посвятить себя ребенку, когда нужно будет многое сделать, игнорируя свое «не хочу», а иногда и свое «не могу». Наступит момент, когда ты всей душой осознаешь, что решаешься и выбираешь — поздно, есть ребенок, его жизнь в твоих руках, и надо справляться, как бы ни было тяжело. Вы еще прочтете много книг и статей о своем ребенке, проведете много часов в раздумьях о том, как ему помочь. И эта книга о вас, на этот раз для вас.Все, что ты делаешь сейчас для себя, ты сделаешь для своего будущего ребенка.

Людмила Владимировна Петрановская

Минус один? Плюс один! Семейный прием

Немного странное имя, правда?

Но только не для тех, кто много общается с приемными родителями, особенно в Интернете. На форумах и блогеров и блоггеров есть традиция: когда кто-то сообщает, что забрал ребенка из детского дома, все, кто действовал за эту семью и за ребенка, поддерживал и помогал советами, пишут в ответ в качестве пароля: «Минус один». !» Эти слова иногда повторяются десятки раз под сообщением о том, что ребенок обрел семью, как бы салют в честь пополнения в семье, особенно если для этого ребенка была найдена семья, было непросто или подобрать ее с большим трудом. трудности (и это случается часто).

«Минус один!» означает, что одной orphability стало меньше. На одного ребенка в системе меньше. На одно детство в казенном доме меньше. Это слова, для которых так много: и радость этого ребенка, и чувство вины перед детьми, или надежда, когда-нибудь покидающая море.

Но до «минус один!» Он прозвучит в честь пополнения в вашей семье, вам предстоит пройти путь подготовки и принятия решения. На это могут уйти недели, месяцы, а потом и годы – столько, сколько нужно вам и вашей семье.Ведь вытащить ребенка из казны — это полдела, надо его растить, с ним жить, отношения строить надо.

Важно понять свои мотивы и оценить свои силы перед любым серьезным жизненным решением, но когда речь идет о судьбе ребенка и судьбе вашей семьи — это важно для запаса края. Мы действительно ответственны за тех, кого приручили. Что означают эти красивые слова на самом деле, знают все, кто сталкивался с детьми, вернувшимися из приемных семей обратно в учреждение.Мы не смогли бы справиться, разочароваться, развестись, пожениться или родить детей — всегда есть какие-то объективные причины. Кто хоть раз придумывал такое во второй раз с отвергнутым ребенком, увидевшим его глаза, будто посыпанные пеплом, тот никогда не забудет эту встречу.

Так что давайте думать «на берегу». Природа не зря. Девять месяцев на подготовку к родителям. Это огромная перемена в жизни, сознании, душе.

Эта книга написана на основе многолетнего опыта консультирования кандидатов в усыновители и подготовки будущих приемных родителей к обучению.Поможет пройти все те этапы, которые обычно проходит семья, начиная от вопроса: «Вы не берете ребенка?» И заканчивая той минутой, когда возбужденные родители возвращаются домой с новым членом семьи, где его ждет новая жизнь. Эта книга о подготовке к усыновлению ребенка, о «беременности» приемного ребенка. Не о том, какие нужны документы», а о том, что внутри, в душе. Многие подразделы звучат как вопросы — и это настоящие вопросы, которые я и мои коллеги слышу от будущих приемных родителей.

Будет много писем запугивающих Вас («Да что ты такое? Растут все бандиты!») и много желающих вас агитировать («Спасите Несчастного Сырота!»). Попробуйте выгореть и от другого. Вам сейчас нужны не эмоциональные лозунги, а исчерпывающая информация и медленное осмысленное решение. И если это решение отрицательное: «Нет, это не для меня, не для моей семьи» — тоже честный, ответственный выбор: Вы не будете портить жизнь ребенку и своим близким.

Еще будет время, когда придется полностью посвятить себя ребенку, когда нужно будет сделать очень многое, игнорируя свое «не хочу», а иногда и свое «не могу». Наступит момент, когда ты всей душой осознаешь, что решаешься и выбираешь — поздно, есть ребенок, его жизнь в твоих руках, и надо справляться, как бы ни было тяжело. Вы еще прочтете много книг и статей о своем ребенке, проведете много часов в раздумьях о том, как ему помочь. И эта книга о вас, на этот раз для вас.Все, что ты делаешь сейчас для себя, ты сделаешь для своего будущего ребенка.

Буду рад, если эта книга станет для вас другом и помощником, кое-что вам подскажет, когда-то утешит, а главное — даст почувствовать, что вы не одиноки на своем пути.

Введение

В вашей семье нет усыновленного ребенка. Не было сделано ни одного обращения к экземпляру, не было собрано ни одной ссылки.

Но посмотрите на комнату и вдруг поймайте себя на мысли, что вот это будет диванчик-ребенок, а там стеллаж для игрушек.

Или, наткнувшись в журнале на фото голливудской звезды На прогулке в парке с вашими признаниями вы вдруг чувствуете неясное беспокойство, которое не отпускает уже несколько часов.

Людмила Петрановская все книги великолепны, и все статьи, выступления на радио (например, Эхо Москвы) и посты (http://ludmilapsyholog.livejournal.com). Я ее очень уважаю и прислушиваюсь к ее мнению, она профессионал высочайшего уровня, еще один интересный и глубокий человек.

Новая книга «Плюс-минус один» — в первую очередь для тех, кто думает о том, чтобы взять в свою семью ребенка из детского дома. Хотя эту книгу будет полезно прочитать любому человеку — чтобы понять, что такое ребенок-сирота, какие проблемы ставит перед собой общество и личность человека, остаться в детском доме, как принадлежащим таким детям, как помочь. И она будет полезна родителю вместе с другими книгами Людмилы (особенно «Если с ребенком тяжело» и «Тайная опора: привязанность в жизни ребенка») для ознакомления с теорией привязанность, увидеть мир ребенка и его отношения с родителями через призму этой теории.

Абсолютно согласен с этой теорией, она мне кажется максимально человечной, уважительной, чутким ребенком. Это не теория, как затушить под себя ребенка, это не советы, как справляться с бытовыми поведенческими проблемами, это вопрос мировоззрения родителя.

Теория привязанности говорит о том, что ребенок – абсолютно изменчивое существо, главная задача которого – иметь и любить родителей, чувствовать ответную любовь и близость, а имея надежную родительскую поддержку, развиваться и открывать мир.Отсюда ясно, что без удовлетворения этих базовых потребностей ребенок в детском доме начинает расти с травмой, с болью, априори неполноценным, он не сможет доверять миру, потому что в его жизни не будет только безусловная любовь, не закроет человека, которому можно доверять, и доверие не станет точкой опоры, от которой можно отойти. Единственная семья детей-сирот – это они сами, а одного ребенка можно научить чему угодно: разве что выживанию и принципам стаи.И только взрослый и пожилой человек может привить нравственные, культурные и этические устои, показать, как справляться с бытовыми проблемами, как ориентироваться в социальной среде города, как ухаживать за собой и обустраивать уют в доме, как учиться для знаний и познавать мир, как сделать карьеру и найти интересные занятия и хобби.

Поэтому каждому ребенку нужен родитель, это жизненно необходимо, и очень ужасно, что проблема сиротства в России остается такой острой и болезненной — проблема взяток и наживы («покупка» наименее тяжелых детей), проблема бюрократии и бюрократов (тонны справок, бумаг и походов в органы опеки, долгие сроки регистрации).В 2014 году в России было более полумиллиона детей от которых отказались родители, и это наша национальная катастрофа… Сиротство не тема для домыслов и оскорблений (как это было с законом Димы Яковлева), это это не тема для компиляции и обсуждения, это проблема, которую нужно решать немедленно всему миру. И самое большое, что может сделать человек, это вырвать еще одного ребенка из этой порочной удушающей системы, подарить ему семью и родных людей.Тем, кто только что принял такое важное решение, кто еще только играет в него и свои способности, очень поможет книга Людмилы Петрановской: она придает сил и решительности, вселяет уверенность и рассказывает о возможных проблемах.

Секретная поддержка. Нежность в жизни ребенка

Людмила Петрановская — удивительный человек. Целью своей жизни она ставила помощь детям, оставшимся без попечения. Теперь вместе с коллегами она создала совершенно особенный проект – Институт развития семейного устройства.На плечи этих специалистов легла задача преобразовать систему, которая занимается распределением детей и работой с приемными семьями. Желаем удачи в этом нелегком деле. По широкому кругу Людмила – известный психолог, чьи книги помогли десяткам тысяч семей по всей России.

Прочтите книгу секретной поддержки. Нежность в жизни ребенка

Людмила Петрановская создала совершенно необычный для нас образовательный проект, сложив в этой удивительной книге весь свой жизненный опыт, мастерство психолога и огромный талант педагога.Особенность книги в невозможности примерного родительского опыта в среднестатистической российской семье. Если бы вы купили книги мам западных учителей, они часто могли разочароваться — их опыт, образ жизни и стиль воспитания не вписываются в реалии России. Если вы хотите прочитать книгу Mysteryproof бесплатно На наш сайт — заходите, нажав на кнопку справа. Наш потрясающий ридер настраивается под любое разрешение и устройство.

Скачать книгу тайна поддержки

Помимо актуальности, книга очень хорошо написана.Не будет общих советов, как воспитывать ребенка (имея в виду малыша от 3 лет, до восемнадцатилетних малышей). Структура книги распределена именно в возрастных рамках, когда поведение, психика и развитие нуждаются в корректировке со стороны родителей. По номеру скачать книгу Людмила Петрановская Тайная опора. Нежность в жизни ребенка Вам нужно нажать на кнопку справа от этого текста и перейти.

Обзор

Всем привет! Сегодня я хочу рассказать вам о новой книге, которую я прочитала.Это психологическая литература и автор ее Людмила Петрановская. Называется книга Секретная поддержка. Мне посоветовала ее подруга, мамина чудесного мальчика. Она читала ее для того, чтобы лучше понять своего ребенка, правильно его воспитать.

Эта книга рассчитана на абсолютно обычную женщину, для этого не обязательно получать профильное психологическое образование, но так получилось, что мы психологи. Тем не менее, все описано все очень доступно и дружелюбно.Женщине, которая планирует стать матерью, следует прочитать эту книгу. Не только это, конечно. Разных книг по воспитанию детей еще очень много, но эта книга — настоящая жемчужина такой литературы.

Раскрывает всю суть взаимодействия с ребенком от его рождения и до вылупления взрослого. Я не буду описывать полностью всю информацию, которую я получил в этой книге, но она там очень доступна: начиная с описания того, как взаимодействовать с малышом, в чем нуждается годовалый человечек, может общаться и гасить конфликты с трехлеткой. — годик первый, как наладить отношения И заняться воспитанием школьника и подростка и как лучше матери постепенно отпустить кровь в зрелом возрасте.

Все описано на жизненных примерах, из которых женщина или мужчина, прочитавший эту книгу, может сделать вывод о том, как ему поступить в непростом деле воспитания своего чада. Допустим, много внимания уделяется тому, что в младенчестве ребенку необходимо больше демонстрировать свою любовь. И много других полезных советов.

Их можно подарить любому взрослому мужчине, даже когда семья воспитывает детей по какой-либо технике или без нее. Если прочитать книгу тайной поддержки Людмилы Петрановской, то можно найти лучший совет Для любого жизненного этапа ребенка и любой стратегии его воспитания.

Книга подойдет не только родителям. Пусть читатель уже взрослый, но у него много своих «тараканов в голове», которые касаются его, личного, отношений с родителями, которые гарантированно способствуют воспитанию своих детей, а это не всегда хорошо. Благодаря этому пособию вы сможете не только понять психологическую подоплеку своего поведения, но и распознать причины поведения своих друзей, близких и коллег.

Здесь много времени уделяется кризисному развитию ребенка.Как пережить эти этапы, как положительно повлиять на развивающуюся личность. Ребенок постепенно с каждым часом своей жизни, ведь самый младший возраст, отличается от родителей, погружаясь в самостоятельное путешествие по миру. Его положительный опыт общения с родителями и их любовь в раннем детстве составляет прочную основу для становления его, как личности. Во взрослую жизнь он выходит психологически подготовленным, чувствуя родительскую любовь и родительское отношение, И его тайной опорой становится оценка его поступков, его личности и поддержки.

Избранное Отзывы

Очень рекомендую прочитать эту книгу. Для тех, кто планирует иметь детей. Еще задолго до рождения ребенка самому нужно подготовиться. Также советую ее всем родителям, независимо от возраста их детей — хоть младенцев, хоть подростков, хоть взрослых школьников. Прочитав эту книгу, вы всегда будете нужны своему ребенку, всегда будете понимать его и влиять на него только положительно, не ограничивая его собственного развития, а перенимая от вас все самое лучшее.

Ваши дети будут слушать своих родителей, не будут считать вас ретроградами, будут ссылаться на ваши суждения, как на мудрые суждения вечноязычных, а не на болтовню неродственных предков. Однако нужно не только казаться такими детьми, но и действительно мудро относиться к воспитанию своих детей и транслировать на них только положительные и правильные вещи.

Секретная поддержка. Нежность в жизни ребенка Людмила Петрановская

(рейтинги: 1 , среднее: 5,00 из 5)

Название: Секретная поддержка.Нежность в жизни ребенка

О книге «Тайная опора. Нежность в жизни ребенка» Людмила Петрановская

Людмила Петрановская — успешный педагог, семейный психолог, блогер, а также автор разнообразные книги в области психологии детского воспитания. «В класс пришел приемный ребенок», «трудный возраст», «что делать, если…», — и это лишь малая часть произведений, вышедших из-под ее пера.

Людмила Владимировна Петрановская противник интерната, выступает за то, чтобы дети росли и воспитывались в семьях, будь то семьи кровные или приемные.Также показано его негативное отношение к уровню исполнения в системе защиты прав детей-сирот, к низкому качеству подготовки усыновителей и специалистов в этой области.

«Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка» — книга из разряда «Почему я не знал о ней, когда мне было 18 лет». Почему вы спрашиваете? Все очень просто! «Тайная опора» — это совершенно особая энциклопедия реальной жизни. Образ жизни семьи, воспитание, взросление, общение матери и ребенка.Нет, это не та энциклопедия, которая заставляет мочиться, при поиске нужной информации. Логистические книги построены очень просто и понятно: описание всех периодов жизни и проблем, возникающих в разные периоды, осуществляется в хронологическом порядке — от рождения до взросления. Простое и понятное описание кризисов в отношениях родителей и детей, способов их преодоления, — все это подкреплено наглядными иллюстрациями.

Достоинство книги в том, что это не переводное издание, а адаптированное к нашим реалиям жизни.Переводные зарубежные издания основаны на ином фундаменте, на иной системе ценностей в воспитании детей. Стратегия автора состоит в том, чтобы не давать как можно больше информации и ничего не уточнять. Людмила Петрановская — профессионал высокого класса, ссылается на собственный опыт материнства и на полках делает акцент на понятиях «кризис трех лет», «кризис подросткового возраста», фаза «Плато».

«Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка» рекомендуется к обязательному прочтению всем папам, мамам (даже на стадии беременности и тем, кто собирается создавать семью), детям и бабушкам.И если вы все-таки «сломали файрлы» своим шансом, не расстраивайтесь. Хотите действительно узнать что-то новое в детской психологии, а не просто бездумно проецировать на него свое «взрослое» поведение? «Тайная опора» легко и просто поможет вам в решении спорных и важных проблем, связанных с рассмотрением и самоутверждением детей.

Людмила Владимировна Петрановская

Секретная поддержка. Нежность в жизни ребенка

Тайная поддержка. Нежность в жизни ребенка

Близкие люди
Людмила Петрановская — автор серии книг для детей «Что делать, если …», известный психолог-педагог, руководитель вебинаров по семейным отношениям и лауреат премии Президента РФ представляет продолжение серии «Близкие люди: Психология отношений». Книга будет полезна не только молодые мамы, но и те, кто хочет переосмыслить отношения со своим возможно уже повзрослевшим ребенком

Людмила Владимировна Петрановская

Тайная поддержка: привязанность в жизни ребенка

Любила тебя без всяких причин
За то, что ты дочь
За то, что ты сын
За то, что малыш
За то, что растет
За то, что папа и мама похожи.
И эта любовь до конца твоих дней
Она останется тайной твоего тела.

В. Берестов

Введение

Вся эволюция жизни есть эволюция родительской заботы о потомстве. Самые примитивные живые существа появляются на свет уже неотличимыми от «родителей», им ничего не нужно от предков. Чуть более сложные родители только помещаются в благоприятную среду, а там и сами. Еще сложнее — они впервые пытаются оставить еду.Как и некоторые насекомые. Отдельные виды рыб их мальков уже охраняются. Многие рептилии охраняют кладку яиц и присматривают за вылупившимся потомством. Но птицы уже обязательно садятся, кормят и обучают птенцов, иногда совершают чудеса самопожертвования ради потомства. Млекопитающие не выживают со взрослыми без ухода, и их детство длиннее, чем у птенцов. Родители матери не только кормят, охраняют и учат – с ними играют, ласкают, утешают, разрешают конфликты между братьями и сестрами, готовят к общению в стае.

Если смотреть с этой точки зрения, то человек и в самом деле — венец творения. Потому что самое беспомощное юное и самое длинное детство на планете — четверть жизни — у нас. Прежде чем ребенок сможет обходиться без взрослых, пройдут годы. Причем с ходом истории период зависимости постоянно удлиняется, когда-то детство в двенадцать лет заканчивалось, а теперь в двадцать два — не всегда.

Получается, что увеличивается существо, которое не просто реализует программы, записанные в генах, как миллиарды его предков миллионы лет, а он, как тараканы, и строит свою жизнь, думает об устройстве вселенной, задает вечные вопросы бытия, имеет ценности, дерзает, Верит, любит, — одним словом, существо разумное и свободное, нужен довольно длительный период полной беспомощности и зависимости.Каким-то чудесным образом пристрастившись к свободе, она представляет собой полную изначальную неспособность к миру, заключающуюся в способности видоизменить этот мир.

Каждый, кто родился человеком и вырос, так или иначе прошел этот путь. На это идут все, кто воспитывает детей. В этой книге мы пройдем его шаг за шагом от рождения до взрослой жизни и попытаемся понять: как это работает?

Сразу хочу сказать: эта книга не является строго научной. Хотелось бы еще одну жизнь параллельно посвятить ее исследованиям, и каждое одобрение проверять.Но второй жизни у меня нет, и в этой я решил практиковаться. Так что я, на свой страх и риск, просто рассказываю, как я это вижу, чувствую, понимаю. С примерами из вашей жизни, из историй клиентов и читателей моего блога, из наблюдений на улице и на детских площадках.

Конечно, сама суть, теория привязанности — теория вполне научная, по ней есть много интересных исследований и публикаций, на некоторые из них я буду ссылаться по ходу повествования. Но я вполне осознаю, что не все утверждения этой теории и уж тем более не все утверждения в этой книге полностью научно подтверждены, но это вообще трудно проверить.Теория привязанности пока не является мейнстримом психологической науки, исследований и книг ей посвящено пока меньше, чем хотелось бы. В России теория привязанности просто малоизвестна. И очень жаль, потому что я не знаю этого момента. Подход к изучению человека, изучению детства, подход к воспитанию и психотерапии более глубокий, точный и действенный в практической работе. Множество проблем, отравляющих жизнь многим людям, просто не создавались бы, если знать, как устроены отношения ребенка с родителями.И многие уже созданные и даже знакомые можно было бы решить вполне успешно и надежно. Уверен, когда-нибудь это будет осознанно, феномен привязанности будет изучен на самом деле глубоко, и мы откроем много нового и важного, что изменит жизнь людей к лучшему.

Но у моих клиентов и читателей дети растут прямо сегодня, и они не могут ждать. Поэтому делюсь прямо сегодня с вами, чем могу, не выдавая написанного за правду в последней инстанции.Читайте, смотрите, слушайте себя, сомневайтесь и проверяйте. Если в вашей жизни, в ваших отношениях с ребенком что-то пойдет не так, не стоит сразу пугаться и искать, где вы ошибаетесь. В тексте книги невозможно описать все возможные варианты и ситуации, а реальная жизнь всегда сложнее самой проработанной теории. Если с вашим ребенком что-то происходит позже или раньше, чем написано, если с ним происходит иначе или даже с точностью до наоборот — просто подумайте, почему так может быть.У ребенка может быть свой темп развития или особенности характера, могут быть сейчас в жизни сейчас или какое-то время назад особые обстоятельства, наконец, я просто могу ошибаться. Всегда доверяйте себе больше, чем любой книге, и эта не исключение. Ты родитель своего ребенка, ты любишь его, ты знаешь, ты видишь, чувствуешь себя никем, даже если тебе кажется, что ты совсем ничего не понимаешь. Мнение специалиста – важная информация для размышлений, это способ увидеть свою ситуацию как бы возможностью увидеть проблемы в более широком контексте культуры, традиций и даже эволюции нашего вида.Но решать, что делать прямо сейчас с собственным малышом, который плачет, дерется или напуган – только вам, и если ваша интуиция, движимая любовью и заботой, говорит не о том, что книга – это слушать интуицию.

В книге мы пройдем вместе с ребенком и его родителями через все детство: от рождения до взрослой жизни. Мы построим «дорожную карту» взросления и рассмотрим роль привязанности в этом процессе. Конечно, развитие ребенка многогранно, его тело, его интеллект и способности изменяются и развиваются, но мы остановимся только на одной линии: его отношения со «своими» взрослыми, каковы они, с одной стороны, зависят от развитие всего остального, с другой — повлиять на это развитие.Каждая глава книги – это очередной этап детства. Каждый этап – это новые вызовы возраста, новые потребности ребенка, новые возможности, но и новые риски, если потребности не будут удовлетворены. Попытаемся понять логику: как зависимость и беспомощность переходят в зрелость, как наша любовь и забота год за годом формируют в ребенке тайную опору, на которой, как на стержне, держится его личность.

Наш проезжий путь будет сопровождаться примерами и наблюдениями из жизни, а иногда из литературы или кино.Будет здорово, если вы каждый раз будете тупить из книги и вспоминать одни и те же — или непохожие ситуации, в которых вы были или за которыми наблюдали, и пытаться анализировать их с точки зрения прочитанного. А может быть, он хочет что-то перечитать или пересмотреть под новым углом зрения.

Иногда мы будем как бы подниматься над нашим путем для небольших теоретических экскурсов, чтобы понять, как он устроен. Если тема покажется вам особенно интересной, есть смысл найти и прочитать книги, на которые я даю ссылки.Обещаю не перегружать рассказ терминами и упомяну только самые, на мой взгляд, ключевые для нашей темы.

По мере продвижения по маршруту время от времени будем делать практические выводы: как вести себя взрослым, что делать и чего не делать, чтобы ребенок развивался в соответствии с замыслом природы, наполнялся привязанностью и успешно превратил его в независимость. И для того, чтобы тебе с ним было легче и счастливо, и отцовство требовало самоотверженности со счастьем, а не Каторогой или вечно сданным кем-либо экзаменом со страхом ошибок.

По замыслу книга, которую вы держите в руках, станет первой частью серии «Близкие люди», посвященной разным аспектам привязанности. В этом, в первом, мы пройдем от начала до конца «хорошее» детство, детство без всяких проблем и катаклизмов, и попробуем понять, что оно дает человеку опыт привязанности, как отношения с их взрослые помогают создать личностный стержень, во многом определяющий всю дальнейшую жизнь.Отсюда и название: «Секретная поддержка». Поняв логику развития его отношений с ребенком, вы сможете сделать их лучше, и как мы увидим, именно хорошие отношения, глубокая и надежная привязанность лежат в основе и хорошего поведения, и успешного раскрытия потенциала ребенка. Не «развивающие методики», а отношения с родителями дают детям наилучший старт в жизнь – и вместе мы в этом убедимся, пройдем шаг за шагом по детству.

Вторая книга «Дети, раненые в душу» будет более грустной — в ней пойдет речь о том, что бывает, если удар судьбы или трудные обстоятельства прервали благополучный, задуманный природой маршрут.Мы поговорим о травмах привязанности и расстройствах привязанности. Эта тема мне очень близка, потому что я много лет работаю с приемными родителями, родителями раненых в душу детей. Однако никто не застрахован от травм, никто не застрахован, и самая благополучная в социальном смысле семья переживает потери, разлуки, разводы, болезни, резкие перемены и другие обстоятельства, очень чувствительные к ребенку. Родители тоже не всегда умеют заботиться: они не могут понять или обидеть ребенка, даже если захотят.Мы поговорим о том, что происходит с детьми в таких ситуациях и как они могут помочь. Эта книга будет очень тесно связана с первой, поэтому я буду часто присылать ее сюда, а сюда — ей.

Третья книга — так уж вышло — уже вышла, называется «если тяжело с ребенком». Она практическая, посвящена всем тем ситуациям, когда мы не знаем, как быть, что делать, когда теряется контакт с ребенком, когда мы запутались в собственных воспитательных установках и методах.Оно приглашено в происходящее с точки зрения теории привязанности, поэтому некоторые моменты перекликаются с тем, о чем здесь пойдет речь. Многие родители уже были готовы и заверили, что это работает. Да, это работает. Если вам срочно нужна помощь, если вам стало сложно с ребенком, можете начать с него, там кратко изложена суть теории привязанности.

И, наконец, четвертая книга — она ​​будет необязательной и параллельной третьей, и называться, соответственно, «если есть жесткий родитель».Я к ней еще даже не приступала, но очень хочу, потому что за много лет работы с родителями хорошо знаю, как это тяжело. Как прикрыть собственные раны привязанности, как трудно выдержать пресс общества и собственной семьи, отстаивая своего ребенка и свое право расти в привязанности, какие героические, беспримерные усилия изменить себя родители совершают ради детей. Чем больше я работаю, тем больше люблю и уважаю родителей, таких разных и таких самоотверженных в нашей любви к детям.И мне бы очень хотелось написать книгу только для них, о том, как можно стать для своих детей лучшим родителем, чем собственный.

Возможно, со временем в серии появятся и еще какие-то книги, но эти четыре я нахожу MUST DONE для себя и очень постараюсь написать их в обозримом будущем. И если вы готовы совершить это путешествие детством по пути привязанности, давайте начнем.

От рождения до года. Приглашение в жизнь

И стартует у всех одинаково.

Двое, которые максимально тесно связаны, но при этом совершенно не знают друг друга, даже не видятся в лицо. Девять месяцев полного слияния: общая кровь, общий воздух, общие переживания. Девять месяцев накопления и роста, причудливых изменений и тонких взаимных подгонок — и несколько тяжелых часов на переход из мира в мир, на то, чтобы покинуть теплую вселенную материнского тела и отделиться.

Наконец, они смотрят друг другу в глаза.Взгляд матери затуманен слезами, от усталости, от достоинства, от облегчения, от жалости. И взгляд новорожденного (если он родился без проблем, не изнурен родами и не накачан лекарствами) — Серьезный, ясный и сосредоточенный. Полные столбцы.

В эти минуты и часы он смотрит в лицо самой судьбе. Запечатление в глубине памяти главного человека в его жизни, личности человека, который станет демиургом своего мира, который распустит тучи в этом мире, подарит блаженство или изгонит из Рая, наладит мир чудовищами или ангелами, казнить или миловидных Забрать, но скорее всего — и то, и другое, и наоборот.Есть с чего быть серьезным.

Так давно начинается история, история общения, которое связывает ребенка и мать почти так же прочно, как пуповина. Удерживая за эту связь, он будет выпущен как космонавт, связанный с открытым космосом. В отличие от пуповины, эта связь не материальна, она носится от психических актов: от чувств, от решений, от поступков, от улыбок и взглядов, от мечтаний и самопожертвования, она общая для всех людей и уникальна для каждого родителя. и каждый ребенок.Она идет не от брюха к желудку, а от сердца к сердцу (на самом деле, конечно, от мозга к мозгу, но звучит красивее).

Приложение. Чудо не меньше, чем сама беременность. И не меньше, чем сама жизнь.

Вопрос жизни и смерти

Детеныши человека рождаются очень маленькими и незрелыми. Вот и эволюция решила бросить ей вызов: соединить деформацию (а значит, узкий таз) матери и развитый мозг (а значит, объемный череп) ребенка.Нужно было как-то выкручиваться. Поэтому перед лицом нашего вида использовалась обновленная и усовершенствованная технология, придуманная для образцов. Огромная кенгуру рождает крохотного, с креветку размером, детеныша, который еще не способен отделиться от матери. А потом какое-то время останавливает его в мешке. Если он не упадет сразу в сумку матери — очень быстро умрет от голода и холода.

Также дети. Каждый младенец, приходящий в мир, на глубинном, инстинктивном уровне знает правила игры.Они просты и суровы.

Правило первое. Сами по себе вы не арендатор. Если есть взрослый человек, который возьмет тебя к себе, будет заботиться о тебе, кормить, обогревать и защищать — ты будешь жить, расти и развиваться. Нет такого средства — значит, для вас нет места, извините, попытка не удалась.

Потребность ребенка во взрослом уходе — потребность жизненная, жизненная. Это не про «ну», не про «без мамы одиноко и грустно», это про жизнь и смерть. Программа привязанности, обеспечивающая эту заботу, — и есть наша «сумка», предназначенная для передачи ребенку, своеобразная внешняя матка, переходные ворота между рождением и выходом в мир.Она заложена в тех глубоких отделах мозга, которые ничего не знают о молочных смесях, кувшинках или детских домиках. Там, в очень малоизученных глубинах психики новорожденного, высечено на скребках: Стань кем-то — или умри. Третьего не дано.

Это первое и очень важное свойство привязанности, которое многое объясняет в поведении детей. Привязанность — жизненная потребность, уровень значимости — максимальный. Без этого не жить.

С этим обстоятельством связано правило.Если вдруг не окажется взрослого, или он не спешит заботиться и защищаться, ты, малыш, не сдавайся сразу. Вы не просто капризный, вы боретесь за жизнь, есть неуместная деликатность. Не приходит — зови громче. Не хочет — сделай. Забыл — напомни. Не уверен в этом — еще раз перепроверь, является ли он все еще твоим взрослым и считает ли тебя своей. Здесь важна бдительность. Скорость высокая. Драться!

И это второе важное, о чем стоит помнить: если ребенок не уверен в своем взрослом, в своей привязанности, он будет искать подтверждения связи, стремиться сохранить ее и укрепить любой ценой.Любой. Потому что на Кону — его жизнь.

Вот почему, едва появившись на свет, малыша тут же принимают за дело. Нужно найти своего взрослого и привлечь его к ласке. Приведи к себе, да сильнее. В нем есть все необходимое для этого, природа его снаряжает, как Джеймса Бонда, для особо сложной миссии.

Без зубов, но вооруженный

Крик — это, конечно, главное оружие новорождённого. А что еще он может? Пока даже собственных рук-ног не наблюдается.Поэтому, чтобы привлечь внимание взрослого, он кричит. Нет, не просто кричать, а кричать. Писать. Yell

Объективно плач новорожденного — звук не такой громкий и резкий. Особенно для жителя большого Города, который постоянно живет в шуме — ну как может убить его крохотный человечек по сравнению с соседской дрелью, грохотом метро, ​​ревом взлетающих самолетов, треском мотоцикла, грохотом отовсюду музыки? Однако от любого из этих звуков, хоть и неприятных, можно как-то абстрагироваться.Научиться не слышать, не замечать и даже спать под ними. Говорят, во время войн люди и под канонаду сыпались. И от плача младенца мы не можем абстрагироваться. Он проникает «в печень», он «мертвого поднимет», он попадает в какой-то такой частотный диапазон, который пробуждает инстинкт осторожного взрослого человека и голос этого инстинкта неотвратимо. Неважно, что ты устал и хочешь спать, или болен, не важно, что ты занят чем-то другим, неважно, хочешь ли ты, ты можешь, «быстро, щас все бросил, встал и пошел к ребенку.Действует, даже если плачет чужой ребенок: оглядываемся, беспокоимся, а если наш, то готовы на все, лишь бы он остановился: покормить, обогреть, помыть, покачать — все, что нужно, чтобы ребенок был жив и здоров.

Бывает, что инстинкт заботы нарушен временно (например, под влиянием изменяющих психику веществ: алкоголя, наркотиков) или стойко (вследствие психического расстройства, собственного крайне травмирующего опыта, органического поражения головного мозга). Тогда крик ребенка либо не может пробиться сквозь дурман, он остается бесследным, либо вызывает патологическую реакцию, не предусмотренную природой: ярость или отчаяние.Вот и трагические случаи из криминальной хроники, когда кричащий ребенок бьется об стену или мать выбрасывается в окно послеродовой депрессии.

Однако попытки сломить инстинкт, вместо того, чтобы подчиниться ему, имели место во вполне приличном обществе, например, в начале 20 века в поездах очень развитых и благополучных стран пытались установить звукоизолирующие боксы для младенцев. Это были такие закрытые коробки с толстыми стенками и вентиляционными отверстиями, куда родителей просили укладывать плачущих детей, чтобы они не мешали отдыху других пассажиров.От идеи быстро отказались — детей все же пожалели, хотя в наши дни бурные гневные дискуссии на тему «Избавьте нас от этого звука, носите детей как-нибудь отдельно или посидите с ними».

Если вы поймете своего ребенка, вам будет легче строить с ним отношения. Ответы на самые сложные вопросы именно там. У вас ранняя разработка или начинать все на самонеке? Отдать ли в детский сад…

Читать полностью

Людмила Петрановская — автор серии книг для детей «Что делать, если …», известный психолог-педагог, руководитель вебинаров на тему отношений в семье и лауреат премии Президента РФ представляет продолжение серии «Близкие люди: Психология отношений». Предыдущая Книга «Если ребенку трудно» стала бестселлером для родителей и дала ответы на самые популярные вопросы в воспитании детей.
Новая книга будет полезна не только молодым мамам, но и тем, кто хочет переосмыслить свои отношения с их, возможно, уже повзрослевший ребенок.Вы узнаете:
— Как формируется привязанность ребенка к родителям с раннего возраста до подросткового возраста;
— Почему роль наставника и родителя далеко не одно и то же;
— Как стать вашим алиментом в жизни.
Если вы поймете своего ребенка, вам будет легче строить с ним отношения. Ответы на самые сложные вопросы именно там. У вас ранняя разработка или начинать все на самонеке? В детский сад отдашь или оставишь с бабушкой? Наказываете ли вы по просьбе учителя и есть ли в этом смысл? Вы дали подростку желаемую свободу? И, наконец, как сохранить отношения с ребенком, когда он уже взрослый?
Найдите ответы на эти вопросы, шаг за шагом пройдя детство вместе с Людмилой Петрановской.

Скрыть

Кнопка выше «Купить бумажную книгу» Вы можете купить эту книгу с доставкой по России и аналогичные книги по лучшей цене в бумаге на сайтах официальных интернет-магазинов.

По кнопке «Купить и скачать электронную книгу» Вы можете купить эту книгу в электронном виде в официальном интернет-магазине «Литрес», а затем скачать ее на сайте Литрес.

По кнопке «Найти похожие материалы на других сайтах» вы можете искать похожие материалы на других сайтах.

По кнопкам выше вы можете купить книгу в официальных интернет-магазинах Лабиринт, Озон и других. Также Вы можете искать похожие и похожие материалы на других сайтах.


Тайная опора, привязанность в жизни ребенка, Петрановская Л.В., 2015.

Вся эволюция жизни есть эволюция родительской заботы о потомстве. Самые примитивные живые существа появляются на свет уже неотличимыми от «родителей», им ничего не нужно от предков.Чуть более сложные родители только помещаются в благоприятную среду, а там и сами. Еще сложнее — они впервые пытаются оставить еду. Как и некоторые насекомые. Отдельные виды рыб их мальков уже охраняются. Многие рептилии охраняют кладку яиц и присматривают за вылупившимся потомством. Но птицы уже обязательно садятся, кормят и обучают птенцов, иногда совершают чудеса самопожертвования ради потомства. Млекопитающие не выживают со взрослыми без ухода, и их детство длиннее, чем у птенцов.Родители матери не только кормят, охраняют и учат – с ними играют, ласкают, утешают, разрешают конфликты между братьями и сестрами, готовят к общению в стае.

От рождения до года. Приглашение в жизнь.
И заводится у всех одинаково. Двое, которые как можно теснее связаны, но при этом совершенно не знают друг друга, даже не видели в лицо. Девять месяцев полного слияния: общая кровь, общий воздух, общие переживания.Девять месяцев накопления роста, причудливых изменений и тонких взаимных корректировок — и несколько тяжелых часов на переходе из мира в мир. Тот. Покинуть теплую Вселенную Материнского Тела и Отделиться. Наконец, они смотрят друг другу в глаза. Взгляд матери затуманен слезами, от усталости. От упреков, от облегчения, от жалости. И взгляд новорожденного (если он родился без проблем, не изнурен родами и не накачан лекарствами) — Серьезный, ясный и сосредоточенный.Полные столбцы.

В эти минуты и часы он смотрит в лицо самой судьбе. Запечатлив в глубине памяти главного человека в своей жизни, лицо человека, который станет демиургом своего мира, который разгонит тучи в этом мире, или устроит жестокие ямки, подарит блаженство или изгонит из Рая . Населить мир монстрами или ангелами, казнить или помешать, дать или отнять, а скорее всего — и то и другое. Есть с чего быть серьезным. Так начинается долгая история, история общения, которое связывает ребенка и мать почти так же прочно, как пуповина.Держась за эту связь, он придет в мир. Как выйти в открытый космос космонавту, связанному с кораблем. В отличие от пупочного пупочного. Эта связь не материальна, она носится от психических актов: от чувств, от решений, от поступков, от улыбок и взглядов, от мечтаний и самопожертвования, она общая для всех людей и уникальна для каждого родителя и каждого ребенка. Она не от брюха к желудку», а от сердца к сердцу (на самом деле, конечно, от мозга к мозгу, но так красивее звучит).Вложение. Чудо не меньше, чем сама беременность. И не меньше самой жизни.

  • Большое обучение, Развитие ребенка 4-5 лет, Мои первые уроки, Беля А.В., 2008
  • Особенности обучения и воспитания детей, рожденных в результате экстракорпорального оплодотворения, Орлова О.С., Петенин В.А., 2019

Тайна жизни ребенка Петрановская. Читать книгу «Тайная опора. Нежность в жизни ребенка»

«Загадочность» — Довольно популярная книга среди родителей.В Интернете, на различных родительских форумах, на сайтах с отзывами о книгах и в нашем флешбуке «Реадариум» можно прочитать много хороших отзывов и рекомендаций! С большим удовольствием присоединяюсь к восторженным читателям! 😉

Как и после прочтения очередной книги Людмилы Петрановской, снова хочу отметить атмосферу рассказа, благодаря которой читаешь и понимаешь, что я здесь меня понимаю, меня не осуждают и хотят помочь! «.

Недорогая книга написана и понятна каждому родителю.различные примеры из жизни, фильмы и книги, научные факты и личный жизненный опыт автора.

Противоположность книгам типа «Французские дети не плюются едой» Пеллали Друкманман и «Материнская любовь» Некрасова , так как основана на теории привязанности. Ее основал английский психиатр и психоаналитик Джон Боулби.

Цитата: «Моя теория привязанности впечатляет тем, что позволяет увидеть механизм превращения полной зависимости, в которую человеческий детеныш начинает свою жизнь в автоматическом взрослом.

Понимая, как устроена привязанность, мы можем в абсолютно знакомые моменты общения родителей с детьми буквально видеть и слышать, как это происходит день за днем, год за годом. Итак, за ярлыками «капризы», «баловаться», «агрессивность», «вредный характер», «лень» мы можем видеть суть происходящего — реакцию ребенка на угрозу ласки. И понять, как ему помочь, чтобы он рос и развивался, а не тратил силы на борьбу за нашу любовь.»

В книге суть теории привязанности иллюстрируется так:

Как-то волшебные образы С каждым главным улетучивается ощущение спокойствия и в то же время испаряется чувство вины, которое часто возникает после прочтения других «родительских» книг именитых психологов и педагогов (добавьте сюда: давление родных, общественности и приступы самоотпуска «Я мать Ехидна, я не все делаю! )».

Цитата: «Мнение специалиста — важная информация Думать, это способ увидеть свою ситуацию как бы со стороны, возможность увидеть проблемы в более широком контексте культуры, традиций и даже эволюции нашего вида.Но решать, что делать прямо сейчас с собственным малышом, который плачет, дерется или напуган, — только вам, и если ваша интуиция, трогательная любовь и забота, говорит не то, что в книге, — прислушайтесь к интуиции. »

Формат и содержание книги

Это издание от издательства АСТ довольно отзывчивое, в мягкой, приятной на ощупь обложке и вполне качественное.

В книге всего 8 глав, каждая из которых посвящена определенному веку:

1.От рождения до года. Приглашение в жизнь.

2. Кризис на 1 год. Свои и все остальные.

3. От года до трех. Завоевание мира.

4. Кризис на 3 года. Нет, не хочу и не буду.

5. от 4 до 7 лет. Нежный возраст.

6.Кризис 6-7 лет. ВМЕСТЕ НАВСЕГДА.

7. С 7 до 12. На пути в большой мир

8. От 12 до 15. Подросток: Прыжок в пропасть

И глава последней «После детства.»

На вопрос «Когда читать»: Лучше всего начинать читать во время беременности и связываться с книгой, по мере взросления родителя и малыша (думаю, и увлеченным папам тоже стоит читать и быть «в курсе педагогических мероприятий»).

Лейтмотив книги — Важно с первых дней жизни малыша оказать ему поддержку (самую безусловную материнскую любовь и заботу), которая создаст прочный фундамент его личности и будет поддерживать всю жизнь на протяжении всей жизни!

Действительно понятно и знакомо? Истинный …так не просто,иногда для любых ситуаций можно реализовать? Благодаря таким книгам, как «тайной опоре», можно под другим углом посмотреть на семейную ситуацию, понять и принять своего ребенка, его истинные потребности (а также понять, как совместить свои потребности и жизнь в обществе).

Цитата: « … благополучие ребенка зависит не от условий, в которых он живет, а от отношений, в которых он находится. »

Эта мысль очень хорошо иллюстрирована в книге различных примеров из жизни сирот и детей из обеспеченных материально, внешне благополучных семей.

В Интернете можно посмотреть фильмов «Джон» и «Лора» Сняли британцы Джеймс и Джойс Робертсоны, продолжатели теории привязанности Боулби.

Если вам стало интересно, то можете прочитать блог Людмилы Петрановской, Где много интересных мыслей и статей по психологии. А также посмотреть ее вебинаров и лекций на YouTube:

  • «Как наладить отношения с ребенком.Теория привязанности»
  • «Если мама ноль. Эмоциональное выгорание родителей»
  • «Мы, наши дети и старшее поколение травм»
  • «Особенности воспитания подростков»
  • «Мама просит помощи»
  • «Успех и развитие ребенка через семейные отношения»

В конце книги небольшой список книг, которые посвящены теории привязанности (дублирую, возможно вам будет интересно ознакомиться с ними):

1.»Вложение» Дж. Боулби

2. «Маленькие дети и их мамы» Винникот Д.В.

3. Герхардт С. «Как любовь формирует мозг?»

4. И. Корчак «Как любить ребенка?»

5. Ньюфлад Г., Мате Г. «Не скучайте по своим детям».

6. Мелия М. «Главная тайна первый год жизни

П.С. Данная статья автора предназначена для личного пользования. Публикация и использование текста и фотографий на других сайтах возможны только с письменного согласия авторов блога «Мама своими руками» и при активной ссылке на первоисточник.

Использование в коммерческих целях запрещено.

© «Мама своими руками». 2016-2017 гг. Все права защищены.

Любил тебя без всякой причины

За то, что ты дочь

За то, что ты сын

За то, что малыш

За то, что растет

За то, что папа и мама похожи.

И эта любовь до конца твоих дней

Она останется тайной твоего тела.

В. Берестов

Введение

Вся эволюция жизни есть эволюция родительской заботы О потомстве. Самые примитивные живые существа появляются на свет уже неотличимыми от «родителей», им ничего не нужно от предков. Чуть сложнее родители только ставят в благоприятную среду, а там сами. Еще сложнее — они впервые пытаются оставить еду. Как и некоторые насекомые. Отдельные виды Рыб своих фритюрниц уже охраняют.Многие рептилии охраняют кладку яиц и присматривают за вылупившимся потомством. Но птицы уже обязательно садятся, кормят и обучают птенцов, иногда совершают чудеса самопожертвования ради потомства. Млекопитающие не выживают со взрослыми без ухода, и их детство длиннее, чем у птенцов. Родители матери не только кормят, охраняют и учат – с ними играют, ласкают, утешают, разрешают конфликты между братьями и сестрами, готовят к общению в стае.

Если смотреть с этой точки зрения, то человек и в самом деле — венец творения.Потому что самое беспомощное юное и самое длинное детство на планете — четверть жизни — у нас. Прежде чем ребенок сможет обходиться без взрослых, пройдут годы. Причем с ходом истории период зависимости постоянно удлиняется, когда-то детство в двенадцать лет заканчивалось, а теперь в двадцать два — не всегда.

Получается, что увеличивается существо, которое не просто реализует программы, записанные в генах, как миллиарды его предков миллионы лет, а он, как тараканы, и строит свою жизнь, думает об устройстве вселенной, задает вечные вопросы бытия, имеет ценности, дерзает, Верит, любит, — одним словом, существо разумное и свободное, нужен довольно длительный период полной беспомощности и зависимости.Каким-то чудесным образом пристрастившись к свободе, она представляет собой полную изначальную неспособность к миру, заключающуюся в способности видоизменить этот мир.

Каждый, кто родился человеком и вырос, так или иначе прошел этот путь. На это идут все, кто воспитывает детей. В этой книге мы пройдем его шаг за шагом от рождения до взрослой жизни и попытаемся понять: как это работает?

Сразу хочу сказать: эта книга не является строго научной. Хотелось бы еще одну жизнь параллельно посвятить ее исследованиям, и каждое одобрение проверять.Но второй жизни у меня нет, и в этой я решил практиковаться. Так что я, на свой страх и риск, просто рассказываю, как я это вижу, чувствую, понимаю. С примерами из вашей жизни, из историй клиентов и читателей моего блога, из наблюдений на улице и на детских площадках.

Конечно, сама суть, теория привязанности — теория вполне научная, по ней есть много интересных исследований и публикаций, на некоторые из них я буду ссылаться по ходу повествования. Но я вполне осознаю, что не все утверждения этой теории и уж тем более не все утверждения в этой книге полностью научно подтверждены, но это вообще трудно проверить.Теория привязанности пока не является мейнстримом психологической науки, исследований и книг, посвященных ей, пока так далеко, как хотелось бы. В России теория привязанности просто малоизвестна. И очень жаль, потому что я не знаю на данный момент подхода к изучению человека, изучения детства, подхода к воспитанию и психотерапии более глубокого, точного и эффективного в практической работе. Множество проблем, отравляющих жизнь многим людям, просто не создавались бы, если знать, как устроены отношения ребенка с родителями.И многие уже созданные и даже знакомые можно было бы решить вполне успешно и надежно. Уверен, когда-нибудь это будет осознанно, феномен привязанности будет изучен на самом деле глубоко, и мы откроем много нового и важного, что изменит жизнь людей к лучшему.

Но у моих клиентов и читателей дети растут прямо сегодня, и они не могут ждать. Поэтому делюсь прямо сегодня с вами, чем могу, не выдавая написанного за правду в последней инстанции.Читайте, смотрите, слушайте себя, сомневайтесь и проверяйте. Если в вашей жизни, в ваших отношениях с ребенком что-то пойдет не так, не стоит сразу пугаться и искать, где вы ошибаетесь. В тексте книги невозможно описать все возможные варианты и ситуации, а реальная жизнь всегда сложнее самой проработанной теории. Если с вашим ребенком что-то происходит позже или раньше, чем написано, если с ним происходит иначе или даже с точностью до наоборот — просто подумайте, почему так может быть.У ребенка может быть свой темп развития или особенности характера, могут быть сейчас в жизни сейчас или какое-то время назад особые обстоятельства, наконец, я просто могу ошибаться. Всегда доверяйте себе больше, чем любой книге, и эта не исключение. Ты родитель своего ребенка, ты любишь его, ты знаешь, ты видишь, чувствуешь себя никем, даже если тебе кажется, что ты совсем ничего не понимаешь. Мнение специалиста – важная информация для размышлений, это способ увидеть свою ситуацию как бы возможностью увидеть проблемы в более широком контексте культуры, традиций и даже эволюции нашего вида.Но решать, что делать прямо сейчас с собственным малышом, который плачет, дерется или напуган – только вам, и если ваша интуиция, движимая любовью и заботой, говорит не о том, что книга – это слушать интуицию.

В книге мы пройдем вместе с ребенком и его родителями через все детство: от рождения до взрослой жизни. Мы построим «дорожную карту» взросления и рассмотрим роль привязанности в этом процессе. Конечно, развитие ребенка многогранно, его тело, его интеллект и способности изменяются и развиваются, но мы остановимся только на одной линии: его отношения со «своими» взрослыми, каковы они, с одной стороны, зависят от развитие всего остального, с другой — повлиять на это развитие.Каждая глава книги – это очередной этап детства. Каждый этап – это новые вызовы возраста, новые потребности ребенка, новые возможности, но и новые риски, если потребности не будут удовлетворены. Попытаемся понять логику: как зависимость и беспомощность переходят в зрелость, как наша любовь и забота год за годом формируют в ребенке тайную опору, на которой, как на стержне, держится его личность.

Наш путь PO Road Map будет сопровождаться примерами и наблюдениями из жизни, а иногда и из литературы или кино.Будет здорово, если вы каждый раз будете тупить из книги и вспоминать одни и те же — или непохожие ситуации, в которых вы были или за которыми наблюдали, и пытаться анализировать их с точки зрения прочитанного. А может быть, он хочет что-то перечитать или пересмотреть под новым углом зрения.

Иногда мы будем как бы подниматься над нашим путем для небольших теоретических экскурсов, чтобы понять, как он устроен. Если тема покажется вам особенно интересной, есть смысл найти и прочитать книги, на которые я даю ссылки.Обещаю не перегружать рассказ терминами и упомяну только самые, на мой взгляд, ключевые для нашей темы.

По мере продвижения по маршруту мы будем время от времени делать практические выводы: Как вести себя взрослым, что делать и чего не делать, чтобы ребенок развивался в соответствии с замыслом природы, наполнялся привязанностью и успешно сворачивался его в независимость. И для того, чтобы тебе с ним было легче и счастливо, и отцовство требовало самоотверженности со счастьем, а не Каторогой или вечно сданным кем-либо экзаменом со страхом ошибок.

Тайная опора, привязанность в жизни ребенка, Петрановская Л.В., 2015.

Вся эволюция жизни есть эволюция родительской заботы о потомстве. Самые примитивные живые существа появляются на свет уже неотличимыми от «родителей», им ничего не нужно от предков. Чуть более сложные родители только помещаются в благоприятную среду, а там и сами. Еще сложнее — они впервые пытаются оставить еду. Как и некоторые насекомые.Отдельные виды рыб их мальков уже охраняются. Многие рептилии охраняют кладку яиц и присматривают за вылупившимся потомством. Но птицы уже обязательно садятся, кормят и обучают птенцов, иногда совершают чудеса самопожертвования ради потомства. Млекопитающие не выживают со взрослыми без ухода, и их детство длиннее, чем у птенцов. Родители матери не только кормят, охраняют и учат – с ними играют, ласкают, утешают, разрешают конфликты между братьями и сестрами, готовят к общению в стае.

От рождения до года. Приглашение в жизнь.
И заводится у всех одинаково. Двое, которые как можно теснее связаны, но при этом совершенно не знают друг друга, даже не видели в лицо. Девять месяцев полного слияния: общая кровь, общий воздух, общие переживания. Девять месяцев накопления роста, причудливых изменений и тонких взаимных корректировок — и несколько тяжелых часов на переходе из мира в мир. Тот. Покинуть теплую Вселенную Материнского Тела и Отделиться.Наконец, они смотрят друг другу в глаза. Взгляд матери затуманен слезами, от усталости. От упреков, от облегчения, от жалости. И взгляд новорожденного (если он родился без проблем, не изнурен родами и не накачан лекарствами) — Серьезный, ясный и сосредоточенный. Полные столбцы.

В эти минуты и часы он смотрит в лицо самой судьбе. Запечатлив в глубине памяти главного человека в своей жизни, лицо человека, который станет демиургом своего мира, который разгонит тучи в этом мире, или устроит жестокие ямки, подарит блаженство или изгонит из Рая .Населить мир монстрами или ангелами, казнить или помешать, дать или отнять, а скорее всего — и то и другое. Есть с чего быть серьезным. Так начинается долгая история, история общения, которое связывает ребенка и мать почти так же прочно, как пуповина. Держась за эту связь, он придет в мир. как выходит в открытый космос Космонавт, соединенный с кораблем. В отличие от пупочного пупочного. Эта связь не материальна, она носится от психических актов: от чувств, от решений, от поступков, от улыбок и взглядов, от мечтаний и самопожертвования, она общая для всех людей и уникальна для каждого родителя и каждого ребенка.Она не от живота к животу», а от сердца к сердцу (на самом деле, конечно, от мозга к мозгу, но звучит красивее). Привязанность. Чудо не меньше, чем сама беременность. меньше самой жизни

Бесплатно скачать электронную книгу В удобном формате смотрите и читайте:
Скачать книгу Таинственная опора, привязанность в жизни ребенка, Петрановская Л.В., 2015 — FilesKchat.com, скачать быстро и бесплатно.

Людмила Владимировна Петрановская

Тайная поддержка: привязанность в жизни ребенка

Любил тебя без всякой причины За то, что ты дочь За то, что ты сын За то, что малыш За то, что растет За то, что папа и мама похожи.И эта любовь до конца твоих дней останется тайной твоего тела.

В. Берестов

Введение

Вся эволюция жизни есть эволюция родительской заботы о потомстве. Самые примитивные живые существа появляются на свет уже неотличимыми от «родителей», им ничего не нужно от предков. Чуть более сложные родители только помещаются в благоприятную среду, а там и сами. Еще сложнее — они впервые пытаются оставить еду.Как и некоторые насекомые. Отдельные виды рыб их мальков уже охраняются. Многие рептилии охраняют кладку яиц и присматривают за вылупившимся потомством. Но птицы уже обязательно садятся, кормят и обучают птенцов, иногда совершают чудеса самопожертвования ради потомства. Млекопитающие не выживают со взрослыми без ухода, и их детство длиннее, чем у птенцов. Родители матери не только кормят, охраняют и учат – с ними играют, ласкают, утешают, разрешают конфликты между братьями и сестрами, готовят к общению в стае.

Если смотреть с этой точки зрения, то человек и в самом деле — венец творения. Потому что самое беспомощное юное и самое длинное детство на планете — четверть жизни — у нас. Прежде чем ребенок сможет обходиться без взрослых, пройдут годы. Причем с ходом истории период зависимости постоянно удлиняется, когда-то детство в двенадцать лет заканчивалось, а теперь в двадцать два — не всегда.

Получается, что увеличивается существо, которое не просто реализует программы, записанные в генах, как миллиарды его предков миллионы лет, а он, как тараканы, и строит свою жизнь, думает об устройстве мироздания , задает вечные вопросы бытия, имеет ценности, дерзает, Верит, любит, — одним словом, существо разумное и свободное, нужен довольно длительный период полной беспомощности и зависимости.Каким-то чудесным образом пристрастившись к свободе, она представляет собой полную изначальную неспособность к миру, заключающуюся в способности видоизменить этот мир.

Каждый, кто родился человеком и вырос, так или иначе прошел этот путь. На это идут все, кто воспитывает детей. В этой книге мы пройдем его шаг за шагом от рождения до взрослой жизни и попытаемся понять: как это работает?

Сразу хочу сказать: эта книга не является строго научной. Хотелось бы еще одну жизнь параллельно посвятить ее исследованиям, и каждое одобрение проверять.Но второй жизни у меня нет, и в этой я решил практиковаться. Так что я, на свой страх и риск, просто рассказываю, как я это вижу, чувствую, понимаю. С примерами из вашей жизни, из историй клиентов и читателей моего блога, из наблюдений на улице и на детских площадках.

Конечно, сама суть, теория привязанности — теория вполне научная, по ней есть много интересных исследований и публикаций, на некоторые из них я буду ссылаться по ходу повествования. Но я вполне осознаю, что не все утверждения этой теории и уж тем более не все утверждения в этой книге полностью научно подтверждены, но это вообще трудно проверить.Теория привязанности пока не является мейнстримом психологической науки, исследований и книг, посвященных ей, пока так далеко, как хотелось бы. В России теория привязанности просто малоизвестна. И очень жаль, потому что я не знаю на данный момент более глубокого, точного и эффективного в практической работе подхода к изучению человека, изучению детства, подходу к воспитанию и психотерапии. Множество проблем, отравляющих жизнь многим людям, просто не создавались бы, если знать, как устроены отношения ребенка с родителями.И многие уже созданные и даже знакомые можно было бы решить вполне успешно и надежно. Уверен, когда-нибудь это будет осознанно, феномен привязанности будет изучен на самом деле глубоко, и мы откроем много нового и важного, что изменит жизнь людей к лучшему.

Но у моих клиентов и читателей дети растут прямо сегодня, и они не могут ждать. Поэтому делюсь прямо сегодня с вами, чем могу, не выдавая написанного за правду в последней инстанции.Читайте, смотрите, слушайте себя, сомневайтесь и проверяйте. Если в вашей жизни, в ваших отношениях с ребенком что-то пойдет не так, не стоит сразу пугаться и искать, где вы ошибаетесь. В тексте книги невозможно описать все возможные варианты и ситуации, а реальная жизнь всегда сложнее самой проработанной теории. Если с вашим ребенком что-то происходит позже или раньше, чем написано, если с ним происходит иначе или даже с точностью до наоборот — просто подумайте, почему так может быть.У ребенка может быть свой темп развития или особенности характера, могут быть сейчас в жизни сейчас или какое-то время назад особые обстоятельства, наконец, я просто могу ошибаться. Всегда доверяйте себе больше, чем любой книге, и эта не исключение. Ты родитель своего ребенка, ты любишь его, ты знаешь, ты видишь, чувствуешь себя никем, даже если тебе кажется, что ты совсем ничего не понимаешь. Мнение специалиста – важная информация для размышлений, это способ увидеть свою ситуацию как бы возможностью увидеть проблемы в более широком контексте культуры, традиций и даже эволюции нашего вида.Но решать, что делать прямо сейчас с собственным малышом, который плачет, дерется или напуган – только вам, и если ваша интуиция, движимая любовью и заботой, говорит не о том, что книга – это слушать интуицию.

Людмила Петрановская — удивительный человек. Целью своей жизни она ставила помощь детям, оставшимся без попечения. Теперь вместе с коллегами она создала совершенно особенный проект – Институт развития семейного устройства. На плечи этих специалистов легла задача преобразовать систему, которая занимается распределением детей и работой с приемными семьями.Желаем удачи в этом нелегком деле. По широкому кругу Людмила – известный психолог, чьи книги помогли десяткам тысяч семей по всей России.

Прочтите книгу секретной поддержки. Нежность в жизни ребенка

Людмила Петрановская создала совершенно необычный для нас образовательный проект, сложив в этой удивительной книге весь свой жизненный опыт, мастерство психолога и огромный талант педагога. Особенность книги в невозможности приблизительного родительского опыта в среднестатистической российской семье.Если бы вы купили книги мам западных учителей, они часто могли разочароваться — их опыт, образ жизни и стиль воспитания не вписываются в реалии России. Если вы хотите прочитать книгу тайна поддержки бесплатно На наш сайт — заходите, нажав на кнопку справа. Наш потрясающий ридер настраивается под любое разрешение и устройство.

Скачать книгу тайна поддержки

Помимо актуальности, книга очень хорошо написана. Не будет общих советов, как воспитывать ребенка (имея в виду малыша от 3 лет, до восемнадцатилетних малышей).Структура книги распределена именно в возрастных рамках, когда поведение, психика и развитие нуждаются в корректировке со стороны родителей. По номеру скачать книгу Людмила Петрановская Тайная опора. Нежность в жизни ребенка Вам нужно нажать на кнопку справа от этого текста и перейти.

Обзор

Всем привет! Сегодня я хочу рассказать вам о новой книге, которую я прочитала. Это психологическая литература и автор ее Людмила Петрановская.Называется книга Секретная поддержка. Мне посоветовала ее подруга, мамина чудесного мальчика. Она читала ее для того, чтобы лучше понять своего ребенка, правильно его воспитать.

Эта книга рассчитана на абсолютно обычную женщину, не обязательно с получением профильного психологического образования, но так получилось, что мы с моей девушкой психологи. Тем не менее, все описано все очень доступно и дружелюбно. Женщине, которая планирует стать матерью, следует прочитать эту книгу.Не только это, конечно. Разных книг по воспитанию детей еще очень много, но эта книга — настоящая жемчужина такой литературы.

Раскрывает всю суть взаимодействия с ребенком от его рождения и до вылупления взрослого. Я не буду описывать полностью всю информацию, которую я получил в этой книге, но она очень доступна: начиная с описания того, как взаимодействовать с малышом, какие потребности у годовалого человечка может общаться и гасить конфликты с трехлеткой. -год первый, как наладить отношения и заняться воспитанием школьника и подростка и как лучше маме постепенно отпускать кровь во взрослой жизни.

Все описано С. жизненными примерами, с помощью которых женщина или мужчина, прочитавший эту книгу, может сделать вывод, как ему поступить в нелегком деле воспитания своего чада. Допустим, много внимания уделяется тому, что в младенчестве ребенку необходимо больше демонстрировать свою любовь. И много других полезных советов.

Их можно подарить любому взрослому мужчине, даже когда семья воспитывает детей по какой-либо технике или без нее. Если прочитать книгу тайной поддержки Людмилы Петрановской, то можно найти лучший совет Для любого жизненного этапа ребенка и любой стратегии его воспитания.

Книга подойдет не только родителям. Пусть читатель уже взрослый, но у него много своих «тараканов в голове», которые касаются его, личного, отношений с родителями, которые гарантированно способствуют воспитанию своих детей, а это не всегда хорошо. Благодаря этому пособию вы сможете не только понять психологическую подоплеку своего поведения, но и распознать причины поведения своих друзей, близких и коллег.

Здесь много времени уделяется кризисному развитию ребенка.Как пережить эти этапы, как положительно повлиять на развивающуюся личность. Ребенок постепенно с каждым часом своей жизни, уже в более раннем возрасте, отличался от родителей, погружаясь в самостоятельное путешествие в мир. Его положительный опыт общения с родителями и их любовь в раннем детстве составляет прочную основу для становления его, как личности. Во взрослую жизнь он выходит психологически подготовленным, чувствуя родительскую любовь и родительское отношение, И его тайной опорой становится оценка его поступков, его личности и поддержки.

Избранное Отзывы

Очень рекомендую прочитать эту книгу. Для тех, кто планирует иметь детей. Еще задолго до рождения ребенка самому нужно подготовиться. Также советую ее всем родителям, независимо от возраста их детей — хоть младенцев, хоть подростков, хоть взрослых школьников. Прочитав эту книгу, вы всегда будете нужны своим детям, всегда будете его понимать и влиять на него только положительно, не ограничивая его собственного развития, а перенимая от вас все самое лучшее.

Ваши дети будут слушать своих родителей, не будут считать вас ретроградами, будут ссылаться на ваши суждения, как на мудрые суждения вечноязычных, а не на болтовню неродственных предков.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*