Родила и жалею: Жалею, что родила

Содержание

Жалею, что родила

Возраст ребёнка: 2.10

Жалею, что родила

Добрый день. Мне 31 год, в разводе. Воспитываю сына, ему 2,10. До того, как я познакомилась с будущим мужем, придерживалась понятий чайлфри. Мне никогда не нравились дети, до рождения сына не держала младенца на руках. Но будущий муж год уговаривал меня завести детей, и я сдалась. Сначала была замершая беременность, после которой я сама захотела ребёнка. Но родив, поняла, как я ошибалась. Сын родился больной, первый год мы провели, мотаясь по больницам. Он плохо спит по ночам, до сих пор. Его истерики выводят меня из себя.

С мужем мы развелись 5 месяцев назад, и ситуация с сыном обострилась. Подливает масло в огонь вынужденная самоизоляция. Когда он ходил в сад, я могла отдохнуть от него, переключится на работу. Сейчас, сидя один на один с ним в 4 стенах, мне хочется выйти в окно. Он постоянно меня раздражает, одно его присутствие рядом уже бесит. Я не хочу с ним заниматься, гулять, кормить. На выходные отдаю его бабушке или мужу, это единственное счастливое время. Бывший предлагал его забрать жить к себе, но чувство ответственности и давление общества не даёт мне это сделать. К тому же моя мама очень любит внука и тем более будет против. 

Я не знаю, как жить дальше. Каждый день жалею о том, что родила его. Но обратно не засунешь, и он не просил его рожать. Не знаю, есть ли способ полюбить его и перестать раздражаться? Я даже спокойно с ним разговаривать не могу, только ору.

Здравствуйте.

Перестать раздражаться невозможно, пока вы живете, как бы цинично это не звучало. Я ни в коем случае не хочу вас обидеть, я хочу лишь сказать, что раздражаться – это нормально для любого живого человека. Раздражение говорит вам о том, что есть опасность для вашей целостности, вашего внутреннего я. И вот тут вопрос – почему ребенок стал олицетворением некого насилия. И на ребенка ли вы злитесь. Я настоятельно рекомендую обратиться к специалисту за очной консультацией. Список бесплатных служб психологической помощи вы можете найти на нашем Портале -https://www.ya-roditel.ru/map/

Для начала стоит научиться не реагировать аффектом, а дышать. Это научит вас контактировать с ребенком без насилия. Дышите глубоко: носом вдох и ртом выдох. Зачем подумайте, кто на самом деле вызывает в вас столько ярости и адресуйте этому человеку. Может быть бывший муж? Или вы сами? Напишите письмо, не выбирая слов. Пишите до ощущения пустоты.

Возвращайте себе ответственность за свои поступки и выборы. Напишите списком «я не могу…». Чего не можете? Например, «я не могу отдать ребенка бывшему мужу». А теперь перепишите все те же фразу, но начало изменить на «я не хочу отдавать ребенка бывшему мужу». А теперь подумайте, почему. Что вас сдерживает? Можно продолжить так: «Если я отдам ребенка мужу, я боюсь, что…». Это и будет истинная причина того, что вас сдерживает. Теперь, когда вы это осознаете, можно либо сдаться страху и больше не терзаться, либо найти путь удовлетворения той потребности. Например, вы боитесь, что мама на вас обидится. Вы готовы второй раз сделать выбор в пользу чужого желания и остаться несчастной? Или проще выдержать напряжение со стороны матери и сделать свой шаг?

Не пытайтесь полюбить ребенка. Чем больше вы себя насилуете в этом вопросе, тем меньше шансов пропитаться добрыми чувствами. Смотрите как получается: вы в прямом смысле насилуете себя и истязаете за свою нелюбовь. Ребенок становится той «красной тряпкой», которая ассоциируется с самоистязанием. Вы на него гневаетесь. Потом появляется чувство вины, сдерживание и опять насилие над собой. Выходите из круга. Не пытайтесь любить. Поставьте перед собой минимальные задачи: обеспечить безопасность и удовлетворение базовых потребностей. Это уже даст вам право считать достаточно хорошей матерью, расслабит вас и, возможно, снимет излишек напряжения.

И рекомендуем ознакомиться со статьей на нашем портале на эту тему: 

я не люблю ребенка- статья на тему

Ольга Дорохова,
психолог сайта «Я — родитель»

почему женщины хотят вернуть всё обратно

Воспоминания о детстве у Анны всегда были самыми печальными: кроме голода она особо ничего и не помнит. Отец не помогал, так как после рождения дочери оставил мать. Когда Анна выросла, она приняла решение, что обойдётся без детей. Но семь лет назад она забеременела. У молодой девушки уже был аборт, после которого её преследовали кошмары, поэтому она решила рожать. Вскоре проявились все «прелести» беременности: токсикоз, набор веса, толчки ребёнка.

— Проклинала всё вокруг. У меня в животе была будто личинка или паразит. Я старалась не выходить на улицу. Мне казалось, что людям противно смотреть на жирную корову, — вспоминает Анна.

Её детские опасения оправдались: муж начал спиваться, мать не помогала, и ей пришлось взять в свои руки хозяйство, воспитание ребёнка и обеспечение семьи. На 8 тысяч, которые она зарабатывала, жила вся семья.

— Кроме того, мне приходилось утихомиривать малявку, а потом следить за этим пьяным дебилом в час ночи, которому захотелось покупаться в ванне. А потом снова просыпалась малявка с требованием сиськи, — рассказывает Анна.

У девушки начались психозы, иногда Анне хотелось выбросить своего ребёнка в окно и сбежать. Когда дочка подросла, мать стала к ней более снисходительна, проводила с ней больше времени, правда, не брезговала рукоприкладством.

В этом году дочь пойдёт в школу, но у меня до сих пор нет желания с ней сидеть и проводить слишком много времени. Хотя привязанность постоянно растёт

Анна жалеет, что забеременела. Ведь из-за этого ей пришлось забыть про себя и посвятить себя ребёнку и мужу. Сейчас у неё нет ни профессии, ни образования, ни жилья, ни будущего.

Места для откровений

И случай Анны не единичный: достаточно зайти в некоторые группы в социальных сетях, чтобы убедиться в этом. Девушки и женщины, боясь осуждения, анонимно делятся своими историями о том, что материнство не приносит им радости, а порой их посещают самые страшные мысли.

Отсутствие материнского счастья каждая из участниц объясняет по-разному. Кто-то жалеет, что родил ребёнка не того пола, а потому не испытывает никаких тёплых чувств, но тем не менее заботится автоматически: обеспечивает, обнимает, ухаживает. Многие согласились на беременность ради мужа, а в итоге получили истерики, отсутствие чувств к ребёнку, испорченные отношения с супругом и мысли о суициде.

Послеродовая депрессия

Подобные состояния нередко становятся последствиями послеродовой депрессии. По словам психолога Дарьи Шаровой, она мало чем отличается от депрессии в целом, то есть, сама по себе не проходит, а процесс выздоровления может занимать недели и месяцы. Если во время лечения женщина чувствуют поддержку супруга, близких, то ей гораздо проще преодолеть болезнь. Но когда в этот период она ощущает давление, стресс и усталость, то подобные мысли вряд ли скоро покинут её голову.

— Некоторым сложно осознать новую роль, принять новые тело и режим дня. После родов силы исчерпаны, нервная система истощается, а вместо отдыха возникают новые проблемы и вопросы, которые надо решать, — говорит психолог Даша Шарова.

Руководитель благотворительного фонда «Волонтёры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская отмечает, что при качественной работе с психологом женщина, находящаяся в послеродовой депрессии и желающая избавиться от ребёнка, в большинстве случаев примет решение в пользу того, чтобы оставить его у себя.

— У психологов задача прояснить реальную жизненную ситуацию женщины, то есть, понять, насколько нежелание иметь ребёнка после его рождения является осознанным и рациональным решением, — поясняет Альшанская.

Причины нелюбви

Клинический и семейный психолог Анна Чичина считает, что на любовь женщины к ребёнку влияет и то, какие у неё были отношения с матерью.

— Когда женщина сама становится мамой, чаще всего она бессознательно воспроизводит модель «семейного материнства». Если её мать была эмоционально холодной, то, скорее всего, ей будет тяжелее принять свою материнскую роль, чем тем, о которых заботились и любили, — рассказывает Чичина.

Также одним из наиболее значимых факторов является отрыв от социума. Женщине предстоит очень быстро переключаться с одного образа жизни на другой вопреки своим желаниям, которые теперь уходят на второй, а то и десятый план.

— Представьте, до рождения ребёнка женщина активно работала, общалась с коллегами и друзьями, путешествовала, занималась тем, что ей нравится, а потом раз — и она дома, в четырёх стенах, наедине с младенцем, своими страхами и переживаниями, — объясняет Анна Чичина.

Нередко причиной нелюбви к собственному чаду становится и несовпадение ожиданий и реальности. Психолог Даша Шарова пояснила, что такое явление в психологии называется фрустрацией, и оно действительно часто тревожит молодых матерей.

— Здесь есть два типа неоправданных ожиданий. Первые направлены на ребёнка: не устраивает пол, внешность, темперамент ребёнка. Вторые связаны с не той реакцией окружающей среды: отсутствует поддержка родственников, государства. Кроме того, сама беременность может протекать болезненно. Мамочки, не ожидая, сколько сил и энергии необходимо потратить, пребывают в некотором шоке, — говорит Шарова.

Женщина может не испытывать по отношению к ребёнку материнских чувств когда от неё уходит супруг, оставив её одну, считает Елена Альшанская.

— Когда во время беременности от женщины уходит мужчина — отец этого ребёнка, все негативные чувства, которые она испытывает по отношению к оставившему её отцу ребёнка, переносится на новорождённого. Также травмирующим обстоятельством может стать смерть мужа, — говорит Альшанская.

Однако состояние непринятия ребёнка и чувств может быть напрямую связано с психологическими проблемами, а в некоторых случаях — отклонениями.

Психологические травмы

Руководитель благотворительного фонда «Волонтёры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская отметила, что у матерей, которые испытывают ненависть к собственным новорождённым детям, а затем и отказываются от них, действительно бывают психологические проблемы. Правда, здесь стоит различать стрессовое состояние в результате нежеланной беременности, отягчающих обстоятельств и родов.

Например, в своей практике руководитель фонда сталкивалась с жертвами изнасилования, которые пропускали допустимое для аборта время, но после появления ребёнка на свет психологически не могли принять новорождённого, потому как он был напоминанием об очень травмирующей ситуации.

Она уточнила, что среди «рациональных женщин» есть те, которые вынуждены отказаться от ребёнка в силу каких-то сложных жизненных обстоятельств, невозможности материально обеспечить его.

Но бывает и такое, что психологические проблемы возникают из-за эгоистичных мотивов, например, если женщина не успела реализовать свои планы и потому не готова привязаться к ребёнку.

Елена Альшанская также напомнила о неподобающем и неэтичном, а порой дерзком отношении врачей к роженицам. По её мнению, неправильные роды являются дополнительным стрессом и также могут негативно отразиться на материнском инстинкте:

— Когда к женщине относятся как к объекту медицинских манипуляций и о психологическом состоянии никто не думает, это может сыграть совершенно не на руку ребёнку и матери, — отмечает специалист.

Анна Чичина также отметила, что для нормального восприятия собственного малыша действия врачей в роддоме находятся далеко не на последнем месте:

— После родов важно чтобы ребёнка положили маме на живот и к груди. Мать запечатлевает своего ребёнка по типу импринтинга: контакт «кожа к коже», женщина чувствует запах своего ребёнка, его сердцебиение и тепло. На это также влияет гормон окситоцин, который какое-то время поддерживает женщину в так называемой «послеродовой эйфории», — рассказывает клинический психолог.

Все ли женщины должны быть матерью?

При этом Анна Чичина уверена, что материнский инстинкт заложен в женщинах от природы:

— Даже маленькие девочки пробуют себя в этой роли, когда играют в «дочки-матери», заботятся о своих куклах как о детях, подражая маме. Но каждая приходит к материнству по-разному. Кто-то через бесконечное счастье, кто-то случайно, а кто-то через испытания. У каждой женщины свой путь, — говорит Анна.

Однако специалист уверен, что рожать нужно в первую очередь для себя, а не для кого-то.

Рожать надо не для того, чтобы было кому в старости стакан воды поднести, не для мужа и родственников. И уж тем более не для общества

Анна Чичина, клинический психолог

Даша Шарова наоборот считает, что далеко не каждая женщина способна справится с ролью матери:

— Это противоестественно, если желание родить будет абсолютно у всех. Более того, многие не готовы рожать из-за социального фактора. В современном мире женщине важно не просто родить, но и обеспечить своего ребёнка, — подчёркивает специалист.

Елена Альшанская также подтвердила то, что не у всех женщин возникает материнский инстинкт и желание быть хорошей матерью. Хотя психологи её фонда и работают с разными случаями, у них нет задачи убедить женщину, что она должна оставить ребёнка у себя, если совсем не испытывает желания воспитывать и растить малыша.

Она также отметила, что в современном мире большое количество аномалий, связанных с материнством. В её практике был случай, когда женщина родила четырёх детей и ото всех отказалась.

— Это была обычная женщина, она не находилась в сложных или маргинальных условиях, она просто считала, что для женского организма с точки зрения здоровья правильнее родить, чем сделать аборт.

Дети всегда будут любить родителей

Психолог благотворительной организации «Арифметика добра» Елизавета Матосова не первый год работает с приёмными семьями и детьми, от которых отказались родители. Она рассказала, что подросшие дети очень тяжело переживают тот факт, что от них отказались собственные родители и воспринимают такие действия как предательство. При этом, они не могут не любить родителей и в дальнейшем всё равно тянутся к ним.

— Дети часто ставят себе задачу вырасти и стать умными, чего-то достигнуть и прийти к своим родителям, чтоб показать им, что они хорошие. Они надеятся, что родители их полюбят и поймут, что зря от них отказались. Иногда дети думают, что когда вырастут, смогут спасти родителей от пьянства и других проблем, — говорит Матосова.

Она отметила, что в их благотворительной организации приёмным семьям всегда рекомендуют не препятствовать общению с родственниками. И какой бы плохой ни была мать, отзываться о ней плохо нельзя, потому что ребёнок всё равно тянется к родным, такие действия травмируют его.

При этом приёмных родителей дети не всегда могут принять.

Что делать?

Елена Альшанская считает, что проблему нужно решать ещё до того, как ребёнок появился на свет.

У нас в стране нет поддержки беременности и родов. Должны быть психологи, которые работали бы с роженицами, готовили их, чтобы они спокойно пришли в ситуацию родов. Нужно также следить, чтоб на рожениц никто не кричал в роддомах

Елена Альшанская, руководитель благотворительного фонда

Даша Шарова считает, что как только женщина родила, ей должна быть оказана должная поддержка:

— Если страдает нервная система матери, значит, есть вероятность навредить ребёнку как психологически, так и физически через кормление молоком, — говорит психолог.

Основная задача матери — здраво проанализировать ситуацию, пересмотреть своё отношению к «неожиданному повороту». Возможно, она найдёт в ней для себя выгоду.

— Не нужно думать о том, как могло бы быть, подогревая ненависть. Нужно адаптироваться к тому, что есть. Энергии тратиться будет меньше, полюбятся новые ранее не представленные моменты или черты в ребёнке, — уверена специалист.

Психолог подчеркнула: чтобы принять ребёнка, матери нужно прежде всего принять новую себя.

Тогда матерей, не желающих любить и растить своего ребёнка, станет гораздо меньше.

«Я жалею о том, что стала матерью»

Несмотря на то, что мы живем в эпоху постинга, документирования и выкладывания в сеть всех событий нашей жизни, от рождения ребенка до смерти в семье, все еще есть вещи, которые женщины не хотят открыто обсуждать. Сожаления о материнстве – одна из важнейших запретных тем.

Жизнь матери – это жизнь в ответственности, которая никогда не кончается (как говорят, «однажды родившая женщина – мать навсегда»). Во многих странах забота о семье включает множество видов неоплачиваемой работы, ложащейся преимущественно на ее плечи. И на каждом этапе материнства от женщины ждут правильных поступков, хотя социальные стереотипы материнства подходят далеко не каждой женщине. Поэтому женщинам действительно трудно говорить об их тяжелом опыте, от угнетающей беременности до сложных родов – ведь они должны быть воплощением Матушки Земли, которая любит и растит. Среди этих ожиданий остается очень мало места для реальных чувств.

Лора (США)

«Мне казалось, что жизнь моя похожа на пребывание в тюремном заключении»

«Вот вам правда: когда ты понимаешь, что тебе не следовало рожать ребенка, ты понимаешь, что ничего уже не вернуть назад», — Лора, 37, журналист. Когда-то Лора считала, что она безумно хочет стать матерью. У нее не было особого опыта общения с детьми — ни младших братьев и сестер, ни опыта работы няней, будучи подростком: «Когда мы с мужем решили, что нам пора родить ребенка, я обратилась к своим друзьям, у которых были дети, за советом. Все их рекомендации вместились в 45-минутный рассказ о том, как ухаживать ребенком. Сейчас я понимаю, что это было просто смехотворно, и я совсем не знала, во что ввязываюсь».

После рождения сына Лора впала в настоящую послеродовую депрессию, конца и края которой, казалось не было видно: «Как же мне было обидно, что мой муж каждый день идет на работу, а мне приходилось целыми днями проводить только с ребенком. Моя жизнь казалась невыносимой». По прошествии некоторого времени Лора поняла, что совершила ошибку: «Я ненавидела, просто ненавидела ту ситуацию, в которой оказалась. Есть одно такое слово, которое очень четко ее характеризует — «ловушка»! После рождения ребенка я поняла, что ненавижу быть матерью, но только было уже поздно. Мне некуда было деваться, но и терпеть все это не было сил. Мне казалось, что жизнь моя похожа на пребывание в тюремном заключении».

Сейчас жизнь Лоры стала легче, ведь ее сын растет, и она уже не чувствует себя настолько прикованной к ребенку. Но она все еще думает, что ее выбор был ошибкой. Она рассказывала мужу о своих сожалениях, и он взял на себя больше родительских обязанностей, чтобы поддержать Лору в ее борьбе: «Я должна сцепить зубы и принять то, что имею. Такова моя реальность».

Свежие новости

Признаваться в таком — это табу, но, оказывается, в мире немало женщин, которые жалеют о своем решении стать матерью. День за днем, меняя памперсы, они мечтают о том, какой могла бы быть их жизнь… без ребенка. И, на самом деле, такое движение началось около 10 лет назад, когда французский психоаналитик, писательница и мать двоих детей Корин Майер написала книгу No Kids: 40 Reasons Not to Have Children. Критики книгу назвали «эгоистичной и омерзительной», но признание одной женщины повлекло за собой признания других.

Изабелла (Великобритания)

«Я никогда не говорила детям, что люблю их, ну а они решили, что я просто не люблю демонстрировать свои чувства»

Изабелла, мать двоих детей, откровенно признается, что материнство — ее самая большая ошибка, и хотя она заботилась о детях и любила их, считает, что ее жизнь «была бы намного счастливее и наполненней без детей». Со своим мужем она познакомилась, когда ей было 12 лет, а ему — 16: «Он был моей первой и единственной любовью, мне было 19, когда я стала его женой. Но с самого начала я ему призналась, что не хочу детей. А вот Тони хотел четверых. Думаю, он решил, что рождение детей у наших друзей каким-то образом изменит мое мнение. А я знала точно, что если рожу детей, то должна буду им посвятить всю себя и свое время. Конечно, я растила своего сына Стюарта в любви и люблю его сейчас, но я всегда мечтала о том, чтобы у меня его не было. Когда я говорила об этом мужу, он никоим образом не показывал своего беспокойства. Он просто сказал: «Ну что ж, тем нее менее у нас есть уже сын. И с этим ничего не поделаешь. Тебе нужно научиться справляться с этим». Когда родилась Джо, вся семья мужа была в полном восторге — маленькая прелестная девочка. Я же их чувств по-прежнему не разделяла».

Даттон считает, что ее жизнь с мужем была бы намного беззаботнее, и хотя она думает, что не была холодной со своими детьми, ее дочь Джо однажды ей сказала, что та ни разу не говорила о своей любви: «И это правда, я никогда не говорила детям, что люблю их, ну а они решили, что я просто не люблю демонстрировать свои чувства».

Ананя (Сингапур)

«Материнство затормозило мое развитие»

Для некоторых женщин причиной такого отношения является страх не реализоваться в жизни в чем-то еще, помимо материнства. Так считает писательница и редактор Ананя из Сингапура: «Я вот постоянно думаю, каких высот могла бы добиться, не став матерью. Написала ли бы я еще одну книгу? Была бы у меня возможность путешествовать? Мне кажется, материнство затормозило мое развитие».

Ананя признается, что завидует своим друзьям, которые могут сорваться с места и отправиться на отдых в любой момент: «Мне же с моими маленькими детьми приходится столько всего держать в своей голове: прием у доктора, вес, рост, аллергические реакции, игрушки, которые они любят… Хотелось бы очистить голову от всей этой беспорядочной информации». При этом Ананя глубоко озабочена и своими мыслями, и тем, как они впоследствии скажутся на детях. «Моя дочь вырастает в прекрасного человека. Я не хочу, чтобы она знала, как я мысленно вычеркивала ее из жизни», — говорит она.

Кэрри (Мексика)

«Я жалею о том, что никогда не чувствовала себя матерью»

В отличие от Анани, Лоры и Изабеллы, материнство не входило в планы Кэрри. Она вышла замуж в 22 года и, несмотря на то, что принимала противозачаточные, неожиданно для себя забеременела: «Я была в отчаянии. Я хотела учиться, путешествовать — столько всего сделать, прежде чем стать мамой». Женщина хотела сделать аборт, но ее свекровь заставила сохранить ребенка: «Я была окружена людьми, которые совсем не считались с моим мнением, так что мне казалось, что у меня совсем не было выбора». После рождения дочери Кэрри разошлась с мужем, и теперь воспитывает ее сама.

Свое ранее материнство Кэрри описывает как эгоистичное, полное обиды и ощущения того, что она принесла себя в жертву: «Я пыталась сделать все, как лучше, но правда в том, что не смогла. Моя дочь была предоставлена сама себе, и я всегда говорила, что она добьется успеха не благодаря, а вопреки мне». Теперь Кэрри 46, ее дочери – 22. «Я не жалею о ней, я жалею о том, что никогда не чувствовала себя матерью», — хоть лекарства и терапия помогли Кэрри, она все равно думает о том, что могло бы случиться, но не сбылось: «Я вижу, как она растет, исследует мир, капризничает. Не могу не думать, что она живет моей жизнью».

 ***

Реакция на подобные откровенные истории может быть ужасной. На сайтах изданий появляются такие комментарии: «какая хладнокровная и эгоистичная женщина!», «как может существовать столько порочное существо». Некоторые даже обвиняют матерей в плохом обращении с детьми только потому, что они позволили себе так думать. Когда писательница Айелет Вальдман на страницах «Нью-Йорк Таймс» в 2005 году признала, что любит своего мужа (писателя Майкла Чабона) больше, чем четверых детей, ее подвергли остракизму и даже освистали на шоу Опры Уинфри, куда Айелет пришла защищать свою позицию. Но Вальдман подняла очень важную, фундаментальную проблему современных женщин: материнство, по мнению общества, должно быть главенствующим в идентификации женщины.

Ожидаем ли мы того же от мужчин? Конечно, нет. Отцам разрешено заниматься тем, что они хотят и если они занимаются еще и родительскими обязанностями, это вызывает восторг. А от матерей по умолчанию ожидают внимания, полной заботы без каких-либо призов и поощрения. Не говоря уже о том, что каждый мимо проходящий критикует то, какая вы мать. Как говорят недавние исследования, критике от незнакомцев на улице подвергаются 48% матерей, в то время как отцов – лишь 24%.

*Имена всех героинь были изменены

По материалам: Marie Claire, Daily Mail

— Читайте также: Лара Агаронян: «Роль матери не должна диктовать женщине, что и как ей делать»

«Я жалею, что родила». Исповедь трёх матерей

Тема материнства в современных реалиях стала похожа на священную корову. Instagram лопается от фотографий счастливых мам, Беларускам с детства внушают, что их основное предназначение заключается в воспроизводстве потомства. А если тебе 27 и ты пока не планируешь заводить детей, родственники уверены, что с тобой что-то не так. Kyky нашёл трёх женщин с полярно оппозиционным взглядом на материнство.

Оксана, 30 лет, преподаватель иностранного языка: «Завести ребёнка – это как вступить в деструктивные отношения: ты любишь, но тебе плохо»

«Когда он узнал о беременности, бегал по дому с радостными криками «Я стану папой». А ещё он нарисовал плакат, где были изображены сцены из нашей будущей совместной жизни. Сейчас это плакат валяется где-то за шкафом. При виде такой искренней радости любимого человека рождение ребёнка казалось радужной перспективой. Но краски сгустились только после того, как я осознала, что отношения не вечны, а ответственность за ребёнка будет преследовать меня (и только меня) всю жизнь. Уже в середине беременности я ощущала, как мои ноги постепенно начинают заливать цементом, чтобы в конце, повесив мне цепь на шею, спустить на дно «счастливой семейной жизни». Меня нельзя было назвать «беременяшкой», поскольку вместо розовых иллюзий о маленьком чуде в моём животе я испытывала страх и обречённость.

На эту тему:«Когда он впервые это сделал, мне было восемь лет». Пять чудовищных историй жертв домашнего насилия

Впрочем, сразу после рождения дочери я, как и задумано эволюцией (всплеск гормонов и прочие инструменты приобщения к материнству), ощущала себя самой счастливой женщиной в мире. Даже самое яркое путешествие, головокружительный секс в период влюблённости или приём всем известных веществ не сравнятся с той остротой чувств. Мне даже иногда кажется, что типичные «яжематери» рожают по пять детей именно из-за этих первых мгновений. Постепенно эмоциональное состояние приходит в норму, а ты уже любишь своё дитя и в прямом смысле готов растерзать глотку потенциальному обидчику. Только вот собственные потребности, отодвинутые даже не третий план, никуда не исчезают.

В какой-то момент ты начинаешь понимать, что связан, нет, даже распят на кресте во имя счастья и благополучия ребёнка.

Ситуацию можно сравнить с деструктивными отношениями, когда женщина влюбляется в нарцисса, психопата или другого абьюзера. Она его любит, несмотря на то, что 40% времени несчастна.

За время моего декрета подруги по университету успели продвинуться по карьерной лестнице, поездить по миру и насладиться свободой, которую я в полной мере уже никогда не смогу ощутить. Даже если ребёнок гостит на выходных у бабушки, твоя свобода ограничена двумя жалкими днями. Ты не в силах претендовать не то, что на кругосветное путешествие автостопом, ты даже покончить с собой не имеешь права. Не можешь же ты в самом деле нанести неповинному ни в чём человеку душевную травму на всю жизнь! И неважно, сколько у тебя бабушек и дедушек, готовых помочь. Оставляя ребёнка с ними, ты не перестаёшь о нём думать и беспокоиться. Твоё сознание уже изменилось навсегда. Ты умеешь мыслить только через призму материнства. Не имеет значения и денежный аспект: финансовая независимость может лишь облегчить положение. Наличие мужа – тоже сомнительный аргумент. Мужья приходят и уходят, а ответственность за ребёнка целиком и полностью лежит на матери.

На эту тему:«Я тупая. Родители говорят, это сложно для меня». Кем будут наши дети, если их воспитаем мы

К обречённости ответственностью со временем, конечно, привыкаешь, но ощущение того, что ты постоянно должен семье, никуда не уходит. Детские сады, школы, поликлиники, домашние задания, «хочу кушать», порвались сандалики и нужны новые, «поиграй со мной, мне скучно», работа, походы в магазин – ежедневный безумный круговорот событий. Ты не можешь игнорировать ребёнка, когда у тебя плохое настроение, что-то болит или просто хочется побыть наедине с собой. Потом тебя будут терзать угрызения совести, потому что дочь в тебе нуждалась. Ребёнку, конечно, можно объяснить, что мама устала и хочет почитать книжку, но долго такая просьба не действует. Хуже дело обстоит только с музыкой. В момент, когда голова почти улетела в космос от Монтеверди, ты вдруг открываешь глаза и видишь перед собой дочь с очередной жизненно важной, как ей кажется, просьбой. Эгоистка, подумаете вы, ведь дети делают нас счастливыми, а жизнь – осмысленной. Но и Монтеверди делает меня счастливой, наполняя смыслом не меньше, чем дочь».

Марина, 32 года, бизнес-аналитик: «Мне хотелось, чтобы сын просто спал весь день»


«Я была уверена, что ребёнок – именно то, чего мне не хватает для полноты жизни. Я с восторгом строила иллюзии о том, какие волшебные ощущения мне подарит материнство. Картины семейной идиллии плотно закрепились в моём сознании. Друзья, родственники и знакомые уверяли: «Дети – смысл жизни. Конечно, проблемы возникают, но ты их не будешь замечать, потому что ребёнок дарит радость. Рожай, не задумывайся, потом будет поздно». На фоне общей атмосферы эйфории материнства мне и в голову не пришло, что быть матерью – адски тяжело. Под фотографиями в Instagram никто не упоминает о проблемах.

Первое разочарование, на корню погубившее весь мой энтузиазм, случилось сразу после родов. Я ждала, что божественная благодать снизойдёт на меня при виде сына. Но никаких чувств не было.

Помню, когда впервые держала его на руках, подумала: «Ребёнок, прикольно». Если бы в тот момент мне дали другого ребёнка и сказали, что он мой, я бы не почувствовала разницу.

В то время, как соседки по палате расплывались в умилении при виде своих чад, я разгадывала кроссворды и ждала, что волшебные чувства материнства вот-вот нагрянут. Мне было обидно, потому что ощущение осмысленности жизни так и не пришло, а магии, о которой все говорят, не случилось.

Наступили тяжёлые бытовые будни, сопровождающиеся постоянной нехваткой здорового сна и отсутствием развлечений. Вдобавок ко всему, меня преследовало постоянное чувство вины. Когда я сказала матери, что совершила ошибку, в ответ услышала удивлённое «ты ничего не понимаешь, дети – счастье и смысл». С мужем мне повезло: он много времени проводил с ребёнком, понимая, что мне трудно физически и эмоционально. В какой-то момент я даже начала ревновать его к сыну. Ведь в первые месяцы я не чувствовала к ребёнку почти ничего. Мне хотелось, чтобы он просто спал весь день. И это при том, что малыш у меня был спокойным и не капризным. Я уверена, что сын остался бы с папой в случае развода.

На эту тему:«Депрессивных легко любить – они удобны»

Впоследствии мне стало приятнее взаимодействовать с сыном: я чаще беру его на руки, разговариваю, играю. Очень помогла работа с психологом: я избавилась от чувства вины. Сеансы позволили понять, что роль материнства в современном мире переоценена. Это всего лишь миф, как и то, что мы обязаны любить детей. Не нужно смотреть по сторонам в ожидании чуда. А самое важное – объективно оценивать себя и свои возможности. Если вы законченный эгоист и не питаете нежных чувств к детям, не заводите их в надежде на глобальные позитивные изменения.

Сейчас я не могу сказать, что не люблю ребёнка. Появилась привязанность, пришло осознание долга. Но в одном я уверена: рожать было ошибкой. Желание завести детей не было моей личной потребностью. Я просто приняла на свой счёт идеальную картинку материнства. Ну, и давление семьи, конечно. У женщины должно быть чёткое понимание: какой бы активной мамашей она ни была, она всё равно будет ограничена. И деньги – ещё один немаловажный пункт. До беременности у меня была хорошо оплачиваемая работа. Я привыкла к комфортной жизни, путешествиям и развлечениям. Сейчас мы стеснены в средствах. Это не позволяет мне нанимать няню, когда захочется. Если бы я обладала внушительной суммой денег, воспитывать сына было бы гораздо проще. Очень важно, чтобы уровень жизни не менялся с появлением ребёнка. Муж и родственники настаивают на рождении второго ребёнка. Я и сама понимаю, что два малыша – лучше, чем один: вместе детям веселее расти, они не станут эгоистами. Хотя второго мне не хочется, не исключаю возможность его рождения (при создании необходимых условий и лучшей подготовке). Всё-таки если жизнь уже никогда не станет прежней, нет большой разницы: один ребёнок или два».

Светлана, 27 лет, менеджер по продажам. «Мать-одиночка не способна по-настоящему любить ребёнка»

«Помню, как мама уговаривала меня сделать аборт. Я не послушала, и теперь моя жизнь – кромешный ад. Я нахожусь в состоянии перманентной депрессии: ничто меня не радует, а простая мелочь легко может послужить поводом для истерики. Я не люблю своего ребёнка, да и как его можно по-настоящему полюбить, если ты мать-одиночка с кучей проблем?

Никогда не могла похвастаться наличием большого круга знакомых. В школе у меня была единственная подруга, но со временем приятельские отношения сошли на нет. В университете социальных контактов не прибавилось, зато появились ухажёры. Поскольку «розовые мечты» об успешной карьере разбились о суровую реальность, я поняла, что единственный шанс реализовать себя и наконец заполучить хотя бы кусочек мирового пирога счастья – завести семью. По завершении учёбы как раз подвернулся идеальный, как мне тогда казалось, вариант. Мужчина был гораздо старше и статуснее. Внимание, подарки, головокружительный секс и предложение переехать к нему. Не задумываясь, я собрала чемоданы, сказала семье торжествующее «адьос» и в предвкушении последовала за своей мечтой. Я была уверена, что меня, такую хорошую и незаслуженно обделённую, наконец заметили боги.

На эту тему:«Во время беременности я тупела на глазах». Молодые мамы о настоящем материнстве

В дальнейшем история стала похожа на дешёвую мелодраму. Официально оформлять отношения он со мной не собирался, и, как выяснилось позже, у него была жена. Конечно, Максим уверял, что они не общаются уже 10 лет, а я не должна обращать внимание на формальности. В какой-то момент идея завести ребёнка для укрепления нашей «семьи» стала чересчур навязчивой. Ведь у него нет детей, он наверняка обрадуется – думала я. Сделав необходимые анализы и пройдя несложный курс лечения, через два месяца я увидела долгожданные две полоски. Реакция моего суженного была неожиданной, но совершенно определённой: «Я дам тебе деньги на аборт».

Прерывать беременность я не планировала, поэтому вернулась домой, но и там меня не приняли. Мать и, что характерно, отец настаивали на медицинской процедуре.

Тогда мне казалось, что весь мир ополчился на нас. Я же была будущей матерью, доказывала сакральность деторождения и называла родителей убийцами. Даже написала заявление в милицию о попытках склонить меня к аборту. До сих пор не могу понять, что мной руководило в тот момент.

Беременность прошла на нервах: дома на меня косо смотрели, а отец ребёнка не собирался участвовать в воспитании. Мне казалось, что у меня, брошенной и обиженной на весь мир, наконец появится сторонник. Близкая, родственная душа. Я погрузилась в грёзы о невероятном счастье, которое должна была подарить мне дочь. Впрочем, предполагаемое счастье так и не наступило: мучительные роды, постоянно кричащий малыш, проблемы с родителями. Они открытым текстом заявили мне: «Мы воспитали двух детей. Мы не обязаны растить ещё и твоего». Хотя я считаю, что мать могла бы уйти на пенсию и, как нормальная бабушка, заняться воспитанием внучки. Она должна понимать, что, если биологический отец не хочет участвовать в жизни малыша, мне нужно искать нового папу дочке. Мне нужны силы, чтобы обеспечить себя и ребёнка. В конце концов, я хочу нормальную жизнь: надоело покупать вещи в секонд-хэнде, мечтать об отдыхе на море и считать каждую копейку. Неужели я не имею на это право? Отчётливо понимаю, что ребёнок мне мешает, но не могу избавиться от чувства долга, ведь привязанность к дочке всё равно есть. Я уверена, что при наличии мужа рядом любила бы дочь, а не видела бы в ней обузу. Ну а читательницам хочу посоветовать рожать детей только от надёжных мужчин и только в браке».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Жалею, что родила… — 155 ответов на Babyblog

Наверно, здесь привыкли все слышать другое. . О беременности узнала на грани, врач спросил рожать или аборт? И я замялась, сказала своему мужу, на тот момент еще мч. Он естественно, сказал конечно рожать. На середине срока я поняла что не хочу ребенка. Вот, уже осознанно. Я не была готова. Никаких умилений от беременности я не испытала, пыталась по максимуму выжать от своей жизни все, но с пузом особо не разбежишься… Родила, ничего не почувствовала, кроме осознания, что теперь со мной будет орущее существо веки вечные. Помню когда орал первый день в роддоме, хотелось оставить его там в кювете и бежать куда угодно. Муж рад малышу, он действительно любит детей. Но занимается им редко так как работает командировками. Я вечно с ребенком одна. Да, я обихаживаб его, делаю его жизнь комфортной. Но на этом все. Обычно я его кормлю меняю и дальше он предоставлен сам себе, а я занимаюсь своими делами. Когда гуляем так же. Я с ребенком не гуляю в парках, а мотаюсь по своим делам. Часто виду своих бездетных знакомых и жутко завидую им. Хочется снова туда. Особенно бесит когда ребенок лепечет или еще что-то обычно сразу соску в рот, чтобы молчал. Он у меня уже знает ну-ка молчать и затихает. Очень жду когда уже в садик можно будет. Ну не люблю я его, не чувствую этого превусловотого материнского инстинкта. Да, понимаю что О нем нужно заботиться. И все на этом. Даже с мужем разговаривала на эту тему, он все утверждает вот сейчас полюбишь. Ребенку уже почти год, и жалости что я не сделала аборт все больше. Я столько потеряла, хорошую должность, к которой стремилась несколько лет, но отдали другому, из-за моего положения. Фигуру, так как обкалывали гормонами и с 60 кг я стала 75кг сейчас продать пошла 90. Отвратительное растяжки и отвисшее пузо. Постоянный недосып. Невозможность куда-то сходить. Благодаря ребенку я поняла что и мужа не люблю. Не будь ребенка ушла бы. А с ним не хочу. Я понимаю что с прицепом сложно найти кого-то. Уже сейчас мужчины не смотрят на меня узнав что я мама. Как принять и полюбить ребенка? Я не испытываю к нему никаких чувств, кроме жалости к себе за столько потерянного

«Я жалею, что родила детей»: f3 — LiveJournal

Моему сыну Стюарту было 5 дней, когда ко мне пришло осознание, поразившее меня подобно физическому удару: рождение ребенка было самой большой ошибкой в моей жизни.
Даже сейчас, 33 года спустя, я все еще вижу эту картинку: Стюарт спит в своей кроватке. Его нужно кормить, но он еще не проснулся. Я слышу, как он ворочается, но, глядя в его круглое лицо на границе сна и бодрствования, я не чувствую никакой связи с ним. Никакого прилива материнской привязанности. Я чувствую себя полностью отстраненной от этого чужака, который вторгся в мою устоявшуюся семейную жизнь и безвозвратно изменил ее к худшему.

Мне было 22, когда я родила Стюарта, спокойного и послушного ребенка. Поэтому нет, мои чувства не были вызваны усталостью, послеродовой депрессией или мимолетным периодом послеродового уныния. Все просто – я всегда ненавидела саму идею материнства. В тот момент еще теплящаяся надежда, что материнство вылечит мою антипатию, улетучилась. Помню, я спрашивала себя: «Он правда мой?» Без преувеличения, он мог быть чьим угодно ребенком. Если бы в тот момент добрый незнакомец предложил мне его усыновить, я бы не возражала. Тем не менее, я не желала вреда Стюарту и изо всех сил заботилась о нем. И всё же, я знаю, что без детей моя жизнь была бы намного более счастливой и состоявшейся.

Через 2 года и 4 месяца после рождения Стюарта, я родила свою дочь Джоу. То, что я родила второго ребенка, несмотря на мое отвращение к детям, может показаться странным, но я считаю, что иметь единственного ребенка – очень эгоистично. Я чувствовала к ней такое же безразличие, как и к Стюарту, но я знала, что буду заботиться о Джоу в полную меру своих возможностей и полюблю ее так же, как со временем полюбила сына. Однако, я боялась ее зависимости от меня; жалела времени, потраченного на нее, и того, что оба моих ребенка, как паразиты, продолжают потреблять меня, не давая ничего осмысленного взамен.


Когда бы я ни говорила друзьям, что я жалею о том, что у меня есть дети, они в изумлении открывали рот: «Ты что, это не может быть всерьёз?!» Но, конечно, я не шутила. Некоторым моя жизнь до рождения детей может показаться однообразной, и, по правде говоря, работа машинисткой не слишком похожа на построение карьеры. Так что вы можете подумать: ну и где здесь большая жертва? Но больше всего в своей жизни я ценила собственное время: чтобы размышлять, читать, наслаждаться собственным обществом и душевным покоем. И внезапно эти покой и уединение исчезли. Два маленьких чужака вторглись в мое пространство. И мой покой ко мне так и не вернулся.

Я не знаю, почему чувствую то, что чувствую. У меня четверо братьев и сестёр, мы росли в счастливой семье с любящими родителями. Отец служил в армии; мама, с которой он познакомился во время командировки в Германии, вырастила нас в Уэст-Мидлендс. Мы с мамой были близки; даже во взрослом возрасте я могла положиться на нее. Мое детство было счастливым и обычным. Как большинство девочек, я играла в куклы. Однако, не припомню, чтобы я когда-нибудь хотела, чтобы эти игры в дочки-матери воплотились в реальность.

Знаю, найдутся миллионы людей, которые посчитают меня гнусной, хладнокровной и бессердечной, но я также верю, что найдутся и такие, которые втайне чувствуют то же, что и я. Я просто честна – некоторые могут утверждать, что жестоко честна — и признаю свои настоящие чувства. Этим я нарушила, казалось бы, незыблемый закон природы. Какая же мать пожалеет о том, что у нее есть дети?


Я никогда не скрывала правду от своего мужа Тони, которому сейчас 62. Сразу же после того, как мы приняли решение провести оставшуюся жизнь вместе, я призналась, что не хочу заводить семью. Мы любили друг друга с детства. Когда мы встретились, мне было 12, ему 16: он был моей первой и единственной любовью. Мне было 19, когда я шла к алтарю: радостная невеста, в ожидании счастливой жизни с мужчиной, которого я обожала. Но даже тогда я знала, что дети станут камнем преткновения. Тони хотел четырех детей. Я не хотела ни одного. Мы обсудили этот вопрос и, по-моему, он посчитал, что я передумаю. Мне кажется, он полагал, что потребность стать матерью овладеет мной по мере того, как мои подруги обзаводятся детьми. Я же надеялась, что он передумает.

После свадьбы мы купили дом с тремя спальнями в Ковентри, который остаётся нашим домом и сегодня. Тони вкладывался в своё увлечение — спорт, мои же интересы были более замкнутыми. Я любила вязать, заниматься шитьем и читать, вступила в клуб книголюбов. Тони и тогда, и сейчас работал модельщиком в автомобилестроении. Я была машинисткой в офисе телекоммуникационной компании.

Через несколько лет после свадьбы Тони начал спрашивать меня, осталось ли мое нежелание иметь детей таким же непреклонным. В конце концов, я уступила, потому что любила его и считала нечестным лишать его возможности стать отцом. Однако, я выдвинула условия: я точно знала, что если у меня будут дети, я буду воспитывать их сама без помощи бабушек и нянь, хотя это может показаться нелогичным в свете моих собственных чувств. Это не было искуплением чувства вины, потому что я не чувствовала вины. Просто, раз уж я их привела в этот мир, я должна сделать для них все возможное.

Я не понимаю матерей, настаивающих на том, что они хотят детей – особенно те, которые годами лечатся от бесплодия – а затем после родов мчатся обратно на работу при первой же возможности, доверяя незнакомцам ответственную работу по уходу за детьми. Зачем вообще рожать детей, если ты не хочешь или не можешь себе позволить их воспитывать? И зачем притворяться, что ты их хочешь, если у тебя нет намерения их воспитывать? По-моему, это лицемерие намного более разрушительно и менее доступно для понимания, чем мое признание о том, что моя жизнь была бы лучше без детей.

И в этом, возможно, вся суть: я бы не смогла взять на себя роль матери и выполнять ее вполсилы. В отличие от других так называемых мам, я долго думала о своей ответственности, как матери. Мне кажется, если бы другие женщины тоже так делали, прежде чем необдуманно броситься с головой в материнство, они разделили бы мои сомнения. Я четко знала, что ребенок будет посягать на мою независимость и высасывать финансы. По мере приближения даты родов, я не испытывала никакого волнения. У меня не было желания заполнить детскую игрушками, я не читала книг по воспитанию и не обменивалась опытом с друзьями. Я наслаждалась последними месяцами моей свободы.

У нас с Тони крепкий брак – даже спустя 37 лет – и я не боялась, что ребенок повлияет на наши супружеские отношения. Конечно, мы поддерживали активную и полноценную сексуальную жизнь и ходили на свидания каждую пятницу, когда с детьми сидели родители Тони. Однако, я чувствовала посягательство этого маленького существа на мою независимость.

Итак, в мае 1979 года родился Стюарт, с синим лицом из-за обвития пуповиной. Другие матери сошли бы с ума от тревоги, я же оставалась спокойной, когда врачи унесли его. Я отправила Тони обратно на работу, а сама провела следующие 4 часа в ожидании, но без малейших опасений. На самом деле, я совсем не думала о Стюарте, пока Тони не вернулся с работы и не спросил, где ребенок. С ним, конечно, все было в порядке, и когда его принесли обратно в палату, я не почувствовала в своем сердце того, что должны чувствовать все молодые матери. Вместо этого я сидела с кружкой чая и уныло думала: «Что же я наделала!»

Вернувшись домой, я решила кормить грудью. Я знала, что так будет лучше для Стюарта, и я считаю, что каждая мать должна делать именно так. Но даже во время этого интимного процесса неуловимая связь между нами не сформировалась. Стюарт ел жадно, каждые два часа. Казалось, он прочно присоединился ко мне, но близость грудного младенца не будила во мне материнских чувств. Я никогда не хотела причинить вред Стюарту – я желала ему процветания и успеха. Без сомнения, я со временем полюбила его, и сейчас люблю. Но я всегда жалела, что он у меня есть. Я сказала об этом Тони, но даже если его это задело, он этого не показал. Он просто сказал: «Ну что ж, а сейчас он уже с нами. Мы ничего не можем с этим сделать. Тебе просто придётся справиться с этим так хорошо, как только получится».

И я сделала именно так. Я считаю, что была хорошей матерью, однако, не была ослеплена любовью. Когда Стюарту было 3 недели, я впервые взяла его в коляске по магазинам, вместе с нашим рыжим сеттером Эмбер. Возле булочной я привязала собаку к коляске и оставила Стюарта вместе с Эмбер снаружи, пока покупала хлеб и пирожные. Только дойдя домой, заварив себе чай и начав есть пирожное, я поняла, что чего-то не хватает. Не было собаки, выпрашивающей лакомый кусочек. И первой моей мыслью было: «Где Эмбер?» Прежде всего, я заметила отсутствие собаки, и только потом вспомнила, что оставила Стюарта у магазина. И даже потом я не была взволнована. Я просто позвонила булочнику, чтобы убедиться, что Стюарт и собака всё ещё на улице, а потом забрала их и вернулась домой.

В детской больнице мамы сравнивали вес своих детей и хвастались их достижениями, но я даже близко не интересовалась такими незначительными вещами, поэтому в больницу сходила только однажды. Когда люди заглядывали в коляску Стюарта поворковать с ним и говорили, что он прелестный малыш, я думала: «Это неправда». Он не был красивым.

Тем временем, Тони блестяще выполнял обязанности отца. Он помогал мне с пеленками, купал Стюарта, когда мы куда-то ходили, и именно к папе сын шел за утешением после падения. Когда Стюарту было полтора года, мы запланировали второго ребенка, которого я обещала родить. Однако в этот раз я не так ужасалась перспективе снова стать матерью, как было прежде. Когда в августе 1981 родилась Джоу, я помню, с какой радостью Тони и его семья встретили новость, что у меня родилась девочка. Я не разделяла их ликования. Но снова ничего поделать было нельзя, только взять на себя «работу» по её выращиванию. Я прилежно выполняла свою работу, но именно Тони был страстным и бурно выражающим свои чувства отцом. Он любил детей до умопомрачения, и как только они достаточно подросли, взял их с собой в спортивный клуб, где Стюарт стал успешным футболистом. Джоу тоже увязалась с ними, и мы даже подшучивали над тем, что она просила отца идти с ней, когда шла в туалет.

Мы завели такой порядок, чтобы я занималась домом, а Тони, когда не был на работе, присматривал за детьми. И я ревностно охраняла свое время, свободное от детей. В летних отпусках у нас с Тони были четко определенные роли. Я не присматривала за детьми, если он был рядом. Поэтому когда они играли в футбол, с увлечением следили за Гран-При или смотрели гольф, я пряталась в летнем домике и погружалась в чтение хорошей книги. Другие мамы носились вокруг своих детей как курицы с отрезанными головами, а в нашей семье эту роль взял на себя Тони.

У нас было много моментов счастья; я делала все, что должна делать хорошая мать. У нас были пляжные выходные на острове Уайт; были бесконечные спортивные соревнования, в которых дети блистали. Я уверена, они согласятся с тем, что всегда чувствовали себя счастливыми и защищёнными. Я вовсе не проводила каждый день в сожалениях о том, что у меня есть дети; я больше чувствовала гнёт своей ответственности перед ними. Маленькие дети не дают вам быть спонтанными; любой выход из дома превращается в экспедицию. И если вы серьезно относитесь к родительству, вы всегда ставите нужды детей выше своих.  Рождение детей погружает вас в состояние бесконечных финансовых и эмоциональных трат, с очень маленькой отдачей, либо вовсе без нее. Это подвергает ваш брак ужасному давлению и выматывает. И эта «работа» никогда не заканчивается. Так что я знаю, что моя жизнь с Тони была бы намного счастливее, не такой сложной, и более беззаботной без детей.

Я не думаю, что Стюарт и Джоу чувствовали какую-то холодность с моей стороны, хотя однажды Джоу сказала: «Мама, ты никогда не говоришь, что любишь меня». Это было правдой, я не говорила. Но я уверила Джоу, что на самом деле люблю ее. Она и Стюарт просто приняли тот факт, что я не демонстративна в проявлениях чувств.

Они выросли, так же как и я, в хорошо адаптированных взрослых. Стюарту 33, он работает супервайзером в сфере проектирования телекоммуникаций. Он женат на Лизе, 37 лет, которая работает супервайзером в банке, у них двое прекрасных детей. Но прежде чем объявить мне, что он станет отцом, Стюарт спросил, хочу ли я стать бабушкой. Я достаточно решительно отказалась: не хотела потратить свою вновь обретенную свободу, превратившись в няню на годы. Мои спорные взгляды не шокировали его. Он всегда знал, что я прямолинейна; он также знал, что если у меня будут внуки, я засучу рукава, примусь выполнять обязанности бабушки и вполне справлюсь с ними.

Джоу, которой сейчас 31 год, разделяет мои убеждения касательно материнства: она никогда не хотела детей — возможно, мои взгляды повлияли на неё. Её беда в том, что восемь лет назад у нее начал развиваться множественный склероз, и ей пришлось оставить работу шеф-повара. Теперь она прикована к постели и живет со мной и Тони. Я ее круглосуточная сиделка, и если бы я могла взять её болезнь себе, я бы с радостью это сделала. Она знает, что я готова сделать все, чтобы уменьшить ее страдания, и буду заботиться о ней, пока могу это делать. Сейчас мне 57, и по мере приближения моей старости дочь становится более зависима от меня, чем когда-либо. При этом я готова отрезать себе руку, если ей или Стюарту это понадобится.

Возможно, в этом и заключается парадокс. Я добросовестная и заботливая мать – и, возможно, если бы я не была такой, я бы меньше жалела о том, что у меня есть дети.

Автор — Isabella Dutton, оригинал тут. Перевод Галины Леончук

Точка зрения: я жалею, что завела детей, но общество заставило

Автор фото, Corinne Maier

Подпись к фото,

Корин Майер

У французской писательницы Корин Майер двое детей, и ей не терпится дождаться, когда второй из них станет самостоятельным. Взрослые слишком одержимы идеей детей, считает Корин, и так истощены воспитанием, что у них не остается сил ни на что другое.

Просто страшно, как нас много! На Земле живет 7,5 миллиарда человек, и к 2100 году прогнозируют 11 миллиардов. Как планета сможет прокормить всех этих людей? Перед лицом такого роста населения в СМИ начинают звучать нотки беспокойства — даже во Франции с ее политикой стимулирования рождаемости, где все СМИ откровенно выступают за семьи с детьми.

Мы живем в обществе, одержимом детьми. Дети воспринимаются как гарантия счастья, личного развития и даже социального статуса.

Тех, кто называет себя чайлдфри, называют эгоистами и подозревают в том, что они плохо выполняют свой гражданский долг. Многие чувствуют на себе давление, оправдываясь: «Я не могу завести детей, но я их люблю». На что я спешу ответить, просто чтобы подогреть дискуссию: «У меня дети есть, но есть причины ненавидеть детей».

Я не в том положении, чтобы выступать за понижение рождаемости. Имея двоих детей, я не могу говорить другим: «Не делайте, как я». В то же время, я считаю лицемерным прятаться за ширмой идеализма, — «нет ничего лучше, чем улыбка ребенка» — чтобы оправдывать сомнительный выбор в своей жизни.

Я — ярый противник промывания мозгов и пафоса. Пришло время прекратить продавать идею «дети-равно-счастье». Хватит этой «дето-иллюзии»!

Автор фото, Corinne Maier

Подпись к фото,

Корин Майер (справа) и ее дети

Гиперконтроль и гиперзабота

О родительском опыте сегодня практически невозможно сказать нечто иное, нежели: «Я — счастливая мать (отец), мои дети — моя радость». Получать удовольствие, будучи родителем, обязательно.

Реальность, однако, совершенно другая. Как показывает мой собственный опыт, воспитание ребенка — это 1% удовольствия и 99% беспокойства. Родительские обязанности стали работой, которая отнимает много времени.

Многие родители прикладывают чрезмерные усилия для образования ребенка и превращаются в супер-родителей по всем фронтам: обеспечить сбалансированный завтрак, внешкольные занятия, помочь с домашним заданием…

Я прекрасно понимаю про себя, насколько я была вовлечена — слишком вовлечена, на самом деле, — и как я стала типичной «еврейской мамой», нравится мне это или нет.

Дети растут под гиперконтролем и гиперзаботой. Мне интересно, каким образом они потом станут взрослыми.

Маленькие капиталисты

Откуда такое давление по поводу деторождения? Ответ, конечно, в том, чтобы обеспечить больше маленьких потребителей, которые никогда не устанут от капитализма, который, в свою очередь, стремится продавать еще большее количество товаров. Это во имя детей родители покупают автомобили, стиральные машины, дома и гаджеты.

Дети стоят целое состояние. Странно, что именно по этой теме во Франции, где определенно нет недостатка в специалистах по статистике, данных очень мало.

Испанцы, которые более прагматичны, считают, что от момента рождения до вступления во взрослую жизнь дети обходятся семье примерно в 98-300 тысяч евро (103,7 — 317,4 тысяч долларов США) — это цифра одной ведущей потребительской организации.

Воспитание детей не только истощило меня морально, но и довело до банкротства. Скоро моя дочь закончит учебу, мы закатим большую вечеринку по этому поводу, и я больше не должна буду ее поддерживать. Какое облегчение! И какая экономия!

«Простите нас«

Почему нам все время говорят, что дети — наше будущее? Наверняка оттого, что мы вообще-то не очень уверены, что у нас есть будущее. Наша страсть к детям связана с растущим страхом перед будущим человечества.

Истощенные ресурсы, растущее загрязнение окружающей среды… в каком опустошенном, разоренном мире мы будем жить завтра? И думать, что не попытались что-либо изменить!

Дети, добро пожаловать и удачи вам идти своей дорогой в этом прогнившем мире, который вам оставили ваши родители, очень-очень любившие вас. Они потратили так много времени, чтобы присматривать за вами, что у них не осталось времени, чтобы что-то изменить. Они сдались, бросили, повесили шляпы. «Ребенок — это самое важное…» Вы простите нас, ведь правда?

Спецпроект «100 женщин»

На протяжении трех недель мы будем рассказывать о вдохновляющих примерах женщин, которые стали лидерами в спорте, музыке, политике и других областях жизни, а также вести дискуссии о феминизме и других вопросах.

Проект Би-би-си «100 женщин» продлится до 9 декабря.

«Самое большое сожаление в моей жизни связано с моей дочерью»

Роды длились 18 часов. Как будто моя дочь не хотела выходить. После кесарева сечения акушерки спросили меня, не хочу ли я подержать ее, но мои руки онемели от анестезии, поэтому я отказалась. У меня был непреодолимый страх, что я брошу ее. Они настаивали и протягивали мне руки. Она стала первым ребенком, которого я когда-либо держал на руках.

Я никогда не любил детей. Я единственный ребенок, я никогда не сидел с детьми в подростковом возрасте и раньше, когда я работал хирургом-травматологом — до того, как автомобильная авария в возрасте двадцати лет вызвала у меня эпилепсию — я обычно менялся сменами, чтобы убедиться, что мне никогда не приходилось работать в педиатрическом отделении.

«Она стала первым ребенком, которого я держал на руках»

Так что сказать, что мой ребенок был незапланированным, это ничего не сказать. Когда мне было чуть за 20, врачи сказали мне, что я физически не могу иметь детей, и моя реакция была простой: «Отлично! Я могу перестать принимать противозачаточные». Мой жених, который был на 20 лет старше меня и пережил непростую родительскую ситуацию со своей бывшей женой, был так же счастлив. Мы были согласны с тем, что ни в какой форме мы не хотим детей.

Но когда через пару лет я чудесным образом забеременела, все изменилось.

Я обнаружила, что беременна после того, как попала в больницу из-за приступов случайной ярости, которые намного превышали предменструальные. Это было вскоре после того, как у меня диагностировали эпилепсию, поэтому я боялся, что возникло осложнение. Но когда врач сказал мне, что я на втором месяце беременности, я не поверила. Я не мог этого понять.

Я встретилась с мужем за ужином, чтобы сообщить ему новости, и я предполагала, что мы просто выберем дату аборта.К моему удивлению, он убедил меня, что нет причин не иметь его; мы собирались пожениться, мы были достаточно взрослыми, мы были финансово стабильны.

Когда я объяснила свои опасения, он убедил меня, что я буду любить ребенка, потому что он будет моим собственным, и что он готов быть главным опекуном и кормильцем. Все еще находясь в шоке, я подумал, что если это то, чего он действительно хотел, и я буду «запасным» родителем, то я готов это сделать.

Всю беременность было похоже на то, когда друг уговаривает тебя прыгнуть с парашютом: как я сказала «да» на это? Я был в полном ужасе, в постоянном состоянии страха.Мой жених был великолепен, покупал все продукты, которые я когда-либо могла пожелать, и заботился обо мне, но, поскольку я была эпилептиком, мне посоветовали оставаться дома все девять месяцев, опасаясь приступа, который может повредить ребенку.

‘Когда я объяснила свои опасения, он убедил меня, что я буду любить ребенка, потому что он будет моим собственным’

После долгих и мучительных родов я держал дочь на руках и любил ее. Но то чувство, которое вы слышите от мам, «она — вся моя жизнь», никогда не возникало.

Когда я пришла домой, муж все сделал. Я была невежественна, и все, что касалось детей, было мне чуждо. Моя мама, тёти и двоюродные сестры были там каждый день и учили меня, как надевать подгузник. Они были как маленькая армия, защищающая дом от детей. Я периодически держал ее между всеми остальными, и она была милой, как красивая маленькая эскимоска.

Я взяла отпуск, чтобы справиться с послеродовой депрессией, которая отчасти была связана с тем, что я набрала 100 фунтов с тех пор, как родила ребенка.Я всегда был стройным человеком от природы и просто не мог этого изменить. Я собирал свою старую одежду и рыдал в своей спальне. Это длилось несколько месяцев, и когда я, наконец, снова была готова к работе, это совпало с выходом на пенсию моего мужа. Он взял на себя все. Он готовил, убирал, стирал, делал все до такой степени, что нам пришлось отпустить нашу домработницу, потому что делать было нечего.

Затем, в ноябре прошлого года, мой мир рухнул, когда умер мой муж.Беспокойство, которое у меня было из-за того, что я был единственным опекуном моей семилетней дочери, было удушающим, поэтому мы с дочерью переехали к моей маме. Мы пробыли там месяц или около того, но я перестал ходить на работу и нуждался в собственном пространстве. Я решил вернуться в наш дом, но пребывание там оказалось слишком травмирующим для Арабеллы*. Мы переехали в новую квартиру за углом от моей мамы, и она фактически взяла на себя роль второго родителя. Я наняла няню, чтобы забрать Арабеллу из школы, и с этим стало немного легче справляться, пока не разразился Covid.

Мой худший страх стал реальностью: меня заперли в квартире с ребенком. Мы оба все еще скорбим, и, очевидно, универсальный совет для горя — выйти, повидаться с людьми, вести активный образ жизни и долго не сидеть, но нам не разрешили. Мы оба все еще консультируемся по телефону, но я не могу по-настоящему выразить свои эмоции, опасаясь, что она ворвется в любой момент. Я хочу объяснить, как она сводит меня с ума, что я больше не хочу быть матерью, но я не хочу, чтобы она это услышала.

«Мой самый страшный страх стал реальностью: меня заперли в квартире с ребенком»

Я справляюсь со стрессом, запираясь в своей комнате, а Арабелла хочет, чтобы я играл. Она постоянно рядом, просит меня о вещах, заставляет меня смотреть, как она вращается, и я не могу с этим справиться. Не могу отделаться от ощущения, что я на это не подписывался.

Когда все стало совсем плохо, я начал думать о самоубийстве, но сказал себе, что не могу допустить, чтобы Арабелла потеряла еще одного родителя.Я продолжаю вспоминать ту ночь, когда согласилась оставить ее, и чувствую себя такой горькой и злой. Почему я согласился? Я знал, что не смогу справиться с этим. Почему я сдался?

После того, как карантин был снят, Арабелла переехала к моей маме. Я хожу туда время от времени, ее дважды пускали сюда повидать ее собак. Я знаю, что она хочет чаще ночевать, но я не могу смириться с этим прямо сейчас.

Я должен смириться с тем, что сожалею о том, что оставил ребенка. Я бы не жалела ее, если бы мой муж был еще здесь, но сейчас я в ситуации, из которой не могу выбраться.Самое сложное в том, что я беспокоюсь о влиянии всего этого на нее. Это не может быть хорошо для нее, но чувство сожаления стало настолько сильным, что я не могу его игнорировать. Я на пределе, но произнесение этих слов вслух семье или друзьям только усложнит задачу. Какой смысл признавать, что я живу в сожалениях? Это то, что я должен нести сам.

*Имена изменены

Понравилась статья? Подпишитесь на нашу рассылку новостей , чтобы получать больше подобных статей прямо на ваш почтовый ящик.

Вам нужно больше вдохновения, вдумчивой журналистики и советов по уходу за собой? Подпишитесь на печатный журнал ELLE сегодня! ПОДПИСАТЬСЯ ЗДЕСЬ

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты. Вы можете найти дополнительную информацию об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

Терапевт делится: Если вы сожалеете о рождении ребенка

Как терапевт, клиент выразил сожаление по поводу рождения ребенка, и с тех пор я размышляю над этим.Распаковывая свое собственное путешествие материнства, я обнаружила несколько мыслей, которыми хочу поделиться.

Клиент заявила на сеансе, что сомневается, было ли ошибкой иметь детей. Ее 4-месячному ребенку было тяжело, и ей, в свою очередь, тоже. И папа тоже.

Когда она описала свою адскую ночь, я действительно почувствовал, что проживаю ее вместе с ней. Хотя я на год опережаю ее путь, я чувствовал с ней чувство полного опустошения и отчаяния. И когда она плакала, я тоже чувствовал с ней полное горе.

В тот момент я подумала, что, поскольку я могу так глубоко проникнуться «той одной заставляющей задуматься ночью», я задаюсь вопросом, как многие другие мамы могут так же. У всех ли нас есть такой опыт?

ШАРМОН РЕДДИНГТОН

Момент, когда я подумал, что сожалею о ребенке

Я так ясно помню свой выдающийся момент с обоими моими детьми. Моя дочь, когда ей было четыре недели и ее госпитализировали с вирусной инфекцией. Я была мамой в первый раз и, очевидно, боялась за здоровье своего ребенка.У нее была капельница в крошечной ручонке, и мы были в больнице на третью ночь.

В ту ночь она кричала безутешно несколько часов. Я чувствовал себя невероятно бессильным. Я помню, как подумала: «Я не готова быть матерью».

Такое же ощущение было у меня через 2,5 года, когда у моего сына был ужасный рефлюкс и колики. После четырех часов непрерывного крика мне захотелось убежать; Я больше не могла, закралась та самая мысль «я не могу быть мамой».

К счастью, к утру в обоих случаях стало легче, и эта мысль больше не задерживалась.

Иногда эти воспоминания напоминают мне, что я не хочу делать это снова, а двое детей — мой эмоциональный предел. Иногда они напоминают о том, насколько уязвимо и особенное материнство, насколько глубока и безусловна любовь между мамой и ребенком.

Я иногда даже думаю про себя, с какой стати мы говорим матерям, что они когда-нибудь пропустят эти моменты, а потом, правда, иногда я это делаю.

После того, как я рассказала об этих мыслях другим мамам в моей сети поддержки, я услышала похожие истории. Многие делились своими версиями «той одной ночи», той, что казалось, что она не закончится и вызывала вопросы о готовности к материнству.

Я думаю, что эти моменты, когда мы делимся ими, объединяют нас как матерей. Чтобы напомнить нам, что это сложно, но нас поддерживают и что это нормально — чувствовать себя побежденным и подавленным. И если вы можете относиться к этому, вы не одиноки.

Исследование, проведенное в США, показало, что из их опроса молодых мам 40% из них чувствовали тревогу, подавленность или депрессию. Если вы чувствуете себя так, ознакомьтесь с нашим бесплатным Контрольным списком психического здоровья или обратитесь к своему лечащему врачу за немедленной поддержкой.

Несколько советов для молодых мам

Я получил несколько советов от нашего замечательного педиатра во время периода новорожденности моего первого ребенка, и с тех пор он остался со мной.

Она посоветовала мне изменить цель. Моей целью было не остановить плач ребенка (хотя я так думал). Моя цель состояла в том, чтобы предложить моему ребенку безусловную любовь и удовлетворить его потребности в меру своих возможностей.

Несмотря на то, что у вас безутешный ребенок (или малыш, если уж на то пошло), кажется, что это гигантская мама-неудачник, иногда мы не можем остановить их плач сразу, и это нормально. Приспособление к жизни вне матки очень важно для них и для нас.

Я спросил нескольких пациенток, есть ли у них послеродовые цели, которые они хотели бы переформулировать, чтобы они были более поддерживающими, и вот что они ответили.

Моя цель состояла в том, чтобы оставаться на вершине работы по дому и готовки, и я изменил ее, чтобы готовить и убираться, когда у меня есть для этого эмоциональная и физическая энергия.

«Моя цель с моим первенцем состояла в том, чтобы доказать, что я могу справиться, что я могу сделать это самостоятельно и что я не борюсь. Я думал, что так будет выглядеть сила; моя цель во второй раз — попросить о помощи, делегировать полномочия и сделать перерыв, когда мне это нужно

Помните, что нет награды или золотой звезды для мамы, которая больше всех борется за материнство.

Это был мой опыт «одной ночи», и мы хотели бы услышать и ваш.

Изменение моей цели действительно помогло в те моменты и по сей день. Что помогло мне — и я знаю, что поможет и многим другим — так это поделиться своим опытом, мыслями, чувствами вслух.

Когда мы делимся своим опытом, мы даем себе возможность рассказать им больше, а также поощряем тех, кто слушает, делиться своими историями.


Шармон Реддингтон
Зарегистрированный консультант HPCSA

Шармон — зарегистрированный консультант и мать двоих детей.Она ведет частную практику Mum Well, где занимается терапией беременных и родильниц. В дополнение к послеродовым потребностям, она также оказывает поддержку психического здоровья при привязанности, зависимости, тяжелой утрате, травме, родительском руководстве, а также трудностях в отношениях и браке.

‘Это нарушение табу’: родители, которые сожалеют о детях | Родители и воспитание

Приближалось Рождество 2015 года, когда на экране домашнего компьютера Виктории Элдер появился запрос.Оно было с сайта вопросов и ответов Quora, на который она подписалась совсем недавно. В то время она мало что знала о Quora, за исключением того, что это было место, где пользователи публиковали вопросы, на которые другие старались ответить, например: «Кто такой парень в желтом костюме в Gangnam Style?» или «Если бы Земля была кубом, как изменилась бы гравитация?» Сайт показался ей интересным и информативным. В тот день вопрос звучал так: «Каково это — сожалеть о детях?»

Будучи практичным и очень откровенным человеком, Элдер, работающий в ипотечной компании в Лафайете, штат Луизиана, сел писать.Ей было 47 лет, и, будучи матерью 17-летнего подростка, она думала, что, возможно, у нее есть мудрость, которой можно поделиться.

«Это всего лишь моя история — я не могу говорить за других людей», — начал Старейшина. В отличие от человека, задавшего вопрос, она использовала свое настоящее имя. «Я планировала свою беременность и думала, что отчаянно хочу ребенка. В таком отчаянии я вышла замуж за первого мужчину, который был заинтересован в том, чтобы иметь от меня ребенка, зная в глубине души, что я принимаю плохое решение, но думая, что я достаточно сильна, чтобы сделать это.

Не то чтобы она сильно не любила и не заботилась о дочери. Она говорит мне, что это важное различие.

В течение двух лет после рождения их дочери муж Элдер, по ее словам, стал все чаще отсутствовать, а затем ушел, прежде чем полностью исчезнуть в 2008 году. Ей пришлось бороться, чтобы оставаться на вершине. вещей, как материально-технических, так и финансовых, но на самом деле проблема была не в этом. «Это пошло глубже». В тот день, когда родилась ее дочь, в тот самый момент, когда крошечный ребенок был помещен ей на руки: «Я чувствовала и до сих пор чувствую, что совершила ошибку.

Не то чтобы она сильно не любила и не заботилась о дочери. Это важное различие, которое нужно сделать, говорит она мне, когда мы впервые говорим. Это был факт становления матерью. «Святость материнства, — объяснила она в своем оригинальном посте на Quora, — это, безусловно, тема, которой не помешала бы доля реальности. Я чувствовал себя ужасно из-за того, что чувствовал, и думал, что со мной что-то не так».

Это казалось достаточно приемлемым, чтобы признаться в этом на полуанонимной онлайн-платформе.Реакция говорила об обратном. «Займитесь психотерапией», — гласил один из 600 комментариев. «Разберитесь со своей неуверенностью, чувством вины, эгоистичными, эгоцентричными чувствами и займитесь родительской работой».

«Возьмите это у ребенка тревожной, эгоистичной, нарциссической, психопатической матери и эгоистичного, жестокого и в конечном итоге отсутствующего отца», — написал другой участник. «Может показаться, что ваш плохой выбор не затронул вашу дочь, но поверьте мне, она пострадала».

«Люди не хотят слышать, что матери не хотят быть матерями, — говорит Элдер.«Я думаю, что это противоречит стереотипу».

Вместе с возмущением, однако, пришло огромное облегчение. «Это очень сильный и смелый ответ», — аплодировала одна женщина. «Любой, кто говорит, что ему нравилось быть родителем, — написала другая мать, — лжец или принимает наркотики». Вмешался отец: его жизнь превратилась в жизнь «машины».

Если бы вы могли вернуться в прошлое, я спрашиваю Старейшину, вы бы честно отказались от детей? «Определенно», — говорит она. Ее дочери Моргане сейчас 18 лет. Я спрашиваю, не хочет ли Морган поговорить со мной, чтобы изложить свою точку зрения.«Конечно, — говорит Старейшина. «Попробуй завтра днем», — и она дает мне номер Морганы.

Я не ожидал, что Элдер или ее дочь захотят поговорить со мной. Сожаление о том, что у вас есть дети, — это не тема для разговора на детской площадке или, может быть, вообще где угодно. Общество полагает, что женщины особенно радуются тому, что становятся родителями. Социальные сети усилили это: подтянутые тела после рождения ребенка в Instagram; селфи матери и ребенка, используемые в качестве фотографий профиля на Facebook; материнство стало альтернативной идентичностью, а не обрядом посвящения.Многие люди протестуют против превращения родительских обязанностей в товар или сложности достижения баланса между работой и личной жизнью. Многие ненавидят современный ребрендинг материнства, но мало кто открыто сожалеет о том, что стал родителями.

Но об этом будут говорить на анонимных форумах. Ветка Mumsnet — тема с заголовком «*глубокий вдох* Я сожалею, что у меня есть дети» — продолжается. «У меня есть фотографии всей нашей семьи, когда им было пять и три года, и я выгляжу так, как будто я склонен к самоубийству, и я тоже это чувствовал», — говорится в одной из записей.Другой гласит: «Я понятия не имел, что это будет такое дерьмо».

В Facebook есть группа «Я сожалею о детях», иллюстрированная фотографией женщины со словом «ВИНОВНА», написанным на ее лбу. «Эта страница предназначена для того, чтобы все матери и отцы знали, что сожаление о рождении ребенка (детей) не является ненормальным и не должно быть запретной темой», — говорится в тексте ниже. Когда вы прокручиваете вниз, вы видите записку, предупреждающую против «призыва раскаявшихся родителей к усыновлению» и заверяющую пользователей в том, что «не следует стыдить женщин или мужчин за их не эйфорические чувства».У группы 5800 подписчиков. Речь идет о воспитании детей плюс депрессия, долги, сильный стресс; это неспособность общаться со своими детьми.

Один отец пишет: «У меня почти пятилетняя девочка. Она потрясающая. Я провел ее первые четыре года, сожалея о том, что она у меня есть. Видя всех моих одиноких друзей или женатых друзей без детей, я завидовал. Как будто я умер и потерял свою предыдущую жизнь. Я вступил в новую жизнь с гораздо меньшим количеством радости, секса, сна, ВЕСЕЛЬЯ… Я бы хотел, чтобы люди говорили об этом более открыто.Спасибо вам, НАСТОЯЩИЕ люди, которые верны своим чувствам. Я считаю, что большинство родителей страдают, но они молчат с фальшивой улыбкой».

В автономном режиме несколько писателей также обращаются к этой теме. Коринн Майер — французский психоаналитик, мать и автор бестселлера «Нет детей: 40 веских причин не быть матерью». Когда она вышла в 2008 году, ее можно было увидеть на всех французских ток-шоу, в каждом книжном магазине, на каждой книжной полке. Родители выступили, чтобы обсудить эту идею, и Майер назвал волну людей, недавно открыто выражающих сожаление по поводу отцовства, «движением».BBC включила Майер в список 100 самых вдохновляющих и влиятельных женщин мира за 2016 год. Я пишу Майер по электронной почте с просьбой об интервью и успокаиваюсь с экземпляром ее книги.

Корин Майер, автор книги «Нет детей: 40 веских причин не быть матерью». Фотография: Magali Delporte

Майер пишет забавно, в типично невозмутимом французском нигилистическом ключе. Но понятно, почему некоторые люди сочли ее книгу неприятной: на первой странице жирным шрифтом выделена цитата писателя Мишеля Уэльбека: «Ребенок — это что-то вроде порочного, от природы жестокого карлика.Названия глав включают: «Дети — похоронный звон пары»; Ваш ребенок всегда будет вас разочаровывать; Желание воспроизвести себя любой ценой — вершина банальности. Несколько дней спустя Майер просит меня отправить ей мои вопросы по электронной почте, потому что ее английский недостаточно хорош для разговора; она напоминает мне, что написала еще 19 книг, некоторые из которых также стали бестселлерами, на другие, гораздо более интересные темы (например, лакановская интерпретация жизни де Голля). Ей очень скучно говорить о детях.

Пока я жду, пока она вернется ко мне, я еще немного поговорю с Викторией Элдер. «В подростковом возрасте я нянчилась со многими своими двоюродными братьями. Я вообще не хотела быть родителем», — говорит она. «Затем, внезапно, когда мне было чуть больше 20-ти, из ниоткуда появилось это желание иметь ребенка. Для меня это был полный шок». Беременность была отличной. Роды были пыткой, продолжавшейся три дня, и закончились только после того, как Старейшину вызвали. Затем: «Это был самый странный опыт. Когда она впервые оказалась у меня в руках, это было: «О, нет.Что я сделал? Это была огромная ошибка».

«Я не знал, что с ней делать. Я хотела кормить грудью, но не могла этого сделать». Она говорит, что послеродовая депрессия не помогла сожалению, но оно не исчезло и после того, как депрессия прошла. Она старалась оставаться оптимисткой. «Я надеялся, что это чувство уйдет». Это не так.

Это был не ребенок. «Я люблю свою дочь и называю ее своим выдающимся произведением», — написал Элдер в посте на Quora. «Если бы с ней что-нибудь случилось, я был бы безутешен.Навсегда. Моя ошибка была не в том, что я ее не люблю, или в том, что я ее не хочу, или в том, что с ней что-то не так. Она не виновата ни в каком натяжении воображения, что я не должен быть родителем. И поскольку она чертовски крута, чаще всего она ощущается как чувство вины. Не потому, что я потерпел неудачу как родитель, а потому, что я не хочу быть родителем».

Ответ старейшины на Quora был опубликован на популярном американском сайте для родителей «Fatherly». К счастью, говорит она, хотя статья была опубликована под ее настоящим именем, ее не было ни в Facebook, ни в Twitter; она не предполагала, что ее статья вызовет столько споров, и была рада, что ей не пришлось иметь дело с ней лично.Это было в январе прошлого года. Два месяца спустя другая мать, на этот раз в Германии, публично выразила сожаление.

Я не хотела детей, но согласилась попробовать, потому что люблю своего мужа и потому что думала, что никогда не забеременею

Название книги Сары Фишер, в вольном переводе с немецкого, «Ложь счастливой матери». : И почему я предпочел бы стать отцом. Фишер — мать Эммы, которой сейчас три года, и книга посвящена ей. Как и Элдер, она сделала успешную карьеру фотографа и отмеченного наградами автора, особенно интересовавшегося Монголией.В отличие от Элдера, ей было под тридцать, когда она зачала, и она до сих пор замужем; она и ее муж Александр познакомились за год до того, как она забеременела.

«Мой муж очень хотел жениться, завести детей и завести эту маленькую семейную жизнь. Я не стала, но согласилась попробовать, потому что люблю его и потому что в 38 лет думала, что никогда не забеременею», — говорит она мне. Фишер была усыновлена ​​и провела много лет своей взрослой жизни, пытаясь найти своих биологических родителей: «У меня был терапевт, который сказал мне, когда мне было 37 лет: «Только если у тебя будет собственный ребенок, поиски и тоска прекратятся.Так что это был фактор. И я думал, что я был готов, потому что Александр и я обсуждали, как будет играть роль родителей. Мои друзья предупреждали меня, что все матери в конечном итоге оказываются в традиционной роли, несмотря ни на что. Я думал, что смогу этого избежать. Как наивно.

«В первый раз я пожалел, что у меня есть ребенок? Когда начались схватки», — говорит Фишер. Она почувствовала внезапный прилив беспокойства: что, если она и ее муж не смогут придерживаться своего плана? «Перед родами мы договорились, что будем работать и смотреть за ребенком 50 на 50, а не скатываемся к традиционным образцам для подражания: папа работает и получает зарплату, а мама сидит дома.

Сара Фишер с Эммой, три. Фотография: Фрэнк Бауэр/The Guardian

«Раньше я ни в чем не подводила, — говорит она. «Я побывал в 180 странах. Я чуть не умер от обезвоживания в джунглях на Мадагаскаре. Я был на паруснике в Индийском океане, на который напали пираты. Я чуть не умер от пищевого отравления в Туркменистане». Поэтому она чувствовала, что может справиться с материнством. «То, что произошло в течение следующих нескольких лет, я не мог представить в своих самых страшных кошмарах. Мне казалось, что я попала в сюжет криминальной книги, где женщина задыхается от материнства.

Фишер говорит, что ей приходилось вести бесконечные детские беседы с другими матерями. Она наблюдала, как друзья бросали свои прежние интересы и карьеру ради «выпекания хлеба, создания блогов для мам или варки варенья». Когда Эмме было четыре месяца, ей предложили внештатную работу, предполагающую много поездок за границу. Реакция друзей была обескураживающей. «Есть ли работа на самом деле важнее материнства? У тебя нет мужа?» — спрашивали люди. «Мать страдает, когда она находится вдали от своих детей, и это критическое время для развития ребенка.Ты должен быть там. («Как же в таком случае отцы справляются с пропуском этих важнейших этапов?» — ворчит Фишер. — «К тому же я на мели».) «Ну, это ты сама виновата», — сказал ей муж. — Это было твое решение.

Если вы не хотите заводить детей, прочтите книгу Фишера. «Реальность материнства, — пишет она, — это недержание мочи, скука, набор веса, обвисшая грудь, депрессия, конец романтических отношений, недостаток сна, тупость, карьерный спад, потеря сексуального влечения, бедность, истощение и недостаток энергии». выполнение.

Отцы, по ее словам, играют странную двойную роль: мужчина либо родитель, которого хвалят за смену хотя бы одного подгузника; или он никогда не бывает достаточно хорошим родителем, поскольку даже самый современный, практичный отец с равными возможностями изо всех сил пытается конкурировать со святым образом материнства. Поставьте себя на его место, говорит она, и «вы влюбитесь в независимую женщину-карьеристку, которая превращается в готовящую-чистую-выпечку мумию; или вдруг хочет говорить только о детях; или становится депрессивным; или игнорирует вас.Тогда как, говорит она, «когда рождается мать, человек, которым она была раньше, остается на обочине».

«Я никогда не верил, что такое может случиться, — говорит Фишер. «Зачем мне менять свою личность? Но женщины, ставшие матерями, вынуждены играть роль матери, тогда как мужчины остаются банкирами, плотниками, врачами. Все осталось по-прежнему, но с приятным бонусом».

То, что при скудных пособиях по уходу за ребенком и разрыве в оплате труда, общество навязывает вам, утверждает Фишер. Это по-прежнему мужчина, который с большей вероятностью сразу же вернется к работе.Но вашей дочери всего три года, я говорю: не станет ли легче, когда Эмма немного подрастет? «Ну, если наша семейная политика в Германии улучшится, тогда да. И если отношение общества станет более открытым. Моя проблема не в дочери. Она самый легкий, самый спокойный, покладистый ребенок в мире. Мое послание матерям: вам разрешено думать о таких вещах, как сожаление о материнстве и о любви к своему ребенку».

Другие мамы в детском саду не были в восторге от книги Фишера.«Они перестали со мной разговаривать, даже не смотрели на меня. Они не поздоровались, когда я подвозил свою дочь на дни рождения. Наверное, треть родителей, где я живу, ненавидят меня. У меня было очень трудное время. В сети мне угрожали, будто я заявляю, что каждая мать живет во лжи. Я не мог спать, не мог есть, я думал о переезде в другую страну. Если бы не 80 электронных писем, которые я получала в день, от женщин, которые говорили спасибо… — Она сердито прерывает себя: — Мы живем в 2017 году — почему бы тебе не высказать свое мнение?

На создание книги Фишера натолкнуло исследование, проведенное израильским социологом Орной Донат, которую газета Haaretz назвала «лицом движения против родителей».Сожаление о материнстве: социально-политический анализ включает в себя интервью с 23 анонимными израильскими женщинами, которые поделились своим сожалением по поводу рождения детей и крайнему социальному давлению, которое они испытывали, независимо от того, были ли они созданы для материнства или нет. «Я не одинок!» Фишер помнит, как думал.

Это было нарушение табу: «Как можно быть таким неблагодарным, когда есть люди, которые не могут иметь детей?»

Не только Фишер. «Мы, блоггеры, сразу поняли это, — говорит Джессика Роуз, мать двоих детей из Берлина.В немецкоязычном мире хэштег #сожалеет о материнстве стал популярным, а исследование Доната стало бестселлером. Началась обратная реакция. Ведущий обозреватель Харальд Мартенштейн писал, что «сожалеющие о материнстве», которые сталкивают своих детей со своими негативными чувствами по поводу того, что они родители, совершают жестокое обращение с детьми.

«Это были большие дебаты, — говорит Роуз, — о нарушении табу. Люди говорили: «Как ты можешь признаться в этом?» «Как ты можешь быть таким неблагодарным за выбор, который ты сам сделал, когда есть люди, которые не могут иметь детей?»» Роуз вышла замуж за своего мужа, когда они оба были в их 20 лет, а они до сих пор вместе.«Я была очень одержима желанием иметь детей, и мой муж, как и многие мужчины, говорил: «Давай не будем сейчас, давайте сначала немного подрастем». Но я убедила его, потому что он видел, как мне больно не иметь детей. . И тогда я не могла забеременеть. Мне было 23 года, когда я начала ЭКО». Наконец, «после двух лет попыток», она забеременела и родила девочку.

Джессика Роуз с дочерьми. Фотография: Thorsten Futh/The Guardian

Что произошло дальше? «У меня было очень романтическое представление о том, чтобы быть матерью: я хотела бы ходить на детскую площадку, всегда была бы любящей и понимающей.Роуз делает паузу, затем стонет. «Я ненавижу детские площадки. Мне очень скучно стоять там и смотреть, как ребенок катается на качелях, а мамы-вертолетчики следят за тем, чтобы их дети не упали».

Менеджер по работе с клиентами, увлеченная своей работой, Роуз слишком поздно осознала некоторые важные истины о себе. «Я чрезвычайно независимый человек, и воспитание детей одиноко. Я нахожу это очень утомительным. Я крайне нетерпелив. Я хочу жить в своем темпе. Приходя домой с работы поздно ночью, дети все еще бодрствуют и гиперактивны или хотят обниматься.Громкий шум, детские драки — я никогда не думал об этом. Никто тебе не говорит». Ее теория заключается в том, что старшее поколение матерей подавляло весь свой негативный родительский опыт «просто для того, чтобы выжить».

Как ее муж воспринял это? Это она настояла на детях, которые теперь сводили ее с ума. «Я действительно благодарен ему. Мы много говорили об этом, и он понимает, что я чувствую. Он скатывается в роль матери. Моя работа очень важна для меня.Для него дети в приоритете. Он предпочел бы больше быть дома и меньше зарабатывать».


Эндрю Дж. Маршалл — британский специалист по семейным отношениям и автор множества книг. Он говорит, что ни один клиент прямо не сказал ему, что сожалеет о том, что у него есть дети. «Это самое большое табу. Явный ужас — это то, о чем мне рассказывают родители. Интернет создал это поклонение детям, где все, кроме навязчивого материнства, является плохим материнством. Но вполне приемлемо быть личностью, спрашивать: «В чем смысл моей жизни?» и не чувствовать, что это могут быть только ваши дети.

Ему не нравится «культ материнства», который, по его словам, так сильно выдвинулся на первый план в последнее десятилетие. «Изначально Бог собирался спасти нас от самих себя, потом любовь, а теперь дети. Это продукт эпохи разводов. До тех пор мы могли верить, что влюбиться означает долго и счастливо. Теперь мы проверили миф о вечной любви и нашли ему замену: ребенок будет любить нас вечно, заставлять нас чувствовать себя счастливыми, защищенными и успешными». Когда после рождения ребенка эти приподнятые состояния бытия не наступают, это может вызвать чувство невыразимого сожаления.

Коринн Майер прислала мне длинное и точное письмо. Она согласна с тем, что считается само собой разумеющимся, что дети делают жизнь своих родителей полной. Она говорит, что ее работа как писательницы состоит в том, чтобы бороться с идеями типа «очевидно…», такими как «очевидно, что мой ребенок — это самое главное. Я никогда не говорила, что совсем не люблю материнство; просто я иногда жалею, что у меня есть дети. Этого достаточно, чтобы вызвать всемирную полемику. Женщина, по-видимому, не может этого сказать. Она видит несоответствие между большей свободой, которой наслаждаются женщины, и тем, что она считает возросшим давлением на них, чтобы они были «хорошими» матерями.

Ее собственные дети читали ее книгу? Они оба уже взрослые. «У моей дочери есть, у моего сына нет». Как прошло? «Я считаю, что ребенку хорошо знать, что его мать не принадлежит ему, что у нее есть своя жизнь и желание, что ее мир не ограничивается ее ребенком. Это дает ребенку свободу строить свою собственную личность».

Несколько дней спустя я разговариваю с дочерью Старейшины, Морганой. Как она отнеслась к посту своей матери? «На самом деле это было очень публично», — говорит она.«Была куча людей, называвших ее лгуньей и ужасной мамой, что меня очень расстроило, потому что я знаю, какая она на самом деле. Сейчас я, наверное, просто смотрел бы на них и смеялся, потому что моя мама замечательная. Она всегда была там».

Ее мать показала ей то, что она хотела написать для Quora, задолго до того, как отправила это. Кроме того, в прошлом они говорили о сожалениях Элдера, и Моргана поняла: она знает, что мать любит ее. Посоветовал бы Морган женщинам рассказать своим детям, если они сожалеют о том, что у них есть? «Я чувствую, что рассказать им было бы лучшим вариантом.Это не потому, что ты их не любишь. Дети могут действовать вам на нервы, и они действительно думают только о себе. Я никогда не чувствовала себя ненужной маме. Вообще.»

Морган сама не хочет детей. «Я думаю, что я была бы действительно ужасной мамой. я очень самовлюбленный; Я думаю только о себе». Ее приоритеты в другом: поступить в хороший университет и заработать денег, чтобы начать бизнес. «Большинство моих друзей не хотят детей». Кажется, она вполне уверена в своих чувствах, но ведь и ее мать в ее возрасте была такой же.

Как кто-то может знать, будут ли они хорошими родителями, будут ли они любить или ненавидеть это, или и то, и другое? Все матери, с которыми я разговаривал, планировали свою беременность, и все же каждая из них была полна сожаления — чувства, которого они никак не ожидали.

Если бы вы прожили свою жизнь заново, спрашиваю Викторию Элдер, и не имели бы детей, где бы вы были сейчас?

«Хорошо», — отвечает она. «Скажи, что я никогда не беременела. Я бы хотел вернуться в колледж гораздо раньше, чем я это сделал. И из-за изменения моих финансовых обязанностей и того факта, что я был бы одинок, я мог бы получить степень и поступить в магистратуру.Я бы устроился куратором в галерею или художественный музей.

«Не знаю, выйду ли я замуж, но с нынешним мужем я познакомилась раньше, чем с первым мужем. Так что, может быть, я увижу его в кампусе и скажу: «Привет», и мы поженимся. У нас нет детей, поэтому мы можем позволить себе путешествовать. У нас есть куры и козы на заднем дворе, а остальные кошки и собаки в доме». Но, во-первых, это не так уж далеко от того, как она живет сейчас.

Из-за личного и деликатного характера этой статьи комментарии будут предварительно модерироваться.

Я сожалею о материнстве после родов

Я почти чувствую твой осуждающий взгляд, даже если я тебя не знаю. Тем не менее, вы также можете иметь отношение ко мне, поэтому вы решили прочитать это. Я хочу напомнить вам, что вы не должны чувствовать себя виноватыми, если вы последний. Признание чувства сожаления, когда вы становитесь матерью, является клеймом, но знайте, что вы не одиноки. Есть и другие мамы, которые думают так же.

Прежде всего, я хочу воспользоваться этим моментом, чтобы напомнить вам о послеродовой хандре или депрессии.Некоторые матери могут испытывать эти состояния из-за эмоций, которые сопровождают роды. Вы можете чувствовать тревогу или даже плакать в течение нескольких дней после родов.

Но иногда послеродовая хандра становится тяжелой и переходит в депрессию. Я настоятельно рекомендую вам проконсультироваться с врачом, и нет ничего плохого, если вы обнаружите, что у вас есть какое-либо заболевание.

Наплыв сожалений

Это может начаться, когда вы сравните свою жизнь тогда и свою жизнь сейчас.Хотя я взволнован тем, что впервые держу свою дочь в родильном зале, в глубине моего разума есть мысль, которую я пытаюсь успокоить.

Когда мы пришли домой, и мой муж сказал мне, что он позаботится о нашей дочери и что я могу спать, чтобы отдохнуть, я была наедине с этой мыслью. Я думаю: «Вау, это действительно так; Я теперь мать». Я не могу описать, если чувство полностью отрицательное, но оно и не положительное. Это определенно отличается от того, что я ожидал, что моя реакция будет, когда мы вернемся домой всей семьей.

Я чувствую себя ужасно, частично из-за ожиданий, которые я возлагаю на себя, а частично из-за того, что сравниваю себя с другими матерями. И это также заставляет меня чувствовать себя виноватой, потому что, в отличие от других мам, которые сожалели о рождении ребенка; Я действительно хотел создать семью.

Родительство — это страшно

Мы с мужем годами ждали, когда оба будем готовы. И я думал, что да, и, может быть, это действительно так, просто в этот момент я чувствую себя сбитым с толку и подавленным. Нет никаких сомнений в том, что я люблю свою дочь, но я также солгу, если скажу, что не представляю себе некоторых «а что, если».Что делать, если мы с мужем не готовы? Что, если я не буду хорошей мамой? Какова наша жизнь, если наша дочь еще не родилась? Что, если я стану счастливее, если не стану мамой?

Я помню, как сильно переживала, когда у моего ребенка появилась сыпь. Как я не проверил, не нужно ли ей сменить подгузник? Могу ли я выполнять обязанности мамы каждый божий день, если я не могу сделать что-то столь тривиальное? После того, как я купила такие тканевые подгузники, ее сыпь исчезла, и я чувствую себя счастливой мамой, заботящейся об окружающей среде.Но этот краткий миг блаженства тут же сменяется страхом перед тем, что еще впереди.

Я знаю, как это глупо, но пока мой новорожденный не может даже сидеть прямо, я уже думаю, как буду обращаться с малышом. Я уже боюсь, если мой милый ангелочек превратится в сопляка только потому, что ее мама не читает достаточно книг для воспитания детей.

Я чувствую такое сильное давление, что начинаю сравнивать, как моя жизнь была такой легкой, когда дома были только мы с мужем.А сейчас мы даже спорим о марке смеси, которую должен пить наш малыш. Если бы кто-то дал мне пульт дистанционного управления, который может отменить некоторые жизненные события, я могла бы вернуться в тот день, когда мы с мужем договорились завести ребенка и сказать «нет».

Скучаю по свободе

Если вы можете относиться ко мне до сих пор, я рад, что я не одинок. Однако я знаю, что некоторые из вас, вероятно, думают, что я плохой человек. Не поймите меня неправильно; Я сделаю все возможное, чтобы моя дочь росла в любящем доме.Просто бывают моменты, когда меня поглощают мысли о том, что «могло бы быть».

Бывают моменты, когда мне нравится слышать, как моя дочь хихикает, но я чувствую, что также собираюсь пожертвовать всей своей жизнью. Да, я знаю, что это и есть родительство, но это гораздо больше, чем просто жертвы, верно?

Я освободила время для своих хобби и досуга, чтобы выполнять обязанности мамы. Вместо того, чтобы спать, когда она спит, я использую это время, чтобы постирать или приготовить ей детское питание.Со временем я начинаю видеть закономерность, и я не в восторге от этого.

Я чувствую разочарование, подавленность и сожаление, и я ненавижу эти чувства. Я чувствую, что у меня больше нет времени на себя. Но я не виню своего любимого ребенка, возможно, я виню себя за то, что вскочила в родительские обязанности.

Мне приходится распрощаться с увлечениями и спонтанными решениями, потому что теперь во мне есть кто-то исключительно независимый. Вы начинаете фантазировать, каково это, когда у вас нет детей.Каково это, когда ты не спал всю ночь из-за просмотра кулинарных шоу, а не из-за своего суетливого ребенка?

Ты справишься

Общество и наше воспитание заставляют нас чувствовать себя ужасными матерями, если у нас есть мысли, подобные тем, которые я упомянул. Нет других граней и понимания того, почему женщина может чувствовать эти вещи, кроме того, что она чудовище. Однако позвольте мне сказать вам это; вы имеете право так себя чувствовать.

Я знаю, что у разных женщин могут быть разные причины сожаления о материнстве.Однако вы также можете быть похожи на меня, у которого такие мысли возникали лишь на мгновение. Со временем вы поймете, что не потеряли потенциал быть счастливым и свободным. Вы не потеряли всю свою жизнь, у вас будут возможности чувствовать себя довольным.

Что касается меня, то я не могу отказаться от своей любви к гончарному делу, поэтому, когда у меня есть время; да, у меня еще есть время, я делаю один. У меня может не хватить времени, чтобы полностью погрузиться в гончарное дело, но я все же могу сделать его.

И как только ваш малыш подрастет, вы, возможно, удивитесь, как сильно вам не хватает его/ее зависимости от вас.

Я родила во время пандемии коронавируса и жалею об этом

  • Когда Лорен Уэллбэнк узнала, что беременна после недавнего выкидыша, она была в восторге.
  • Но когда разразилась пандемия, Веллбэнк испугалась за себя, свою семью и будущего ребенка.
  • После того, как в апреле у нее родился сын, Веллбэнк неожиданно начала совмещать обучение на дому, уход за новорожденным и защиту своей семьи от коронавируса.
  • Если бы Веллбэнк знала, как это будет тяжело, она сказала, что у нее не было бы еще одного ребенка.
  • Подпишитесь на нашу новую рассылку для родителей Insider Parenting здесь.
LoadingЧто-то загружается.

Когда в прошлом году моя третья беременность закончилась в ванной Aldi, я была опустошена.В 37 лет я уже переживала, что слишком стара, чтобы родить еще одного ребенка. Два месяца спустя, когда я узнала, что снова жду ребенка, я надеялась, что мой ребенок станет моим чудом — бальзамом, который исцелит мое разбитое сердце.

Всю осень, отмечая каждую прошедшую неделю в кухонном календаре, я с нетерпением ждал, когда все это закончится. В отличие от моих предыдущих беременностей, я не могла наслаждаться устойчивым ритмом пинков моего ребенка или фотографиями УЗИ. Я просто хотела облегчения от того, что держала на руках здорового ребенка.

Но во время родов в разгар пандемии облегчения не было.

Когда я впервые услышал плач своего новорожденного сына, я не почувствовал спокойствия. Вместо этого я был полон страха, горя и, что хуже всего, сожаления.

В день рождения моего сына в апреле 5784 человека в США умерли от COVID-19, болезни, вызванной коронавирусом. К тому времени, когда моему ребенку исполнился месяц, это число выросло до 66 000 смертей.

Если бы я знала, каково будет иметь ребенка во время пандемии, я бы никогда не забеременела

Если бы я могла знать, как будут выглядеть первые шесть месяцев жизни моего сына для моей семья, и мир, я бы никогда не расширил нашу семью.

Наши первые несколько недель вместе дома должны были стать радостным периодом, когда мы привыкли к тому, что мы семья из пяти человек. Вместо этого они были темными и напряженными.

Не было посетителей, чтобы побаловать нашего ребенка или принести нам еду.Мы думали, что сможем полагаться на экскурсии, празднование конца года и бабушек и дедушек, чтобы занять наших двух старших детей, в то время как ребенок так много требовал от меня.

Но самоизоляция все это отменила. Как бы они ни хотели, наши родители, которые все относились к категории высокого риска, не могли помочь.

Мы довольствовались короткими взглядами друг на друга через кухонное окно или социально отдаленными визитами друг к другу с противоположных концов патио.Мои родители могли смотреть на своих внуков. Они не могли удержать своего новорожденного внука или утешить моих дочерей, которые отчаянно нуждались в их внимании.

Мои 5- и 3-летние дети изо всех сил пытались приспособиться к внезапной невозможности выйти из дома или увидеться с друзьями из-за карантина.

У моей старшей дочери начались проблемы с засыпанием по ночам, и она часами не спала после отхода ко сну, плакала и задавала вопросы о том, увидит ли она когда-нибудь снова свою воспитательницу.

Моя младшая, которая полюбила наше одиночество после обеда, начала регрессировать. Вместо того, чтобы выразить свои чувства, когда она расстроилась, она начала кусать свою сестру. Я хотел утешить их и провести через их сильные эмоции.

Но новый ребенок потянул меня в другом направлении. Отец взял на себя отход ко сну. У меня не было времени целовать козявки, но я должен был их найти.

После закрытия школ и отмены внеклассных занятий я стал всем для всех.

Я была их мамой, учителем, тренером и другом. Они рассчитывали на то, что я отдам то, что у них украла пандемия, а я все время терпел неудачу.

Я ухаживал за новорожденным, помогая двум своим старшим детям ориентироваться в их виртуальной школе

Гетти

Я жила в непрерывном цикле грудного вскармливания, смены подгузников (как для меня, так и для ребенка) и управления дистанционными занятиями моих детей.Я беспокоился о дополнительном времени у экрана, которое получали все, но также полагался на эти отвлекающие факторы, чтобы у меня было несколько минут, чтобы поесть, помыть посуду или продезинфицировать продукты.

Такая рутина, как визиты моего сына к колодцу, вызвала стресс. В то время мы так мало знали о COVID-19 и о том, как он передается.

Я беспокоился, что мой новорожденный может заразиться от весов во время взвешивания или стать более восприимчивым к заболеванию после того, как ему будут делать стандартные прививки.

Еженедельные походы мужа в магазин за предметами первой необходимости приводили меня в ужас. Не принесет ли он вирус домой моему беззащитному новорожденному, пытаясь найти туалетная бумага ?

Это переросло в мои опасения по поводу наших финансов и того, что мы будем делать, если у нас закончатся деньги.

По мере роста наших расходов наши доходы начали сокращаться.

До того, как разразилась пандемия, мы, наконец, смогли немного приумножить наши сбережения. Я стала получать больше внештатных заданий, и у моего мужа появилось достаточно возможностей работать сверхурочно. По мере того, как наши расходы росли, мои возможности для фрилансеров начали иссякать, а пособие по безработице, которое должно было компенсировать сокращенный рабочий день моего мужа, так и не пришло.

Нам пришлось раскошелиться, как только эксперты посоветовали закупиться продуктами на две недели.

Гетти

В этот момент я быстро обнаружила, что делаю то, от чего предостерегают все мамы-ветераны: я желала, чтобы те драгоценные дни новорожденных и объятия, о которых я отчаянно мечтала девять месяцев.Вместо этого я желала моментов, когда я могла бы передать своего сына, чтобы сосредоточиться на том, чтобы успокоить наших старших детей или просто сбегать в магазин в одиночестве.

Я просто хотел, чтобы он был больше, и сильнее, и уже более независимым.

Возможно, больше всего меня расстроило то, что я задалась вопросом, почему вообще решила завести еще одного ребенка. У нас уже родилось двое красивых и здоровых детей.Мы всегда знали, что добавление третьего ребенка окажет на нас финансовое давление. Наш дом был уже слишком мал, а мы только начали оплачивать счета. Все это казалось невозможным.

Дело было не только в пандемии. В стране существует давний расизм, неравенство и раскол.

Я люблю своего сына и своих дочерей больше всего на свете.

Но я сожалею о том, что родила своего ребенка в этот темный и безнадежный период.

Тем не менее, когда все спят, в доме тихо, и я могу спокойно поесть с сыном, я ненадолго чувствую себя нормально. В эти тихие моменты я могу остановиться, беспокоясь о безопасности своей семьи, и заметить, как то, что я в одних объятиях, дает моим детям необходимую безопасность. Я не думаю, что понял бы это, если бы не эти крошечные пальцы, крепко сжимающие мои собственные.

Дилемма материнства: когда амбивалентность заканчивается сожалением?

Впервые я поняла, что что-то не так, когда была беременна.Сидя над местным пабом в моем юго-восточном районе Лондона, на перформансе детского танца, который является собранием NCT (Национальный фонд родовспоможения), мы встретили еще три пары, которые должны были родить своего первого ребенка примерно в то же время, что и мы.

Февральский ветер дул в оконные стекла в викторианском стиле, и у стойки стояла стопка песочного печенья. Я помню, как ясно пытался сформулировать, что я чувствовал — или, в моем случае, не чувствовал — о ребенке, прорастающем во мне. Я хотела сказать, что не уверена, что хочу детей (хотя мой муж хотел), но это казалось непристойным, когда я была явно очень беременна.Я также не упомянула, как я работала до родов, чтобы не позволить себе ни на минуту подумать о том, каким чудовищным изменением моей жизни было решение родить ребенка. Не покажется ли это неестественно холодным?

Самое приятное для публики, что я могла сказать, это то, что беременность была такой абстрактной; что, конечно, я не любил то, что выращивал, потому что как я мог испытывать чувства к этой шишке, прикрепленной к моему телу? Он упал так же плоско, как мои истощенные мозговые клетки.

Тем не менее, когда я признался в этой газете, что иногда обижаюсь на своего теперь 16-месячного сына, что он олицетворяет все, что я потерял, а также то, что я приобрел, и что я борюсь с двойственными чувствами по отношению к своему роль матери, я не была готова к сотням женщин, которые написали мне, чтобы сказать, что они чувствовали то же самое.И, естественно, я также не была готова к тому, что немногочисленные мужчины, которые написали мне, чтобы сказать мне «продолжать с этим» и «это я был послан на землю, чтобы сделать это». Позже друг (мужчина, бездетный) сказал мне, что я показался ему «немного похожим на Болтера» из « В погоне за любовью» Нэнси Митфорд , что немного задело. Я любила своего сына, я просто не любила быть родителями.

Мой сын представляет собой все, что я потеряла, а также все, что я приобрела

Спустя почти полтора года после родов я все еще регулярно ужасаюсь тому, насколько повторяющимся, скучным и пустым может быть родительство, и почему эта точка зрения почти повсеместно подавляется в современной культуре.Я по-прежнему глубоко озадачен тем, как родительство описывается как «лучшая работа в мире» с розовым оттенком. Если бы материнство было оплачиваемой работой, я бы едва пережила свой первый перерыв на сигареты, не говоря уже о том, чтобы пройти испытательный срок.

Мое излияние плохо завуалированного негодования вызвало поток поддержки со стороны других женщин. Некоторые говорили, что это чувство амбивалентности со временем улучшилось («Когда?» — спросил я. Кажется, что стойки ворот постоянно меняются: когда они могут говорить, когда ходят в школу, когда становятся подростками).Другие говорили мне, что им по-прежнему не нравится быть родителями спустя 10 лет; многие говорили мне, что вообще сожалеют о том, что у них есть дети. Мне хотелось плакать – это были мои люди!

Одна мать, которая произвела на меня особое впечатление, сказала, что чувствовала себя намного счастливее и удовлетвореннее в течение недели, когда ее дети находились в постоянном присмотре за детьми, а она была на работе. Что я действительно мог относиться к. Я не одинок в том, что чувствую себя гораздо более удовлетворенным и удовлетворенным, сидя за компьютером с понедельника по пятницу, уставшие клетки мозга работают как можно лучше после минимального сна и бесконечной уборки, связанной с ребенком.

Я не плохая мать, если признаю, что присматривать за детьми изнурительно и что мне не нравится тратить время на его жесткий режим сна и кормления. Я открыто признаю, что теперь я лучшая мать за те немногие часы в день, которые я провожу со своим сыном. Как я объяснила, когда меня пригласили на Woman’s Hour , чтобы поговорить о материнской амбивалентности, понимание тонких, разочаровывающих нюансов вашего «материнского состояния» жизненно важно для общения на человеческом уровне с вашим ребенком.Если мой малыш вырастет, понимая, что его мать видела материнство таким, какое оно есть — от открытия глаз до ночного отчаяния, — тогда я выполню свою работу как родитель.

Это заставило меня больше задуматься о двойственном отношении к материнству. Ясно, что не только я барахтаюсь в зияющей пропасти эмоций, которая существует между изображением идеального материнства в оттенках сепии и реальностью, для меня обычно представленной в различных оттенках бэби-серого.

Амбивалентное отношение к детям — понятие не новое.В литературе нам представили не совсем восхитительный состав амбивалентных матерей: есть вышеупомянутая Болтер Нэнси Митфорд, изображаемая как безрассудная гедонистка, у которой не больше моральных устоев, чем у томящейся от любви Линды; колючая Ева в «» Лайонела Шрайвера «Нам нужно поговорить о Кевине », чья амбивалентность является фоном для ее сына, стреляющего стрелами в старшей школе; и отталкивающая Гарриет в « Пятом ребенке » Дорис Лессинг, которая считает своего сына «враждебным маленьким троллем».

Амбивалентность в большей степени обсуждалась в связи с выбором вообще завести ребенка.Женщины отвергают «традиционный» идеал родов как универсального опыта, поскольку все больше женщин предпочитают оставаться бездетными. Данные исследования Управления национальной статистики 2018 года показывают, что 19 процентов женщин все еще не имели детей в возрасте 45 лет; более чем в два раза превышает поколение их матерей.

Я не одинок в том, что чувствую себя гораздо более наполненным и довольным, сидя за своим компьютером с понедельника по пятницу, истощенные клетки мозга работают изо всех сил после минимального сна и бесконечных детских подтираний

И когда мы выбираем иметь дети, мы делаем это по-другому.Что касается меня и моих сверстников, мы принимали практические решения, основанные на логике и доказательствах. Кто-то может назвать это неромантичным; Я называю это прагматичным. Что касается меня, я предположил, что моя карьера идет по плану, и я могу позволить себе взять отпуск на несколько месяцев. В тот год, когда я забеременела, я раздавила множество международных поездок. Я чувствовал себя достаточно эмоционально и финансово стабильным, чтобы подумать о том, чтобы стать родителем. Но что действительно подтолкнуло меня вперед, так это зудящее чувство: «Что, если ты пожалеешь, что , а не , сделал это?», которое могло мучить меня в последующие годы.

Сравните прагматичный подход этого миллениала к принятию решений с моей мамой, которая говорит, что знала, что хочет детей, из «чувства», с которым однажды проснулась, и которое казалось мне совершенно чуждым.

Тем не менее, несмотря на то, что двойственное отношение к тому, чтобы иметь детей вообще, все чаще говорят более открыто — сейчас я читаю прекрасную книгу Нелл Фриззелл « Годы паники » как раз на эту тему — любое упоминание об амбивалентности становится исчезающе редким в тот момент, когда женщины рожают. Любое чувство неуверенности, эмоциональная суматоха по отношению к своим детям или материнству становится не столько началом разговора и культурным моментом, сколько серьезным табу.Почему?

Общество рухнуло бы, если бы женщины честно рассказали о реалиях материнства, доктор Эми Браун, профессор общественного здравоохранения в Университете Суонси и автор книги «Давайте поговорим о первом годе воспитания» , откровенного разговорного взгляда на первый год материнство, говорит мне. Она говорит так просто, что я яростно киваю, когда болтаю с ней.

«Это логика», — говорит она. «Почему ты хочешь, чтобы тебя будили в 3 часа ночи? Что в этом приятного? Если бы вы делали это для своей работы, люди бы признали, что вам нужно отдохнуть, и пожаловались бы на это.

Материнская амбивалентность может затронуть матерей всех возрастов, но, как правило, женщины более склонны чувствовать обиду на материнство, чем больше они сосредоточены на карьере, говорит доктор Браун. «Вы привыкли иметь деньги и свободу; привыкли иметь контроль над своим днем, когда вы можете планировать свое время определенным образом. Вы пользуетесь уважением коллег. Таким же образом вы выходите из дома», — говорит доктор Браун. Все это выбрасывается в окно, когда женщины рожают. Я люблю свою работу и получаю от нее большое удовлетворение: подозреваю, именно поэтому я вздыхаю с облегчением по утрам в понедельник.

Она заверяет меня, что то, что я чувствую, не имеет никакого отношения к моему сыну, который, несмотря на мои слова, является очень любимым членом моей семьи в зачаточном состоянии. — Это не он, это все, что с ним связано.

Это нормально любить своего ребенка, но не любить родительскую работу

(Getty Images)

Есть признаки того, что амбивалентность перерастает в сожаление. Недавние данные YouGov, в которых приняли участие 1249 родителей, показывают, что восемь процентов людей сожалеют о том, что у них есть дети, а еще шесть процентов сожалели об этом раньше, но не сожалеют об этом сейчас.Молодые родители чаще испытывают сожаление в какой-то момент своей жизни, и этот показатель возрастает до каждого пятого среди родителей в возрасте от 25 до 34 лет. Недавняя ветка Mumsnet, написанная матерью семимесячного мальчика, вирусный за то, что предположил, что сожалеет о детях. Она сказала, что была «ярким и веселым человеком, но теперь стала оболочкой себя прежней», и предупредила других матерей, что это «может разрушить вашу жизнь». Другие комментарии в той же теме согласились.

Представление о том, что женщина может сожалеть о том, что у нее есть дети, противоречит сложившемуся на протяжении тысячелетий мнению.Стандартная линия состоит в том, что дети обогатят вашу жизнь, глубоко расширят ваш кругозор и душу такими способами, которые вы не могли бы понять, не позаботившись о них, — это настолько укоренилось в женском мышлении, что опыт часто неописуемый каким-либо другим способом, который ошеломляюще редуктивен. Во-первых, вес всех этих ожиданий чертовски велик для новорожденного. А во-вторых, горизонты можно расширять всевозможными способами. Путешествие, отношения с друзьями и семьей, вкусная беседа с незнакомцем в баре.Я не скажу, что жалею о сыне, потому что не жалею — большую часть времени. Но я хочу быть откровенной в том, что он не является центром моего мира. Сожаление и амбивалентность действительно очень близкие родственники.

Стандартная фраза о том, что дети обогатят вашу жизнь способами, которые вы не могли бы понять, не позаботившись о них, ошеломляюще упрощена. не говоря уже о том, что быть родителем тяжело и часто отвратительно скучно, но это все же лучшая работа в мире.Когда это происходит, все вокруг меня коллективно вздыхают с облегчением, и танец идеальной матери продолжается.

Культ хорошей матери

Разве я плохая мать, если признаюсь в своей кипящей обиде? Может быть, хотя наука на моей стороне. В 2019 году эксперт по вопросам счастья Пол Долан произвел фурор, заявив, что женщины, не состоящие в браке и не имеющие детей, являются самой счастливой группой населения (в то время как, с другой стороны, женатые мужчины были счастливее тех, кто был в браке). нет).Профессор поведенческих наук Лондонской школы экономики сказал, что незамужние и бездетные женщины также, вероятно, переживут своих замужних коллег, воспитывающих детей, и будут здоровее их. Тем не менее, в современной культуре вы никогда не узнаете, что это так.

Первоначальная совершенная мать, Дева Мария, остается настолько незапятнанной, что ей вообще не нужно делать грязное дело. Два тысячелетия спустя идеальная мать будет возиться со своим смартфоном, а не расставлять соломенные ясли в Вифлееме.Социальные сети настолько укоренились как часть родительского опыта, что им был дан собственный глагол: делиться. Instagram, в частности, дал родителям возможность поделиться своим безупречным существованием с другими родителями, преломляя их опыт через фильтр Juno и подписи.

Instagram стал стандартной частью нового родительского опыта. повествование — или, по крайней мере, я.Достаточно взглянуть на Instagram, где хэштег «жизнь мамы» использовался 12,7 миллиона раз, показывая все: от обожаемых фотографий детей на фоне цвета праздничного торта до мастерски позирующих женщин с причудливыми колясками. Если вы женщина в возрасте от 25 до 45 лет, вы почти наверняка видели, как сверстники за сверстниками рожали «наш комочек радости». Где поиск по слову «мама» приводит к страницам «влиятельных мамочек», которые в промежутках между документированием сияющего взгляда на материнство высекают все, от подгузников до детской смеси.Эти блоггеры могут оплакивать практические трудности, связанные с рождением детей, такие как постоянное состояние их дома и бессонные ночи, но я еще не видел ни одного, кто бы сожалел о рождении ребенка. Я усердно слежу за горсткой этих женщин, потому что во многих отношениях я ищу то, что у них есть, чего нет у меня.

Как мы все знаем, социальные сети рассказывают лишь часть истории. Опрос, проведенный в 2012 году веб-сайтом для родителей Netmums, в ходе которого были опрошены 11 000 родителей, показал, что треть родителей признались, что лгали о привычках сна своих детей, в том числе о том, когда они ложились спать и насколько хорошо они спали.

Я так же виновата, как и следующая женщина, что вымучила боль родов из своих постов. В первые несколько недель нового материнства я публиковала забавные фотографии своего сына в слишком больших костюмах медведя и шляпах, из-за которых он был похож на Брайана Харви из East 17. Я стала ближе всего к честности, когда ему исполнилось 12 недель, и он избавился от ужасающего « новорожденность». Думаю, в тот день я чувствовал себя особенно взволнованным после недосыпа и слишком большого количества эспрессо.

«Было бы неправдой сказать, что мне понравились последние три месяца», — написал я с уровнем дипломатичности, предназначенным только для политических переговоров на высоком уровне.«Младенцы, как известно, скучны и не приносят удовлетворения, и мне очень не хватало стимуляции взрослых и, честно говоря, моей работы». Что я имел в виду: я ненавидел каждый кровавый момент и жалел, что у меня никогда не было ребенка. Суть моего поста заключалась в том, что я не была уверена, что рождение ребенка действительно «стоит того».

Ответ последовал немедленно. Друзья без детей поблагодарили меня за честность. Одна сказала, что безуспешно пыталась завести ребенка и с облегчением узнала, что рождение ребенка не является быстрым путем к «полноценной» жизни.Другие сказали, что возвращение к работе сделало их лучшими родителями, и почти все, у кого есть дети, говорили, что все наладится.

К сожалению, после первоначального всплеска откровенности я снова стал публиковать избранные и привлекательные фотографии моего сына, которые вызывают такие комментарии, как «милый парень» или цепочка смайликов в виде сердечек. Я преобразовал обратно в шрифт, даже не осознавая, что делаю это.

«Мы так напуганы, что нам говорят, что мы плохие матери», — говорит доктор Браун. «Мы так боимся быть плохой матерью и не любим своих детей.Мы сами увековечиваем миф. Другие люди скажут, что они хорошие матери, и нам нужно чувствовать себя таковыми».

Есть и другая сторона медали. Поиск по термину «материнская амбивалентность» выдает всего 100 постов в Instagram. Выплескивание своего негодования не очень хорошо вписывается в осторожные рамки веселого повествования о том, что «имеешь все», которое бездумно перерабатывается, чтобы поддерживать жизнь.

Я много помогал автору Розике Паркер, которая сделала материнскую амбивалентность центральной темой своей книги.Она утверждала, что понимание вспышек ненависти к детям матери на самом деле улучшило их отношения. Она сказала, что, не навязывая ребенку завышенных ожиданий, чтобы заполнить эмоциональные пробелы, и показывая ребенку, что взрослые чувствуют разочарование и гнев так же сильно, как и они, матери могут более эффективно относиться к своим детям.

За последние 16 месяцев я чувствовал разочарование, гнев и негодование — эмоции, которые обычно не появляются на приторных открытках Hallmark, которые вы отправляете новоиспеченным родителям.Я также чувствовал любовь и восторг с широко открытыми глазами и все, что между ними. Лучшее, что мы можем сделать для матерей, — перестать прибегать к бессмысленным банальностям и говорить о детях такими, какие они есть на самом деле.

8 советов, как двигаться вперед

Что делать, если вы сожалеете о том, что у вас есть дети: 8 шагов, которые следует учитывать

Если вы чувствуете сожаление по поводу того, что у вас есть дети, вы не одиноки. Есть шаги, которые вы можете предпринять, чтобы понять и справиться с этими чувствами. Разобравшись с сожалением, вы сможете получить более позитивный родительский опыт, даже если временами это сложно.

Вот восемь шагов, которые следует принять во внимание, если вы сожалеете о том, что у вас есть дети:

1. Признайте свои чувства

Признание своих чувств по поводу отцовства — важный первый шаг. Часто мы можем испытывать негативные эмоции, даже не осознавая этого. Эти чувства могут проявляться другими способами, такими как раздражительность, гнев, проблемы со сном, боли и боли. Чтобы помочь понять, что вы испытываете, потратьте некоторое время наедине, чтобы подумать о том, как вы на самом деле относитесь к тому, чтобы быть родителем.Вы можете сделать это с помощью тихого размышления или ведения дневника.

Задайте себе следующие вопросы:

  • Что мне нравится в родительстве?
  • Что мне не нравится?
  • Как изменилась моя жизнь с тех пор, как у меня появились дети?
  • Чего мне не хватает в моей додетской жизни?

После того, как вы зададите себе эти вопросы, уделите некоторое время тому, чтобы обратить внимание на то, что вам приходит. Вы можете заметить положительные эмоции, такие как радость и благодарность, или отрицательные, такие как сожаление, разочарование или печаль.Позвольте себе выразить все эти чувства и оставайтесь в настоящем моменте. Это поможет вам быть более внимательными к родителям и получать удовольствие от общения с ребенком.

2. Не судите себя

Теперь, когда вы соприкоснулись со своими чувствами, не осуждайте себя за них. Вам могут прийти в голову такие мысли, как «ты не должен так себя чувствовать» или «сожаления о том, что я стал плохим человеком». Помните, что для этих мыслей нет никаких доказательств. Реальность такова, что любой жизненный опыт приносит как плюсы, так и минусы, и родительство ничем не отличается.Разрешите себе эти чувства. Теперь, когда вы осознаете, что чувствуете, и позволяете себе испытывать эти эмоции, вы можете предпринять шаги, чтобы справиться с ними.

3. Работа над решением проблемы

Решение проблемы — хороший инструмент для устранения того, что может вызывать негативные эмоции. Когда дело доходит до сожалений, решение проблем может помочь вам понять, что способствует этому чувству, и внести изменения, если это возможно.

Подумайте о том, о чем вы жалеете, имея детей:

  • Вам не нравится, что у вас мало времени или денег для себя?
  • Или влияние, которое это оказало на ваш брак или отношения?
  • Или вы сожалеете о том, что стали родителями, потому что не чувствуете себя достаточно хорошо в своей роли?

Как только вы получите четкое представление о том, что вызывает ваши негативные чувства, спросите себя: «Что я могу с этим поделать?» Если вы чувствуете, что вам не хватает навыков, вы можете записаться на курсы для родителей.Если вы хотите, чтобы у вас было больше времени для себя, вы можете провести мозговой штурм, чтобы скорректировать свое расписание или делегировать определенные задачи, чтобы высвободить больше времени. Сосредоточьтесь на том, что вы можете контролировать в своей ситуации, и внесите изменения, чтобы помочь справиться с негативными аспектами воспитания.

4. Напишите список льгот и вознаграждений

У воспитания есть как плюсы, так и минусы. Когда у вас тяжелые времена, легко упустить из виду положительные аспекты воспитания. Чтобы помочь вам оставаться в курсе этих позитивных моментов, составьте для себя список преимуществ и наград, связанных с рождением детей.Этот список может включать в себя определенные воспоминания, вехи и ежедневные события. Это может быть теплое объятие, наблюдение за тем, как ваш ребенок осваивает новый навык, или веселый день в парке. Держите этот список под рукой и регулярно сверяйтесь с ним, особенно в дни, когда вы можете испытывать больше негативных эмоций.

5. Помните, что негативные чувства пройдут

Концепция непостоянства — это полезный способ думать об эмоциях. Непостоянство означает, что ничто не длится вечно, включая наши эмоции.Когда мы испытываем отрицательную эмоцию, мы можем помнить, что это чувство в конце концов уйдет; он может вернуться снова в другой момент времени, но он никогда не длится вечно. То же самое и с положительными эмоциями. Хотя мысль о том, что положительные эмоции также недолговечны, может обескураживать, непостоянство может напомнить нам о необходимости полностью ценить эти эмоции, когда мы их испытываем.

6. Уход за собой

Забота о себе — это акт заботы о себе как физически, так и эмоционально, что очень важно для родителей.Когда дело доходит до физического ухода за собой, важно удовлетворять свои основные потребности, такие как правильное питание, физические упражнения, достаточный отдых и соблюдение гигиены. Когда дело доходит до эмоциональной заботы о себе, вы должны выделить время для занятий, которые помогут вам чувствовать себя расслабленным и счастливым. Это может включать чтение, письмо, рисование или даже прическу.

Такие мысли, как «Я не заслуживаю того, чтобы уделять время себе» или «Я эгоистичен, если делаю что-то для себя», могут помешать вам уделять время заботе о себе.Если это произойдет, просто признайте эти мысли и чувства и напомните себе, что забота о себе необходима для того, чтобы вы могли быть более настоящим и эффективным родителем. Если вы сомневаетесь, вспомните метафору с кислородной маской: если ваш самолет разбивается, вы должны сначала надеть маску, чтобы помочь другим. Однако вместо того, чтобы ждать чрезвычайной ситуации, такой как авиакатастрофа, чтобы надеть кислородную маску, займитесь активным подходом к уходу за собой и сделайте это ежедневной практикой.

7. Найдите хобби, которое вы можете разделить со своими детьми

Поиск новых способов связи с вашими детьми может помочь усилить ваше положительное отношение к воспитанию детей.Одним из способов сделать это является создание нового хобби, которым вы могли бы заниматься вместе. Подумайте о некоторых занятиях, которые могут быть интересны как вам, так и вашим детям, например, походы в горы, совместные уроки рисования или танцев или путешествия.

Вы даже можете превратить мозговой штурм в увлекательное занятие, если сядете с ручкой и бумагой и каждый предложит свои идеи. Записывайте каждую идею, которую предлагает ваш ребенок, какой бы дикой она ни была. Когда у вас будет полный список, вы можете просмотреть его вместе и выбрать несколько, которые будут интересны всем.Старайтесь планировать хотя бы одно совместное занятие каждую неделю. Вы даже можете по очереди выбирать занятие.

8. Получите поддержку

Общение с другими родителями, которые могут бороться со схожими чувствами, также может быть полезным. Вы можете подумать о том, чтобы устраивать встречи с другими семьями, присоединиться к классу «мама и я» или обратиться к поддерживающим друзьям и семье. Если у вас нет хорошей сети поддержки или вам неудобно разговаривать с людьми, которых вы уже знаете, вы также можете присоединиться к группе поддержки для родителей.

Существует множество различных групп поддержки, как очных, так и онлайн, специально предназначенных для родителей, занимающихся этими проблемами. Эти группы может возглавлять специалист в области психического здоровья или коллега. Чтобы найти группу, вы можете провести онлайн-поиск групп поддержки для родителей или обратиться за помощью в организацию, например Postpartum Support International, которая предлагает группы для матерей и отцов, занимающихся адаптацией к родительским обязанностям.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*