Школа 22 бобруйск: ГУО «Средняя школа № 22 г. Бобруйска»

Содержание

Бобруйск - Образование - Средние общеобразовательные школы

Наименование учреждения образования

Адрес

Руководитель

Телефон

Адрес электронной почты, сайт учреждения

1

ГУО «Базовая школа №7 г.Бобруйска»

ул. Сакко, 67

48 19 77

[email protected]

ru

2

ГУО «Средняя школа №8 г.Бобруйска»

ул. Лынькова, 65

Дубская Елена Анатольевна

79 64 11

[email protected]
http://sh8bobruisk.mogilev.by

3

ГУО «Средняя школа №10 г.Бобруйска»

б-р Приберезинский, 27

Беляцкий Владимир Леонидович

55 44 46

[email protected] ru
http://school10bobruisk.mogilev.by

4

ГУО «Средняя школа №16 г.Бобруйска»

ул. Ульяновская, д.80

Куль Анна Леонидовна

79 34 73

[email protected]
http://16.bobruisk.schools.by

5

ГУО «Средняя школа №20 г.Бобруйска»

ул. Лынькова,23

Касперович Виктор Викторович

78 74 12

[email protected] ru
http://school20bobruisk.login.by

6

ГУО «Средняя школа №21 г.Бобруйска»

ул. С.А. Горелика, 72

Дмитрук Инна Михайловна

43-29-28

[email protected]
http://21.bobr.schools.by

7

ГУО «Средняя школа №22 г.Бобруйска» 

3-й пер. Комбинатский, д. 2

Тумилович Ядвига Егоровна

71 21 79

[email protected]
http://22.bobruisk.schools.by

8

ГУО «Средняя школа №23 г.Бобруйска»

ул. К.Маркса, д.265

Фурс Александр Геннадьевич

47 49 41

[email protected]
http://sh33bobr.mogilev.by

9

ГУО «Средняя школа №24 г. Бобруйска» 

ул. Комарова, д.2а

Савицкая Галина Викторовна

78-51-63

[email protected]
http://bobr24.schools.by

10

ГУО «Средняя школа №25 г.Бобруйска»

ул. Черняховского, 27

Абрамова Валентина Геннадьевна

47 72 77

[email protected] by
http://bobr25.schools.by

11

ГУО «Средняя школа №28 г.Бобруйска» 

ул. Ульяновская,51

Матюшонок Людмила Валентиновна

78 60 11

[email protected]
http://bobr28.schools.by

12

ГУО «Средняя школа №29 г.Бобруйска»

ул.1-ая Луговая, д.2

Садовский Игорь Моисеевич

47 45 50

[email protected] by
http://bobruisk-ch39.mogilev.by

13

ГУО «Средняя школа №30 г.Бобруйска»

ул.Ульяновская, 27

Жаворонок Наталья Александровна

79 34 88

[email protected]
http://30bobruisk.schools.by

14

ГУО «Средняя школа №31 г.Бобруйска»

б-р Приберезинский, 29

Тихоновская Татьяна Владимировна

55 44 49

[email protected] ru
http://31.bobr.schools.by

15

ГУО «Средняя школа №32 г.Бобруйска»

б-р Приберезинский, 30

Бурачков Владимир Михайлович

73-84-19

[email protected]
http://school-32-bobruisk.guo.by

Вакансии компании Бобруйский бровар - работа в Бобруйске, Минске, Речице, Бресте

Основная информация о компании

«Бобруйский бровар» берет своё начало в сентябре 2017 года, с того момента, как управление над ИЗАО “Пивоварни Хайнекен” взяла на себя группа Oasis.

Группа компаний Oasis Beverages, основанная в 2008 командой предпринимателей, имеющих многолетний опыт в пивоварении и дистрибуции напитков, представляет собой международный холдинг, в состав которого входят предприятия по производству пива, безалкогольных напитков и чая.

Производственные мощности Холдинга располагаются в Украине, Германии, Беларуси, Казахстане и России.

С момента перехода под управление группы Oasis в компании был проведен ряд изменений, направленных на улучшение бизнес процессов, совершенствования качества производимой продукции, и мы не собираемся останавливаться на достигнутом.

А начиная с 1 февраля 2018 года носим официальное название ЗАО «Бобруйский бровар». Бобруйский Бровар – это честный, индивидуальный и душевный подход ко всему, что выходит из стен компании.

В портфеле нашей компании есть лицензионные бренды Охота, Zlaty Bazant и Amstel, а также импортируемые Krusovice и  Heineken.

Локальные пивные бренды Бобров, Речицкое, Жигулевское, а также квас Хатни перешли в полное управление со стороны компании.

Компания «Бобруйский бровар» строит отношения с сотрудниками на принципах открытости, доверия, взаимного уважения и дисциплинированного профессионализма. Безусловным приоритетом является обеспечение безопасных условий труда во всех подразделениях компании и формирование культуры безопасного поведения.

Наши ценности

Качество  - Единая команда  - Ответственность - Развитие - Уважение

Компания Бобруйский бровар строит отношения с сотрудниками на принципах открытости, доверия, взаимного уважения и дисциплинированного профессионализма.

Безусловным приоритетом является обеспечение безопасных условий труда во всех подразделениях компании и формирование культуры безопасного поведения.

Наши сотрудники скажут Вам, что Бобруйский бровар — это больше чем просто пивоваренная компания, это по-настоящему международный бизнес и многолетний опыт в пивоварении. Карьера в компании Бобруйский бровар предлагает уникальное сочетание динамичной работы, интересных задач и удовольствия от работы в команде профессионалов.

Преимущества работы у нас:

Выбор компании, в которой можно сделать успешную и увлекательную карьеру, – вопрос ответственный и серьезный.

ЗДОРОВЬЕ И БЕЗОПАСНОСТЬ Мы предлагаем работу в компании, в которой заботятся о создании комфортных и безопасных условий труда.

ОБУЧЕНИЕ И РАЗВИТИЕ Мы предлагаем работу в компании, в которой искренне заинтересованы в развитии и росте сотрудников.

ПРЕСТИЖ Мы предлагаем интересную работу в международной компании, имеющей многолетний опыт в пивоварении и дистрибуции напитков.

НАДЕЖНОСТЬ Мы предлагаем работу в крупной и стабильной производственной компании, в которой сотрудников оценивают по результатам труда.

Новости — Страница 22 — УЗ «Бобруйская городская детская больница»

Ежегодная областная межведомственная профилактическая акция «Вместе против наркотиков» проводится с 20 февраля по 1 марта 2019 года. Цель акции: профилактика потребления (распространения) наркотических средств, курительных смесей среди несовершеннолетних. Профилактика потребления психоактивных веществ Психоактивное вещество (ПАВ) -любое вещество, которое при введении в организм человека может изменять восприятие, настроение, способность к познанию, поведение и двигательные функции. НАРКОМАНИЯ — болезнь,… Читать далее

Специалистами филиала «Бобруйская городская детская поликлиника№4» 14 февраля 2019г. в УО «Средняя школа №28 г.Бобруйска» для подростков 10 «Б» класса (класс МЧС) проведен Час здоровья и профилактики «Репродуктивное здоровье молодёжи». В рамках мероприятияврачом-педиатромЛюдмилой Ивановной Акимовой прочитана лекция «Как предупредить заражение ИППП», проведен Час вопросов и ответов «Что знаем об инфекциях, передающихся половым путём?».Медицинской сестройПевко Ксенией… Читать далее

В рамках межведомственного профилактического проекта для участников образовательного процесса «Здоровый класс» на базе ГУО «Средняя школа №1 г. Бобруйска», инициированного УЗ «Бобруйский зональный центр гигиены и эпидемиологии», специалистами детской больницы, с целью формирования у детей основ безопасного поведения в быту и окружающей действительности, для первоклассников школы №1 проведена квест-игра «Азбука здоровья и безопасности». Школьники активно… Читать далее

Артисты Большого театра оперы и балета Республики Беларусь 23 февраля дадут концерт на сцене областного театра драмы и комедии им. В.И.Дунина-Марцинкевича в Бобруйске. Приурочен он будет ко Дню защитника Отечества. В подарок публике прозвучат всемирно известные и популярные музыкальные композиции, дуэты и сцены из опер, арии, балетные адажио и вариации, знакомые каждому мелодии музыкальных гениев… Читать далее

Урок репродуктивного здоровья «Девочка, девушка, женщина. Профилактика ИППП» прошел в УО «Средняя школа №26 г. Бобруйска» 15 февраля. Цель урока — информировать подрастающее поколение о факторах риска, угрожающих здоровью, сохранение репродуктивного здоровья подростков. Беседу с подростками веди специалисты филиала «Бобруйская городская детская поликлиника№2», Центра дружественного молодежи «Импульс» в рамках Единого дня здоровья «День профилактики инфекций, передающихся… Читать далее

Специалисты детской поликлиники №4: врач-ортопед Александр Николаевич Егоров, педиатр Андрей Ильич Ильин, с целью профилактики  нарушений опорно-двигательного аппарата, в частности профилактике плоскостопия, 6 февраля навестили детское  дошкольное учреждение №12. Детское плоскостопие – одно из самых распространенных заболеваний опорно-двигательного аппарата. Часто это болезнь приобретенная и формируется вследствие различных причин. В начальной стадии заболевания дети жалуются только… Читать далее

16 января 2019 года в филиале «Бобруйская городская детская поликлиника №2» для родителей и детей организована и проведена мини-акция: «Островок здоровья. Защити себя и других от гриппа». Целью мероприятия является формирование у детей и взрослых уважительного отношения к здоровью: своему и окружающих. В рамках акции врач-педиатр консультировал посетителей поликлиники по вопросам профилактики ОРВИ и гриппа,… Читать далее

Зима – чудесное время года для тех, кто любит активный отдых. Носы и щеки красные от мороза, а в глазах – неподдельное искреннее детское счастье и искорка задора. Любители зимних забав относительно недавно открыли для себя такой вид катания, как тюбинг. Тюбингами, помимо самого процесса катания, называют надувные санки круглой формы, также они известны как… Читать далее

По данным Всемирной организации здравоохранения, ОРВИ и грипп составляют до 90% всех случаев инфекционных заболеваний. На земле практически нет человека, который хотя бы единожды в жизни не испытал на себе их коварство. Эти заболевания наносят огромный вред здоровью населения и экономике стран. Особенно часто они поражают детей: дети до года болеют в 3 раза чаще… Читать далее

Диспансеризация — это система медицинских мероприятий, проводимых с целью оценки состояния здоровья, а также выявления заболеваний или факторов риска, способствующих их возникновению или развитию.  Постановлением Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 12.08.2016 №96 «Об утверждении Инструкции о порядке проведения диспансеризации » определен порядок проведения диспансеризации детей в возрасте до 18 лет в Республике Беларусь». Каждый гражданин Республики Беларусь,… Читать далее

«Сбор урожая германского труда». Пленные немцы в советских лагерях

«Наконец, мне удалось расстегнуть ремень с кобурой пистолета, и я вручил его первому же подошедшему русскому. Потом я снова поднял руки. Не говоря ни слова, русский опустошил мои карманы: носовой платок, сигареты, бумажник, перчатки — похоже, ему пригодится все это», — вспоминал первые секунды в советском плену Генрих фон Айнзиндель, пилот Люфтваффе, граф и правнук Отто фон Бисмарка (его мать была графиней Бисмарк). 24 августа 1942 года, когда его самолет сбили в небе над Сталинградом, молодому графу Айнзинделю было 20 лет.

«В степи сентябрьские ночи довольно холодны, но мне не позволяли даже двигаться, чтобы хоть как-то согреться. Как только я начинал шевелиться, охранники замахивались на меня прикладами винтовок», — писал пленный летчик в своих мемуарах, опубликованных через много лет.

Условий для содержания пленных в действующей армии не было, в лучшем случае — землянки и палатки, чаще — ночи под открытым небом. Поэтому их старались как можно быстрее отправить в приемный пункт в 20-40 километрах от линии фронта, охранявшийся войсками НКВД, а уже оттуда — на сборные пункты и в фронтовые пересыльные лагеря.

Что представляет собой приемный пункт для пленных, где их впервые не только допрашивали, но и официально оформляли, проводили санобработку (брили наголо и переодевали в русскую форму без знаков различия, если она имелась), рассказывал в своей книге «Перед вратами жизни» связист Вермахта Гельмут Бон, попавший в плен под Невелем в 1944 году: «До тех пор, пока мы не прибудем в лагерь для военнопленных, дневная норма питания составляет около литра жидкого супа и триста граммов черствого хлеба. Но в те дни, когда мы рубили дрова для русской полевой кухни, нам дали на ужин немного горячего чая. Дрова мы кололи на улице перед загоном для коз, в котором нас, примерно дюжину пленных, держали под замком. В этом загоне для коз за нас отвечала женщина в форме младшего лейтенанта Красной Армии».

Архипелаг ГУПВИ

Управление по делам военнопленных и интернированных (УПВИ, позже — ГУПВИ, то есть Главное управление по делам военнопленных и интернированных) существовало в системе НКВД еще до начала Великой Отечественной войны. В 1941 году в его ведении находилось 8 лагерей. «Для приема пленных от войсковых частей, в соответствии с мобилизационным планом, разработанным ГУЛАГом НКВД, с начала войны надлежало развернуть 30 приемных пунктов для военнопленных, однако в реальности в боевых условиях удалось развернуть только 19 пунктов», — пишет в своей монографии «Ступайте с миром. К истории репатриации немецких военнопленных из СССР (1945-1958 гг.)» историк Владимир Всеволодов.

По мере наступления гитлеровцев, лагеря для военнопленных приходилось не открывать, а сворачивать и переносить, в августе 1941 года их осталось всего три — Грязовецкий в Вологодской области, Суздальский во Владимирской и Старобельский в Ворошиловградской (сейчас — Луганская область Украины). По состоянию на 1 января 1942 года в шести существующих на территории СССР лагерях ГУПВИ содержалось 8925 человек. Большинство из них были взяты в плен в ходе битвы под Москвой.

Уже через год число пленных увеличилось в десятки раз. На бумаге движение «живой силы противника» осуществлялось так: из армейского приемного пункта они поступали в сборный пункт, оттуда эшелонами во фронтовые приемно-пересыльные лагеря, а уже оттуда — в тыловые лагеря. Фактически же, пишет Всеволодов, из 282 451 пленного, «учтенных» в январе-феврале 1943 года, только 19 тысяч человек были доставлены в стационарные лагеря — остальные «зависли» во фронтовых. Эти пересыльные лагеря представляли собой либо крестьянские избы в эвакуированных или уничтоженных нацистами деревнях, либо просто палатки и землянки.

Генрих фон Айнзиндель описывал, как пленных этапировали из одного лагеря в другой: «На следующий день из лагеря отправили первую группу: двести человек, которые ушли колоннами по четыре. ...Мы маршировали напрямик через степь в сопровождении 30-40 вооруженных до зубов красноармейцев. За сутки они заставили нас преодолеть примерно 70 километров. Потом нам дали отдохнуть несколько часов прямо на дороге, после чего мы прошли еще 40 километров примерно за двенадцать часов. Затем нам пришлось трое суток дожидаться на станции прибытия эшелона. Потом нас распихали по пятьдесят человек в каждый вагон. Большинство из нас уже успело заразиться дизентерией, и смерть начала пожинать свой урожай».

В процессе передачи из действующей армии войскам НКВД, во время пребывания в импровизированных лагерях и на этапах в 1943 году скончалось большинство взятых в плен: по данным УПВИ, на которые ссылается Всеволодов, за год поступило 176 186 человек, убыло (в основном умерло) — 157 460 человек. К 1 января 1944 года в лагерях ГУПВИ содержалось более 95 тысяч человек, из них 60 854 — бывшие военнослужащие германской армии.

К 1 мая 1945 года в СССР и на освобожденных территориях в Европе действовало более 140 лагерей ГУПВИ вместимостью более миллиона человек. В 1946 году их было уже 240 — наибольшее количество за всю историю существования советской системы лагерей для военнопленных и интернированных.

Правнук Бисмарка и другие антифашисты

Случалось и так, что пленные не сразу оказывались в тыловых лагерях, а оставались вблизи линии фронта не из-за проблем с логистикой, а по пропагандистским соображениям. Генрих фон Айнзиндель вспоминал, как захватившие его в плен русские военные не скрывали своего восторга, когда у них в руках оказался потомок «железного канцлера». После серии допросов ему предложили написать листовку с призывом сдаваться в плен. «Я передавал привет своим родителям и своим друзьям. Я сообщил, что со мной обращаются корректно. Я заявил, что считаю, что Германия проиграет эту войну и что предупреждение Бисмарка относительно войны с Россией снова подтвердилось».

Гельмут Бон, написавший похожую листовку, вспоминал, как его повезли читать ее немцам через громкоговоритель на линию фронта: «Наконец, автомобиль останавливается. Механик закрепляет на крышу кабины громкоговоритель. Я закрепляю на пюпитре три текста. По сигналу я начинаю читать: "Немецкие солдаты и офицеры! В котле под Курском победоносная Красная Армия уничтожила одиннадцать немецких дивизий. Здесь говорит ефрейтор Гельмут Бон. Положите конец безумию! Сдавайтесь в плен по одному и группами…"».

Всеволодов пишет, что руководство воинских подразделений и сотрудники НКВД с 1943 года даже отпускали пленных «к своим» с пропагандистскими целями. Во время боев на Волге в январе и феврале 1943-го 439 отпущенных таким образом человек не только вернулись, но и привели с собой еще 1955 пленных. В январе-феврале 1945 года в боях против гарнизона в польской Познани 211 пленных привели с собой 4350 солдат и офицеров, решивших сдаться. «По неполным данным, только в период с января 1943 года по июнь 1945 года использование этого способа привело к пленению 91 539 человек», — сообщает историк.

Через несколько месяцев после пленения пилот Люфтваффе Айнзиндель оказался в лагере в монастыре в селе Оранки Горьковской (сейчас — Нижегородской) области. Там уже работала одна из первых антифашистских школ — лагерное подразделение, призванное «перевоспитывать» пленных бойцов Вермахта, согласившихся сотрудничать с советскими властями. Айнзиндель вспоминал немецкого эмигранта-коммуниста Вагнера, вербовавшего пленных: «По вечерам он приглашал всех на беседы, и те, кто приходил, получали назначение на работы на кухню или какое-нибудь другое поощрение. После того, как человек был обласкан такими "подарками", Вагнер спрашивал у него, не желает ли он вступить в лагерную группу антифашистов. Если тот отказывался, то его тут же лишали всех подаренных привилегий».

Курсантам антифашистских школ с 1944 года полагалась повышенная норма питания — 700 граммов хлеба, как пленным передовикам производства, выполнявшим больше 80% нормы. Немецкий историк и исследователь проблемы пленных Стефан Карнер в книге «Архипелаг ГУПВИ. Плен и интернирование в Советском Союзе» приводит такие данные о количестве антифашистов среди пленных «в одном из самых крупных солдатских лагерей»: в июле 1943 года — 4,5%, в декабре 1943 года — 27,6%, в апреле 1944 года — 67,1%, в июле 1944 года — 96,6% от общего числа пленных в этом лагере.

Карнер цитирует рассказ одного из бывших курсантов такой школы, Вильгельма Ф. , о том, как протекал учебный процесс: исторический материализм преподавал профессор из Ленинской высшей школы в Москве, а остальные предметы (историю КПСС, европейских рабочих движений и политэкономию по «Капиталу» Маркса) — немецкоязычные коммунисты-эмигранты. «Занятия состояли из лекций, консультаций, семинаров. Занятия проводились с 8.30 до 14 часов и с 17 до 19.30. С апреля стали выдавать офицерское довольствие. После лишений и голода в обычных рабочих лагерях каждый обед стал настоящим праздником. Еще было хорошее медицинское обслуживание, спорт и культурные мероприятия». Главной же мотивацией для вступления в ряды курсантов-антифашистов было обещанное пленным скорое возвращение на родину, вспоминали они впоследствии.

В марте 1943 года школа из Оранского лагеря переехала в подмосковный лагерь №27 в Красногорске. Там же, в заводском Доме культуры, прошла учредительная конференция «Национального комитета "Свободная Германия"» — организации немецких политэмигрантов и военнопленных. Ее вице-президентом стал тот самый правнук Бисмарка Генрих фон Айнзиндель, переведенный в Красногорск.

Здесь же, в 27-м лагере, содержались многие высокопоставленные военнопленные: в частности, командующий 6-й Армией генерал-фельдмаршал Фридрих Паулюс. Его поместили в отдельный дом под названием блок-хаус на территории зоны №1.

Летом 1944 года временным обитателем лагеря №27 в Красногорске стал генерал-лейтенант Винцент Мюллер — командир 12-го армейского корпуса группы армий «Центр», захваченный плен вместе с сотнями тысяч немецких солдат и офицеров в ходе операции «Багратион». Мюллер известен тем, что 17 июля 1944 года возглавил 57-тысячную колонну военнопленных, прошедших в Москве от ипподрома и стадиона «Динамо» по Ленинградскому проспекту и улице Горького (сейчас — Тверская), а далее по Садовому кольцу. Эта пропагандистская акция, проведенная НКВД и снятая для советской кинохроники, получила название «Большой вальс».

«Сбор урожая»

Массовое пленение солдат и офицеров гитлеровской армии во время операции «Багратион» войсками 1-го, 2-го и 3-го Белорусского фронтов было частью другой масштабной операции, получившей название «сбор урожая германского труда». Вот что пишет о ней Владимир Всеволодов: «Пленные стали рассматриваться СССР не только как боевой трофей, важный в военное время, и как источник труда, используемый на покрытие расходов по их содержанию, но и как ресурс, предназначенный для использования в экономике страны не только в период войны, но главное — в послевоенное время. Для СССР пленные, попавшие в его власть, давали возможность заместить ими собственные людские потери».

Опираясь на данные о погибших и пропавших без вести солдатах и офицерах Красной Армии в 1941 и 1942 годах (почти 4 млн человек), Сталин на Тегеранской конференции в ноябре 1943 года заявил о необходимости нахождения на территории СССР «замещающего элемента» — 4 млн германских граждан, вражеских пленных, которые в течение нескольких лет после окончания войны будут восстанавливать разрушенные советские города и поднимать промышленность. «Первым шагом в этом направлении стало создание в ноябре 1943 года Комиссии при НКИД по возмещению ущерба, нанесенного СССР гитлеровской Германией и ее союзниками, которую возглавил советский дипломат И. М. Майский. Комиссия должна была обосновать выдвинутую Сталиным идею».

В 1944 году эта комиссия разработала репарационную программу, в которой говорилось об использовании труда пленных в течение десяти лет: «Данный вопрос имеет два аспекта: с одной стороны, репарации должны служить целям скорейшего восстановления ущерба, нанесенного Германией СССР и другим странам, с другой стороны, репарации, в частности, репарации трудом, т. е. изъятие из германского народного хозяйства нескольких тысяч рабочих единиц ежегодно, неизбежно должны ослабляющим образом действовать на ее экономику и на ее военный потенциал», — обосновывалось использование германского труда в записке, адресованной наркому иностранных дел Вячеславу Молотову.

На практике это означало разрастание структур НКВД: УПВИ превратилось в ГУПВИ, а к лету 1944 года этот орган появился на всех фронтах и в армиях. Разного рода инструкции регламентировали порядок обращения с пленными, сроки их транспортировки, требования к их физическому состоянию, а случаи массовой гибели расследовались.

Но уже к осени 1944 года стало понятно, что если брать в плен только солдат и офицеров противника, то план по привлечению к принудительному труду 4 млн немцев не выполнить. «Новым объектом экономического интереса Советского Союза стало немецкое гражданское население, немцы — не граждане Рейха, проживавшие на территории стран-союзниц нацистской Германии, оккупированных Красной армией. Программа "сбора урожая" среди этой категории немецкого гражданского населения в рамках задачи "репарации трудом" была запущена в действие вскоре после подписания соглашения о перемирии с Румынией 12 сентября 1944 года», — пишет Всеволодов.

Первую фильтрацию жителей уже контролируемых Красной Армией территорий провели в октябре-ноябре 1944 года, работой руководил замнаркома НКВД Аркадий Аполлонов: «На подотчетной территории было выявлено всего 551 049 лиц немецкой национальности, из них 240 436 мужчин и 310 613 женщин, из них трудоспособных возрастов только мужчин 199 679 человек».

16 декабря 1944 года практику интернирования регламентировало совершенно секретное Постановление ГКО №7161: «Мобилизовать и интернировать с направлением для работы в СССР всех трудоспособных немцев в возрасте — мужчин от 17 до 45 лет, женщин от 18 до 30 лет, находящихся на освобожденной Красной армией территории Румынии, Югославии, Венгрии, Болгарии и Чехословакии».

Приказ о мобилизации оглашали в населенных пунктах, предварительно оцепив его (использовались как войска НКВД, так и жандармерия из числа местных жителей). Мобилизованным предписывалось «иметь одежду, постельные принадлежности, посуду, предметы гигиены и продовольствие на 15 дней. Все продукты должны быть уложены в мешки или чемоданы, удобные для перевозки, общим весом до 200 кг», пишет Карнер.

По мере продвижения вглубь Германии, советские военные брали в плен и женский обслуживающий персонал Вермахта (около 20 тысяч женщин), и участников полувоенных организаций (фольксштурм, гитлерюгенд и тому подобных). Также в Советском Союзе оказались более 200 тысяч интернированных из числа гражданских немцев.

«...В "бухгалтерии" плана "сбора урожая" имелись не только доходные статьи, но и расходная часть. Она составила — 462 475 человек, среди которых 318 489 умерших за время войны, а также 55 799 пленных, переданных на формирование национальных частей, участвовавших в войне на стороне СССР и пр. », — указывает Всеволодов.

После окончания войны войска НКВД не прекратили операции по пленению и отправке в Советский Союз как бывших военнослужащих германской армии, так и гражданских лиц. Историки отмечают, что американские войска начиная с 4 мая 1945 года придавали всем военнопленным статус «разоруженный противник». Командование английской армии не считало военнопленными тех, кто сдался после капитуляции Германии (они проходили в документах как «капитулировавший противник»). СССР же (а также Франция) объявил всех немецких солдат и офицеров, попавших под его власть, военнопленными.

5 июня 1945 года была принята «Декларация о поражении Германии», которая узаконила все эти действия: правомерными признавались все статусы, приданные бывшим солдатам и офицерам Вермахта главнокомандующими стран-победителей.

Всего, по разным данным, в советских лагерях оказалось от 3 до 3,8 млн военнопленных и интернированных немцев.

Кто работает, тот ест

В СССР всех этих пленных приняли более двух сотен лагерей по всей стране от Хабаровска до Донбасса: военнопленные из Горловского лагеря №242 строили дома в разрушенном Сталинграде, в лагере №236 в Грузии работали в нефтяной промышленности и строили дороги, в лагерях №195 и №286 в Вильнюсе и Таллинне строили аэропорты и жилые дома, в лагере №256 в Красном Луче (Ворошиловградская область) работали на угольных шахтах.

Интернированные и мобилизованные немцы работали в основном на угольных шахтах Донбасса, а также в металлургии, топливной и нефтяной промышленности. Жили интернированные тоже в лагерях, но зоны были смешанными для мужчин и женщин, только ночевать они должны были в разных бараках. Работали в составе так называемых рабочих батальонов — по 750, 1000, 1250 и 1500 человек.

Всеволодов в книге «Срок хранения — постоянно: краткая история лагеря военнопленных и интернированных УПВИ НКВД-МВД СССР №27» приводит данные о том, какой процент работающие на предприятиях Советского Союза пленные составляли от общего количества рабочих. В марте 1947 года каждый пятый рабочий на строительстве предприятий черной и цветной металлургии был пленным, в авиационной промышленности — почти каждый третий, на строительстве электростанций — каждый шестой, на строительстве топливных предприятий и на производстве стройматериалов — каждый четвертый. Многие пленные работали непосредственно на металлургических предприятиях и в угольных шахтах. Если лагерь находился не в степи, то почти в каждом была так называемая лагерная командировка или лагпункт в лесу — для заготовки древесины.

Из воспоминаний бывшего военнопленного Райнхольда Брауна: «Сначала мы должны были нагружать два вагона древесиной во время рабочей смены, потом норму увеличили до трех вагонов. Позже нас заставили работать по шестнадцать часов в сутки — по воскресеньям и по праздникам. В лагерь мы возвращались в девять или десять часов вечера, но нередко и в полночь. Там мы получали водянистый суп и без сил засыпали, чтобы на следующий день в пять утра снова отправиться на делянку».

Из беседы с инженером Херманом Песлем, которую приводит в своей книге Стефан Карнер: «Мы устанавливали телеграфные столбы… Они не должны качаться, когда электрик на них взбирается. Мы их обожгли, просмолили и глубоко врыли в землю. Русские тоже ставили телеграфные столбы. А нам потом сказали: "Что это вы не работаете? Посмотрите-ка туда, сколько русские поставили". Я потом прокрался туда и посмотрел. Они ставили столбы, заглубляя их на 40 см, вокруг клали несколько камней, поливали водой и все, готово дело. А мы их вкапывали на полтора метра. Тогда я сказал своим людям: "Господа, отныне кончаем все это. Теперь будем делать, как русские"».

Песль объяснял своей бригаде, что в противном случае они получат только 50% пайка и скоро превратятся в доходяг: нормы питания в разные годы менялись, но всегда зависели от норм выработки. Так, например, в 1944 году 500 граммов хлеба получали те, кто вырабатывал до 50% нормы, 600 граммов — выполнившие до 80%, 700 граммов — те, кто выполнил более 80%. В 1946 году в «Корзине дополнительного питания заключенных» значилась съедобная трава: сныть, подорожник, щавель, просвирник, кислица, крапива, сурепица, свербига, одуванчик, огуречная трава (бурачник) и другие.

Смертность в лагерях была особенно высокой в последние годы войны и зимой 1945-1946 годов, в первую очередь из-за недостаточного питания. По данным архивов ГУПВИ НКВД СССР, с 1945 по 1956 год в лагерях для военнопленных умерло 580 548 человек, из них немцев — 356 687 человек. Почти 70% смертей пришлись на зиму 1945-1946 годов.

Всеволодов приводит в качестве примера статистику по Красногорскому лагерю №27 и разделяет историю смертности на два периода: «Первый период охватывает 3,5 года — с июля 1942 года по 1 декабря 1945 года. Второй период — это четыре последних полных года существования лагеря (1946-1949 годы). Из общей цифры умерших в 770 человек на первый период приходится 730 случаев смерти, на второй — 40».

Описанный историком лагерь в Красногорске был далеко не самым крупным в стране: максимальной его наполняемость была в 1944 году — 11 тысяч человек, в 1946 — чуть больше 4 тысяч человек. Лагерные отделения были разбросаны по Московской и соседним областям: в подмосковном Лыткарино пленные работали на стеклозаводе, в селе Мордвес Тульской области трудились подсобном хозяйстве, работали на заводах в Дмитрове, Тушино и в поселке Конаково Калининской области, заготавливали лес на станциях Кривандино, Гучково (сейчас — город Дедовск) и Румянцево.

В Красногорске пленные построили здание школы, архивохранилище НКВД, городской стадион общества «Зенит», дома для рабочих завода и новый жилой благоустроенный городок с Домом культуры, домами и пионерлагерем для инженерно-технических работников Министерства геологии в поселке Опалиха. Они же строили дома для сотрудников различных органов МВД и вели работы по ремонту и благоустройству стадиона «Динамо» в Москве.

В лагере работала собственная столярная мастерская с квалифицированными специалистами-краснодеревщиками из пленных, у которых заказывали мебель для советских санаториев и государственных органов. Услугами авторемонтной мастерской лагеря пользовалась автобаза МВД (шоферы пригоняли на обслуживание трофейные машины), в лагерном ателье заказывали костюмы сотрудники МВД, МИД, работники газеты «Правда», артисты московских театров. У пленного портного сшил себе костюм писатель Борис Полевой.

Историк отмечает, что здание архивохранилища, в котором сейчас располагается Государственный архив кинофотодокументов в Красногорске, не только строили рабочие-немцы, но и проектировал немецкий архитектор — Пауль Шпигель, также находившийся в плену.

Шпигель был одним из квалифицированных специалистов, которых с 1945 года выявляли в лагерях системы ГУПВИ и регистрировали особым образом, а после привлекали к работе по специальности. «По данным НКВД на 15 октября 1945 года, в лагерях УПВИ на особом учете состояло различных специалистов физиков, химиков, инженеров-механиков, ученых со степенями докторов, профессоров и инженеров 581 человек», — указывает Всеволодов.

Карнер пишет, что к 1946 году в лагерях ГУПВИ было отобрано уже 1600 специалистов: «Среди них было около 570 инженеров общего машиностроения, почти 260 инженеров-строителей и архитекторов, около 220 инженеров-электриков, свыше 110 докторов физико-математических наук и технических наук, а также инженеры 10 других специальностей. В их числе были крупные ученые и руководители известных германских фирм, такие, как Христиан Манфред, бывший технический директор мотостроительной фирмы "Аргус", аттестованный Академией Наук СССР как крупный специалист по газовым турбинам и реактивным двигателям».

Высококвалифицированным специалистам по распоряжению Совета Министров СССР создавались особые условия работы: многих из них перевели из лагерей и предоставили жилье неподалеку от объектов или предприятий, где они трудились. Всем платили зарплату — примерно такую же, как советским инженерам, причем половину выдавали в валюте страны, подданными которой являлись пленные. Такая «вольная» жизнь продолжалась, пока то или иное ведомство нуждалось в конкретном специалисте: «За МВД осталось право в любой момент отослать обратно в лагерь тех специалистов, которые не проявили себя на работе в течение трех месяцев или по каким-либо другим причинам не могли быть использованы на производстве».

Пленные в ГУЛАГе

И Христиан Манфред, и Пауль Шпигель, и Генрих Айнзиндль, и рядовые-военнопленные, работавшие в угольных шахтах, на стройках и лесоповалах — всего более трех миллионов человек — не были осуждены ни за какие военные преступления. Каждого пленного после задержания многократно допрашивали, также сотрудники НКВД собирали показания его подчиненных, жителей оккупированных нацистами территорий — и если обнаруживались доказательства его причастности к военным преступлениям, пленного ждал не лагерь системы ГУПВИ, а смерть или каторга в ГУЛАГе.

19 апреля 1943 года вышел указ №39 Президиума Верховного Совета СССР «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников родины из числа советских граждан и для их пособников» за подписью председателя президиума Михаила Калинина. Документ предусматривал для нацистов и их пособников смертную казнь или до 20 лет каторжных работ. Казни предписывалось проводить «публично, при народе, а тела повешенных оставлять на виселице в течение нескольких дней, чтобы все знали, как караются и какое возмездие постигнет всякого, кто совершает насилие и расправу над гражданским населением и кто предает свою родину».

С 1943 по 1949 год в соответствии с указом №39 в Советском Союзе были вынесены тысячи приговоров, в том числе гражданам Германии. Большинство взятых в плен обвиняемых приговорили в закрытом режиме, прямо в сборных лагерях. Но были и открытые, публичные процессы — они длились по несколько дней, туда допускались и зрители, и журналисты, в том числе иностранные (например, в 1943 году на процессах в Краснодаре и Харькове побывали даже корреспонденты BBC и The New York Times). Всего таких судебных слушаний состоялось 21, 17 из них — в отношении немецких военных преступников.

19 декабря 1943 года на Базарной площади в Харькове повесили осужденных за истязание пленных и мирных жителей, а также массовые убийства эсэсовца Ганса Рица, чиновника тайной полиции Рейнгарда Рецлафа и офицера Абвера Вильгельма Лангхельда. 20 декабря 1945 года на Заднепровской площади в Смоленске повесили уничтожившего 500 военнопленных унтер-офицера Вилли Вайса и еще шестерых военнослужащих гитлеровской армии, признанных виновными в массовых убийствах, изнасилованиях, сожжении людей заживо. 5 января 1946 года на площади Калинина в Ленинграде повесили бывшего коменданта Пскова Генриха Ремлингера, по чьим приказам было уничтожено около 8 тысяч человек, и еще семерых осужденных нацистских преступников. Казни совершались прилюдно при большом скоплении местных жителей и снимались для кинохроники.

Были среди обвиняемых, представших перед этими судами, и те, кто получили длительные сроки: офицеры жандармерии Франц Кандлер и Иоганн Хапп, расстреливавшие военнопленных и мирных граждан в Одессе, были приговорены к 20 годам каторжных работ каждый; замкоменданта Бобруйска Бруно Гетце и Ганс Хехтль, расстрелявший 280 человек и сжегший 40 домов, получили по 20 лет каторги по приговору суда в Минске; столько же — 20 лет каторжных работ — получил в Киеве ефрейтор Иоганн Лауэр, участвовавший в расстрелах в Тернополе, Виннице, Полтаве, Мариуполе, Львове.

С 1947 года смертная казнь в Советском Союзе была отменена, и высшей мерой наказания стала 25-летняя ссылка на каторжные работы. Каторжными были лагеря в Воркуте, Казахстане, Норильске, Тайшете и на Колыме. В январе 1950 года «по многочисленным просьбам трудящихся» смертную казнь по отдельным обвинениям вернули — указом «О применении смертной казни к изменникам Родины, шпионам, подрывникам-диверсантам».

Карнер рассказывает в своей книге о генерал-майоре войск СС Хельмуте Беккере, который в 1947 году в Киеве был приговорен к 25 годам каторги и отбывал наказание в Воркуте. В сентябре 1952 года Беккер и его товарищи по лагерному отделению во время работ на стройке якобы обнаружили бесхозную гранатную гильзу и не стали сообщать о находке, боясь гнева лагерного начальства. Согласно данным расследования обстоятельств казни Беккера, на которое ссылается автор книги «Архипелаг ГУПВИ», именно эта неосторожная находка стала причиной обвинения генерала СС в саботаже строительных работ. Военный трибунал приговорил его к смертной казни, в феврале 1952 года Беккера расстреляли.

Карнер же приводит общую статистику осужденных военнопленных: «...всего были осуждены 37 600 военнопленных, из них около 10 700 осуждены в первые годы плена, и около 26 тысяч в 1949-1950. ...с 1942 по 1953 год на процессах НКВД 263 человека были приговорены к смерти, остальные — к лишению свободы до 25 лет».

Среди приговоренных к 25 годам были начальник подразделения контрразведки «Абвер 3» генерал-лейтенант Франц Бентивеньи, участник подготовки нападения на Советский Союз; командир группы войск «Центр» генерал-фельдмаршал Фердинанд Шернер и многие другие. И как и многих других, Бентивеньи и Шернера уже в 1955 году отпустили на родину.

Возвращение в Германию

Репатриация пленных немцев из союзных государств в Германию началась почти сразу после окончания войны. В августе 1945 года был создан Директорат военнопленных и перемещенных граждан при Контрольном Совете. Членами Директората стали начальники отделов военнопленных и перемещенных лиц каждой зоны оккупации Германии.

В СССР ход репатриации регулировался решениями Правительства и приказами НКВД. Первое постановление ГКО вышло еще в июне 1945 года, в нем шла речь о репатриации 225 тысяч «больных и ослабленных» немецких и австрийских военнопленных. Фактически по этому постановлению из лагерей освободили еще больше пленных — около 232 тысяч, в том числе 195 684 немца. Через два месяца, 13 августа 1945 года, вышел приказ НКВД об освобождении еще более 700 тысяч человек, 412 тысяч человек из этого списка были немцами.

«Больные и ослабленные» вплоть до 1947 года составляли большинство отправлявшихся в Германию репатриантов: так органы внутренних дел, выполняя международные договоренности, заодно избавлялись от ставшей непригодной для принудительного труда «живой силы».

«Я едва мог стоять на ногах. Пережил тяжелый сердечный приступ. Пошатываясь, я вошел в комнату, где находилась комиссия по медицинскому освидетельствованию. Из разговора я понял, что я слишком молод, чтобы мне разрешили уехать домой — мне было 23 года — и что я должен остаться в России и продолжать работать, — вспоминал Рудольф Хонольд, находившийся до марта 1948 года в лагере в Сталино (сейчас — украинский Донецк). — И тогда помогла моя докторша. Она убеждала лагерных офицеров, доказывала им, что я из-за своего больного сердца и большой потери веса — а весил я тогда немногим более 40 кг — ничем не могу быть полезным для России. После бесконечных переговоров я расслышал заветное слово, которого с трудом добилась для меня моя докторша: домой».

Согласно действовавшим в лагерях инструкциям, пленных за 10 дней до отправки в Германию должны были снимать с работы, выплачивать заработанные деньги, проводить санобработку, делать прививки и возвращать личные вещи. Советские рубли вывозить не разрешалось, поэтому перед отправкой пленные покупали продукты, которые можно было бы обменивать в пути, в основном сладкое и табак: «Например, пленный Вильгельм Лоце, репатриированный в 1949 году, вез с собой почти 6 кг сладостей (печенье и конфеты), 2355 штук сигарет и 600 граммов табака».

Для перевозки пленных использовались товарные вагоны с нарами. В двухосные вагоны, по инструкции, должно было загружаться по 40-45 человек, в четырехосные пульмановские — по 80-90 человек. В одном эшелоне было по 60-65 вагонов. Охраняли такие поезда бойцы конвойной службы НКВД — по 30-36 человек на эшелон.

«На следующий день, когда мы подошли к транспорту, на котором должны были ехать дальше, — вспоминал бывший военнопленный Ганс Шварцвальдер, — то были поражены увиденным. "Древний" пассажирский поезд с деревянными скамьями стоял в ожидании нас. Локомотив выталкивал в воздух клубы черного дыма. Он работал на буром угле. Невозможно было открыть окна. Поезда шли с опозданием на многие часы по одноколейным путям».

На этапе состояние и без того не самых здоровых пленных значительно ухудшалось: этому способствовала не только долгая дорога в стесненных условиях, но и нехватка пищи и даже воды. Архивы НКВД сохранили некоторые примеры нарушений, допущенных при транспортировке репатриантов: в августе 1948 года военнопленные в поезде из лагеря в Караганде два дня не получали хлеба; пассажирам поезда, следовавшего из лагеря в Грузии в июне 1948 года дали два ведра воды на 64 вагона; в поезде из лагеря №199 в Новосибирской области вообще не было пищеблока для питания пленных; конвой, сопровождавший в апреле 1948 года эшелон с пленными из Вольска, питался за счет пленных; репатриантов, следовавших из Тамбовской области в апреле 1948 года, не кормили семь дней.

По ходу следования поездов военнопленных могли подвергнуть дополнительной фильтрации, выявляя среди них направленных на репатриацию по ошибке бывших членов СС, СА, СД и гестапо. Известно, что в Бресте с 1946 по 1950 год таким образом сняли с поездов и вернули в лагеря 4450 человек.

В Германии пленные немцы, как правило, прибывали в сборный лагерь МВД №69 во Франкфурте-на-Одере и проводили там еще два-три дня. Это было первое место, где на вернувшихся, пусть и из-за колючей проволоки, могли посмотреть их соотечественники. Зрелище было удручающим: в 1947 году 70% прибывавших в лагерь пленных были больны и уезжали из Франкфурта-на-Одере на поездах-лазаретах.

Те, кто мог передвигаться самостоятельно, возвращались к месту жительства — и дальнейшая процедура зависела от того, в чьей оккупационной зоне оно находилось. Вот как описывал свою передачу американцам Ганс Шварцвальдер: «Розовощекий новобранец-красноармеец стоял с примкнутым к винтовке штыком в отдалении от своего караульного домика и, прежде чем мы пробежали 20 м по узкому мостику к американцам на другую сторону, осмотрел репатриантов. Наконец ты на свободе! Неописуемая удача! Многие бросались на землю и целовали ее! Мы снова на родине! [...] "Амис" (американцы) встретили нас холодно, подчеркнуто вежливо. Мы получили яичницу, какао и белый хлеб. Вновь новые проверки, здесь не было ничего без штемпеля и подписи. Через три часа я достиг цели. На руках я имел 80 ДМ (дойчмарок, немецких марок — МЗ), справку об освобождении и билет до Мюнхена. Еще телеграмму домой: "Все позади, прибуду через два дня. Большой привет из Хофа"».

Те, кто оказался жителями Восточной Германии, должны были пройти лагерный карантин, а затем со свидетельством об освобождении встать на учет в полицейском участке. Репатриант также обязан был пройти медицинское обследование, встать на учет в службе занятости и после этого мог получить продуктовые карточки. Все передвижения бывших пленных в Восточной Германии до 1948 года фиксировала СВАГ (Советская военная администрация Германии), а после — органы внутренних дел ГДР.

В 1945 году, по данным ГУПВИ, из лагерей СССР было репатриировано 1 009 589 военнопленных, более 600 тысяч из них — немцы.

В 1946 году репатриировали более 146 тысяч немецких военнопленных и около 21 тысячи интернированных.

В 1947 году репатриировали около 200 тысяч немцев, часть из них — в Польшу, так как они были гражданами этой страны.

В 1948 году репатриировали более 311 тысяч военнопленных и интернированных немцев.

В 1949 году СССР покинули более 120 тысяч бывших военнопленных и около 38 тысяч интернированных немцев.

5 мая 1950 года было официально объявлено, что репатриация немецких военнопленных закончена. Агентство ТАСС заявило, что всего с 1945 года было репатриировано 1 939 063 немецких военнопленных. «В СССР осталось 13 532 осужденных немецких военнопленных; 14 человек временно задерживались из-за болезни».

Еще несколько тысяч человек выехали из СССР в 1951-1953 годах. В 1955 году в Москву прибыл с визитом канцлер ФРГ Конрад Аденауэр. После подписания соглашения с ФРГ репатриировали еще около 10 тысяч немцев. Последняя партия бывших пленных была передана властям Германии 16 января 1956 года.

Школа 22 бобруйск – ГУО «Средняя школа № 22 г. Бобруйска»

ГУО "Средняя школа № 22 г. Бобруйска"

ВНИМАНИЕ!

на территории Республики Беларусь установились неблагоприятные метеорологические условия, вызванные аномально высокой температурой воздуха.

Согласно краткосрочному прогнозу Республиканского центра по гидромеорологии, контролю радиоактивного загрязнения и мониторингу окружающей среды в ближайшие дни на большей части территории Республики Беларусь ожидается повышение среднесуточной температуры атмосферного воздуха

до +32ºС (по югу до +33ºС).

пп

пп

С 21 по 30 июня 2019 г. в г. Минске

пройдут крупнейшие спортивные соревнования континента-II Европейские игры 

ВНИМАНИЕ! Мобильное приложение

«МЧС Беларуси: помощь рядом»

Министерством по чрезвычайным ситуациям разработано мобильное приложение «МЧС Беларуси: помощь рядом». В настоящее время данный программный продукт доступен для скачивания всем обладателям смартфонов и планшетов на базе операционной системы Android.

Пользователи смартфонов и планшетов могут скачать обновленную версию приложения «МЧС Беларуси: Помощь рядом». 

Пользователи приложения будут получать своевременное оповещение, основанное на штормовых предупреждениях Гидрометеоцентра. На карте помимо явлений и регионов, где они ожидаются, будут доступны рекомендации спасателей – как вести себя в таких обстоятельствах.

В случае масштабной ЧС природного характера администратор включит для пользователей дополнительный раздел «Сообщить о ЧС».

Еще одной немаловажной функцией стала кнопка звонка в МЧС «112». Это позволит связаться в экстренных случаях с нужным человеком. В последней  версии приложения реализованы поиск, есть возможность проверить полученные знания в тестах, прочитать статьи в разделе «Энциклопедия». Можно поучаствовать в рейтинге МЧС на прохождение тестов и отправить координаты, если вдруг потерялись в лесу.

Приложение пригодится каждому обладателю смартфона или планшета, ведь каждый из нас должен быть в курсе неблагоприятных прогнозов погоды или иметь под рукой информацию, как действовать в любой нештатной ситуации.

Я  проведу  тебя  по  школе,  мой друг...                                  

Имя - средняя школа №22 г. Бобруйска.

Год рождения - 1954.

Местонахождение - 3-й переулок Комбинатский, д. 2

В школе обучается - 253 учащихся.

Учебных кабинетов - 12.
 
Какая она мы  узнаем с тобой, путешествуя по школьному сайту.

ГИМН   ШКОЛЫ

ПУСТЬ  ИЗ  ШКОЛЫ  МЫ  УЙДЕМ  С ТОБОЙ  НАВЕКИ,

И  НАС  ЖДУТ  СЧАСТЛИВЫЕ  ГОДА,

ТОЛЬКО  ШКОЛА  ОСТАЕТСЯ  С  ЧЕЛОВЕКОМ,

ШКОЛА - ВЕРНЫЙ  ДРУГ  ТВОЙ  НАВСЕГДА.

СКОЛЬКО  В  ШКОЛЕ  МЫ  УЗНАТЬ  С  ТОБОЙ  УСПЕЛИ,

НАУЧИЛИСЬ  КРЕПКО  МЫ  ДРУЖИТЬ,

СКОЛЬКО  ПЕСЕН  МЫ  С  ТОБОЙ  ХОРОШИХ  СПЕЛИ.

НИКОГДА  НАМ  ШКОЛУ  НЕ  ЗАБЫТЬ!

60  ЛЕТ  ДЛЯ  НЕЕ  СОВСЕМ  НЕМНОГО.

С  НАМИ  ШКОЛА  ВЕЧНО  МОЛОДА.

И  КУДА  Б  НЕ  УВОДИЛА  НАС  ДОРОГА,

ВОЗВРАТИМСЯ  СНОВА  МЫ  СЮДА.

ПУСТЬ  ДРУГИЕ  ШКОЛЫ  ПРОЦВЕТАЮТ,

ЗАВИСТЬ  БЕЗ  ТРУДА  МЫ  ПОБЕДИМ.

НАМ  ДОРОЖЕ  ВСЕХ  22-Я,

МЫ  ЕЁ  В  ОБИДУ  НЕ  ДАДИМ!

ЧЕРЕЗ  ГОДЫ,  ЧЕРЕЗ  РАССТОЯНЬЯ,

НА  ЛЮБОЙ  ДОРОГЕ,   В  СТОРОНЕ  ЛЮБОЙ

ШКОЛЕ  ТЫ  НЕ  СКАЖЕШЬ:"ДО  СВИДАНЬЯ!"

ШКОЛА  НЕ  ПРОЩАЕТСЯ  С  ТОБОЙ.

22bobruisk.schools.by

План мероприятий. ГУО "Средняя школа № 22 г. Бобруйска"

Время

Наименование мероприятия

Место проведения

Участники

Ответственный

Общешкольные мероприятия.

10.00-10.45

Информационная акция «Правила безопасного поведения на воде»

Кабинет №6

I – XI классы

Литвинко Е.С., педагог-организатор

Физкультурно-оздоровительные и спортивно-массовые мероприятия

11.00-12.30

День спортивных рекордов «Олимпийцы среди нас»

Школьный стадион

V-VII

классы

Нестеров В. А., руководитель физвоспитания

Мероприятия классных коллективов

10.00-12.00

Посещение экспозиции музея «История края»

ГУК «Бобруйский краеведческий музей»

I класс

Дегтярова О.В.,

классный руководитель

I класса

Работа специалистов социально-педагогической и психологической службы

09.00-09.45

Консультация на тему: «Чем занять детей летом»

кабинет СППС

Родители учащихся

Степаненко Т.А., педагог социальный

10.00-10.45

Консультация на тему: «Как не ошибиться в выборе профессии»

кабинет СППС

IX,XI

классы

Степаненко Т.А., педагог социальный

Работа библиотеки

09.00 – 09.45

Выставка-реклама «Летние настроения с книгой»

Библиотека

II – III  классы

Аквицкая Н.А., библиотекарь

Работа объединений по интересам

11.00-11.45,

11.55-12.40

«ИЗО-Топ»

Кабинет начальных классов

III-V классы

Савина А.А., руководитель

Работа факультативных занятий

09.00 – 09.45

Факультативное занятие «Обобщающий курс»

Кабинет №4

XI класс

Синцова Е.Н., учитель русского языка и литературы

09.50-10.35

Факультативное занятие «Обобщающий курс»

Кабинет №4

XI класс

Синцова Е.Н., учитель русского языка и литературы

Консультации учителей-предметников для родителей

(законных представителей)

10.00-

10.45

Формирование адекватной самооценки

Кабинет №6

X класс

Никитко Н.Ф.,

учитель истории

Платные образовательные услуги

09.00- 11.30

Подготовка детей к школе

Кабинет начальных классов

-

Бондаренко И.В., учитель начальных классов

22bobruisk.schools.by

Файловый архив. ГУО "Средняя школа № 22 г. Бобруйска"

Новости проекта

Научный семинар

Перенос и удаление уроков

Навстречу новым горизонтам с Парком высоких технологий

Станьте участником программы «Учитель для Беларуси»!

Знакомьтесь с героями Schools.by!

Награждение победителей конкурса

Голосование

Как Вам новый сайт?

Разделы:

нет подразделов, 1 файл

нет подразделов, 2 файла

нет подразделов, 2 файла

1 подраздел, нет файлов

нет подразделов, 7 файлов

1 подраздел, нет файлов

нет подразделов, 12 файлов

нет подразделов, 7 файлов

22bobruisk.schools.by

Администрация. ГУО "Средняя школа № 22 г. Бобруйска"

Новости проекта

Научный семинар

Перенос и удаление уроков

Навстречу новым горизонтам с Парком высоких технологий

Станьте участником программы «Учитель для Беларуси»!

Знакомьтесь с героями Schools.by!

Награждение победителей конкурса

Голосование

Как Вам новый сайт?

директор

заместитель директора по учебной работе

заместитель директора по воспитательной работе

заместитель директора по хозяйственной работе

22bobruisk.schools.by

Администрация. ГУО "Средняя школа № 22 г. Бобруйска"

Новости проекта

Научный семинар

Перенос и удаление уроков

Навстречу новым горизонтам с Парком высоких технологий

Станьте участником программы «Учитель для Беларуси»!

Знакомьтесь с героями Schools.by!

Награждение победителей конкурса

Голосование

Как Вам новый сайт?

директор

заместитель директора по учебной работе

заместитель директора по воспитательной работе

заместитель директора по хозяйственной работе

22bobruisk.schools.by

Родителям. ГУО "Средняя школа № 22 г. Бобруйска"

ГРИПП И ЕГО ПРОФИЛАКТИКА

Грипп представляет собой острое вирусное инфекционное заболевание с воздушно-капельным путём передачи возбудителя. Протекает с симптомами интоксикации, повышением температуры, головной болью, ломотой в суставах и мышцах и поражением дыхательных путей.
Среди ОРИ удельный вес гриппа составляет 12-15%.Грипп является самым массовым инфекционным заболеванием и единственной инфекцией, которая вызывает ежегодные сезонные эпидемии и периодические пандемии, охватывающие до 30% населения в мире.

Основной источник гриппозной инфекции-больной человек, который выделят вирус во внешнюю среду при разговоре, кашле, чихании. С частицами слизи вирус может рассеиваться на несколько метров от больного. Наибольшая заразность  наблюдается с первых часов болезни до 3-5 дней. Массовому распространению болезни способствуют больные с лёгкими и стёртыми формами.

Основной путь передачи - воздушно-капельный.

Грипп начинается остро. Инкубационный период составляет 1-2 дня, но может продлиться до 5 дней. Тяжесть болезни зависит от общего состояния болезни, возраста  ребенка. При лёгком течении заболевания температура тела может оставаться субфебрильной  или повышаться не выше 38 С, симптомы интоксикации слабо выражены или отсутствуют.
При среднетяжёлом течении гриппа температура повышается до 38.5-39.5С. Появляются интоксикация, головная боль, суставные и мышечные боли, обильные потоотделение, слабость, светобоязнь, сухость, першение в горле, заложенность в носу. На 2-3 е сутки наступает разгар заболевания (максимально высокая лихорадка, выраженная интоксикация, катаральный синдром-ринит, ринофарингит, трахеит). При  обычном течении на 4-7й день отмечается улучшение: температура нормализуется не позднее 4х суток, симптомы интоксикации исчезают к 7му дню, а катаральный синдром к 10 дню с момента начала заболевания.

При развитии тяжёлого течения гриппа температура тела поднимается до 40 С и выше, появляется рвота, поражается нервная и сердечно-сосудистая системы. Состояние больного    резко ухудшается.

Грипп опасен осложнениями. К наиболее частым относятся пневмонии и бронхиты, воспаление придаточных пазух носа, возможно осложнение со стороны сердечно-сосудистой, нервной системы и других внутренних органов. После  перенесенного гриппа в течение 2-3 недель могут сохраняться явления постинфекционной астении: утомляемость, слабость, раздражительность, головные  боли, бессонница.

Всем больным гриппом назначается постельный режим на время всего лихорадочного периода. Больной должен быть тепло укрыт, получать обильное согревающее тепло (горячий чай с лимоном, мёдом, мятой, отвар шиповника, тёплое молоко, щёлочные минеральные воды.) И принимать только те лекарства, которые прописал врач. Помещения, где находится больной, нужно часто проветривать и подвергать влажной уборке 2-3раз в день.  Больному следует выделить отдельную посуду, полотенце. Контакт и общение членов семьи с больным не допускается, кроме лиц, непосредственно ухаживающих за ним, которые должны носить  марлевые маски. При разговоре, кашле, чихании больной обязан прикрывать рот и нос платком. Его бельё нужно часто менять и проглаживать.

Единственным методом специфической профилактики, который даёт и профилактический и экономический эффект является применение вакцины.

В условиях детской поликлиники  Вы можете получить прививку против гриппа. Необходимо обратиться к участковому врачу.

Неспецифические средства профилактики принимаются за 2-3 недели до начала эпидемии и во время её. Хорошим профилактическим средством является оксалиновая мазь. Она не имеет противопоказаний, применяется для взрослых и детей 1-2 раза в день смазывают носовую полость.
В период эпидемии необходимо больше гулять на свежем воздухе, не переохлаждаться, избегать стрессовых ситуаций, которые угнетают иммунитет.

 

22bobruisk.schools.by

Кружки, факультативы. ГУО "Средняя школа № 22 г. Бобруйска"

Новости проекта

Научный семинар

Перенос и удаление уроков

Навстречу новым горизонтам с Парком высоких технологий

Станьте участником программы «Учитель для Беларуси»!

Знакомьтесь с героями Schools.by!

Награждение победителей конкурса

Голосование

Как Вам новый сайт?

Английский шаг за шагом (15 обучающихся)

Волшебный мир оригами (13 обучающихся)

Говорим по-английски (11 обучающихся)

Занимательный английский (11 обучающихся)

Подготовка детей к школе (18 обучающихся)

Учим английский, играя (10 обучающихся)

Учим английский, играя 1 (11 обучающихся)

22bobruisk.schools.by

История организации, ГБОУ Романовская школа, Москва

Государственное бюджетное образовательное учреждение города Москвы Романовская школа (ранее средняя общеобразовательная школа с углубленным изучением иностранных языков 1240 «Мультипрофильный образовательный комплекс «ПРЕСНЕНСКИЙ» (ГБОУ СОШ 1240) )была образована в 2014 году на основании приказа ДОгМ 489 от 30.07.2013 «О реорганизации государственных бюджетных образовательных учреждений Департамента образования города Москвы, подведомственных Центральному окружному управления образования Департамента образования города Москвы». В результате реорганизации были объединены две школы ГБОУ ЦО 1240 и ГБОУ Школа 96, расположенных в четырех зданиях по адресам:

1. Большой Кондратьевский пер.д.3, площадь 5903,9 кв.м, рассчитано на 500 обучающихся.

2. Средний Кондратьевский пер.д.8а, отдельно стоящее 4-х этажное здание, площадь 3929 кв.м, рассчитано на 450 обучающихся.

3. Ул.Климашкина д.13б, строен.1 – площадь 3702,1 кв.м, рассчитано на 500 обучающихся.

4. Большой Тишинский пер.д.39 – площадь 3591,5 кв.м, рассчитано на 500 обучающихся.

В комплекс вошли дошкольные образовательные учреждения в девяти зданиях по адресам:

5. Зоологический пер.д.10 - площадь 994,2 кв.м

6. Ул.1905 года д.4.,строен.1 – площадь 425 кв.м

7. Пресненский вал д.5- площадь 394,6 кв.м

8. Большой Кондратьевский пер.д.5 – 1675,1 кв.м

9. Большой Кондратьевский пер. д4 строен.1- площадь 736,8 кв.м

10. Новопресненский пер.д.6 – площадь 2264 кв.м

11. Малая Грузинская д.16 –площадь 1453,8 кв.м

12. Ул.Пресненский вал д.4/29 – площадь 398,9 кв.м

13. Большой Тишинский пер.д.26 – площадь 720 кв.м.

На основании распоряжения Департамента образования города Москвы от 09.09.2015 г. 278р «Об изменении наименования Государственного бюджетного образовательного учреждения города Москвы средней общеобразовательной школы с углубленным изучением иностранных языков 1240 «Мультипрофильный образовательный комплекс «Пресненский» учреждение было переименовано в Государственное бюджетное общеобразовательное учреждение города Москвы «Школа 1240 «Мультипрофильный образовательный комплекс «Пресненский» (ГБОУ Школа 1240).

С 1 января 2016 года в Романовскую школу был переведен контингент ГБОУ Школы 2048 по адресу: Мукомольный проезд, д.3, стр.1 с дошкольными учреждениями по адресам: Шмитовский проезд, д.42, корп.2, Шелепихинская наб., д.12, стр. 2, Шелепихинская наб., д.4, стр.2, Шелепихинское шоссе, д. 13, стр 4.

1240

Школа функционирует с 1938 года. В 1962 году ей был присвоен статус школы с углубленным изучением иностранных языков. В основе ее образовательной программы лежит Московский базисный учебный план и углубленное изучение английского языка с 1-го класса.

Школа 114 Советского района г. Москвы была открыта в 1938 году.

В 1962 году школе присвоили наименование: средняя общеобразовательная трудовая политехническая школа с производственным обучением 22 с преподаванием ряда предметов на иностранном языке Краснопресненского района г. Москвы.

В 1987 году школа переименована в среднюю общеобразовательную школу 1240 с углубленным изучением иностранного языка Центрального округа г. Москвы.

В июне 2001 года Московская регистрационная палата зарегистрировала новую редакцию Устава школы с новым наименованием: Государственное образовательное учреждение средняя общеобразовательная школа с углубленным изучением иностранного (английского) языка 1240 и выдала свидетельство о регистрации 002.047.691 от 14 июня 2001 года.

Центр образования 1240 создан в 2009 году путем слияния двух старейших школ Москвы, образованных в 1938 году: школы 1240, специализировавшейся на изучении иностранных языков и школы 127, имевшей свою богатую историю.

96

Школа была образована в 1934 году в системе Краснопресненского районного отдела народного образования под 56 .

Первоначально в школе было открыто 23 класса на 923 учащихся.

На основании Распоряжения Мосгороно от 05.08.1936 за 1/120 , в связи с введением единой нумерации Московским учреждениям средняя школа 56 была перенумерована в 96.

В соответствии с решением Моссовета и Исполкома Краснопресненского районного Совета депутатов трудящихся в 1940 году средняя школа 96 получила статус средней общеобразовательной школы 96.

В соответствии с Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР 789 от 16.07.1943 в городе Москва вводится раздельное обучение, на основании которого школе присваивается статус «женская» средняя общеобразовательная школа. В школе было открыто 29 классов на 1147 учащихся.

В 1945 – 1947 годы, в школе был медицинский госпиталь, в котором долечивали раны советские воины.

С 1946 – 1947 год, временно, учебные занятия проходили в здании районного отдела народного образования (РОНО), близ современного метро «1905 года».

В 1947 году рядом со зданием школы силами учащихся и учителей был посажен яблоневый сад.

В трудные послевоенные годы, учащиеся школы занимались сортировкой овощей в овощехранилище, находившееся в здании католического собора на Малой Грузинской улице.

В конце 1953 года раздельное обучение было упразднено.

В соответствии с приказом Мосгороно 812 от 15.06.1961 средняя общеобразовательная школа 96 была преобразована в среднюю трудовую политехническую школу с производственным обучением.

В 1989 году наименование «трудовая политехническая» был упразднен.

С 15 октября 1991 года школа 96 включена в состав Центрального Окружного Управления Московского Департамента Образования.

В 2010-2011 учебном году контингент школы 82 (по адресу улица Климашкина, дом 13б) был переведен в школу 96.

С апреля 2014 г. входит в состав Государственного бюджетного образовательного учреждения города Москвы средняя общеобразовательная школа с углубленным изучением иностранных языков 1240 «Мультипрофильный образовательный комплекс «Пресненский»

2048

ГБОУ СОШ 2048 Центрального окружного Управления образования функционировала как школа, образованная путём слияния двух школ ГОУ СОШ 105 и ГОУ СОШ 592 на основании приказа Департамента образования города Москвы 1649 от 08.11.2010 года «О реорганизации Государственного образовательного учреждения средней общеобразовательной школы 105 и Государственного образовательного учреждения средней общеобразовательной школы 592».

Школа 105 была открыта 1 сентября 1940 г. и была изначально мужской. В годы Великой Отечественной войны в школе формировался стрелковый полк 8-й дивизии народного ополчения Краснопресненского района. В честь ополченцев на здании школы установлена мемориальная доска. В октябре 1941 г. школа стала пунктом формирования Краснопресненского добровольческого коммунистического рабочего батальона. В июне 1945 г. в школе размещался сводный полк 4-го Украинского фронта, который под руководством своего замполита Л.И. Брежнева, будущего руководителя советского государства, проводил подготовку к Параду Победы 24 июня 1945 г. на Красной площади.

В 1960 г. школа 105 переехала.
Это было великим событием для затерянного в ту пору местечка «Нижняя Шелепиха», где жили многодетные семьи простых «работяг». Школе принадлежала большая прилегающая территория с фруктовым садом, цветниками, спортивной и игровой площадками. В школе был большой спортивный, актовый зал, мастерские (столярные, слесарные), кружки кройки и шитья, большая хорошая столовая для школьников, где помимо обедов можно было купить много разных вкусностей.

Сейчас от этого места до бизнес центра «Москва-Сити» не более 2-х км. по прямой, «цивилизация» сюда еще не пришла. «Нижняя Шелепиха» по-прежнему остается тихим зеленым уголком Москвы.

В 1937 году среди деревенских домиков на далёкой окраине Москвы была построена школа 592. И по её номеру можно было понять, сколько школ было в ту пору в Москве.
Сначала школа была 2-х этажная. Это можно увидеть по стенам, выложенным камнем. Она была 7-леткой..
Но мир жил своей жизнью и не заметно для всех подошёл 1941-й год. Год, страшный для всей страны. И в Москве по линии окружной железной дороги, что была недалеко от школы, проходила последняя черта обороны города. И, конечно же, наша школа не была в стороне от всех этих событий. На Красной Пресне собирались дружины народных ополченцев. В рядах этих ополченцев немало было выпускников школы.
В течение всей войны школа не переставала работать по своему прямому назначениюучить детей. Долгое время в ее стенах находилась ещё и «школа трудовой молодёжи».

ГУО "Средняя школа № 6 г. Минска"

Цель: обеспечение современного качества образования и повышение его эффективности на основе сохранения его фундаментальности и соответствия актуальным и перспективным потребностям личности, общества, государства.

Задачи:

1. Создавать условия для повышения качества образования через:

- совершенствование механизмов повышения мотивации учащихся к учебной деятельности;

- формирование у учащихся ключевых компетенций в процессе овладения универсальными учебными действиями;

- дальнейшее совершенствование системы допрофильной подготовки и профильного обучения учащихся;

- создание условий для удовлетворения образовательных потребностей учащихся с повышенной мотивацией к обучению через развитие сети факультативов и платных образовательных услуг;

- повышение эффективности сотрудничества с учреждениями высшего образования;

- развитие внутришкольной системы оценки качества образования.

 2. Совершенствовать воспитательную систему школы на основе работы по:

- активизации совместной работы классных руководителей и педагогов по формированию личностных качеств учащихся, сплочению классных коллективов через повышение мотивации учащихся к совместному участию в общешкольных, внеклассных мероприятиях, экскурсионной программах, проектной деятельности;

- повышению уровня общешкольных мероприятий и конкурсов, улучшению качества проводимых тематических классных часов;

- расширению форм взаимодействия с родителями;

- профилактике девиантных форм поведения и вредных привычек.

 3. Повышать профессиональную компетентность педагогов через:

- развитие внутришкольной системы повышения квалификации учителей;

- совершенствование организационной, аналитической, прогнозирующей и творческой деятельности школьных методических объединений;

- развитие системы самообразования педагогов, инновационную и экспериментальную деятельность.

4. Совершенствовать информационную образовательную среду школы.

5. Укреплять материально-техническую базу учреждения образования.

 

отзывов, цены и бесплатный тестовый урок

Рейтинг чешских школ в Бобруйске: обзоры, цены и бесплатный тестовый урок

1

Программа:

Общий

Выберите страну и город обучения

  • Армения
  • Азербайджан
  • Беларусь
  • Канада
  • Чешская Республика
  • Германия
  • Ирландия
  • Казахстан
  • Киргизия
  • Латвия
  • Литва
  • Мальта
  • Молдова
  • Россия
  • Испания
  • Швейцария
  • Таджикистан
  • Украина
  • Соединенное Королевство
  • США
  • Узбекистан
  • Все города
  • Онлайн-курсы
  • Барановичи
  • Бобруйск
  • Борисов
  • Брест
  • Гомель
  • Гродно
  • Кобрин
  • Лида
  • Минск
  • Могилев
  • Мозырь
  • Новополоцк
  • Полоцк
  • Рогачев
  • Слоним
  • Солигорск
  • Светлогорск
  • Витебск

Выберите язык обучения

История Бобруйска - частные туры в Минск, однодневные поездки, экскурсии по городу, военные туры

Статьи, посвященные истории Беларуси, политике Беларуси, экономике Беларуси, культуре Беларуси и другим вопросам, а также туристическим направлениям Беларуси.

Бобруйск основан на реке Бобруйке, которая когда-то была полна бобрами (бобр = бобр). Впервые упомянутый в летописях в 1387 году, Бобруйск к 1600-м годам имел десяток улиц и рыночную площадь. Сожженный в 1508 году во время восстания, город очень сильно пострадал от подобных опасностей сорок лет спустя. Упадок города начался в 1650-х годах после казачьего восстания. В 1655 году во время русско-польских войн Бобруйск был захвачен русскими войсками, а его население почти полностью уничтожено.Во время второго раздела Речи Посполитой Бобруйск вошел в состав Российской Империи.

В 1511 году Сигизмунд Старый предоставил городу Бобруйску право платить налоги непосредственно в государственный бюджет, минуя региональные власти. К тому времени географическое положение города превратило Бобруйск в крупный торговый центр. У него был речной порт, и он был одним из основных таможенных пунктов в герцогстве, где собирали пошлины с торговцев, путешествующих между Москвой и Европой. Бобруйск не имел ни Магдебургского права, ни права избирать магистратов.

Бобруйск с замком в центре был обнесен каменной стеной. Градостроительства тогда не существовало: улицы расходились спорадически, а у реки можно было найти больше деревянных хижин беднейших жителей. Состоятельные горожане владели большими земельными участками, торговали лесом и мехами. К 1600-м годам в городе насчитывалось около 500 жилых домов. В Бобруйске были римско-католическая, русская православная и иезуитская общины со своими храмами и молитвенными зданиями.

План развития

Бобруйска был разработан еще в 1800 году.Сам город в прошлом столетии пережил очередной экономический упадок, и с 200 домами в городе, в которых проживало более 2000 жителей, он должен был быть снесен ради строительства крепости. Городские постройки на холме у реки были разобраны или снесены. Пригороды были застроены по новому плану: каменные постройки за пределами крепости не допускались по соображениям обороны, что еще на столетие замедлило возрождение Бобруйска.

Строительство новой Бобруйской крепости в 1800-х годах кардинально изменило город.Построенный в 1810 году, он фактически заменил старый город, жители которого были переселены в пригород. В течение 4 месяцев крепость удерживала французскую армию и несколько раз модернизировалась до 1840-х годов. Так, например, иезуитская церковь стала складом боеприпасов. Бобруйская крепость превратилась в грозную тюрьму, где царское правительство размещало оппозицию, часто членов тайных студенческих сообществ. Строения крепости в основном заброшены, однако одна из башен по-прежнему функционирует как тюрьма.Бобруйская крепость считается одной из главных достопримечательностей.

В течение 1800-х годов в Бобруйске было построено несколько школ, в том числе гимназия. Экономический подъем в 1873 году получил благодаря строительству железной дороги Либава-Ромно. Хотя перепись 1897 г. выявила около 35 000 жителей города, промышленного сектора Бобруйска практически не существовало. На 22 фабриках работало более 300 человек, и весь город был в основном деревянным.

Вот некоторые из довоенных улиц Бобруйска: Социалистическая (бывшая Муравьевская), Бахарова (бывшая Шоссейная), Советская (Песчаная), Чангарская (бывшая Олехновская), Комсомольская (бывшая Адамовская).

Расположенный восточнее Минска, Бобруйск был оккупирован немецкой армией только в 1918 году, а в 1919 году ее сменила польская армия. Однако экономика все равно была разрушена. Восстановление Советской власти в 1920 г. (недолговечное в 1917 г., когда произошла Октябрьская революция). Сегодняшние крупные предприятия города были фактически созданы в 20-х годах прошлого века: лесозавод и дрожжевой завод (ныне известный производством зефира). К 1941 году Бобруйск был самым промышленно развитым городом Беларуси.

Город был оккупирован фашистами 28 июня 1941 года. К концу войны в Бобруйске оставалась только треть населения (менее 30 000 человек).

Ряд предприятий был построен после войны, в том числе производитель шин - основной двигатель экономики города. Сегодня архитектурное наследие Бобруйска довольно обширно, помимо крепости город может похвастаться множеством деревянных и кирпичных построек 1800-х - начала 1900-х годов: бывшие банки, синагоги, жилые дома выдающихся владельцев.

Евреи поселились в Бобруйске предположительно в начале 1500-х годов, чтобы вывести ремесла и торговлю на новый уровень - первое упоминание об общине датируется 1583 годом. Евреи также арендовали таможенные посты и имели право собирать определенные налоги. В 1655 году еврейское население Бобруйска было истреблено восставшими казаками, но через столетие оно было восстановлено.

В 1800-х годах первые предприятия в городе, такие как кирпичная и свечная фабрики, принадлежали еврейским столицам. С этого момента еврейское население неуклонно увеличивается за счет миграции из Польши и Украины: в 1808 году община насчитывала 504 еврея, в 1861 году - почти 9000.К Первой мировой войне в Бобруйске проживало около 26 000 евреев - почти 60 процентов от общей численности населения (но около 40 процентов через 10 лет).

К концу 1800-х годов в Бобруйске проживало около 20 тысяч жителей, у которых было около 200 магазинов, около 170 мастерских и более 20 трактиров, дававших более 400 рабочих мест. Лесом, поставляемым на юг России, занимались крупные операторы. Круг более богатых евреев был не слишком большим, в то время как целые кварталы их крайне бедных соотечественников жили в нищете: босоногие дети, грязные улицы и уродливые маленькие деревянные хижины.Хотя элита занималась благотворительностью, строящей жилье и раздачей бесплатного питания бедным, разрыв между богатыми и бедными увеличивался.

Беспорядки, вызванные этим среди еврейской молодежи, вынудили их искать спасение, присоединившись к сферам преступности, революции и искусства. Многие музыкальные писатели, художники, дирижеры и режиссеры, прославившиеся в Европе или Америке, на самом деле были выходцами из Бобруйска.

хасидов и меснагдим были представлены в Бобуриске, борясь за свою паству.В одной из крупнейших еврейских школ училось около 60 учеников, другие дети ходили в частные школы и хедеры. В Бобруйске действовала государственная религиозная школа для евреев. Ни одна из русских православных или римско-католических церквей или мечетей не пережила 20 -го века, но синагоги, массово превращенные в склады, библиотеки, мастерские и магазины, все еще существуют.

В начале 1900-х годов произошло два больших пожара, которые вдохновили на массовое строительство каменных зданий. Улица Муравьёвская начиналась от вокзала как двухкилометровый участок жилых домов с магазинами и офисами на первом этаже.Разнообразные рекламные щиты магазинов с разными цветами и шрифтами, приглашающие сделать покупки, заказать обувь на заказ или попросить юридическую консультацию. На главной улице были узкие, но высокие тротуары, выложенные кирпичом или плиткой. Центральная часть этой улицы была известна как место для свидания или деловой встречи: газовые лампы позволяли толпам смешиваться до позднего вечера.

Наряду с этой улицей, кварталы вокруг рынка стали магнитом для людей. Вокруг рынка возникла сплошная кладка, а кроме жилых построек здесь были склады, конюшни и сараи.Их задние стены окружали рынок забором, а на ночь были закрыты три пары металлических ворот. Всевозможные здания на рынке привлекали торговцев, посредников, спекулянтов, торговцев, сплетников и воров. К югу от рынка возникла площадь, получившая название Рыночной площади, которая стала самой большой в этой части Бобруйска.

В 1904 году в Бобруйске проживало 36 000 человек, из примерно 3 тысяч домов около двухсот построены из кирпича. Несколько десятков фабрик (по производству кирпича, кожи, масла, муки и пива) часто были мелкими, на которых работало до 40 рабочих, что было меньше, чем в среднем в городах такого размера в остальной части России.Судя по всему, в сфере услуг было занято больше людей, чем в производстве. Безработица была довольно массовой, и рабочее движение было зрелым и активным во время первой русской революции 1905 года.

В 1904 г. в городе действовала мужская гимназия, ряд средних школ разного уровня и несколько ремесленных училищ. Еврейская община находилась в ведении иешивы (недалеко от нынешней Советской улицы) и двух частных школ. Практически в каждой синагоге был хедер, и студенты, которые хотели получить дальнейшее образование, выбирали между Вильно и Житомиром.

После Первой мировой войны в Бобруйске проживало около 30 000 человек - 40 процентов от довоенного числа, город лежал в руинах. Вскоре были построены крупные предприятия, в том числе лесной и текстильный, и к 1941 году Бобруйск стал одним из самых индустриальных городов Беларуси.

Нацисты захватили Бобруйск 28 июня 1941 года. В городе были созданы два пересыльных лагеря для советских военнопленных, во время войны здесь было убито около 44 000 человек.

Сразу после оккупации нацисты поместили евреев Бобруйска и евреев из близлежащего района в два гетто.Около 10 000 евреев были казнены в ноябре нацистами в селе Каменка и на городском кладбище.

После войны еврейское население было восстановлено, и даже была зарегистрирована община. Однако в 1948 году здание синагоги было передано под архив. Сегодняшняя община насчитывает более 1000 человек и имеет синагогу, школу и несколько клубов, работающих с помощью Джойнта. Синагога расположена на Социалистической улице - первой мощеной улице города.

Если вы хотите совершить экскурсию по Бобруйску, свяжитесь со мной!

Бобруйск, Беларусь (страницы 707, 713-722, 725-726, 734-737, 739)

Бобруйск, Беларусь (страницы 707, 713-722, 725-726, 734-737, 739)

[Страница 707]

Что случилось в моем родном городе, Стихотворение

от Геноха Шведика

Перевод с идиша Оделией Алрой

В память о семье Глеккелей, убитой белополяками в Бобруйске.
–О, а почему там звонят колокола?
–Что-то произойдет
В домике Глекеля
Есть карета.

Возможно, кому-то богатому будет
Собираетесь их увидеть?
Нет, выходят офицеры
Кареты.

Слышны крики -
Жена Глеккеля стонет,
Их выводят
С маленькими детьми.

Только один - маленький Хенше
Не плакал
Коляска черная
такой новый и красивый!

Горе, дедушку тащат
На улицу возле дома.
Ой, наверное, готовят
Могила для него….

Вечером удивляются соседи -
Что происходит.
Везут на станцию ​​-
. Собираются ли они в Минск?

На улице тихо,
Что-то должно происходить.
Ой куда ты пропал
Черная карета?

__ ___ ___ ___

Охранник, Сташ, стоял на часах
. Рядом дежурный угол,
Его охватил страх
Посреди ночи….

Горе, она боролась
Когда ее толкнули,
Еле довел ее до могилы.
«У евреев такая сила -
». Так долго »-
Легионер сказал позже
–О, господа, вы куда?
- В суд - в Минск…
И лошади поворачивают.
–Там – из-под земли раздаются крики
От детей, от деда
А от жены Глекеля….
Тайник в ужасе убежал,
Мы услышали официальный крик:
«От нас не убежишь -
Стоп! Тайник! »
Но с переулков и
Раздается крик:
«Беги, беги
Не стой на месте! »
Они слышали это в тени
Но это не помогло.
Когда расстреляли их в могиле
Пока еще жив….
И по всей улице слышно
«Молодец!»
Сташ думает: вот бледная, мертвая жена Глекеля ...
Детей бегут
И ночь кричит
«От нас не убежишь
Стоп! Тайник! »

(Песни, Минск 1938, 20–17).


[Страница 713]

Старый революционер посетил Бобруйск в 1927 году

от Аарона Горелика

Перевод с идиша Оделией Алрой Подъезжаю к Бобруйску поездом.На ум приходят воспоминания. Я помню, что мне давным-давно рассказывали отец и мать: когда мне было два года, я топнул ногой на улице и, плача, потребовал, чтобы мне дали талисман тюрьмы Позанера. Более поздние события моей жизни запечатлелись в моей памяти и переносят меня в годы, проведенные в моем родном городе. Я жил в разных городах, путешествовал по миру, и даже важные события в моей жизни никогда не занимали того уголка моей памяти, который связан с моим детством. Интересно, что тут вспомнить? Наш домик?

- Да, - я слышу голос - действительно, этот домик с печью и карнизом, с грязным глиняным полом, который всю неделю был грязным.Только в пятницу обсыпали пол светлой глиной, чтобы подготовить дом к Субботе . Запах курятника днем ​​и ночью душил нас, если мы не открывали дверь, чтобы впустить свежий воздух. А поскольку хлеба никогда не было много, хала в пятницу вечером принесла в дом праздник. Поскольку мы не ели приготовленную пищу в течение недели, мы очень приветствовали цикорий Shabbos с горячим молоком, чолент после закуски в Shabbos .

Как будто это только что произошло, я вижу своих родителей на вокзале, когда уезжал в Америку, как я смотрел на них через окно машины и заверил их, что мы еще увидимся.Я вижу, как они работали в течение недели и в субботу , и в пятницу вечером - моя прекрасная мать с шелковым шарфом на голове, завязав концы за ушами. У нее мирное лицо, и в субботу года она кажется, может быть, на десять лет моложе. Я вижу, что мой отец только что вернулся из синагоги, а на столе уже ждала трапеза Шаббат . На нем черное пальто, которое ему всегда было дорого, как новая одежда, бумажный воротник и белые бумажные манжеты, торчащие слишком далеко от рукавов, и отец все время их поднимает.Они торчат, просто признак того, что они видны. В субботу , гармония между отцом и матерью очевидна. Кажется, что они больше нравятся друг другу, чем в течение недели. Неделя и Суббота соединились до меня. Глубокая грязь с дождем и холодом, снег и мороз, фруктовый сад с рядами цветов вокруг многоугольника. Лес вокруг города! Такое удовольствие побродить там Суббота, после обеда.

Еду с большой станции на маленькую, где буду ближе к городу.С одной стороны от железной дороги находится район Перисип, а с другой - Shosi , который проходит через город к форту, а многоугольник в середине похож на разделение между городом и рекой. Я выбираю карету, а не сани, потому что представляю, что в оттепель на Shosi полно луж. Водитель, еврей и не дурак, сразу понимает мою практичность и спрашивает, откуда я знаю наши улицы. Когда он слышит, что я уроженец Бобруйска, он оглядывает меня с головы до ног.Он может сказать по моей одежде, что я американец, и все время спрашивает меня, кто я. Когда он слышит, что я Йехиэль, Исаак, сын учителя, он очень обрадован и вспоминает моего дедушку, Моше Ице, водителя, и говорит: «Он был прекрасным евреем, у него было место возле восточной стены возле Арье-строителя в строительный сарай ». Он сам - Эликум, сын возницы, большой дом возле строительного сарая, - подчеркивает он. Я помню его отца. Еврей с лохматыми седыми волосами, очень высокий, и про него говорили, что его лошадь сама знала дорогу к бару Зузы.В день Симхас Тора он ходил пьяным из дома в дом с другими евреями из синагоги строителей, совал в соседские горшки, смотрел, что готовится, искал тсиммес мяса и требовал куриную печень и желудки. Когда я рассказываю сыну Эликума то, что помню, мы оба от души смеемся. Вскоре он расслабляется и созерцает, насколько его лошадь похожа на человека, чувствует, когда его хозяин расслаблен и не бьет его, ходит легко и, кажется, слушает, что мы говорим. Он вспоминает меня в детстве и начинает рассказывать о Слободе в былые времена и сейчас, как если бы он читал из siddur .Я узнал от него, что в преклонном возрасте мой отец стал смотрителем строительного сарая и жил в небольшом доме, построенном рядом с ним. Он умер там, добавляет он. В конце он начинает рассказывать мне о советской власти. Его детям не придется тащить лошадь и повозку, как он всю свою жизнь проделал с наследством своего отца, с его длиной лошадей. - Его дети учатся в Минске, - с гордостью говорит он.

Моше Зарчин, сын моей старшей сестры и его жена, к которым я приехал, были счастливы со своим дядей из Америки.Я не планировал останавливаться в их маленькой квартирке, и Мошке сразу же забеспокоился об отеле. «Со времен революции у меня дела идут очень хорошо, - сказал мой племянник. Он бухгалтер в Совете. Узнаю от него, что сейчас в большом государственном доме находится самоуправление. Он рассказал мне о многих улучшениях в городе и добавил: - как в Москве, Минске, а может, и по всей стране так.

За завтраком я узнаю о многих людях, которых собирался посетить: об учителе иврита Львовиче, который сейчас работает учителем в семилетней школе; Гершель Йохвид, брат Начке, об Арье Высоком, Арье «Вор» и других.Мой племянник спешит на работу, которую он покинул из-за моего приезда, и я отправился в свой родной город.

Я помню каждый дом. Это зима, снежная мягкость, которая с таянием сулят приближающуюся весну. Выстроились в ряды водители с длинными фургонами. На углу другие водители в кругу ждут клиентов. По обеим сторонам улицы расположены магазины. Вывески одноразовых портных, портнихи и ножницы все еще висят. Здесь здание Холодца, когда-то производившееся.Дальше по левой стороне большой дом Реба Шнеурсона. Думаю, дом стал намного старше и не кажется таким большим, как раньше. Издалека видна кондитерская, где молодежь собиралась в праздничном настроении за выпечкой, по три копеек по копеек.

Клянусь, я помню многих людей. Такие знакомые лица. Конечно, сюда идет Ерахмиэль Петшура, который когда-то жил при дворе моего дяди, Менделя Наркина. Какую бороду он отрезал! Кажется, я вижу двух Йерахмиэлей, одного из давних и того, кто приближается ко мне.Я вспоминаю Ерахмиэля Петшура, который хотел меня подразнить: «Ты сидел в тюрьме в Киеве и мире, Арше, ты не стал лучше». Я отвечал ему в той же манере: - «Подожди, мы еще сделаем лучший мир ». Теперь я расплачусь с ним. Он спешит, но замечает мои американские манеры. Мне понравилось, как он на меня посмотрел. Я очень рад, что он сразу узнал меня, и я говорю: «Реб Йерахмиэль!» И он поворачивается ко мне: «Что ты имеешь в виду, Реб Йерахмиэль? Теперь мы «Гражданин». Когда он снова смотрит на меня, он смотрит и говорит

–Смотри сюда! Арчи здесь! Как ты сюда попал? Вы уехали в Америку - что я говорю? »Он ловит себя на этом.

Мне понравилось его недоумение, поэтому я засмеялся. Ерахмиэль снова смотрит на меня и говорит:

- Подожди, подожди - он выходит с большим Шолом-Алейхемом, ты вернулся ».« Что еще? »« Теперь весь мир вернется к нам, как они оставили нас раньше », - добродушно смеется Ерахмиэль и продолжает возьми мою руку в его… «Послушай, у тебя женственное лицо, без длинных усов», - поддразнивает он. Затем он сожалеет, что сравнил меня с женщиной: «Я имею в виду настоящего актера, без усов.”

Говорим о текущей ситуации:

–Что лучше? Мы не едим гусиные шкварки и блины каждый день, но я веду отчет, и через десять лет все стало намного лучше, что будет через десять лет? Ерахмиэль Петшура выходит с «детским удовольствием» и «забудь обо мне, наши дети! Им будет хорошо! Ты помнишь моего Мотеле, Арше? Как вы думаете, какой он сейчас? Он крупный специалист, инженер в Москве.Как вы думаете, он остается на месте? Его продолжают отправлять в правительственные командировки. А Гителе помнишь? Она врач в минской больнице ». Ерахмиэль добродушно смеется от истинного удовольствия. Он приглашает меня хотя бы на обед и «немного виски» - и подмигивает. Благодарю его, и мы расстаемся. После еще нескольких встреч с бывшими соседями Бобруйск знает, что я только что приехал из Америки.

По адресам, которые дал мне мой племянник, я открываю дверь «Арье, Вор». Его также звали Аарон Горелик, как и меня, но из-за его внешности - смуглое лицо, горящие черные глаза, густые волосы, Густые брови и черные усы, ребята прозвали его «Арье Вор».«Он был больше, чем друг, он многим поделился со мной. Однажды он рассказал мне по секрету, что ему нравится Большая Эстер. По внешнему виду Эстер могла быть его сестрой. К тому же она была смуглой и здоровой внешностью. Она была хорошей швеей. Она была сиротой, жила с братьями и всегда боялась, что ела слишком много (это было обузой). Арье был сапожником (солдатские сапоги), от него всегда пахло смолой, а зарабатывал он очень мало. Большая Эстер была одной из первых членов моего круга, и я считал ее близким другом.Однажды она призналась мне: «Он хороший парень, но его работа, пусть нас пощадят!»

Через некоторое время, после моего второго ареста, когда я вернулся в Бобруйск в гости, они уже поженились. Оба практичные люди, они, вероятно, решили, что она может открыть мастерскую, потому что она была хорошей модисткой, и он открыл магазин сигарет и табачных изделий с мелочами, такими как тетради и карандаши. Вы также можете получить носки, бумажные воротники и рукава, галстуки и подтяжки. Их преданность движению была велика, а его магазин служил местом встреч.В беде, во время арестов, мы храним литературу и листовки, оставляем пароли, а парни заходили покупать сигареты и разные предметы первой необходимости. Магазин также назывался «Магазин на бирже». Позже, перед моим отъездом в Америку в 1913 году, у Арье был большой рынок на рынке. У Эстер была мастерская с несколькими работающими девушками. Некоторые девушки из движения говорили, что Эстер была такой же, как и все другие работодатели. Большинство девушек хвалили ее и желали, чтобы таких работодателей было много.Оба предприятия работали под названием Gorelick. Поэтому они стали называть их «Магазин Горелика» или «Модистка Эстер Горелик». Товарищи приходили за чем-нибудь в магазине, а Арье и Эстер всем сердцем помогали движению.

Они были очень заняты своей деятельностью, когда я внезапно открыл дверь. Эстер постарела, стала тяжелее, и на ее верхней губе появилась тень усов, из-за чего она выглядела несколько по-мужски. С иглой и наперстком в руке, платье начало на столе, я представил, что Эстер все еще шьет чужое платье, точно так же, как когда мы прощались перед отъездом в Америку.

- «Какой гость! Какой дорогой гость пришел! - крикнул Арье. Его темные глаза сияли очарованием, его белые зубы блестели, когда он смеялся от радости, увидев меня. Мы пожали друг другу руки, смеялись и разговаривали, разговаривали и смеялись. В нашем разговоре часто говорили: «Мы дожили до свободной России!»

Дверь открылась, и два взрослых мальчика, крепкие парни, с тяжелыми бровями, с короткими темными волосами, один старше другого, но было очевидно, что они были братьями по отцу и матери.Один протягивает руку, потом другой: крепкие парни. Вскоре входит дочь. Она между двумя мальчиками - шепчет матери. Девушка стройная, молодая молоденькая.

«Она красивая», - шепчет Эстер мне на ухо.

(Сыновья Горелика, как я узнал позже, в военное время, я читал в газете, были среди героев Советского Союза.)

И наш разговор охватывает четырнадцать лет, мой опыт, их опыт во время их оккупации - при немцах и поляках и около десяти лет свободы в стране.

- «Какое удовольствие эта жизнь!» Арье больше не кладовщик. Наши советские предприятия имеют больший размах. Это другой мир. Так будет лучше для детей! - родители воодушевляются, и Арье рассказывает о своей новой работе: он заведующий секцией домов, которую он курирует, и полезный гражданин.

Водители, сапожники, портные узнали, что в городе гость - сапожник первого бобруйского движения Арше, и сообщили, что пригласили меня на празднование коммуны Паризер, которое состоится в Доме Холодца. где были клубы.

Пришло больше людей, чем мог вместить зал. Они стояли на цыпочках, один смотрел через плечо другому. Я сижу на возвышении и думаю о том, что собираюсь сказать. В зале я вижу лицо Львовича. Он постарел. Он пристально смотрит на меня. Я чувствую себя немного виноватым, что не видел его раньше.

Вот Гершель Йохвид, брат Наке. Я слышу ораторов, но не слушаю. Опыт наводняет меня. Они зовут меня по имени. Я слышу похвалу за себя, за прежнее движение, я полон энтузиазма, и мне приходят слова.Я начинаю говорить! Я рассказал о своем разнообразном опыте и дал картину своей жизни. С Петшурами, с водителями и сапожниками, сидевшими напротив, я говорил в манере своего рабочего. Время от времени я плакал. Толпа аплодировала и смеялась.

Львович дождался, когда все ушли, и обнял меня. Он пригласил меня прийти в школу, где он был учителем, сказать детям несколько слов.

Подошедший к нам Гершель Йохвид молчал.Он разрешил мне закончить с Львовичем, затем пригласил меня к себе домой, где он жил с матерью, в большом доме своего отца. На следующий день меня пригласили в крепость в Красную Армию, чтобы я участвовал в праздновании коммуны Паризер.

Крепость сама по себе была городом с большими каменными казармами, военными госпиталями, красивыми официальными домами, клубами и магазинами. Улицы были заасфальтированы. Были фруктовые сады, бульвары и церкви. У ворот стояла военная охрана.Ворота открывались и закрывались тяжелыми цепями.

Вечером в назначенное время, когда мне нужно было ехать в форт, меня забрали из Красной Армии. Он привел мне лошадь и попросил меня поехать рядом с ним, потому что оттепель снаружи оставила глубокие лужи воды на многоугольнике. Я сказал себе анекдот вслух, чтобы успокоить свое сердце, пусть лошадь бросит меня. Это сработало.

Большие бараки были украшены и забиты. Лица солдат Красной Армии покраснели.Мой проводник провел меня к длинному столу на возвышении, с которого они вскоре должны были начать говорить.

Теплый прием, подобающий солдатам дисциплинированный прием, и военный оркестр удивили меня. Я не ожидал такой чести. Сложно описать словами, что я чувствовал. Я вспомнил о единовременном конвое и о том, как он привез меня в мой родной город, как человека, который был арестован, а теперь меня приняли как важного гражданина и с таким парадом! Но у кого есть время подумать?

Я никогда не забуду этот момент своей жизни, тепло, прием, крики «Браво», солдаты, подбрасывающие меня в воздухе, как мяч, и выход под музыку.Это была лучшая награда за помощь в движении, битву за лучшие времена.

Я заснул очень поздно. Утром я пошел в школу Львовича, где меня попросили поговорить с собравшимися детьми. Я говорил, и меня просили говорить все больше и больше, особенно об американских школах. Были вопросы, большие и маленькие. И все вопросы указывали на желание узнать.

Под песню советских песен, боевые песни, школьные каникулы закончились так, как я никогда не видела в детстве.

После теплого прощания с друзьями я, как и прежде, выехал из Бобруйска по дороге в Киев, Одессу.


[Страница 718]

В Бобруйске - 1927

, Израиль Иегошуа Зингер.

Перевод с идиша Оделией Алрой Не раз евреи встречаются в повозке - мой обычай. Путешествуя по городам и деревням в Польше, можно встретить евреев в различных предприятиях. Некоторые работают торговыми брокерами, некоторые - продавцами масла, другие - продавцами кожи.В Бобруйске меня всегда принимали за лесного человека.

«Лесник?» - спросил водитель, проводя меня в гостиницу.

То же самое спросили в частной гостинице на улице Хирша Лекерта - «Лесник?»

- «Я сниму с тобой комнату?»

«Даже двое», - ответил хозяин, еврей с лицом бедняка, одетый как рабочий в сапогах и фуражке.

–У вас нет гостей? »

- «Откуда мне их взять?» - спрашивает еврей.Когда-то многие приезжали в Бобруйск. Много древесины здесь уезжало за границу. Приходили иностранцы, иногда помещики и люди из правительства, высокопоставленные чиновники. Сегодня нет помещиков, некому вести государственные дела, а если кто-то приедет из «советского агентства», то он бедняк, у которого ровно на расходы и денег не зарабатывают.

На главной улице, которую всюду называют «Карл Маркс», «Революционная», «Советская» или «Ленин», бродят безработные-евреи и нюхают возможность, но не подходят, чтобы спросить о ней.Нельзя просто подойти к кому-нибудь и предложить сделку. Когда-то можно было подойти к любому еврею и быть уверенным: «Если тебя зовут Мендель, то можно есть из твоего котелка [это было бы кошерно]».

Сегодня вы не уверены в Менделе. Мендель мог быть ярым коммунистом, контролером, агентом, и вы должны быть осторожны.

Еврей с лицом Ивана, сосед по моей гостинице, схватил меня, чтобы поболтать.

- «Это нехорошо», - говорит он, - один из наших - регистратор - сказал, что нашим детям нет места в школах.”

На это все жалуются - все купцы, кладовщики, бродяги. Детей сложно отдать в школу, особенно в вуз.

- «И это еще не все, - рассказывают знакомые, - по-русски не преподают».

- «Чему же тогда учат?»

- «Идиш. Вы слышите? »

- «Да, но в основном они учат жаргон».

- «Что случилось?»

- «Что толку?»

Повсюду берут учеников из еврейских школ.Они есть в еврейских техникумах, педагогических факультетах, отделениях общеобразовательных вузов. С идиш можно быть техническим специалистом, выборным должностным лицом, но евреи по-прежнему живут прежними целями.

- «Каков будет результат?»

- «Что ты делаешь с детьми?»

- Они учатся на Белорусском? »

- «А белый русский лучше?»

- «Нет».

- «Так почему же вы отправляете детей в белорусские школы, а не в идишские?»

- «Действительно - это плохо, но лучше, чем идиш.”

- «Почему?»

- «Я знаю - по крайней мере, они не понимают белого русского».

- «В чем причина?»

- «Им нужно учиться. Они понимают идиш, так зачем им его изучать? »

*

В нескольких шагах отец и другой мир.

Захожу в здание профсоюза. Они знакомят меня с председателем всего профессионального союза Бобруйска и окрестностей.

Большой, широкий шкаф. Машинистка печатает на машинке, чиновники входят и выходят с бумагами, звонит телефон.

Председатель - молодой, хорошо сложенный, полнокровный юноша, темноволосый, темноглазый, энергия которого исходит отовсюду, из его глаз, из его блондинки, из его быстрых ног, из каждого движения.

- «Из меньшевистской газеты?» - спрашивает он с добродушной улыбкой, - пусть будет…. «Вы хотите знать о рабочих, пожалуйста».

Достает пачку бумаг - статистику, списки, читает.

В Бобруйском кружке 20 тысяч рабочих, в одном только Бобруйске 8 тысяч рабочих. Рабочие-евреи составляют 36% бобруйского кружка. Наша работа ведется на языке, на котором говорит большинство рабочих на фабрике. Трудящиеся, табачники, фанеры, кожевники, изготовители коробок руководствуются профессиональной работой на идиш. Где большинство русских - по русски. Но везде каждый, даже в меньшинстве, может говорить на своем языке.

Создается впечатление, что официальную работу лидеры ведут на нескольких языках - русском, бело-русском, идиш, польском.

- «В некоторых местах, - сказал он, - им приходилось бороться с еврейскими рабочими за идиш. Они плохо говорят по-русски и не хотят говорить на идиш - комедианты! »Но мы делаем то, что хочет большинство».

Он высказывает свои мысли, как если бы выносил приговор.

«Мы привлекли много евреев на фабрики, - говорит он, - в основном девушки, женщины, которые продавали из корзин и тележек, теперь работают на фабриках и счастливы».

После официального выступления мы общаемся, и я вижу в этом энергичном молодом человеке-евреи интересную личность.

Кажется, что этот чиновник, который руководит такой важной деятельностью, который должен говорить на нескольких языках, русском, бело-русском и идиш, всего семь лет назад, в 1920 году, был простым кузнецом, который не мог поставить свою подпись.

«Хотя мне должно быть стыдно, - говорит этот красивый, здоровый молодой человек, - мой отец тоже не мог и не мог меня учить».

Но что-то случилось - однажды, когда в Минске, где он жил, стояла чужая армия, солдат без всякой причины дал ему пощечину, только за то, что он еврей, и кузнец решил отомстить.Как только большевики вернулись в город, он записался в армию, чтобы сражаться с теми, кто без причины ударил его.

Он два года служил в армии и был на фронте. Там, в армии, он сначала взял в руки ручку, и весь загорелся этот обычный молодой человек начал учиться.

Сейчас он председатель профессионального союза и очень хорошо выполняет свою работу. У него есть посох с интеллектуалами, которые имеют дело с ним, хвалят его и боятся.

Поистине чудо видеть, как работает этот кузнец. Он все помнит, все знает, во всем участвует, за короткое время выучил государственный язык, белый русский, и свободно говорит.

- «Ты говоришь как настоящий белый русский», - говорю я ему.

- «Когда нужно, - говорит, - это Белая Русь».

В профессиональном союзе есть союз интеллектуалов - врачей, инженеров и других.Здесь сидит один из образованных членов и ведет беседу с председателем. Кузнец из Минска занимается важными делами. И с каким тактом и смекалкой он ведет себя с врачами и инженерами.

«Ничего хорошего», - говорит он избранному представителю, - «вы должны провести конференцию».

Он знает, что с сапожниками и портными лучше работать. Интеллектуалы не часто приходят посовещаться. Но он также знает, что нужны интеллектуалы.

«Сейчас, - говорит он мне, - я попытаюсь бросить работу. Я хочу поступить в университет, но не думаю, что они позволят мне уйти ».

*

Другой эпизод - не с героическим молодым человеком, а с обычной девушкой.

Она маленькая женщина, неприметная и не из важного происхождения. Ее отец не сапожник, портной и не фермер, но, увы, торговец. Но у нее есть должность агронома в правительстве.

Откуда у дочери бобруйского купца возникла идея изучать агрономию, одному Богу известно.

Однако она изучала сельское хозяйство, хорошо его усвоила и получила должность в правительстве в департаменте сельского хозяйства.

Эта еврейская девушка из Бобруйска ходит из деревни в деревню и учит белых русских крестьян пахать поля, сеять пшеницу, обрабатывать огороды, сажать сады и ухаживать за скотом.

У нее небольшая зарплата, эта девушка, 70–80 рублей в месяц, но работает она днем ​​и ночью.У нее не всегда есть лошадь и повозка, чтобы ездить по деревням, поэтому эта молодая женщина-агроном надевает пару сапог, платок на голову и проходит десятки километров пешком в самые отдаленные места.

- «Доброе утро, товарищ!» - приветствует она фермера. - «Как корова? Как выглядит фруктовый сад? Как дела на полях? »

Фермеры слушают эту маленькую еврейку из Бобруйска, потому что она лучше знает, как удобрять поля, избавляться от червей в садах, как сажать, обрабатывать и собирать урожай.

В обеденное время жена фермера ставит на стол для всей семьи большое блюдо с картошкой и свиными шкварками, дает каждому по деревянной ложке и ложке для гостя. Вся семья сидит, обслуживает себя из чаши, к ним присоединяется еврейская девочка из Бобруйска.

А потом она надевает парусиновый плащ и идет из деревни в деревню, ползая по холмам и долинам, по болотам и грязи, по снегу и под дождем. А когда наступает ночь, она идет в дом фермера и остается над кучей сена, или на большой печи, или на жестком столе, с ботинками под головой.

*

Не каждый рабочий в Бобруйске имеет такую ​​должность.

В доме женщины, где я обедал, которая когда-то была богатой, это грустно. Сын сидит и учится. Он не может поступить в высшее учебное заведение из-за своего буржуазного происхождения, и его мать обеспокоена.

- «Что ты с ним делаешь? Как ему устроиться на работу? »

Самая большая цель для него - стать членом одного из профессиональных кругов или рабочим, но как вы туда попадаете?

Это самое большое беспокойство.Вырастает одно поколение, новое поколение, которое стремится учиться и работать, поколение, согласное с большевиками, которое не любит буржуазию, насквозь пролетарское и не может получить работу. Больше всего отца беспокоит то, что вы делаете с детьми? Как сделать их трудоустроенными?

Многие вовлечены в промышленность, но отрасль небольшая. На данный момент самая большая отрасль в России - это дети. Город растет, дети растут, а что с ними делать?

- «Плохо» - горько говорят отцы о безработных элементах.Наши дети не берут наших детей в школы, на фабрики, в армию - хотя бы топят их ».

Один еврей даже потребовал от меня, чтобы Англия и Америка договорились. Я сказал ему, что Англия и Америка не готовы к этому, и он стал врагом.

- Что? - закричал он, - они хотят, чтобы мир погиб?

И один еврей в отчаянии заявил, что старый мир должен вымереть, как поколение в пустыне, которое не могло войти в землю Израиля.

- Понимаете, - сказал еврей на мелодию Гемары, - «им» не нравится старое, они хотели бы избавиться от нас. Они нравятся молодым людям, и им нравятся только молодые ».

В его словах много правды. Молодежь по большей части довольна. Как и в Америке, старость в России теперь не почетная. У молодежи есть клубы, мероприятия, лекции, газеты, курсы. Скорее всего для него. Он наслаждается этим миром. Изменения в клубе небольшие, и даже молодые безработные живут не так плохо.Он пытается приспособиться, стать более похожим на пролетариат. Старый порядок печален. В синагоге нет ни бизнеса, ни активности, как раньше. Никакого уважения к его старости. Никакого лишнего уважения со стороны его детей - что у него есть?

Перед отъездом из Бобруйска несколько учителей пригласили меня рассказать о литературе на идиш и культурной жизни других стран.

Я не хотел, но все учителя хотели услышать о еврейской культурной жизни.

- «Нас 90 учителей идиша, - сказали они, - и вы понимаете, насколько мы интересуемся литературой и культурой на идиш в других странах.”

Осталось поговорить с учителями. Позже ко мне пришел учитель-коммунист и попросил меня поговорить не только с учителями, но и с активистами еврейской культуры.

Значит это было. На следующий день меня пригласили в еврейскую секцию. За столом сидел бледный молодой человек и изо всех сил пытался написать статью для газеты по-русски. Он отложил ручку и сделал предложение:

- «Может, и еврейским рабочим почитаешь?»

- «Но я должен вас предупредить, что я работаю в« Форварде ».”

- «Тогда будешь говорить о литературе!»

- «О идишской литературе, прессе, школе и театре».

- «Хорошо, пожалуйста».

Когда позже меня привели в клуб строителей, который когда-то был синагогой, он был битком набит, в основном молодежью.

Ничего нового не сказал. Я рассказал только о том, что происходило в идишской литературе, прессе, школах и театре. Они были очень восприимчивы.Каждая упомянутая мною книга была новой. Они никогда не слышали о работах Аша. Они не слышали о большинстве книг на идиш, которые издавались за пределами России со времен революции, и до сих пор, за некоторыми исключениями, они ничего не знают. Учителя были с открытым ртом.

- «О, если бы у нас были книги, - сказали они, - это было бы хорошо. Нам совершенно нечему учить старшие классы. Это всегда одни и те же писатели и переводы с русского. Ограниченное количество выходящих иностранных книг остается у редакции.

Волнения учителей начали расти, как и волнения между мальчиками и девочками.

Я сказал, что в Северной и Южной Америке растет идишская пресса с более чем 3 миллионами евреев и 700 000 тиражом. В Польше тираж идиш-прессы составляет более 100 000 экземпляров. В Советской России идишская пресса имеет едва ли 30-тысячный тираж.

В зале гудело, как в улье.

- «Вы позволите ему говорить?» Я услышал голоса.

- «Говори! Говори! »- кричали голоса -« Мы хотим слышать! »

Я говорил дальше.

- «Вы творили чудеса. В школах на идиш учатся сто пятьдесят тысяч еврейских детей. Вы открыли факультеты, техникумы - но в то же время это грех против литературы на идиш. Вы изучаете только своих авторов. Учащиеся ваших школ изучают географию и арифметику на идиш, а художественную литературу они должны читать на русском языке. Вы не знакомите их с литературой на идиш, кроме своей - одной рукой вы строите, а другой - разрушаете.”

- «Тишина!» - кричат ​​голоса. «Контрреволюционное молчание!»

- «Хорошо, верно!» - зовут другие.

Я говорил, показывая хорошее и плохое, и меня не линчевали, не побивали камнями.

Они открыли для себя историю вместе со мной, особенно с девочками, но без опасности. И было много заметок, в которых меня спрашивали, как мне нравится Красная Армия, что я сказал о письме Шолом Аша Пилсудскому, что я думаю о пролетарской культуре и меньшевик ли я?

Понятно, что тот же лидер еврейской секции, который пригласил меня явиться, хотя я рассказал ему о своей работе в «Форварде», выступил против меня с большими жалобами и орал мне на нервы.

Но мы не должны относиться к нему плохо. Он должен был спастись. Тем не менее, он был терпим и позволил мне высказаться.

Позже учителя и библиотекари поблагодарили меня.

- «Это пришлось изменить». Они меня похвалили. Читатели требовали иностранных книг. Когда они получают копию, она почти разрывается на нитки.

Знакомые удивлялись моей храбрости. Кто знает, если я не думаю о вождях города?


[Страница 725]

Еврейские советские школы в Бобруйске

от Сони Мейзнер

Перевод с идиша Оделией Алрой Когда ужасные немецкие армии начали свой марш по Европе в 1939 году, более половины средних школ в Бобруйске были еврейскими.Около трех четвертей всех еврейских детей Бобруйска и его окрестностей учились в еврейских школах.

Идиш был основным языком. От класса 1 st до класса 7 th не было полной программы. С 8 -го - 10 -го класса была полная программа. Во втором классе они уже выучили белый русский и русский язык. Немецкий язык изучался как иностранный в 6-м классе -го класса .

В младших классах пели много песен на идиш, песен о природе, о героической Красной Армии и так далее.Единственной разучиваемой народной песней на идиш была «Ойф'н Припичок», которая подчеркивала, как когда-то учили детей.

Дети в школе были настроены против шовинизма, а сионизм не упоминался.

Религия была ядом, чтобы отравить рабочих. Капиталисты нуждались в ней в России и все еще нуждаются в ней в капиталистических странах, чтобы сдерживать мощь рабочего класса, чтобы лучше ее использовать. Не было разницы между людьми или классами.Вот чему нас учили.

Но Бобруйск был еврейским городом. И несмотря на всех антирелигиозных учителей и невзгоды во многих семьях, еврейские традиции и праздники соблюдались, а в небольшой части семей они были даже очень религиозными.

Поэтому неудивительно, что во время седера или других еврейских праздников устраивались вечерние антирелигиозные мероприятия. А так как все каникулы были школьными, дети должны были прийти в школу именно в этот день.Мне, например, нравились вечера седера. Так что я и многие другие студенты приходили домой пораньше, как Четыре вопроса, и помогали спеть песню «Чад Гадья» на идиш. Очень немногие из моего поколения понимали содержание праздников. Многие дети приходили послушать «Кол Нидре» в синагоге (до 1941 года на нашей улице была синагога), и до сегодняшнего дня я не могу понять, почему мы слушали эту мелодию с таким вниманием и трепетом сердца. Мы ничего не поняли. Может быть, над нами работали грустные лица бабушек, дедушек и родителей!

Мы знали, что в Суккоте строят сукку, а в Хануку едят латкес и играют с деньгами, потому что тогда дрейделов не было.Другие знали, что в Лаг ба-Омер играют луками и стрелами, но почему? Другие родители или бабушки и дедушки объясняли своим детям значение праздников, но, поскольку этому не учили в школе, они попадали в одно ухо и выходили из другого.

Мы много узнали о Шолом-Алейхеме и Менделе. Насчет Переца, Бергельсона - очень мало. В 30-е годы мы изучали стихи Ицика Феффера, Маркиша, Маршака, Иззи Карика.

Были вечера Шолом-Алейхема: спектакли «Молочник Тевье», «Канторы Мотл Песси».Также они исполнили «Гершеле из Острополи», «Волшебник», «Два Куни-Лемля» и другие. Все эти рассказы, все эти пьесы потом были поняты, хорошо проанализированы и переработаны, чтобы ни одно слово против советской молодежи не просочилось.

В еврейских школах даже не упоминалось, что были такие великие писатели, как Бялик, Черниковский, Аш, Каценельсон, Шмуни и другие. Мы выучили много белее русской литературы и грамматики.

Учитель Папиерна и ученики старших классов постарались сделать так, чтобы знание русского языка и литературы в еврейской школе было приравнено к русским школам.И мы доказали это, когда закрыли еврейские школы. Мы, бывшие еврейские студенты, преуспели в изучении белого русского и русского, и наши знания, возможно, были даже сильнее, чем у учеников не из еврейских школ. У нас были лучшие учителя города. Нас учила физика и математика у Лазаровой, которая имела высшее образование. Химию преподавала Левина. Немецкий язык преподавали Левинсон, Липец.

В первых классах нас учили наши преданные учителя, такие как Берман, Гершенгорен.До начала войны директором нашей школы был Вейшинкер; он также преподавал географию и историю. Мы узнали много истории. Многое о Римской империи, о Египте, но ни разу не упоминалось, что тысячи лет назад был народ, евреи, которые воевали против римлян. О Богдане Хмельницком, Пугачеве, Рузине мы знали, потому что они были народными героями. О Бар-Кохбе, Самсоне мы ничего не слышали.

Что касается географии, мы знаем, что на берегу Средиземного моря находилась подмандатная колония английской империи, которая называлась Палестиной: мы больше ничего не знаем.

В дни советских праздников, таких как Новый год, день Октябрьской революции, первое мая, юбилеи писателей, советских героев, будут содержательные и сборники: песенные, танцевальные, спортивные программы. Учащиеся еврейских школ всегда занимали первое место. Так было и с другими культурными мероприятиями.

В 1938–1939 учебном году все родители учеников еврейской школы были приглашены на собрание. Было заявлено, что, поскольку студенты, желающие поступать в университеты, технические школы и другие учебные заведения, где обучение ведется на русском и беломрусском языках, было бы лучше, чтобы уроки были на русском и беломрусском языках.Родители не понимали, что происходит. Они не понимали, что после короткой встречи с президентом профсоюза работников образования закроют все еврейские школы в России. Так внезапно закончилась эпоха еврейских школ. Но идиш не помешал молодым людям стать хорошими врачами, инженерами, техниками, летчиками и капитанами. Это было сложно для учеников, учителей, которые много лет учились на идиш. Тяжелее всего было такому учителю, как Шуб. В прошлом году преподаватель Каган-Хеллер преподавал нам литературу и грамматику на идиш.Он был писателем на идиш и редактором идишской газеты в Бобруйске.

Еврейские дети, родившиеся несколько лет спустя, даже не знали алфавита. Таким образом, мало-помалу богатый литературный и повседневный идиш стал сокращаться между поколениями. Печаль. Кого беспокоил идиш?

Мне посчастливилось окончить семь классов идиш.


[Страница 734]

Партизанская бабушка

Р.Кавнатор

Перевод с идиша Оделией Алрой «Вы хотите знать, как я попал в партизан и чем занимался в отряде Отрад [партизанский отряд]? Это долгая история ».

66-летний Каше Беркович показал мне официальный документ со всевозможными подписями и штампами, как и положено юридическим документам.

«Этот документ удостоверяет, что гражданин Каше Беркович был важным членом 57 -й дивизии 8-й бригады Роховера.Она выполнила несколько шпионских миссий и привезла очень важные. Когда немцы блокировали леса, она приносила нам еду и оружие ».

Второй документ удостоверяет, что товарищ Беркович готовил лекарства для медперсонала Красного Креста и заботился о раненых, как любящая мать.

Старуха отложила документы, поправила платок на седой голове и стала рассказывать:

«Я всю жизнь прожил в городке Фаболов, а затем в Бобруйске.«У меня был собственный дом, корова и цыплята.

Муж был сапожником на фабрике, сын Фаивке слесарь. Наша дочь Лайке подарила нам двух внуков - удовольствие в старости.

По праздникам, дням отдыха мы собирались за праздничным столом, и я трепетала, чтобы нас не сглазили.

В субботу 21 июня 1941 года у меня было много дел. Другая моя дочь и ее дети приехали в гости из Москвы.

Мама хочет удовлетворить своих любимых гостей - поэтому я пекла и готовила, придумывала всевозможные угощения, чтобы было как можно лучше.

Мой внук бегал по саду, прыгал и танцевал, потому что это было для него в новинку, так как он не видел этого в Москве. Вот он гоняется за курицей, там за котенком. Живой мир!

В воскресенье я готовил множество гостей к обеду, но когда наступило воскресенье, все перевернулось.

После выступления товарища Молотова по радио моя дочь сразу же приготовилась к возвращению в Москву, и мы не смогли уехать из Бобруйска. Мы не хотели оставлять в одиночестве моего искалеченного свекра.Таким образом, мы потеряли несколько дней, и нам пришлось уйти пешком. Мы не ушли далеко - немцы гнались за нами - и мы повернули обратно на Бобруйск.

5 августа вспоминаю, как сегодня. Была пятница, когда немцы увезли 800 человек, среди которых были мой сын Фаивке и мой муж. Никто из них не вернулся. Как я не пошел в инстанс из этого, я до сих пор не знаю. Через несколько дней нас всех заперли в гетто.

Мне приснился сон - я не верю в эти суеверия, но мне приснился сон, что черный мужчина гнался за мной в грязь, чтобы я искупался.Я кричала, что не хочу идти.

Просыпаюсь, соседи будят меня: «Каше, погром!» Мы спрятались. Шестьдесят человек в подвале. Мы пробыли там до поздней ночи, а когда вышли, увидели пожар, и улица была заполнена убитыми людьми. Оттуда, где он горел, мы услышали ужасные крики - 17000 евреев, которых немцы сожгли в ту ночь. Меня спрятал белый русский знакомый Степан Валеншиц. После бунта он дал мне буханку хлеба, сахар, полотенце, шубу.Я надел платок на голову и с палкой в ​​руке двинулся в путь, не зная куда.

Я прошел около 40 километров, ночевал в фермерском доме, а утром уехал в Кривичи.

Я знал там белую русскую семью. Когда их дети учились в Бобруйске, они жили со мной. Они были замечательными детьми. Я любил их, как своих. Я бы готовил, стирал и убирал свою одежду.

Теперь я пришел к ним. Они меня тепло поприветствовали, обняли и сказали: «Не волнуйся, Каше.Проведите с нами зиму, и мы посмотрим, что делать дальше ».

Я остался с ними. Иногда прятался на плите, иногда во дворе или в канаве.

Мне было горько. Однажды во время христианского праздника семья пошла в церковь, и я остался совсем один. Итак, я покинул свое убежище и ушел. Когда я шел, я подумал: «Бог Вселенной, какой грех я совершил? Здесь летит птица, ползет червяк, растет травинка, никто не боится, никто не трясется, но я проклят, проклят, и любая подонка может меня погубить.Я потеряла мужа, сына, и Бог знает, что происходит с другими детьми. Есть ли справедливость, которую я должен скрывать и трепетать перед каждым листом? Я должен быть в состоянии помочь нашему народу против немцев ».

Я сразу решил. Я не собираюсь оставаться в Кривичах. В деревне я слышал разные истории о партизанах и их нападениях на немцев. Так что я подумал, что, возможно, это знак того, что я должен присоединиться к тем самым партизанам.

Мое сердце перенесло меня в Тичиничи.

- «Так Каше, будь здоров, - сказал он мне, - и если тебе здесь не нравится, возвращайся к нам, и мы вместе переживем проклятый немецкий опыт».

Мы поцеловались, и я остался один.

Я повязал платок ниже на голове и с палкой в ​​руке выглядел как богобоязненный нищий.

Я постучал в хижину и попросил переночевать.

- «Откуда вы, бабушка?» - спросили меня.

«Я иду с Божьей помощью, - слезно ответил я, - и хорошие люди меня не подводят».

Хозяйка дала мне тарелку картошки, кусок хлеба, и я залез на духовку. На рассвете кто-то из авторитетов вошел и сказал, что немцы отправляют в Озерян 25 полицейских для поиска партизан.

Я лежал на духовке и стучал зубами.

- «Боже», - подумал я. «Дай мне, глупой старой еврейке, силы и мудрости.”

С мешком на плече и палкой в ​​руке я покинул деревню и пошел в сторону леса.

Было лето. Солнце светило. Пели птицы, и я был весь в слезах.

Вспомнил сына Фаивку. В детстве он любил собирать грибы, землянику и знал все о грибах, где они растут и как их зовут.

Я сел отдыхать. Я вздремнула и мне приснилось: Фаивке обнял меня, показал свою записную книжку: «Смотри, мама, я получил« отлично »- дай денег на обещанную удочку.’

«Я отдам его тебе, - отвечаю я ото сна, - но смотри, не плавай там».

Я обнимаю его и внезапно чувствую нож в своем сердце, когда вспоминаю, как убийцы выгнали моего мужа и сына из дома и как они привели их и всех остальных на бойню.

Проснулся, встал и пошел дальше.

Я приехал в Озерян за час до рассвета. Я постучал в хижину. Дверь открыла женщина средних лет.Казалось, она была очень несчастна и очень напугана.

- «Куда ты, бабушка, так рано? Здесь можно немного отдохнуть, но на большее не рассчитывайте. Нет места. Родственники приехали к нам в гости ».

И я сразу заметил на стене в соседней комнате широкую кобуру и, клянусь, в углу был пистолет. Да, я понял, это должны быть партизаны.

Хозяйка приготовила стол, и один из родственников сказал мне:

- «Сиди с нами, старина, и ешь с нами!»

Я поблагодарил его и пожелал, чтобы Бог защитил его от всех бед.

Оба «родственника» от души засмеялись.

- «Ты прав, старина, Бог должен защищать нас, чтобы мы могли защитить других». И они начали спрашивать, кто я и куда иду. Я сразу почувствовал, что они не причинят мне вреда. Я честно им всем рассказал, как живу и что привело меня в Озерян.

- «Если это так, то ты умный», - крикнул мне один из них. «Вы даже не представляете, какую услугу вы сделали, придя».

- «Она хорошая шпионка», - сказал второй.

Я даже не понял, что это значит.

Родственники уехали, и через некоторое время я понял, что из-за моих новостей партизаны встретили полицию и уничтожили их.

Партизаны мне с ними и я остался с ними. Два года я жил в лесу в засыпанной грязью хижине и ездил на разные миссии. Я стирала, шила, латала, готовила и ухаживала за ранеными.

Много раз я был шпионом. Командиры мне говорили: «Возьми себя в ту или иную деревню, бабушка, и узнай, сколько там немцев.”

Так что я клал мешок на плечо, брал в руку свою палку и отправлялся в деревню, узнавал, что мне нужно, и возвращался.

Я лечил раненых. У нас даже были медсестры и хирурги, но никто не ладил с ранеными лучше меня. Я бы не оставил их: поправлял им подушки, давал им пить. Однажды случилось:

Командир штаба Лев (он даже выдал мне справку об этом) позвонил мне и предложил остаться в селе с одним из раненых партизан.Его звали Митя. Командир сказал мне:

- «Смотри, спаси мальчика».

И что ты думаешь? Я спас его. Митя очень привязался ко мне и называл меня «мама».

Со мной такое часто случалось. После тяжелого боя партизаны оставили двоих, раненых на ржаных полях и нуждающихся в помощи. Я взял серп, корзину, положил туда бутылку с молоком, яйца, марлю, вату, лекарства, которые мне дал доктор, и пошел к раненым.

Я бы делал это каждый день, пока не забирали раненых в лес.

*

Нам было очень трудно достать лекарства, и в больнице Рохацховера деревенская девушка, Мария Леткова, которая, как я знал, работала, я пошла в больницу, позвонила ей, поговорила с ней о войне, о свадьбах и сказала ей, что для такой девушки, как она, настало время выйти замуж.

- «Ой, бабушка, - сказала она, - где женихи - все сейчас на войне».

- «Война закончится», - ответил я.«Орлы вернутся с фронта и лесов. Итак, Марушка, ты действительно увидишь, что тебе нужно заняться ими ».

А я тем временем шепнул ей по секрету, что нам нужно больше ваты, марли, лекарства.

Девушка покраснела. Цвет ее лица изменился, но она вытащила все, что мне было нужно.

Доктор был в восторге от меня.

- «Вы настоящий волшебник», - сказал он.

В письме, которое он мне дал, написано, что она творит чудеса, чтобы спасти раненых партизан.

*

Я тоже был агитатором, но агитатором другого сорта. У меня был свой опыт.

Женщинам, особенно тем, чьи мужья и дети были убиты, нужно было верить во все виды суеверий, провидцев, картридеров, ведьм.

И поэтому я раскладывал карты на столе и начинал лепетать - как истинный провидец.

- «Этот туз пик и эта червовая девятка показывают беспокойство и агонию. Дочь, ты все еще беспокоишься о своей половинке, но эти карты показывают, что война закончится для тебя миром.Ваши нижние карты показывают, что человек вернется домой в целости и сохранности и украшен, а карты всегда будут выходить таким образом.

- Понимаете, - сказал бы я, - король пик всегда падает на дно.

Группа всегда понимала, кто такой король пик, и бормотала: «Чума на нем, немец».

Немцы прикажут нам поехать работать в Германию. Если вовремя не заявить о себе, будут всевозможные угрозы….Тогда я показывал своими карточками, что единственный выход - пойти к партизанам в лес: - либо на верную смерть в «уютном домике» в Германии, либо в лес, где все будет кошерно ... сильное впечатление. Они подарили мне отличный мешок продуктов и полную бочку наилучших пожеланий….

«Вы смеетесь над моим« волнением ». Смейтесь, смейтесь, но когда я приносил буханки хлеба, пельмени, сахар, соль… это было не так уж плохо».

«И конечно хорошо, что благодаря чтению моей карты к партизанам присоединились десятки крестьян.”

«Сейчас я нахожусь в Москве у своей единственной дочери, которая тем темным 22 июня приехала ко мне в гости в Бобруйск».

(Эйникейт, 4–16–1946)


[Страница 739]

Поэма о моей Родине

, автор - Цили [Селия] Дропкин

Перевод с идиша Оделией Алрой

Тяжелая мысль, тяжелая мысль
Укуси мой разум, как ядовитые змеи,
Скучно в моем сердце,
Я вижу свою родину кровавой и темной,
Да это моя родина кровавая и мрачная.

Моя земля страдает и кровоточит
Кровожадные отвратительные руки Германии,
Опустошили и испортили этот сад,
Моя мама, моя сестра страдают там,
Моя сестра, мое самое красивое деревце в саду.

Как бы я хотел с ними страдать
Быть в одном месте с моей сестрой и мамой,
Находиться в одном доме, если есть дом,
А если дом темная могила -
Как бы я хотел быть с ними в одной могиле,
Как бы я хотел быть с ними в одной могиле.

(С. Нигер, редактор, Kiddush Hashem, Нью-Йорк [] 442)


Этот материал предоставлен JewishGen, Inc. и Книжный проект «Изкор» с целью
, выполняющего наши миссия по распространению информации о Холокосте и уничтожены еврейские общины.
Этот материал нельзя копировать, проданы или обменены без разрешения JewishGen, Inc. Права могут быть зарезервировано правообладателем.

JewishGen, Inc. не делает никаких заявлений относительно точности перевод. Читатель может пожелать обратиться к исходному материалу. для подтверждения.
JewishGen не несет ответственности за неточности или упущения в исходной работе и не может переписывать или редактировать текст для исправления неточностей и / или упущений.
Наша миссия - сделать перевод оригинальной работы, и мы не можем проверить точность заявлений или изменить приведенные факты.

Бобруйск, Беларусь Книжный проект "Изкор" Домашняя страница JewishGen


Книжный директор Йизкор, Лэнс Акерфельд
Эта веб-страница создана Джейсоном Халлгартеном

Copyright © 1999-2021, JewishGen, Inc.
Обновлено 9 июля 2014 г., JH

Григорий Эренбург | центропа.org

Григорий Эренбург
Санкт-Петербург
Россия
Опрашивающий: Людмила Любань

Родился в 1927 г., недалеко от Бобичского района, в еврейском р-не Бобич Паррузед, еврейского р-на , в Белоруссии. Мои предки были евреями-ашкеназами, некоторые из них из Литвы. Все мои бабушка и дедушка жили в Белоруссии. Еще я помню своего прадеда по отцовской линии, отца его матери.Его звали Завл, и он прожил 106 лет. Это был сильный, крепкий старик, румяный и голубоглазый. В Щедрине делал веники из веток. Работы в районе было не так много, и поэтому его «хлеб насущный» никто никогда не нарушал.

Умер в 1930-е гг. Его сын, мой дед по отцовской линии, Давид Лейб Эренбург, родился в 1870-х годах. Он жил в Щедрине; он держал лошадей и был извозчиком по профессии. Он очень любил лошадей. Он возил и грузы, и пассажиров, например, в Паричи, город на Березине.В 1929 году он вступил в колхоз «Соцвег» (Социалистический путь), один из первых еврейских колхозов в стране, организованный в Щедрине в 20-е годы прошлого века.

Как и все евреи Шзедрина, большинство жителей которого составляли хасиды, Давид был преданно религиозным человеком. Каждый день он молился в синагоге. Когда я немного подрос, он взял меня с собой в синагогу. Я помню, как он надел талит; он всегда носил под одеждой маленький талит. Перед молитвой он надел тфилин.

Моя бабушка Двейра родилась в Щедрине в 1871 году. Она была домохозяйкой. Она была неграмотной женщиной, которая не понимала ни русского, ни белорусского языков и говорила только на идиш. Она, как и мой дедушка, была религиозной. В семье хранились все еврейские традиции - кашрут, шаббат и отмечались все еврейские праздники. В пятницу в обед разожгли огонь в печи, а на субботу приготовили вкусную еду.

Свет лампы включали и выключали дети, поскольку они невиновны.Так было во всех остальных домах района. Если семья была очень бедной, еврейская община оказывала ей поддержку. Если человек в то время путешествовал или был студентом, его могла принять какая-нибудь еврейская семья. По праздникам, особенно на Пасху, использовались особые красивые блюда; мы хранили их на чердаке. Такая посуда была в каждом доме, и бедные не были исключением.

Бабушка Двейра вела хозяйство и воспитывала детей. Она родила много детей, но мальчики умирали в младенчестве.Всего выжило пятеро детей. Старшая дочь уехала в Америку в 20-е годы прошлого века; ее муж был строителем. Она дожила до глубокой старости, а в 1969 году приехала к нам в СССР. Было еще три сестры: Шима Леа (Сима), Перла и Фрада. Мой отец, Берл (Борис), был единственным выжившим сыном.

Дед Давид и бабушка Двейра в 1936 году переехали в Бобруйск. У них был свой дом с большим садом. Дедушка тогда не работал; дети их поддержали.Он не ходил в синагогу каждый день; он часто молился дома, потому что был стар, а синагога находилась далеко от дома. Но в доме хранились все еврейские традиции.

Мой дед по материнской линии, Герц Эль, был современником деда Давида, он также родился в Белоруссии. Он был музыкантом; он играл на трубе на свадьбах. Жил с семьей в Щедрине. Он умер в 1909 году от туберкулеза.

Его жена Хая Гита Эль, урожденная Экельчикле, родилась в 1870-х годах, предположительно в Литве.Никакого образования она не получила. Она вела дом и воспитывала детей. После смерти мужа она осталась одна с восемью детьми. Чтобы заработать на жизнь, она работала на богатых евреев. Одним из ее занятий было выщипывание гусиных перьев. Они летели повсюду. Пух хорошо продается; даже самые бедные евреи Щедрина спали на пуховых подушках. Еще бабушка варила крупу, локшен и фарфель.

Бабушка Хая была очень доброжелательным человеком, оптимисткой, всегда старалась быть доброй к людям.Как и другие жители Щедрина, она была религиозной. Ее родным языком был идиш, хотя она знала также русский и белорусский. В доме хранились все еврейские традиции; каждую пятницу она ходила в синагогу.

Два ее старших сына и дочь Элька уехали в Америку в 1924 году. Ее сын Арон погиб во время Гражданской войны, будучи солдатом Красной Армии. Было еще четверо детей: Иосиф и три дочери - Хенда, Хава и Рахиль, моя мама. Бабушка умерла перед войной, в 1938 году, похоронена в Щедрине.

Мои родители остались в Щедрине. Они знали друг друга с юности и вместе ходили на танцевальные вечера. Именно в этом городке жили мои деды и бабушки, дяди и тети. Я тоже родился в Щедрине. С этим еврейским поселением связаны жизни и смерти многих членов нашей семьи.

У Щедрина очень интересная биография. Деревня находилась недалеко от Бобруйска. Царь Николай I часто приезжал в Бобруйск, чтобы руководить восстановлением военной крепости.Во время одного из его приездов, где-то в 1840-х годах, местные власти приказали красивым молодым женщинам стоять на маршруте проходящего кортежа. Ходили слухи, что еврейские девушки тоже должны «обслуживать» офицеров в казарме. Бобруйских евреев охватил ужас. Чтобы защитить своих дочерей, они изуродовали их; матери брили и покрывали смолой головы своих дочерей.

Когда молодой офицер из царской свиты подошел к Эстерке, молодой и красивой девушке, и спросил ее имя и адрес, стало ясно, что им нужно бежать.В ту ночь Эстерка и ее отец, переодетые нищими, тайно покинули город, но едва не наткнулись на того офицера, когда он шел к их двери.

В 19 веке российское правительство пыталось колонизировать земли евреями. Для этого правительство предоставило важную льготу: освобождение от службы в армии. В 1842 году 40 еврейских семей, живших в окрестностях Бобруйска, купили у местного помещика 600 десятин земли, в том числе деревню Щедрин. Это были хасиды, и покупка была оформлена на имя Любавичского Ребе, ставшего почетным гражданином Щедрина.

Большинство евреев занимались сельским хозяйством, другие занимались торговлей - продажей древесины. Позже приехало много мастеров. В 1897 г. по переписи населения в местечке проживало около 4022 человека. В Щедрине было семь синагог и даже Талмуд Тора. Поскольку любавичские хасиды составляли большинство населения, в этом районе также была любавичская ешива.

Революция 1905 года коснулась Щедрина. Были местные организации разных партий: Бунд, Поалей-Цион, социал-демократы - были даже анархисты.В 1918 г. Щедрин был оккупирован немцами; когда немцы ушли, их заменили поляки. Но все равно район мало-помалу развивался. Наша библиотека, существовавшая с 1905 года, формально стала официальной библиотекой.

В нем было около 600 книг на идиш, иврите и русском языке; здесь проводились лекции. Открыта четырехлетняя школа; он был одним из первых в Белоруссии, где обучение велось на идиш.

В конце 1920-х годов был основан один из первых успешных еврейских колхозов.Помню колхоз, где дедушка Давид работал с 1929 года. Хозяйство было богатым; было много полей, садов, гусиная ферма, консервный завод, молочный комбинат.

Но население поселка стало сокращаться. Молодежь поехала в город учиться; Многие люди, в том числе и наши родственники, уехали в Америку. Перепись населения 1931 года показала, что в Щедрине проживает 2021 человек. До войны не было электричества; нет водоснабжения в р-н.Дороги в основном были грунтовыми. Машин не было; люди ездили на лошадях.

Мой отец, Борис Давидович Эренбург, родился в Щедрине в 1907 году. Семья была бедной. Он очень рано стал учеником сапожника. В 16 лет начал работать самостоятельно. Так как в Щедрине работы было мало, он работал в соседних деревнях. Он приезжал в деревню, собирал заказы, жил в одной семье, потом в другой, где работал.

Это были белорусские семьи, но еда для него готовилась отдельно, потому что он ел только кошерную пищу.Он был хорошим сапожником, и ему платили натурой. По пятницам он возвращался в Щедрин и ходил в синагогу.

Моя мать, Рахель Герцевна Эренбург (урожденная Эль), тоже родилась в Шедрине в 1907 году. Она окончила еврейскую начальную школу. В юности она помогала матери по дому; в огороде; работал поденщиком у богатых евреев; для кондитерской фабрики; и даже как парикмахер. Но однажды машинка застряла в волосах клиентки, и она уволилась.Она была трудолюбива, весела и хорошо пела - в ее семье все пели - и играла в любительском театре.

Сестра матери Хенда, 1905 года рождения, была домохозяйкой. Ее муж работал в сфере снабжения, и у них было двое сыновей. Они жили в Ветке. Старший Герц учился в Гомеле и был влюблен в русскую девушку. Когда началась война, он присоединился к партизанам. Когда Герц вернулся в Ветку, его предала возлюбленная, и немцы его застрелили. Хенда с мужем Хаимом и сыном Александром, 1930 года рождения, были эвакуированы в Азию, где она умерла в 1943 году.Позже Александр окончил Гомельский юридический институт, работал заместителем директора крупного предприятия и умер в 80-х годах прошлого века. Один из его сыновей возглавляет строительную компанию; другой - детский хирург. Оба они проживают в Гомеле.

Другая сестра моей матери, Хава (Ева), родилась в 1910 году. Она была домохозяйкой, а ее муж был электриком. Они жили в Бобруйске, в доме у нас. У них было трое детей; последний ребенок родился за неделю до войны. Муж был призван в армию и вскоре был убит.Хава с детьми переехала в Шзедрин к ее брату Иосифу.

Иосиф, 1930 г.р., закройщик, жил с семьей в Щедрине. Его жена Хава была домохозяйкой, и у них было четверо детей. Их старший сын был зачислен в военное училище в 1940 году. Всю войну он прошел офицером, дважды был ранен, демобилизован в звании майора в 1950-х годах. Его сын стал инженером и сейчас живет с семьей в Нижневартовске.

Хая, жена Иосифа, и Арон, ее младший сын 1938 года рождения, также сбежали.Перед войной они поехали в Крым, навестить сестру Хайи, и это спасло им жизнь. Во время войны Хая была поваром в военном училище, эвакуированном в Карелию. Хава с тремя детьми и Иосиф с двумя сыновьями были расстреляны немцами в Щедрине в 1942 году.

  • Взрослея во время войны

После того, как мои родители поженились в 1926 году, мои мать была домохозяйкой. Я родился в 1927 году. В 1930 году отец уехал в Бобруйск, устроился на фанерный завод, а в 1931 году перевез семью в Бобруйск.Сначала купили домик на окраине. Мать держала корову, а все молоко продавалось. Они сэкономили деньги и в 1934 году купили большой дом в центре города. Была и коза, и все пили козье молоко.

В нашей семье было четверо детей. Я был старшим. Мне перед войной исполнилось 14 лет. Мой брат Яков родился в 1931 году, сестра Ольга - в 1935 году, а Евгения - в 1939 году. Несмотря на скромную жизнь, мы были дружной и веселой семьей. Все еврейские традиции были соблюдены, но мать и отец ходили в синагогу только в Йом Кипур.

Наш дом был большим и открытым для всех родственников и друзей. У отца было много знакомых в белорусских деревнях вокруг Щедрина, еще с тех пор, как он работал там сапожником. Его друзья из деревень приезжали в Бобруйск и оставались с нами. Один из его друзей попросил отца за два года до войны приютить его дочь Фросю. Она нашла работу на швейной фабрике и жила с нами.

Когда началась война, Бобруйск практически сразу разбомбили. Власти приказали всем покинуть город.Мы пошли в Щедрин пешком, но очень скоро приехали немцы. Чтобы не беспокоить родственников, мы решили вернуться в Бобруйск, где оставили все свои вещи. Папа пошел первым. Следующей шла Фрося, собирать свои вещи.

Она вернулась и сказала, что наш дом цел, что с отцом все в порядке, что он нашел работу, получает хороший паек и хочет, чтобы мы присоединились к нему. И вот мы все - мама, брат, сестренки, бабушки и дедушки пошли в Бобруйск. Но оказалось, что Фрося нас обманула; ее отец стал у немцев полицейским.Наш дом ограбили, у отца не было работы, а евреям приказали носить желтые звезды на одежде. Нам не разрешили общаться с белорусами. Отец очень испугался, когда увидел нас.

Это было в августе. Первая казнь евреев произошла 9 сентября 1941 года, когда немцы перебили всех мужчин. Когда они приехали в наш дом, отцу посчастливилось сбежать и спрятаться в сарае. Я, мальчик, остался один. Но дедушка Давид, который в это время молился, выволокли из дома и убили.С этого дня мы прятали отца в сарае. В конце сентября из села приехали крестьяне забрать старых или больных лошадей. У них был пропуск на 12 человек, а их было всего 11. Нам удалось убедить их взять с собой отца. Он был блондином и не выглядел евреем. Но отец отказался ехать; он остался в Щедрине.

22 октября евреям Бобруйска было приказано в течение трех дней перебраться в гетто - территорию разрушенного аэродрома. Наша семья и еще пять семей жили в одной 25-метровой комнате, треть которой занимали наши вещи.Гетто было окружено забором из колючей проволоки, и охранники стреляли на поражение, если кто-то пытался сбежать.

25 октября, в последний день, когда евреям разрешили появиться в городе, к нам пришел знакомый русский крестьянин, и мама уговорила его взять меня с собой. Я, как и отец, не выглядел евреем. У крестьянина не было детей, и он предложил мне остаться с ним и выдать себя за его племянника из Западной Белоруссии. Но я сбежал к отцу в Щедрин.

Мы надеялись каким-то образом освободить маму и детей из гетто, но 7 ноября немцы расстреляли 30 000 евреев из Бобруйска, включая маму, бабушку, моего младшего брата, сестер и других наших родственников.

В Щедрине немцы также организовали гетто, где евреи работали, особенно в механических мастерских, для снабжения немецкой армии. Люди жили в собственных домах. Щедрин не был огражден колючей проволокой, но евреи не имели права выезжать, иначе немцы угрожали убить других евреев, оставшихся в плену в гетто.
Нам с отцом разрешалось иногда уезжать и немного подрабатывать на нашем обувном бизнесе в соседнем селе Китин, а вечером мы возвращались и регистрировались в комендатуре.Наши заработки делились между родственниками; все голодали в гетто.

8 марта 1942 года немцы начали расстреливать евреев Щедрина. Фашисты вывели жителей гетто на кладбище. Людей загоняли в выкопанные ранее канавы, потом расстреливали и засыпали землей. В тот день мы были в Китине. Полицейские разрешили нам оставаться там до утра и назначили двух охранников следить за нами. Мы играли с ними в карты. Затем я попросила разрешения выйти в туалет на улице, и отец вышел со мной - и без пальто мы убежали.

Мы пытались получить помощь в некоторых домах, но крестьяне боялись нас спрятать, потому что их немедленно расстреляли бы вместе с их семьями. Но нам дали одежду. Последний человек, с которым мы говорили, оказался партизанским посыльным. Рассказал, как добраться до Рудобельского партизанского района. Мы добрались туда чудом. Ни один из евреев Щедрина не выжил; было казнено около 1500 человек.

С 10 марта 1942 г. по 26 июня 1944 г. мы с отцом находились в партизанском отряде.Я сражался в битве; Отец был сапожником. Я был начитанным молодым человеком, писал партизанские листовки, слушал радио, копировал репортажи. Судьба самого партизанского района была ужасной. Его чуть не сожгли фашисты вместе с жителями восьми или девяти деревень. Я никогда не забуду горы дымящихся трупов, детей с отрубленными головами, женщин с разорванными животами. Партизаны разбились на небольшие группы. Мы жили на болоте в окружении немцев, голодали и замерзли.

Когда мы объединились с Красной Армией, группы распались. Годную для службы одежду забирают в армию. Мы с отцом вернулись в Шзедрин, где отец организовал цех по производству обуви и шитья, и меня зачислили в боевой отряд, который захватывал немецких полицейских в лесу.

Судьба почти всех наших родственников, моих дядюшек и тетушек как по материнской, так и по отцовской линии трагична. Сестра моего отца Шима Леа, 1904 года рождения, была домохозяйкой; ее муж работал слесарем на швейной фабрике.До войны они жили в Бобруйске, у них было трое детей. Ее муж погиб в начале войны на фронте; Сима и трое ее детей были казнены немцами в Щедрине в 1942 году.

Его сестра Перла до войны работала на швейной фабрике, а ее муж работал на деревообрабатывающем заводе в Бобруйске. У них был один сын. Другая сестра, Фрада, была бухгалтером и не замужем. Когда началась война, Фрада и семья Перлы сначала поехали с нами в Щедрин, а потом вернулись в Бобруйск.Муж Перлы был застрелен 9 сентября на глазах у жены, когда они пошли искать работу в юденрат. Все остальные погибли 7 ноября в гетто.

Судьба мест массовых захоронений в Щедрине и Бобруйске разная. Бывший житель Щедрина был командиром воинской части, освободившей город. Он установил мемориальную доску с надписью на братской могиле. Затем был установлен временный памятник. И только в 1963 году на средства, собранные евреями, был воздвигнут обелиск и ограждена братская могила.

Надпись на русском и идиш гласит: «Вечная память жителям Щедрина, казненным фашистскими убийцами в войне 1941-1945 годов». Ежегодно в день освобождения Белоруссии на могилу приходят бывшие щедринцы и их отпрыски. Сейчас в Щедрине евреев нет. Еврейская земледельческая колония Щедрин просуществовала ровно 100 лет - с 1842 по 1942 год.

В Бобруйске на месте казни евреев построен шинный завод.Чтобы скрыть следы своих преступлений, в 1943 году немцы раскопали и сожгли трупы. Перед строительством шинного завода канавы были снова выкопаны, а останки 30 000 евреев - пепел, смешанный с землей - были перезахоронены на Бобруйском еврейском кладбище.

Во время войны погибли 25 членов нашей семьи. Выжили только шестеро: мой отец, три двоюродных брата, жена дяди и я. После войны Хая с сыном Ароном вернулась в Шедрин и вышла замуж за моего отца.

До войны я окончил семь классов школы и очень хотел учиться дальше.В 1944 году в освобожденном Бобруйске открылся лесотехнический техникум. Меня приняли, но во время войны я потерял все прежние знания, и мне было очень тяжело учиться. Я решил сдаться, но заместитель директора уговорил меня остаться и попросил других ребят помочь мне, и я быстро догнал остальных. Школу окончила с отличием.

После окончания техникума меня направили в Ленинград, в Гипродрев, государственный институт, где проектировали деревообрабатывающие заводы.Я проработал в этом институте до 1992 года, пройдя путь от техника до главного инженера проекта. Я был секретарем в комсомольской организации института. В 1950 году я поступил в Ленинградскую лесотехническую академию и учился заочно.

В 1950 году я женился на Славе Тевьевне Смураге (урожденная Косая), 1921 года рождения. В том же году она потеряла сына в дорожно-транспортном происшествии, и я удочерил ее четырехлетнюю дочь Лену. Слава был евреем. Очень хотелось иметь детей.Жена сказала мне, что я виноват в том, что у нас нет детей.

Когда я узнал, что это ложь, наш брак начал распадаться. Я решил развестись с женой. Но так как я был секретарем партийной организации института, у меня были проблемы. Я пошел в райком партии. Секретарь райкома партии поддержал мое решение, я подала документы на развод, но Слава не давал мне развод. Процесс длился целый год, и только на шестом судебном заседании мы развелись.Слава Тевьевна до конца жизни работала распространителем театральных билетов и умерла в 1997 году.

Моя нынешняя жена Раиса Григорьевна приехала работать в наш институт в 1961 году. Она, как и я, родом из Белоруссии. Родилась в 1934 году в селе Козазаевка Речинского района Гомельской области. Ее отец был евреем, мать - белоруской. До войны ее отец был главой биржи, торгующей лесом. Во время войны они находились на оккупированной территории, но ее матери удалось спасти всю семью.Раиса была очень милой и скромной девушкой. Поженились в 1963 году. Сначала сняли комнату, а в 1964 году купили кооперативную квартиру.

Деньги на первый взнос нам дал отец. Жил с женой тогда в Жданове (Мариуполь), в этот город они переехали в 1956 году; Там жил брат Хая. У них был дом с большим садом. Отец работал сапожником. Хая умер в 1965 году. Отец прожил там до 1973 года, потом жил у нас в Ленинграде. Он был тяжело болен и умер в 1985 году.

Я привезла в Ленинград сына Хая Арона, когда он окончил семь классов средней школы. Закончил сварочный техникум, служил в армии, окончил металлургический факультет Ленинградского политехнического института, работал в проектном институте черной металлургии «Гипромез». Он был лучшим специалистом в своей области, лауреатом Государственной премии. В 2000 году он уехал жить в Германию вместе с сыном, 1966 года рождения, и внуком.

Наша дочь Лида родилась в 1966 году.Окончила среднюю школу, а затем - с отличием - Ленинградский строительный институт, факультет водоснабжения и водоотведения. Она работала инженером в GIPX, государственном институте прикладной химии, в лаборатории использования и защиты воды.

В 1990 году вышла замуж за моряка-подводника Михаила Юрьевича Рожкова. Лида уехала с ним на север, в город Гаджиево. Работы по ее специальности там не было, поэтому она закончила курс парикмахеров. Им дали квартиру, непригодную для проживания, а потом администрация перестала выплачивать зарплату мужу.Лида вернулась в Ленинград. Михаил остался на севере, а затем был переведен в Ленинградскую военную академию.

В 1993 году у них родился сын Валентин. Лида получила второе высшее образование, окончив высшую экономическую школу Ленинградского финансово-экономического института. Два года работала менеджером в частной ювелирной компании. Сейчас она - директор по маркетингу ювелирной фирмы «Гейя». Ее муж учится в аспирантуре.

Моя жена работала руководителем проектного отдела деревообрабатывающего предприятия.Принимал участие в проектировании всех объектов нашего филиала в Ленинграде, деревообрабатывающих комбинатов в Литве, Латвии и Эстонии, Новосибирского ЛПК и других. Меня считали авторитетом не только в своем институте, но и в Министерстве лесной и деревообрабатывающей промышленности. Я работал с иностранными фирмами, но никогда не был за границей. Мне запретили выезжать за границу, потому что я работал на секретном оборонном заводе, хотя в других сферах своей жизни я не сталкивался с антисемитизмом.

Сейчас мы с женой пенсионеры. В 1990 году я участвовал в создании «Организации несовершеннолетних узников гетто» в Ленинграде. Это региональная организация, охватывающая весь северо-запад России. Я являюсь членом правления этой благотворительной организации.

Я всегда был очень большим человеком. активный человек. Писал листовки в партизанском полку, в комсомол поступил в техникум, был секретарем комсомольской организации в Ленинграде в институте, где работал. А потом стал членом КПРФ и был назначен секретарем партии. организация моего института.Комсомол и Коммунистическая партия вели очень агрессивную антирелигиозную пропаганду и отвергали любую религию. Это причина моей ассимиляции, и именно поэтому я превратился на 180 градусов из религиозного человека в атеиста советского типа.

Из-за трагических событий в нашей семье во время Холокоста, у нас, конечно же, нет довоенных архивов, и те несколько фотографий, которыми мы располагаем, я «конфисковал» у моих дальних родственников.

Спорт - политическое значение для Беларуси в условиях эпидемии вируса

Автор: ЮРАС КАРМАНАУ, Associated Press

Размещено: / Обновлено:

На этой фотографии, сделанной в пятницу, 27 марта 2020 года, болельщик команды Белшина Бобруйск аплодирует во время футбольного матча чемпионата Беларуси между Торпедо-БелАЗ Жодино и Белшина Бобруйск в городе Жодино, Беларусь.Давний президент Беларуси Александр Лукашенко с гордостью держит футбольные и хоккейные арены открытыми, несмотря на то, что большинство видов спорта по всему миру закрылись из-за пандемии коронавируса. Новый коронавирус вызывает легкие или умеренные симптомы у большинства людей, но у некоторых, особенно у пожилых людей и людей с существующими проблемами со здоровьем, он может вызвать более тяжелое заболевание или смерть. (AP Photo / Сергей Гриц)

Это заархивированная статья, и информация в статье может быть устаревшей.Посмотрите на отметку времени в истории, чтобы узнать, когда она в последний раз обновлялась.

МИНСК, Беларусь (AP). В связи с закрытием большинства видов спорта во всем мире из-за пандемии коронавируса давний президент Беларуси Александр Лукашенко с гордостью держит футбольные и хоккейные арены открытыми.

Восточноевропейская страна с населением почти 9,5 миллионов человек даже начала совершенно новый футбольный сезон в этом месяце, поскольку число случаев коронавируса возросло.

Этот шаг получил полную поддержку Лукашенко, который в субботу вышел на лед на любительском хоккейном турнире с несколькими сотнями зрителей на трибунах.

«Лучше умереть стоя, чем жить на коленях», - сказал он, защищая отказ Беларуси ввести меры изоляции и пограничные ограничения, как ее соседи, такие как Россия.

Поскольку иностранным спортивным сетям мало что показывать и мало других вариантов для ставок на спорт, Лукашенко говорит, что пандемия - прекрасная возможность продемонстрировать футбольную лигу страны.

«Я смотрю на Россию, и некоторые люди там много выигрывают на ставках, потому что заранее не знали наши команды», - сказал Лукашенко.«Кто-то проигрывает, кто-то выигрывает. Все это полезно.

Болельщикам, заходящим на стадионы в Беларуси, дают антисептический гель для рук, а у некоторых медики контролируют температуру. По словам официального представителя Белорусской федерации футбола Александра Алейника, мало кто носит маски, потому что они не считаются необходимыми для проведения мероприятий под открытым небом.

Беларусь не публикует ежедневные данные о распространении вируса. В пятницу, последний день, за который доступна статистика, в стране зарегистрировано 94 подтвержденных случая COVID-19 без смертельных исходов.

Белорусская лига обычно не является международной достопримечательностью. В этом сезоне собирается около 1200 зрителей, и УЕФА ставит его на 25-е место на континенте, чуть ниже Норвегии, Израиля и Казахстана.

Но российское телевидение предоставило своим играм видные места на государственных спортивных каналах, а букмекерские конторы по всей Западной Европе транслируют их для клиентов.

британских фанатов в соцсетях выбрали команды, которым нужно следовать, и бросились в новый фандом, поднимая малоизвестных игроков до статуса героев и ругая тренеров за якобы негативную тактику.

Здесь не так много конкуренции, и сайты ставок предлагают в качестве соперников немногим больше, чем никарагуанский футбол, таджикский баскетбол и российский настольный теннис.

Сергей Мельников - один из тех, кто надеется произвести впечатление на почти пустой мировой спортивной арене. Он является директором клуба «Ислочь», который в воскресенье обыграл «Смолевичи» 1: 0, чтобы не отставать от лидеров по очкам.

«Сейчас весь мир смотрит наш футбол», - сказал Мельников. «Это означает, что мы должны показать лучшее, что у нас есть.”

___

Другие виды спорта AP: https://apnews.com/apf-sports и https://twitter.com/AP_Sports

Беларусь объявила участницу Miss International 2019

Фото любезно предоставлено Национальной школой красоты

, Минск, 23 августа (БЕЛТА). Беларусь на конкурсе красоты Miss International 2019 будет представлять Мария Первый.Мария вошла в ТОП-10 и получила приз зрительских симпатий конкурса «Мисс Беларусь 2018». Ранее она заняла 2-е место на конкурсе «Мисс Бобруйск-2016», сообщили БЕЛТА в пресс-службе Национальной школы красоты.

Бобруйская красавица учится в Горьковской сельскохозяйственной академии и занимается прокатом автомобилей. У нее большой международный опыт работы на подиуме.

Мария Первый убеждена, что красота - это общечеловеческие ценности, и она хочет быть образцом для подражания для молодого поколения.Дочь православного священника, она помогала строить церковь и вместе с семьей поддерживает бедных и бездомных. На конкурсе «Мисс Беларусь 2018» Мария Первый подружилась с Марией Васильевич (победительницей конкурса) и всячески поддерживала соперницу на конкурсе «Мисс мира».

Miss International входит в ТОП-5 международных конкурсов красоты по престижности и масштабу. Жюри оценивает не только внешний вид конкурсантов, но и их готовность решать глобальные и местные проблемы.Ежегодно в конкурсе принимают участие около 70 государств.

В этом году конкурс состоится в Токио 12 ноября. Подготовка уже началась. Национальная школа красоты поможет Марии Первой отточить навыки макияжа, парикмахерского искусства, психологии, стиля и других дисциплин. Сейчас белорусская команда ищет дизайнеров и бренды, готовых предложить наряды на конкурс. Участнику потребуются пять вечерних платьев, три коктейльных платья, национальный костюм, купальник и наряд для финального выступления.В подарок остальным участникам шоу и жюри Мария возьмет зефир местного производства. Девочку поддерживает бобруйская кондитерская фабрика «Красный пищевик».

По мнению букмекеров, от белорусского участника ожидается попадание в ТОП 5.

Генри Ельгин | Еврейская партизанская община

Генрих Ельгин родился 24 марта 1915 года в Бобруйске, Россия, и вырос в Гродно, Польша.Он жил там со своей матерью Килой и старшим братом Авраамом на окраине города . Генрих еще не родился, когда его отец, Самуэль Ельгин, умер от отравляющего газа, нанесенного немецкой армией, во время службы в польской армии во время Первой мировой войны. Цила работала на гродненской табачной фабрике, чтобы содержать свою семью. После окончания начальной школы братья выучились ремеслам; Генри поступил в ученики к краснодеревщику, а Авраам в ученики у портного.

В возрасте восемнадцати лет Генрих был призван в польскую кавалерию, где он столкнулся с большим антисемитизмом в ее рядах.Это часто приводило к заключению в военную тюрьму, поскольку Генри всегда сопротивлялся во время этих инцидентов. Когда Германия напала на Польшу 1 сентября 1939 года, отряд Генриха был мобилизован. Однако Польша потерпела поражение до того, как вышла на фронт.

В 1939 году Германия и Россия подписали пакт Молотова-Риббентропа, который разделил Польшу между двумя странами. Гродно был присоединен к Советскому Союзу до тех пор, пока два года спустя Германия не нарушила пакт и не вторглась в Советский Союз 22 июня 1941 года. В июле 1941 года в оккупированном немцами Гродно были приняты антиеврейские законы.В ноябре того же года было создано два гетто: гетто А и гетто Б. Вместе гетто содержало около 25 000 евреев.

Обладая полезными навыками, Генри работал плотником за пределами гетто на немецкой фабрике. Именно в это время Генри стал свидетелем трех зверств, совершенных одним из командиров СС (Куртом Визе):

  1. Казнь еврейского рабочего, пытавшегося пронести буханку хлеба в гетто.
  2. Казнь другого еврейского рабочего, который провез в гетто бутылку бренди.(Примечание: командир СС сказал этому человеку, что его не расстреляют, если он выпьет всю бутылку. Однако это была всего лишь уловка, чтобы помучить его.)
  3. Повешение трех евреев, пытавшихся сбежать из гетто.

Когда нацисты начали ликвидацию гетто зимой 1942 года, Генри решил действовать. Он слышал слухи о нацистских лагерях смерти и считал, что пребывание в гетто в конечном итоге приведет к его смерти. Генри жил в здании, граничащем с забором гетто, недалеко от немецкого арсенала.Со временем он ослабил гвозди, удерживающие на месте несколько досок для забора, чтобы человек мог сдвинуть доски в сторону и ночью покинуть гетто незамеченным. Пока его друг стоял на страже, Генри выскользнул из гетто в январе 1943 года и ворвался в немецкий арсенал, где украл оружие, которое понадобится партизанам для самозащиты. В следующем месяце Генри сбежал из гетто и контрабандой вывез из Гродненского гетто двадцать шесть человек на мусоровозах. Они прятались под грудой мусора, когда грузовики выезжали из гетто.

Группа встретилась в сарае дружелюбного фермера-христианина и ночью отправилась в лес Нача возле Эйшишока (Эйшишкес), где Генрих был одним из руководителей партизанских отрядов. Генри знал о братьях Бельских, но считал, что у него больше шансов выжить в небольшой группе, где он может принимать собственные решения. В конце концов к группе Генри присоединились и другие евреи из Гродненского гетто, в том числе его будущая жена Рита Гурвиц. Генри и Рита полюбили друг друга, когда она вылечила его после вывиха ноги, сброшенного с агрессивной лошади.

Основной целью партизан было выживание и противостояние нацистам. Одна из тактик, которую они использовали, заключалась в том, чтобы прикрепить взрывное устройство к велосипеду и оставить его на дорогах, по которым проходят немецкие конвои снабжения, направлявшиеся на Восточный фронт. Когда немцы убирают велосипед со своего пути, бомба взрывается. Русские партизаны также набрали группу Генриха для помощи в более крупных рейдах. Они атаковали немецкие патрули и закладывали бомбы на железнодорожные пути, чтобы нарушить немецкие коммуникации и транспорт.

Самая большая борьба партизан заключалась в их выживании, поскольку в их дни они собирали пищу и уклонялись от постоянных набегов немецких, литовских, польских и украинских патрулей. Первое лето они спали на земле без какого-либо укрытия от непогоды. К зиме они вырыли ямы в земле и прикрыли вершины ветвями деревьев, покрытыми снегом. По мере того, как набеги увеличивались, они копали все больше укрытий и регулярно перемещались, чтобы снизить вероятность быть обнаруженными. Они отправились на миссии по сбору еды, добытой под прицелом у местных фермеров.Фермеры, которые сообщили нацистам о партизанской деятельности, подверглись репрессиям.

Однажды фермер сообщил о группе Генри местным властям СС. Это привело к налету на лагерь, в результате которого погибло много партизан. Позже Генри и его товарищи вернулись в дом фермера, провели военный суд и признали его виновным. Фермер был расстрелян за то, что сообщил о них и сообщил местному населению: если вы предадите партизан, придется заплатить свою цену.

Партизанский отряд Генри был освобожден 7 июля 1944 года наступающей Советской Армией.Генри и Рита вернулись в Гродно, надеясь, что члены их семей пережили Холокост. Мать Генри, Сила, чудом выжила, но его брат (Авраам), невестка (Рэйчел) и двое их детей (Фанни и Шломо) были убиты в Освенциме. Рита была единственной выжившей из своей семьи. Из 25 000 евреев Гродно только около 200 пережили войну.

Генрих и Рита поженились в Гродно после своего освобождения в 1944 году. Поскольку Генрих был партизаном, Советы доверились ему и заставили его заниматься сортировкой документов в правительственном архиве, а затем охранником в тюрьме НКВД.Благодаря этой работе и репутации партизана Генри смог помочь некоторым заключенным, включая своего довоенного тренера по боксу, которого ложно обвинили в пособничестве нацистам. Генри дал показания на суде и сыграл важную роль в его освобождении.

Генрих и Рита решили уехать в Германию, чтобы избежать Сталина и коммунизма. Им удалось получить документы, подтверждающие, что они были немецкими евреями, которые были перемещены во время войны и хотели вернуться домой. Во время путешествия Рита родила их дочь Эстер в Лодзи, Польша, в 1945 году.Они прибыли в лагерь для перемещенных лиц Лампертхайм в Германии, где пробыли до 1949 года.

Генри, Рита, Эстер и Сила иммигрировали в Соединенные Штаты в июне 1949 года, поселившись в районе Бостона, где Генри работал производителем мебели. Сын Генри и Риты, Луи, родился в 1954 году. В 1968 году Рита и Генри отправились в Кельн, Германия, где Генри дал показания на суде над нацистскими командирами Гродненского гетто, приговоренными к пожизненному заключению.

Генрих всю жизнь боролся с проблемами со здоровьем, вызванными войной.Это включало ревматическую лихорадку из-за того, что его заставляли чистить снег босиком, и посттравматическое стрессовое расстройство из-за почти трехкратного выстрела нацистами или антисемитской российской партизанской группой. Его сын вспоминает, как много ночей слышал, как отец просыпался и кричал, что нацисты собираются его застрелить. Генри открыто рассказал своей семье о пережитом, и у него было много друзей, переживших Холокост, в районе Бостона. У Генри и Риты было трое внуков, и каждое последующее поколение они рассматривали как победу над Гитлером.

Генри скончался 22 августа 1978 года.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*