Стихи про беларусь на белорусском: Стихи о Беларуси и любви к Белоруссии

Содержание

Стихи о Беларуси и любви к Белоруссии

Дорогие читатели! Сайт "Любимая Родина" рад представить вам стихи о родной Беларуси из раздела стихи о странах, которые написали современные поэты. 

Мы благодарим авторов за творческое вдохновение, чуткость, доброту и любовь к Родине.

Беларусь моя, моя милая...

автор: Юрий Боровицкий

 

Беларусь моя, моя милая,

Моя нежная мать-земля,

Ты красивая, ты любимая:

И луга твои, и поля,

 

И дороги твои просторные,

И озёра твои в лесах,

И орешники твои чёрные,

И журавушки – в небесах.

 

Беларусь моя, моя нежная,

Моя снежная, мой приют,

Ты и песнь моя безмятежная,

Ты и счастие, и уют!

 

Я за всё тебе низко кланяюсь,

И я радуюсь, что живёшь,

Что прекрасною Белой панною

Над судьбой моей ты плывёшь!

Малая Родина

автор: Валерий Подобудчик

 

Моей юности милый край,

Белоруссия – родина малая!

Детских лет моих истинный рай,

Зорька-зоренька жизни алая. ..

 

Перелески твои и поля,

Речки тихие и озёра.

Моих предков родная земля,

Пущ и рощ широта и просторы.

 

Я тобою всем сердцем горжусь,

Верю в счастье простого народа

И когда-нибудь, может, вернусь

Под крыло твоего небосвода,

 

Чтобы слышать журчащий ручей,

Звонкий голос в полях жаворОнка.

Этих звуков нет в мире родней,

Белоруссии милой сторонка.

 

Я душою всегда с тобой

В час веселья и в час печали,

Белой Руси мой край родной,

Моей юности милые дали.

 

Там остались мои старики

На равнинном песчаном погосте,

У излучины тихой реки...

Я во снах прихожу к ним в гости...

Земля Беларуси

автор: Валерий Подобудчик

 

Земля Беларуси, родная сторонка, 

Ты в сердце моём, как родимая мать...

Как запах ромашек, когда я ребёнком 

Ходил на лужайку у речки гулять. 

 

Закрою глаза и как будто я снова 

Среди тополей и кудрявых берёз. .. 

Становится тело почти невесомо, 

И гложет тоска до рыданья и слёз. 

 

Земля дорогого далёкого детства, 

Меня ты отправила в долгий полёт... 

И ты для меня то святое наследство, 

Которое радость и силы даёт. 

 

Земля Беларуси, родная сторонка, 

Тебя не заменит мне море богатств. 

Как та, в отчем доме, святая иконка, 

Что лечит мне душу без всяких лекарств.

Родина моя-Беларусь

автор: Танюша Пирогова

 

   Люблю я Беларусь свою родную,

Прекрасней края в мире не найти

И не хочу я Родину другую

Лишь нам сегодня с нею по пути.

 

Берёзовые рощи, лес и поле

Как хочется прижаться к ней щекой,

Какое необъятное раздолье

До неба там дотянешься рукой.

 

Народ наш добрый и такой открытый

Мы рады гостю, что приедет к нам,

Посадим мы его за стол накрытый

Всё, что имеем отдадим друзьям.

 

Но если кто обидит ненароком ,

То за Отчизну сможем постоять.  

Мы защитим её , пусть будет им уроком

Кто на свободу станет посигать.

 

Такая белая, любимая, святая

Ты чистая как воды родника

И нету у тебя конца и края

Живи родная долгие века.

Беларусь

автор: Темная Саша

 

Синеокая, белокрылая,

Беларусь – моя мама милая,

Зеркала озер смотрят ласково,

А леса твои дышат сказкою.

Частой сеткою бегут вены рек,

На полях твоих сеет человек.

Будто волнами лен колышется,

Мне спокойно здесь, легко дышится…

Столько бед прошло по твоей земле,

Столько страшных мук принесли тебе.

Только ты живешь, не печалишься,

Сыновьям своим улыбаешься.

Синеокая, белокрылая,

Все такая же добрая, милая…

Где бы ни была, не забыть тебя,

Беларусь моя ты любимая.

Беларусь

автор: Вспышка В Ночи

 

Люблю Беларусь свою милую,

Ее историю, развитие и быт.

Взгляните на природу красивую,

Которая не первый год стоит.

 

Проходят дни, столетия и годы,

Моя страна еще сильней цветет.

Пусть она и не законодательница моды,

Но точно в ногу с ней идет.

 

Пусть она маленькая по сравнению с Россией,

И людей не примет столько, как Китай

Но не сравниться с ней ниодна страна в мире.

Так как мы всегда с ней, ты это знай!

 

Чистый город, воздух и земля!

Красивые улицы, площади, дома.

Беларусь – чудесная сказка моя,

Цвети и пой любимая страна!

Моя Беларусь

автор: Валерий Боев

 

Минуло семь десятилетий

С того, всем памятного года,

Когда был изгнан лютый враг

И в Беларусь пришла свобода.

 

Большой ценой далась победа,

Ведь многим головы сложить

Пришлось тогда в боях с фашизмом,

Чтоб мы могли свободно жить.

 

И, возрожденная из пепла,

Ты поднялась и расцвела,

И хорошеешь год от года,

Моя любимая страна!

 

Твои луга, твои озера,

Болота, реки и леса,

Вся твоя чудная природа

Так несказанно хороша!

 

Ты ввысь стремишься год от года,

Рождая смелые проекты,

Для белорусского народа

Возводишь новые объекты.

 

Люблю тебя, моя страна,

И, видит Бог, тобой горжусь,

Ты у меня, как мать, одна

Моя родная БЕЛАРУСЬ!

Любимая Беларусь

автор: Комар Николай

 

Волшебный звон сияющей капели

Разбудит ночь и птичьи голоса,

Прольют на землю песенные трели

Коснётся лист ладонью ветерка.

 

Над Белой Русью,над моей страною

Расправив крылья словно паруса,

Закружит аист в танце с синевою

Любовью наполняя небеса.

 

Серебряные успокоят дали

Водой студёной чистых родников,

В них растворю тревоги и печали

Упав в обьятья милых васильков.

 

Рассыплет солнце тёплыми лучами

Тончайших нитей света желтизну.

И спелый запах хлеба над полями

Одарит щедро Родину мою.

Моя Беларусь...

автор: Лилия Юшкова

 

Выйду я в ромашковое поле,

В синь васильков любимых окунусь…

Это ты, моё безбрежное раздолье,

Моя любовь, родная  Беларусь! 

 

Пытали, жгли и за  тебя решали,

Стараясь уничтожить и подмять,

Людское недовольство  разжигали,

Но, не сумели  Родину сломать!

 

А ты стоишь бессменно на  границе,

Сестру свою от недругов закрыв.

Твоей живой истории страницы,

Я в памяти храню, не позабыв.

 

И твой народ, а я его частичка -

Всегда с открытой и доброю душой,

Не зажигался злобой, словно спичка,

Соседствуя с народностью другой.

 

Цвети, моя любимая сторонка,

Пусть горести и беды обойдут.

Не зря тебя так нежно и негромко,

С любовью Русью Белою  зовут!

Беларусь

автор: Анна Будзько

 

Я люблю тебя, Беларусь!

Свою маленькую страну.

И по праву ею горжусь, 

Здесь я выросла и живу.

 

Я люблю эту синь озёр,

И богатство родных полей.

Чистоту городов и сёл,

И леса, их нету щедрей.

 

Пусть цветёт моя Беларусь!

На радость и счастье людей.

Я в дочерней любви признаюсь

Беларуси любимой моей!

Моя Беларусь

автор: Светлана Катарская

 

Самая красивая из многих стран,

Беларусь-васильковая,любимый наш край.

Где мирно,спокойно живет весь народ,

Работает дружно и песни поет.

А сколько прекрасных здесь рек и озер,

Лесов и лугов,огромных колхозных полей.

Красивые строятся здесь города,

Деревни обретают статусы агрогородка.

А сколько талантливых живет здесь людей:

Артисты,поэты,певцы и студенты,

Историки,скульпторы,спортсмены,политики

И просто рабочие других должностей.

И все-это твердо стоит на ногах

Президент,наш толковый,политику взял.

Следит за порядком,законы создал.

Мы можем учиться,работать,мечтать

И право на отдых всегда сохранять.

Рождаем детей мы на благо страны,

Чтоб только они все здоровьем цвели.

Счастливая нация!Счастливый народ!

Мы вместе для вас свой пример подаем.

Живите все дружно,растите детей.

А про войны забудьте!

На тысячи лет!

Беларусь любимая

автор: Владимир Балыкин

 

Беларусь любимая, 

Родина моя,

Богом ты хранимая

Славная земля!

 

Столько тобой пройдено,

Враз не подсчитать,

Здравствуй моя Родина,

Дорогая мать!

 

Соловьи - соловушки

Радостно поют,

На родной сторонушке

Меня долго ждут.

 

Речка катит воды,

Подпевает им,

Я в седые годы

Стал вновь молодым.

 

Аист белый кружится

Над родным гнездом,

Там родная улица,

Там мой отчий дом.

 

Церковь за оградой,

Купола в крестах,

Площадь, Ленин рядом,

На своих местах.

 

Перепето гимнов

Столько боевых,

Где былые Римы

На путях лихих.

 

Беларусь любимая,

Славная земля,

Лучше всех ты милая

Родина моя...

Беларусь

автор: Наталья Протасевич

 

Взглядами пленит голубоглазыми,

Восхищает зеленью полей,

Понимаешь, что блистает стразами

Даже тихий маленький ручей!

Прикоснись душой! Неповторимая! 

В сердце крик печальный журавля.

Самая родная и любимая,

Беларусь, прекрасная моя!

Самобытны косы золотистые

С переливом нежным василька.

Краски неба  самые лучистые!

Дышит добродушием земля!

Я хочу, чтоб ты была счастливая 

На рассвете и закате дня!

Родина моя миролюбивая,

Я тобой навек вдохновлена!

Белоруссия любовь моя

автор: Александр Башмаков


Там, где в тиши листами дубравы шумят
И рождаются песен и звуков волнений,
Где лесной аромат и прекрасное пение птиц
Белорусских напевов, сказанье видений,
Опадает заря с твоих чудных ресниц.
И звучит и звучит этой трепетной нотой,
На рассвете с заката родные слова,
Белоруссия в жизни живёт в моём сердце,
И звучит под пологом лесным лишь молва...
В тишине золотой, полудрёма вздыхающей пущи,
В ароматах моих, предсказаний ушедших годов,
Я тебе подарю распустившийся ландыш чудесный,
Я тебе подарю и желанье и счастье из снов.
Словно лилией стройной- раскрытые губы,

Соловьи пропоют нам о вечной любви,
Ты скажи, что исчезнут печали, разлуки,
Для стучащих сердец наступают счастливые дни.
Белоруссия,- радость и жизни звучанье,
И любимый, чарующий радостью край,
И под сенью дубов вековых на прощанье,
Попадаешь в пленительный, сказочный рай.

Беларусь

автор: Валентина Журавская-Фазанюк

 

Меня ты встретила грозой, дождём и градом,

Но и такой тебя суровой не боюсь:

В любом ненастье быть с тобою рядом

Готова я, моя подруга Беларусь.

 

Ты повстречалась на моём пути когда-то,

И я к тебе, как к матери, стремлюсь –

Ты много лет мне и отрада, и награда,

Моя любимая подруга Беларусь.

 

Не блещешь ты изысканным нарядом,

И описать твою красу я не берусь,

Но так тепло на сердце, что есть рядом

Моя любимая подруга Беларусь.

 

Мы много лет живём с тобою рядом,

Так отчего лежит на сердце грусть?

Меня ты провожаешь добрым взглядом,

Моя любимая подруга Беларусь.

 

И если день затянется туманом,

Я с ней, тоской незваной, поборюсь.

Мне вспомнится моей подруги мама –

Как образ твой прекрасный, Беларусь!

Беларусь

автор: Елена Бобовка                                  

 

Ты  родная  душе  сторона,

Беларусь  моя  сердцем  любимая.

Остаёшься  на  все времена

Ты  Всевышним  на  веки  хранимая.

 

А  в  лесах  утром   песни  поют

Птицы  певчие,  милые,  славные.

А  в  домах  теплота  и  уют -

Это  жизненно  самое  главное.

 

Протекают  рекою  века,

Ты -  моё  воскресенье  живучее.

Как  моя  золотая  строка,

Навсегда  вдохновеньем  певучая.

 

Не  оставлю  тебя  Беларусь, 

Моя родина,  сердцем  любимая.

Я  в  любви,  своей  вечной  клянусь,

В  той  любви,  что  глазами  не  зримая.

 

Как  прекрасны  рассветы  твои,

Но  жестоки  лесов  откровения.

Шли  здесь  очень  лихие  бои -

Нет фашизму  лихому  прощения.

 

Мирный  день  над  землёю  моей

Пусть  с  улыбок  всегда  начинается.

А  весной,  среди  птичьих  семей,  

Белый  аист  домой  возвращается.  

Дорогая моя Беларусь!

автор: Валерий Подобудчик

 

Дорогая моя Беларусь!

Ты, как Русь, как берёзка белая!

Я землёй своих предков горжусь,

Где бы ни был и что бы ни делал я...

 

Ты всегда для России форпост,

Часовой на эпохи, столетия.

За славян становилась в рост

В годы трудные лихолетия.

 

Жгли тебя и топтали враги,

Кровь с землёю мешая алую.

Сокрушить тебя не смогли

Даже нищую и отсталую...

 

Много пало твоих сыновей,

Защищая Отчизну великую.

Горе вдов и сирот-детей

Тебя сделало нежною, тихою.

 

Для тебя Россия – сестра,

Горячо, на века любимая.

Словно солнышка лучик с утра

Или матушка добрая, милая.

 

Не найдёшь на земле твоей,

Пережившей беду и ненастья,

Человека к России добрей,

Чтоб желал процветанья и счастья.

 

Вместе с Русью одною семьёй

Жить веками тебе предназначено

И в счастливый час, и в лихой,

Если б снова судьба озадачила...

 

Дорогая моя Беларусь!

Край мой чудный, святой и милый...

Ты – во мне, и тобой я горжусь,

Пока жив, всей сыновней силой!


Смотрите и другие материалы по теме:

СТИХИ ПРО РОДИНУ БЕЛАРУСЬ ДЛЯ ДЕТЕЙ

ЧИТАЕМ ДЕТЯМ СТИХИ ПРО РОДИНУ

- Что значит: Родина моя? –

Ты спросишь. Я отвечу:

- Сначала тропочкой земля

Бежит тебе навстречу.

Потом тебя поманит сад

Душистой веткой каждой.

Потом увидишь стройный ряд

Домов многоэтажных.

Потом пшеничные поля

От края и до края.

Всё это – Родина твоя,

Земля твоя родная.

Н. Полякова

 

Родина

Что мы Родиной зовём?

Солнце в небе голубом

И душистый, золотистый

Хлеб за праздничным столом.

Что мы Родиной зовём?

Дом, где мы с тобой растём,

И берёзки, вдоль которых,

Взявшись за руки, идём.

В. Степанов

 

***

Что такое Родина наша?

Солнце, лес, дыхание пашен,

Сад в цвету, где не молкнут пчёлы,

И твой дом, и огни твоей школы.

Наша Родина – труд и праздник,

Сто дорог для тебя самых разных,

И любовь твоя к папе и к маме,

И ты сам – не один, а с друзьями.

А. Костецкий

 

Родина

Если скажут слово «родина»,

Сразу в памяти встаёт

Старый дом, в саду смородина,

Толстый тополь у ворот,

У реки берёзка-скромница

И ромашковый бугор…

А другим, наверно, вспомнится

Свой родной московский двор.

В лужах первые кораблики,

Где недавно был каток,

И большой соседней фабрики

Громкий радостный гудок.

Или степь, от маков красная,

Золотая целина…

Родина бывает разная,

Но у всех она одна!

З. Александрова

 

Лучше нет родного края

Жура-жура-журавель!

Облетел он сто земель.

Облетал, обходил,

Крылья, ноги натрудил.

Мы спросили журавля:

- Где же лучшая земля?

Отвечал он, пролетая:

- Лучше нет родного края!

П. Воронько

 

Родная земля

Есть своя

Родная земля

У ручья

И у журавля.

И у нас с тобой

Есть она,

И земля родная

Одна.

П. Синявский

 

Наша Беларусь

Край ты наш,

родной,

Любимый:

Ветер синий,

Рёв лосиный,

Вековые песни

Бора,

Синью полные

Озёра.

Лучше нет Земли

На свете:

Крикни –

Песнею ответит…

Мёд и тот

Здесь сладкий самый…

Край наш –

Весь

как ласка

Мамы.

В. Каризна

 

Родина

Я люблю свою малую родину,

этот светлый берёзовый край.

И багровые гроздья смородины,

и черёмухи цвет в тёплый май.

И такие здесь реки красивые,

и озёра с хрустальной водой.

Проживают тут люди счастливые,

наслаждаясь такой красотой.

На рассвете туман всюду стелется,

над низиной, над быстрой рекой.

Здесь всех раньше встает наше солнышко,

Подымаясь над новой землёй.

Н. Юдина

 

Наша Конституция

Она – наша мудрость,

Она – наша слава.

Она нам дала

Нерушимое право

Мечтать и учиться,

Трудиться,

Дерзать,

Уверенно к цели заветной

Шагать.

Она – наша гордость,

И наше доверье,

И в завтрашний день

Открывает нам

Двери…

Как компас,

Как солнце

Она в нашей жизни.

В ней доблесть и слава

Любимой Отчизны!

Н. Гончаров

 

Наш герб

Различным образом державы

Свои украсили гербы.

Вот леопард, орёл двуглавый

И лев, встающий на дыбы.

Такой обычай был старинный,

Чтоб с государственных гербов

Грозил соседям лик звериный

Оскалом всех своих зубов.

Но не орёл, не лев, не львица

Наш герб украсили собой.

На гербе контур Беларуси

В лучах от солнца над Землей.

Мы не грозим другим народам,

Но бережём просторный дом,

Где небо есть под небосводом

Всему, живущему трудом.

Не будет недругом расколот

Союз народов никогда!

Пусть будет вечной дружба наша,

Земля, и колос, и звезда!

С. Михалков

 

СТИХИ ПРО РОДИНУ ДЛЯ ЗАУЧИВАНИЯ НАИЗУСТЬ

Минск – красивая столица,

Ты – сердце Родины моей,

И я хочу тобой гордиться –

Из года в год ты всё светлей.

Г. Красковская

 

***

На широком просторе

Предрассветной порой

Встали алые зори

На родимой страной.

С каждым годом всё краше

Дорогие края…

Лучше Родины нашей

Нет на свете, друзья!

А. Прокофьев

 

Лучше нет земли родной!

Подрасту – про всё узнаю,

В небе, в море побываю,

Посмотрю другие страны,

Горы, реки, океаны.

А потом вернусь домой:

Лучше нет земли родной!

В. Кудлачёв

 

Наш край

То берёзка, то рябина,

Куст ракиты над рекой.

Край родной, навек любимый,

Где найдёшь ещё такой!

От морей до гор высоких,

Посреди родных широт,

Всё бегут, бегут дороги,

И зовут они вперёд.

Солнцем залиты долины,

И куда ни бросишь взгляд –

Край родной, навек любимый,

Весь цветёт, как вешний сад.

А. Пришелец

 

Родина

Великую землю,

Любимую землю,

Где мы родились и живём,

Мы Родиной светлой,

Мы Родиной милой,

Мы Родиной нашей зовём.

М. Лисянский

 

Родина

Родина – мама и я,

Папа, сестричка моя,

Дедушка с бабушкой, брат,

Солнца восход и закат.

Родина – край наш родной,

Неба простор голубой,

Реки, леса и поля…

Родина – гордость моя.

В. Кудлачёв

 

Стихи детей. Дети Беларуси пишут о Родине

Версия для печати Культура | № 33 | Август | 2006

Постоянный адрес статьи: http://www.sormovich.nnov.ru/archive/338/

Наша газета уже сообщала о том, что накануне Дня памяти и скорби нижегородские и белорусские кадеты совершили совместную экспедицию по местам первых боев 137-й Горьковской Бобруйской дивизии. Ребята посетили более 10 населенных пунктов Могилевской области, в том числе древнейший город Кричев. Это пограничный город, город-воин, город-защитник. Кто бы ни пытался огнем и мечом утвердить свое господство — шведские захватчики, наполеоновская армия, немецко-фашисткие оккупанты — они получали здесь достойный отпор.

Сегодня Кричев развивается и благоустраивается, имеет современную промышленность, развитое сельское хозяйство, разветвленную социальную инфраструктуру. В Кричевском районе проживает около 40 тысяч жителей, в том числе почти 9 тысяч — молодежь в возрасте от 14 лет до 31 года. Здесь стал традицией ежегодный районный конкурс юных стихотворцев «Дебют».

Мы хотим познакомить сормовичей с творчеством победителей этого конкурса, белорусских девчонок и мальчишек.

О чем пишут юные поэты? О любимой Кричевщине, о Победе и солдатском подвиге, о неброской, но милой сердцу природе, о маме — одним словом, о родной Белоруссии.

Вера КУЗЬМЕНКОВА, 7 класс

Белоруссия

Русь Белая — чистая, нежная:
Лес, озеро, поле безбрежное…
Журчание чистой кринички,
Негромкое пение птички…
Я Родину вспомню в разлуке
И сразу забуду о скуке.
Навек породнилась судьбою
С землею, от льна голубою.

Евгения ШАКОВИЧ, 9 класс

Родина

Что такое Родина?
Каждый сам поймет.
Для меня же Родина —
Ласточки полет,
Дождь, зима с морозами.
Стая журавлей.
Кричев наш с березами,
С мамою моей.
Белорусам Родина —
Как родная мать.
Хоть полмира пройдено —
Лучше не сыскать!

Мария ТУРОК, 9 класс

Нас не разделить!

Всегда с Российскою страной
Мы дружно рядом жили.
Язык и русский, и родной
Мы знали и любили.
Что нам делить?
Земля одна,
Леса, луга и реки.
Одна природа, жизнь одна,
Судьба одна навеки.
Плечом к плечу, к спине спиной
В невзгодах мы стояли,
Чтоб варвары, придя войной,
Жить людям не мешали.
Кто россиянин, белорус, —
Друзья, не в этом дело:
За Белоруссию, за Русь
Сражались вместе смело.
Что нам делить?
Земля одна,
Леса, луга и реки.
Одна природа, жизнь одна,
Судьба одна навеки!

Ольга ЖИВИЦКАЯ, 11 класс

Последний бой

13 июля 1941 г.

Памяти Алексея Гуменникова посвящается

… Они летят — кресты на крыльях.

И — вой. Протяжный, жуткий вой.
Их тени черные накрыли
Мою деревню за горой.
«Их три? Скажи, какая малость! —
Мой командир махнул рукой, —
За тех, что там, внизу остались,
Дадим фашистским гадам бой!»
Два сердца ненавистью дышат,
Два сердца — две звезды с небес…
Когда-нибудь в селе услышат
О том, как мы сражались здесь.
Второй стервятник задымился!
Наш самолет стонал от ран.
И в вихре пламени кружился.
Бег времени остановился:
«Идем, Алеха, на таран!»
… Над Белью, в небе ярко-синем,
Как будто царство тишины…
Земля навек обняла сына —
Шел двадцать первый день войны.

Лето

Лето босоногое —
Сарафан в ромашках —
За тремя дорогами
Мне рукою машет.
Расцвели веснушки
На ребячьих лицах:
Школьные занятия
Будут только сниться…
По траве росистой
Побегу за солнцем…
Лето голосистое
Рассмеется звонко.
Ветерок-бездельник
Эхо раскачает,
Даже старый ельник
Смехом отвечает.
Щурится в улыбке
Гладь речушки — Сожа.
Солнце вместе с нами
Веселится тоже.
Лето золотистое —
Сарафан в ромашках —
На прощанье искренно
Мне рукою машет.

Николай САЗОНОВ, 5 класс

***

Я в Кричеве родном живу,
Люблю я неба синеву,
И лес, и речку, и луга,
Где сена свежего стога.
За речкою зеленый лес,
Там ели, сосны до небес,
Там много ягод и грибов,
И птичек шустрых, и зверьков.
Здесь люди добрые живут,
Наш Кричев Родиной зовут.
Работой славят край родной,
Гордятся милою страной.
Когда я тоже подрасту,
Работать в школьный класс пойду:
Детей хорошему учить
И Белоруссию любить.

Ольга РАВКОВСКАЯ, 7 класс

Соловьиный сад

Вот пришла я в сад с друзьями,
Сад наполнен соловьями,
Ямки дружно мы копаем,
Вишни, яблони сажаем.
Приходите в сад со мною,
Все с заботою одною:
Кричевщину сделать садом.
Становись со мною рядом!

Лилия КУЛАК, 4 класс

Дарю цветы

Под окном растут цветы —
Сколько света, красоты!
Я цветы сажала с мамой,
Самой нежной, доброй самой!
Буду Родину любить,
Всем друзьям цветы дарить,
Помнить мамины слова:
«Труд — успеха голова!»

Кристина КАЛАЧЕВА, 4 класс

***

Поранил кролик Светик лапку.
Он кругленький, похож на шапку.
Бедняжку в дом мы с мамой взяли,
Промыли ранку, завязали.
Крольчонка лаской окружили,
В углу на сено положили.
— Мой милый Светичек, не плачь!
Вот молоко, морковь, калач.

Евгений КОЛБЕЕВ, 5 класс

Капитан

Весной на улице тепло,
Сияет солнышко светло.
Ребята в шумные ручьи
Пустили корабли свои.
Из рощи ласточка летела —
И на кораблик легкий села.
Глядит, как будто капитан,
Приплывший к нам из дальних стран.
Кораблик по волнам плывет,
А ласточка глядит вперед!

Анастасия ПОНИЗОВЦЕВА, 3 класс

Любимая мама

Мама — самый лучший друг,
С ней всегда прекрасно.
Если плохо станет вдруг,
То посмотрит — ясно.
Скажет: «Доча, не горюй,
Победим болезни!»
Крепче маму поцелуй,
Хорошо с ней вместе!
В маме столько доброты!
Нужно — спросит строже.
Ей всегда дарю цветы,
Мама — всех дороже!

Татьяна ЛОБКОВА, 9 класс

Синеокая страна

Летит неспешно аист в вышине,
В затоне белый лебедь проплывает…
Все радуются, радостно и мне.
Весной у нас так хорошо бывает.

… На Кричевщине летом так легко!
В садах и парках астры расцветают,
Над озером, над Сожем — высоко —
Стремительные ласточки летают.
Озера, словно синие глаза,
Глядят с любовью в голубое небо,
Хранят покой земли родной леса,
Разносит ветер добрый запах хлеба…

Михаил КУПРЕЕВ, 5 класс

Моя Кричевщина

Гляжу кругом: леса, луга, поля,
В бескрайнем небе солнышко смеется,
Щедра ты, Белорусская земля,
Что Родиной любимою зовется.
В лугах — кусты, душистые цветы,
Кузнечики в траве трещат негромко…
В районе нашем столько красоты!
Давайте сбережем ее потомкам!
На Кричевщине — звонкие ручьи,
В озерах утки важно проплывают,
В густых лесах и рощах соловьи
На зорях так красиво распевают.
На Кричевщине много лет живет
Народ душевный и непобедимый…
Пусть вечно будет чистым небосвод
Над Кричевщиной — Родиной любимой!

Стихи о родном крае. Государственное учреждение образования "Многопрофильный центр "Ветразь" г.

Белыничи"

Стихи о родном крае     

Александр Мельников 

БЕЛЫНИЧИ 

Над ним только месяц-обходчик 
Да синие звёзды горят. 
Но вслушайтесь — 
Белые ночи 
В названье посёлка звучат. 

Печаль моя полнилась светом, 
Когда в ленинградской ночи 
Думал о самом заветном — 
Белая Русь... 
Белыничи... 
_________________________ 

Васіль Дзеравяшка 

БЯЛЫНІЧЫ 

Нібы ў паводку, звонка круціць 
На рацэ глыбокі цёмны вір — 
Вастраверхім стогам па-над Друццю 
Тут стаяў калісьці манастыр. 

Яго сцены, як даніну, клалі 
Рупныя прыгонныя майстры. 
Па начах вакол, нібы каралі, 
Зыркія свяціліся кастры. 

Хто заўважыў паэтычнасць ночы? 
Хто найпершы белай ноч назваў? 
Найчасцей тут чуўся плач сірочы, 
А з лугоў — асенні шоргат траў. 

Беланоч.. . Пракосамі-радамі 
Вуліцы ляглі на сенажаць — 
Новымі вышыннымі дамамі 
У далячынь Бялынічы глядзяць. 

Не, не свецяць белыя тут ночы, 
Хоць над Друццю — малаком туман. 
...Вечнае святло струменяць вочы 
Шчырых землякоў — бялынічан. 
__________________ 

Олег Плиндов 

БЕЛЫНИЧИ 

На карте республики — 
Малый кружок — 
Над Друтью стоит 
Мой родной городок. 
В суровые годы 
Сражений и гроз 
Он в землю родную 
От напастей врос. 
Стоит у развилки 
Проежих путей 
Могучих «Белазов», 
Лихих «Москвичей». 
Несутся все мимо. 
Опять тишина... 
Отсюда колыска 
Из детства видна... 
____________________ 

Мой райцентр 

На речушке Друти, 
У скрещенья шоссейных дорог, 
В окружении полей, 
За зелеными сосновыми заслонами, 
Ни богато ни бедно 
Живет мой родной городок, 
В документах державных 
Отмеченный центром района.  
Он совсем невелик: 
В городке есть крахмальный завод, 
Сыродельный завод, 
Комбинат для житейской обслуги. 
Обитает вокруг 
Терпеливый и мирный народ, 
И нельзя не сказать — 
Работящие люди! 
Коль по центру судить — 
Так не плох городок: 
Бирюли есть музей, 
Рядом скверика пестрые тени, 
Магазины, кафе, 
И машинный паток, 
Дом районных властей, 
И на площади Ленин. 
По сравненью с Днепром 
Друть-река — не река. 
Невелик городок, 
Не отличен особенной славой. 
Но живет он по правде, 
А правда его велика. 
Этой правдой крепка 
Завсегда была наша держава! 
__________________________ 

Белыничи 
(Из прошлого) 

Жил да был посёлок на Друти, 
На торговом он стоял пути. 
Был тут монастырь. Еще собор. 
Не взорвали б, был бы до сих пор.  

Где теперь кустится скверик наш, 
В прошлом веке бушевал кирмаш. 
Он радушно принимал гостей - 
Это был рассадник всех вестей. 

Вместо радио, журналов и газет, 
Новость с воза говорил сосед. 
Вовсе не было на свете РДК, 
Но плясал хохол приезжий гопака. 

Средь кадушек, снеди и подвод 
Свой водили девки хоровод. 
Покрывая басом смех и шум, 
«Много лета...» пел, подвыпив кум. 

Рядом с ним совсем на свой манер 
Грудь крестил двуперсто старовер. 
В будни был посёлок нелюдим. 
Как далёк... А все-таки любим! 
___________________________ 

Родной городок 

Возле речки Друти, 
Где сплетается узел дорог, 
Где в столицу пути, 
Прикорнул мой родной городок. 

У кладбищенских плит 
Мне подолгу стоять и стоять: 
Тут отец мой зарыт, 
Здесь лежит моя добрая мать. 

И тут каждый поверит, 
Как этот поселок мне люб, 
Не ухожен пусть скверик, 
Не достроен пусть клуб.  

Есть крахмальный завод, 
Стадион, Бирюли есть музей, 
И одиннадцать тысяч живет 
Дорогих мне людей. 

Пусть на картах не всех 
Обозначен посёлок кружком, 
Он — мой стих, он — мой смех, 
Он — родимый мой дом! 
___________________________ 

Иван Пехтерев 

БЕЛЫНИЧИ 

Черёмухи белые в ночи, 
Цветами, как пургой, 
Завеяны Белыничи — 
Мой городок родной. 
И соловьи речистые 
В садах то там, то тут 
За Друтью — речкой чистою 
Всю ноченьку поют. 
На свете мест дороже нет, 
Чем то, где отчий дом. 
С тобой, моя хорошая, 
Вдоль берега идём. 
Цветами весь завьюженный 
Наш белый городок. 
Он вечно будет нужен нам, 
Как воздуха глоток. 
Черёмухи белы в ночи. 
А на заре белей, 
Повеяло в Белыничи 
Прохладою полей. 
От веточки-былиночки 
До каждого окна 
Мне дороги Белыничи, 
Как песня, как весна.  
____________________ 

Змітрок Марозаў 

БЯЛЫНІЧЫ 

Бялынічы, Бялынічы — 
Святлынь гаёў бярозавых, 
Для чыстых душ раскрылены 
Іх весніцы бусліныя. 

Бялынічы, Бялынічы... 
Начных дажджоў сімфоніі, 
Друці журба вярбовая 
Сярод лугоў няскошаных. 

Бялынічы, Бялынічы, 
Валошак сінь цнатлівая, 
Юнацтва незваротнага 
Пяшчота жураўлівая. 
________________ 

Олег Плиндов 

ИГОРЮ ШКЛЯРЕВСКОМУ 

Белыничи — ваш изначальный путь: 
Неброский домик, розы у крылечка, 
А под горою с камышами речка 
С названием привычным, кратким — Друть. 

Она как связь меж тем, что было там, 
И что теперь вам временем открыто, 
Со всем, что пережито и забыто, 
И от чего не оторваться вам. 

Бывало летом ливень мял луга, 
Хлестал по монастырской крыше плетью, 
Сгонял базар. Но вскоре многоцветьем 
Над Друтью рдела радуги дуга.  

От детских впечатлений не уйти 
А следом в жизни бури вас трепали. 
Любовь и счастье, беды и печали 
Вы повстречали на своём пути. 

Но сердцу дорог детства тёплый луч. 
Оно давненько заплуталось где-то 
... Вот и опять вас здесь встречает лето. 
Приветно плещет под горою Друть. 
_________________________ 

Віктар Хаўратовіч 

ВУЛІЦА МІЧУРЫНА 

Не першы год жыву на вуліцы, 
Дзе клён заглядвае ў акно 
І закаханыя цалуюцца, 
Калі вяртаюцца з кіно. 

Навін тут колькі пераказана 
Пад шум зялёнага лісця, 
І розных лёсаў перавязана 
Адным тугім вузлом жыцця. 

Жыву на вуліцы Мічурына, 
Аж даўжынёй у тры вярсты, 
Дзе газай выхлапной пракураны, 
Узбоч запылены кусты. 

Ляскочуць шыбіны ваконныя 
Усцяж асфальту — у два бакі: 
Аж стогнуць цягачы шматтонныя, 
Грымяць, гудуць грузавікі.  

Жалезным ляскатам аглушаны, 
Раняюць недаспелы плод 
Заўчасна яблыні ды грушыны, 
Галлём трымаюцца за плот. 

І я — за дзень ад працы змораны — 
Трапляю зноў у грукатню. 
... А дол гудзе — нібыта скорыя 
Імчаць мяне ў цішыню. 
___________________ 

Олег Плиндов 

БЕРЁЗОВКА 

Мне б только жить заботою общею. 
Но вот сегодня не как все 
Один брожу знакомой рощею. 
Вблизи от Минского шоссе. 
Я вижу, чем свои деяния 
Уравновесила земля: 
Крахмального завода здания, 
Шоссе, берёзы и поля. 
Берёзы. Домик за оградою. 
Река. И пересохший пруд. 
Берёзы. Душу ими радуют. 
И только их приемлю суд. 
Берёзы. Забываю мелкое. 
И сердцем верю в них до слёз. 
Как домики своей побелкою, 
Слепит меня кора берёз. 
Слепит знакомая, обычная, 
Как раз та самая, одна она — 
Белыничская символичная 
Берёзовая белизна.  
___________________________ 

Ала Войлакава 

БЯЛЫНІЧАНЕ, БЯЛЫНІЧАНКІ 

З той легенды часоў, 
што пра белыя ночы, 
ёсць куток дарагі 
нашай Белай Русі 
з якім сэрца маё 
раставацца не хоча, 
І з далёкіх дарог 
зноў вітаю я ўсіх: 
Бялынічане, 
Бялынічанкі — 
мае сябры вы 
І землякі. 
Няхай вам шчасце 
нясуць світанкі 
на бераг мілы 
Друці — ракі. 

Будзе вечна дарыць 
радасць талент прачулы. 
І сваім земляком 
захапляе гасцей. 
Над Удомлем гарыць 
зорка ярка Бірулі — 
на палотнах яго 
лотаць наша цвіце. 

Веру ў заўтрашні дзень 
што Чарнобыля хмары 
над зямлёю маёй 
перастануць кружыць. 
Хачу з вамі дзяліць 
І трывогі, і мары, 
разам з вамі жыццё 
недарэмна пражыць. 
_____________________ 

Олег Плиндов 

ВЕСНА В БЕЛЫНИЧАХ 
Увидеть солнца луч 

Ползёт на свет мурашка.  
У пасечных лотков 
Вновь выставлен дозор. 
И хиленький цветок 
Ползёт, как замарашка, 
Сквозь прелую листву 
На солнечный простор. 
Рыжеет рыхлый лёд, 
И тает его панцирь. 
Под ним земля плодов, 
Козявок и цветов. 
А в парке городском 
Вот-вот начнутся танцы, 
И девичий народ 
Уже к нему готов. 
Ленивый рыжий кот 
Прилёг на солнцепёке, 
И воробьи гурьбой 
Освоили карниз. 
Ухожен, как жених, 
Бульварик одинокий, 
Из Турции скворцы 
Вернулись без виз. 
Пожаловал апрель. 
Коротких платьев кромка, 
Девичьих блеск волос, 
Покатость женских плеч. 
И улицей метёт 
С садов пыльцы поземка. 
И сердце чутко ждёт 
Каких-то чудных встреч... 
_________________________ 

Григорий Сорока 

МОЙ КРАЙ 

Я в тебя, как в девушку, влюблён, 
Здесь и мне пророчила кукушка. .. 
Родина моя — Белыничский район, 
Тихая лесная деревушка. 

Тут не Друть, а Божья благодать, 
Уголок прижизненного рая. 
Хорошо здесь, летом отдыхая, 
О годах ушедших вспоминать. 

А они текли, как и вода, 
Унося счастливые минуты, 
И не раз великая беда, 
Не спросясь, бродила на Придрутье. 

Здесь — герои строек и войны, 
Видные артисты и поэты, 
Земледельцы — верные сыны, 
Славные наследники Победы. 

И не в честь ли светлых их имён 
Белыми Белыничи назвали? 
Родина моя — лесной район, 
Голубые, сказочные дали. 
__________________ 

Белыничи 

Убегая подальше от плахи 
И надеясь на помощь Христа, 
На Друти появились монахи, 
Полюбившие наши места. 

И когда их находка-икона 
Залучилась, как солнце утра, 
Убедились монахи — из Дона 
Убегали они к нам не зря.  

Потому и во славу находки, 
Восхищая явлением мир, 
Возвели за период короткий 
На холме меж лесов монастырь. 

Вы быть может, запомнили сами, 
Как светил он и в наши нам дни, 
Как к нему приезжали крестьяне 
Помолится за семьи свои 

На виду у берёз и сосёнок, 
На холмистой прибрежной груди 
Разрастался наш с вами посёлок, 
Что стоит по сей день на Друти. 

А сейчас он — столица района, 
Убегает уже на луга, 
Где река, где когда-то икона 
Освятила её берега. 

И не те ль чудотворные силы 
Ищет он, расширяя себя?... 
В добрый путь, дорогой мне и милый 
Мой посёлок, родная земля! 
___________________________ 

С. Лаппо 

БЯЛЫНІЧЫ 

Сярод прыроды беларускай 
Бруіць Друці блакітны пламень, 
А ля рачулкі гэтай вузкай — 
Мястэчка з белымі начамі. 
Усё, здаецца. Як звычайна: 
Звычайны свет, звычайны вецер. 
Ды толькі для мяне тут ранак 
Найдаражэйшы чым у свеце. 

Бялынічы, Бялынічы — любімая зямля, 
І ясным днём і поўначу прытулак маю я. 
Тут мудрасць прадзедаў сівых дапамагае жыць. 
Калыска светлых мар маіх, 
Ну, як вас не любіць. 

Бялынічы! Вы сэрца песня — 
Кажу я шчыра без падману, 
Тут прыгажэй, званчэй і лепей 
Зальецца птушка на світанні. 
Тут мова лесу зразумела, 
Шум верасу, заранкі ззянне. 
Тут першы гук і крок нясмелы. 
___________________________ 

Наталья Николаевна Батракова 

* * * 
... — Белыничи... Біла ніч, білі ночі, белыя ночы... 
— А по-моему, такие, как везде: черные, хоть глаз выколи. 
— Зато столько звезд! А как хорошо мечтается... 
(Из разговора в детстве) 
...В этом городе воспоминаний 
Есть одно заветное место, 
Я спешу туда на минутку — 
Пусть нечасты мои приезды, 
Где отыщут глаза без ошибки 
Три окна. Напрягая ухо, 
Я напрасно жду перемены, 
Не тревожит звонок округу. 
Закрываю глаза и вижу: 
Белых фартуков вереницы... 
И всплывают такие юные, 
Позабытые мною лица. 
Ждут с надеждой конца уроков, 
Прячут в парте свои шпаргалки, 
О, святая былая наивность, 
Не применишь их в жизни, а жалко... 
Забывается все. Щемит сердце. 
Наша жизнь ускоряет течение. 
Заглянув в этот мир параллельный, 
Я спешу в свое измерение, 
Чтобы где-то в далеких далях, 
Ощутив на душе весну, 
Вспомнить город воспоминаний 
И забытую детства мечту...

___________________________

Васіль Дзеравяшка 
МАЛАЯ РАДЗІМА 

Запакулле. Дом бацькоўскі. Воля. 
Маладзенькіх яблынь частакол. 
Тут сусед, хахол, Шаўчэнка Коля 
Топіць лазню ды пільнуе пчол. 
Не суняць тугі і хвалявання, 
Калі ў клямцы звякае замок… 
Хто мяне разбудзіць на світанні? 
Хто намые бульбы ў чыгунок.  
Тут не мулка на жалезным ложку 
Прыдрамнуць у цішыні вякоў. 
Дбайна пчолы жоўтую абножку 
Валакуць з духмяных дзьмухаўцоў. 
Зойдуць пасля лазні маладухі, 
Соты ў місе выстаўлю на стол, 
Нацаджу з біклагі медавухі, 
Госцям келіх паднясе хахол. 
Радаўніца божая настане… 
Вёска йдзе на могілкі са мной. 
З душамі нябожчыкаў спатканне 
Мне заменіць шчасце і пакой. 

Война в белорусской художественной литературе

Стихотворение А. Гаруна «Проводы».
Печатный документ. Газета «Наша ніва». 18 сентября 1914. № 37. С. 3.
На белорусском языке.
(БГАМЛИ, библиотека, № 36103)
Стихотворения Я. Купалы «Песни войны: І. Ворожбы, ІІ. Перед бурей».
Печатный документ. Газета «Наша ніва». 2 октября 1914. № 39. С. 2-3.
На белорусском языке.
(БГАМЛИ, библиотека, № 36103)
Стихотворение Я. Купалы «Песни войны: III. Созыв».
Печатный документ. Газета «Наша ніва». 9 октября 1914. № 40. С. 2.
На белорусском языке.
(БГАМЛИ, библиотека, № 36103)
Миниатюра З. Бядули «Ждите своих…».
Печатный документ. Газета «Наша ніва». 9 октября 1914. № 40. С. 3.
На белорусском языке.
(БГАМЛИ, библиотека, № 36103)
 Стихотворение Я. Купалы «Песни войны: V. «Остались нивы, села» .
Печатный документ. Газета «Наша ніва». 6 ноября 1914. № 44. С. 2.
На белорусском языке.
(БГАМЛИ, библиотека, № 36103)
Стихотворение Я. Купалы «Среди могил».
Печатный документ. Газета «Наша ніва». 14 марта 1915. № 10. С. 2.
На белорусском языке.
(БГАМЛИ, библиотека, № 36103)
Стихотворение А. Гаруна «Человеческая кровь».
15 марта 1915 г.
Печатный документ. Газета «Наша ніва». 5 июня 1915. № 22. С. 2.
На белорусском языке.
(БГАМЛИ, библиотека, № 36103)
Эссе В. Г. [А. Луцкевича] «Кровавая летопись».
Печатный документ. Газета «Наша ніва». 22 мая 1915. № 19-20. С. 1-2.
На белорусском языке.
(БГАМЛИ, библиотека, № 36103)
Стихотворение Я. Купалы «Весна 1915-я».
г. Вильна. 7 июня 1915 г.
Печатный документ. Газета «Наша ніва». 12 июня 1915. № 23. С. 2.
На белорусском языке.
(БГАМЛИ, библиотека, № 36103)
Стихотворение Я. Коласа «Боже мой! Когда настанет в мире согласие?».
Печатный документ. Газета «Наша ніва». 31 июля 1915. № 29-30. С. 2.
На белорусском языке.
(БГАМЛИ, библиотека, № 36103)
Стихотворение Л. Р. (Л. Родзевича) «Печаль».
Печатный документ. Газета «Наша ніва». 31 июля 1915. № 29-30. С. 2.
На белорусском языке.
(БГАМЛИ, библиотека, № 36103)
Записки М. Горецкого «На империалистической войне» (титульный лист, отрывок).
1926 г.
Печатный документ.
На белорусском языке.
(БГАМЛИ, библиотека, № 21626, № 2427)
Cборник поэзии Я. Пущи «Песни на руинах» (титульный лист, автограф автора, стихотворение «Песня войны»).
1929 г.
Печатный документ.
На белорусском языке.
(БГАМЛИ, библиотека, № 21617, № 3028, № 4589)
Повесть А. Гародни «Стража на Рейне» (обложка, автограф автора, титульный лист, отрывок).
1930 г.
Печатный документ.
На белорусском языке.
(БГАМЛИ, библиотека, № 2869)
Cборник поэзии М. Хведоровича «Война за мир» (обложка, титульный лист, стихотворение «В поход»).
1932 г.
Печатный документ.
На белорусском языке.
(БГАМЛИ, библиотека, № 3077, № 23896)
Повесть Я. Брыля «Рассвет, увиденный издалека» (план повести с информацией о Первой мировой войне: «Фронт. Русские», «Фронт. Немцы», «Война и братание»).
1978 г.
Машинопись с авторскими правками.
На русском и белорусском языках.
(БГАМЛИ, ф. 59, оп. 2, д. 6, л. 26-29, 36-42, д. 9, л. 1-13)

Стихи, за которые расстреляли белорусских поэтов

Приказ о расстреле «врагов народа» со списком из 103 имен поступил в Беларусь из Москвы. Его подписали Сталин и Молотов. В Минске список дополнили еще несколькими десятками человек. В числе литераторов в списке значились:

Алесь Дудар. «Не смеем нават гаварыць i думаць без крамлёўскай візы»

Алесь Дудар

Настоящее имя Алеся Дудара, критика, поэта и переводчика – Александр Дайлидович. Переводил с русского языка на белорусский – Александра Пушкина и Сергея Есенина, «Дванаццаць» Александра Блока, с немецкого – поэтов Генриха Гейне и Эриха Вайнерта, отрывки из «Фауста» Иогана Гёте, и французского языков. Как поэт дебютировал в 1921 году в газете «Советская Беларусь». У Дудара вышли несколько сборников поэзии: («Беларусь бунтарская», «Сонечнымі сьцежкамі», «І залацісьцей, і сталёвей», «Вежа») несколько поэм и сборник рассказов «Марсэльеза». Был участником театральной труппы Владислава Голубка (его тоже репрессировали – в сентябре 1937). Алесь Дудар год проучился на литературно-лингвистическом отделении педагогического факультета БГУ. Поэту пришлось бросить университет из-за кампании против белорусских студентов-писателей.

НКВД БССР арестовывало Алеся Дудара три раза. Впервые – 20 марта 1929 года за стихотворение «Пасеклі наш край папалам…».

Второй раз – по сфабрикованному делу «Саюз вызвалення Беларусі». Оба раза его отправляли в ссылку в Смоленск. Третий раз Дудара арестовали в октябре 1936 года в Минске. 28 октября 1937 года был приговорён к смертной казни как «руководитель антисоветской объединённой шпионско-террористической национал-фашистской организации». В 1957 году оправдан посмертно. Личное дело № 10861 хранится в архиве КГБ Беларуси.

Стихотворение Алеся Дудара, за которое он был арестован в первый раз:

Пасеклі Край наш папалам,
Каб панскай вытаргаваць ласкі.
Вось гэта – вам, а гэта – нам,
Няма сумлення ў душах рабскіх.

І цягнем мы на новы строй
Старую песню і чужую:
Цыгане шумнаю талпой
Па Бесарабіі качуюць...

За ўсходнім дэспатам-царком
Мы бегаем на задніх лапах,
Нью-Ёрку грозім кулаком
І Чэмберлена лаем трапна.

Засыплем шапкамі яго,
Ура, ура – патопім ў соплях.
А нас тым часам з году ў год
Тут прадаюць ўраздроб і оптам.

Мы не шкадуем мазалёў.
Мы за чужых праклёны роім,
Але без торгу і без слоў
Мы аддаем сваіх герояў.

Не смеем нават гаварыць
І думаць без крамлёўскай візы,
Без нас ўсё робяць махляры
Ды міжнародныя падлізы.

Распаўся б камень ад жальбы
Калі б ён знаў, як торг над намі
Вядуць маскоўскія рабы
З велікапольскімі панамі.

О, ганьба, ганьба! Ў нашы дні
Такі разлом, туга такая!
І баюць байкі баюны
Северо-Западного края...

Плююць на сонца і на дзень.
О, дух наш вольны, дзе ты, дзе ты?
Ім мураўёўскі б гальштук ўздзець,
Нашчадкам мураўёўскім гэтым...

Але яшчэ глушыце кроў.
Гарыць душа і час настане,
Калі з-за поля, з-за бароў
Па-беларуску сонца гляне.

Тады мы ў шэрагах сваіх,
Быць можа, шмат каго не ўбачым.
З тугою ў сэрцы ўспомнім іх,
Але ніколі не заплачам.

А дзень чырвоны зацвіце,
І мы гукнем яму: «Дабрыдзень».
І са шчытом ці на шчыце
Ў краіну нашу зноў мы прыйдзем.

1928

Михась Чарот. «Прадажных здрайцаў ліхвяры мяне заціснулі за краты»

Михась Чарот

Настоящее имя белорусского поэта, прозаика и драматуга – Михаил Семёнович Куделька. Исследователи называют Михася Чарота одним из лидеров белорусской советской литературы 1920-х годов. Вместе с тем, оценка творчества Михася Чарота среди современников никогда не была однозначной. Михась Чарот начал писать в возрасте тринадцати лет. Раннее творчество, до 1921 года, отличается национально-патриотическим звучанием. Но после мотивы становятся революционно-пролетарскими: Чарот противопоставляет прошлую тяжелую жизнь послереволюционной, радостной. По мотивам его повести «Свинопас» был снят фильм «Лесная быль». В 1930-е г Чарот практически отошёл от литературной деятельности. Немногочисленные стихи теряют художественную новизну, превращаются в примитивные агитки.

Стихотворением «Суровы прыгавор падпісваю першым» присоединился к публичному осуждению репрессированных белорусских писателей. Тем не менее, был сам арестован 24 января 1937 года.

Осуждён внесудебным органом НКВД 28 октября 1937 года как участник «контрреволюционной нацдемовской организации» и приговорён к казни. Свое последнее стихотворение «Прысяга», про свою невиновность, написал на стене «американки». Выцарапанные на стене строки увидел и запомнил поэт Микола Хведарович, которому посчастливилось вернуться из ГУЛАГа. После допросов и пыток Чарот признал себя виновным. Реабилитирован в конце 1956 года.

«Прысяга»

Я не чакаў
І не гадаў,
Бо жыў з адкрытаю душою,
Што стрэне лютая бяда,
Падружыць з допытам,
З турмою.

Прадажных здрайцаў ліхвяры
Мяне заціснулі за краты.
Я прысягаю вам, сябры,
Мае палі,
Мае бары, —
Кажу вам — я не вінаваты!

Михась Зарецкий. «Беларускіх пісьменнікаў абвінавачваюць у тым, што яны чыста апранаюцца, носяць акуляры, маюць у кішэні насавыя хусцінкі».

Михась Зарецкий

Писатель начал публиковаться с 1922 года. Михась Зарецкий (настоящее имя – Михаил Касянков) в произведениях обращал внимание на события революционной действительности, жизнь рабочего человека на переломе истории, классовые столкновения, драматизм борьбы нового и старого, духовный рост человека. Зарецкий входил в Центральное Бюро литературного объединения «Маладняк». А в 1927 стал одним из инициаторов нового объединения – «Полымя». Михась Зарецкий начал театральную дискуссию в ноябре 1928 (в результате которой театры стали освещать более актуальные темы для того времени), написав две статьи: «Два экзамены (Да пытання аб тэатральнай крытыцы)», «Чым пагражае нам Белдзяржкіно? (Да крытыкі тэматычнага плана)». Такие публикации были расценены как проявление национал-демократизма. Вместе с поэтами Андреем Александровичем и Алесем Дударом заявил про выход из БГУ в «Советской Беларуси». Стал членом Союза писателей Беларуси в 1934 году. Работал заведующим отдела литературы и культуры АН БССР.

Писатель Ян Скрыган вспоминал: «У 1927 годзе Міхась Зарэцкі выглядзеў зусім іначай. Гэта быў ужо ў поўным сэнсе слова пісьменнік і інтэлігент. Папулярнасці і славе яго адпавядаў вонкавы выгляд. Апрануты ён быў, як тады казалі, чыста па-еўрапейску: самае моднае элегантнае паліто, блішчастыя пальчаткі і капялюш. А капялюш на той час мала хто насіў, гэта было нават вельмі смела. Бачылі яго найчасцей разам з А. Александровічам і А. Дударом… Мы тады зачытваліся М. Зарэцкім. Пісаў ён многа, горача і ярка».

Михася Зарецкого арестовали 3 ноября 1936 года. Осуждён тройкой НКВД 28 октября 1937 как «активный член национал-фашистской террористической организации» – заседание длилось 15 минут. Многие рукописи не сохранились, в том числе историческая драма «Рагнеда» и продолжение романа «Крывічы». Также была репрессирована жена поэта, Мария Ивановна Касянкова. Реабилитирован в 1957 году.

Письмо в газету «Советская Беларусь»

Паважаны рэдактар!

Дазвольце праз Вашу газету давесці да ведама савецкай грамадскасці наступнае:
3 нейкага часу у сценах Беларускага дзяржаўнага універсітэта пачалося ўпартае цкаванне беларускіх пісьменнікаў-студэнтаў. Найбольш яскрава гэта кампанія выявілася ў заметцы, змешчанай ў № 1 на сценгазеты педфака «Кузня асветы» пад назвай «Фрагменты из жизни 2-го курса литературного отделения»1. У гэтай заметны, прасякнутай тупым мяшчанска-зайздрослівым асцервяненнем, відаць выразны замер скампраметаваць беларускага шсьменніка, узвёўшы на яго самыя бязглуздыя, самыя дзікія абвінавачванні.

Беларускіх пісьменнікаў абвінавачваюць у групавой «замкнутости», быццам не разумеючы таго, што з першых дзён наступления у універсітэт ніводзін студэнт не можа быць аднакава дружным як з тымі, з якімі ён некалькі год працаваў, так і з тымі, якіх ён першы раз бачыць у вочы.

Беларускіх пісьменнікаў абвінавачваюць у «белорусском шовинизме», не маючы на гэта абсалютна ніякіх падстаў, калі не лічыць таго, што гэтыя пісьменнікі, не ў прыклад іншым, усюды і заўсёды гавораць па-беларуску.

Беларускіх пісьменнікаў абвінавачваюць у тым, што яны чыста апранаюцца, носяць гальштукі, каўнерыкі, капялюшы, акуляры (які злачынны «шык»!), маюць на галаве валасы і ў кішэні насавыя хусцінкі.

Беларускіх пісьменнікаў абліваюць памыямі самай бруднай хуліганскай лаянкі, абзываюць «животными», раўняючы з «собаками» і ўжываючы іншыя непрыстойныя ў сценах універсітэта прыёмы.

Гэты шалёны паход раз'юшчанай дробнабуржуазнай стыхіі не сустрэў аніякага адпору з боку студэнцкіх грамадскіх арганізацый, а рэдакцыя газеты ў сваёй прышісцы нават салідарызавалася з гэтай пісулькай і працягнула «кампанію» у чарговым нумары газеты. Дзякуючы гэтаму, шкодныя мяшчанскія настроі распаўсюдзіліся як па ўніверсітэту, так і за яго сценамі, зрабіўшы імёны беларускіх пісьменнікаў прадметам зласцівых насмешак і плётак.

Усё гэта зрабіла немагчымым для беларускага пісьменніка аставацца ў Беларускім дзяржаўным універсітэце і прымусіла нас з болем у сэрцы пакінуць яго і шукаць магчымасць пашырэння сваёй асветы ў іншых навучальных установах Савецкага Саюза.

Андрэй Александровiч
Алесь Дудар
Міхась Зарэцкі

Савецкая Беларусь. 1928. 4 снежня.

Тодар Кляшторный. «Хачу жыць, захлынацца і верыць».

Тодар Кляшторный

По воспоминаниям писателя Павла Прудникова, Тодара Кляшторного в своё время называли «белорусским Есениным» из-за сходства стиля и настроения стихотворений. Тодар Кляшторный – автор интимной, пейзажной и философско-медитативной лирики. Его произведения – это стихи-песни, стихи-обращения, стихи послания, стихи, близкие к народному творчеству. Была публицистика, байки и пародии (в том числе пародия на Кондрата Крапиву) и эпиграммы. Также Кляшторный был переводчиком – в том числе перевёл на белорусский пятую часть «Швейка» (в соавсторстве с З.Астапенко), Произведения самого Кляшторного переводились на литовский, русский и украинский языки. Он работал на радио, в республиканских газетах и журналах. Был участником литературных объединений «Маладняк», «Узвышша», «Белорусской ассоциации пролетарских писателей», неформального объединения «Таварыства аматараў выпіць і закусіць» – попытка объединить белорусскую богему, создать оппозицию «пісьменьніцкаму калгасу». В разное время участниками были и другие репрессированные поэты. Многие произведения Кляшторного при жизни осуждались со стороны защитников партийно-классового подхода к культуре.

Критика осуждала несоответствие идеологическим требованиям эпохи, наличие упадничества, пессимизма, есенинщины и богемного отношения к жизни.

Арестован 3 ноября 1936 года. Как и остальные, осуждён внесудебным органом НКВД 29 октября 1937 года в 11.00 как «член антисоветской организации». Был реабилитирован в 1957 году. Жену Кляштоного, Янину Германович, также арестовали (28 ноября 1937) и осудили особым совещанием при НКВД как «члена семьи изменника родины» до 8 лет лагерей.

Хачу жыць,
Захлынацца і верыць.
Піць каханьня нязведаны боль…
Дай руку мне,
Дай вусны, дай сэрца,
Дай мне воч тваіх чад-алкаголь.
Сёньня п'яны вячэрнія далі,
Сёньня п'яна вячэрняя боль…
Прамінайце, юнацкія хвалі
Прамінайце жыцьцёвую мель.
Прамінайце, жыцьцёвыя стыні.
Хай заранкамі дні зіхацяць…
…Прамінайце!..
А ў гэтых прамінах
Ёсьць адвечная існасьць жыцьця:
Маладосьць –
Гэта дзіўная казка,
Непаўторная ў нашым жыцьці…
…Ападаюць
Чароўныя краскі,
Ападаюць,
Каб больш не цьвісьці…
Дай руку мне,
Дай сэрца надломы,
На калені прысядзь, абнімі;
Прасьпявай пад вячэрнія бомы
Пра затлеўшыя ў сэрцы агні.
Ападуць залатыя лілеі.
І каханьне чароўным віном
Вечна чулае сэрца не грэе,
Вечна душы не паліць агнём.
Хай сягоньня ў туманнай дуброве
Захлынаюцца шчасьцем вятры.
Мабыць, заўтра
Не мне, а другому
Будзеш дзіўную ружу дарыць.
Мабыць, я,
Каб любоў дарагую
Ад цябе і сябе захаваць,
Не кахаючы, буду другую,
Як асеньні “піон', цалаваць.
А сягоньня
Мне хочацца верыць…
Піць каханьня нязьведаны боль.
Дай руку мне,
Дай вусны, дай сэрца,
Дай мне воч тваіх чад-алкаголь.

1927

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Мы – дети славянского поля

 

 

Добрушский район - наш ближайший белорусский сосед. Не только земельные угодья, протекающие по ним реки, лесные массивы сближают нас с ним. Нас связывают многовековые исторические корни славянского братства, русской и белорусской культуры, духовное родство.

В годы советской власти Злынковский и Добрушский районы активно сотрудничали во всех областях жизни. Когда случались "запарки" с проведением посевных или уборочных работ у земледельцев наших колхозов, на помощь им приходили соседи- добрушане, направляя на наши поля трактора, комбайны, лучших своих механизаторов. Также поступали и злынковчане.

Взаимовыручка, взаимное обогащение во всех сферах жизни - эти реалии действительности тесно объединяли еще недавно два соседствующих района, как, впрочем, и всей Брянщины и Белоруссии. Многое изменилось, не во всем, к сожалению, в лучшую сторону, в жизни злынковчан и добрушан после "раскроя" многонационального Союза ССР на отдельные, так сказать, независимые государства. Порвались или сильно ослабли многие связи соседствующих районов: и экономические, и духовные. Нас стали разделять таможни, другие барьеры, мешающие жить полнокровной, без помех, единой славянской семьей, как это было раньше.

Но никакие ветра перемен не могут разрушить вековые устои братства и дружбы славянских народов, которые закладывались и крепли в годины великих испытаний, выпавших на их долю.

Создаваемое усилиями представителей исполнительной и законодательной ветвей власти, главных редакторов газет, журналистов, работников культуры, преподавателей учебных заведений, учителей школ, общественности юго-западных и других районов Брянской области, а также Добрушского района Республики Беларусь Славянское Объединение Юго-Западных земель Брянщины (СОЮЗз) - "Криница", должна способствовать укреплению славянского единства, в частности, между жителями Злынковского и Добрушского районов, расширению культурных связей, обмену духовными ценностями.

Накануне Дня славянской письменности и культуры редакция газеты "Добрушский край", члены литературно-художественного клуба "Вдохновение" при Добрушской центральной библиотеке пригласили к себе журналистов, работников культуры юго- западных районов Брянщины для обмена творческим опытом по духовному возрождению, воспитанию у молодежи любви к своей малой родине, сохранению и приумножению исторических и культурных ценностей.

Выездное заседание Злынковской "Криницы" прошло в г. Добруше. В гости к добрушским журналистам, местным поэтам, объединившимся в литературно- художественный клуб "Вдохновение", приехали главные редакторы, творческие работники районных и городских объединенных газет из Злынки, Новозыбкова, Клинцов, Климова, Суража. Участники выездного заседания злынковской "Криницы" собрались в помещении Добрушской центральной районной библиотеки.

Главный редактор газеты "Добрушский край" Л.Ф. Пискунова, открывшая заседание, рассказала об истории своего города, духовной и культурной, социально- экономической жизни своего края. С чего берет начало "Криница", которая переросла в ежегодный районный праздник общественности, говорил главный редактор газеты "Знамя" Д.Ф.Караваев. Интересно было узнать нашим белорусским друзьям, что добрушскую землю связывает с юго-западными районами Брянщины река-красавица Ипуть, впадающая в реку Сож. На берегах Ипути, как и белорусский Добруш, стоит русский город Сураж. Протекает она через земли Клинцовского, Новозыбковского, Злынковского районов. А тихие светлые воды реки Снов, которая течет в Климовском районе, впадают в районе Чернигова в воспетый Тарасом Григорьевичем Шевченко и Николаем Васильевичем Гоголем Днепр.

Главный редактор Новозыбковского "Маяка" H.M. Пожиленков, отметив уникальность природы юго-запада Брянщины, в своем выступлении сказал о том, что русских, белорусов, украинцев объединяет и общая беда - Чернобыль. Но те, кто живет под его черным крылом, не упали духом. Несмотря на старания российского правительства забыть о проблеме чернобыльцев, они растят хлеб, строят дома, пишут стихи.

- 28 лет назад на стыке трех славянских республик - России, Украины, Белоруссии - в Климовском районе в канун 30-летия Победы в Великой Отечественной войне на зеленом холме, - говорил главный редактор "Авангарда" И.И. Ермаченко, - был открыт монумент Дружбы. К нему ведут три широкие дороги, по обочинам которых посадили братья-славяне березы, тополя и ели. Издалека видны три высоких пилона, увенчанных гербами дружественных государств и опоясанных широким бронзовым кольцом. Барельефы на нем запечатлели страницы общей истории трех братских народов.

В нынешнем году на климовской земле в 35-й раз состоялся фестиваль молодежи. В день праздника собираются у монумента представители Брянской, Черниговской (Украина) и Гомельской (Белоруссия) областей и звучат на всю округу общие песни о нерасторжимом единстве и дружбе славян.

- История белорусов и россиян скреплена кровью погибших за освобождение Союза Советских Социалистических Республик от немецко-фашистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., - продолжил выступление Ивана Ивановича гл. редактор "Знамени" А.Ф. Караваев. - В сентябре 1943 г. Красная Армия полностью освободила территорию Брянщины от немецко-фашистских захватчиков и начала ожесточенные бои за освобождение Белоруссии от гитлеровцев.

Немало в них полегло осенью 1943 г. и наших земляков.

В конце сентября прошлого года главные редакторы газет западных районов Брянщины посетили Ветковский район Республики Беларусь, чтобы встретиться с памятью. По дороге на Ветку казалось, что за окном нашего автомобиля проносятся не дорожные указатели, а годы, уносящие нас в осень сорок третьего, когда Брянщина была уже освобождена и в Злынке, Гордеевке, Новозыбкове, Клинцах, Красной Горе матери, жены, сестры провожали на фронт только что мобилизованных сыновей, мужей, братьев. Они, обещая возвратиться с победой, не знали, что многие из них через несколько недель погибнут за освобождение соседнего белорусского района.

Ответственный секретарь суражского "Восхода" В.А. Редин вспомнил, как много лет назад в редакцию газеты пришел тринадцатилетний мальчишка и принес заметку о том, как на границе Суражского района Брянщины и Хотимского района Белоруссии у деревни Осинка в августе 1941 г. эскадрон красных кавалеристов на несколько дней остановил фашистские танки. Это был Коля Старченко. В своем рассказе он первый поведал о подвиге советских воинов, которые все полегли в жесточайшем бою с врагом. Со временем на месте, где красные кавалеристы сражались с немецкими танками, был установлен памятник - несущийся на скакуне воин-кавалерист с обнаженной шашкой над головой.

- Николай Николаевич Старченко, - рассказал Виктор Александрович, - окончил факультет журналистики Ленинградского университета, работал в областных газетах, Всесоюзном журнале "Юный натуралист". Член Союза писателей СССР и России, кандидат филологических наук, основатель первого в России семейного журнала о природе - "Муравейник".

Н.Н. Старченко в своем литературном творчестве и издательской деятельности очень близок родной Брянщине. Премиями журнала "Муравейник" уже отмечены брянские школы, лесничества, сельские библиотеки, оказана помощь краеведческим музеям. В августе 2001 года, по инициативе Н.Н. Старченко, на границе Суражского района Брянщины и Хотимского района Белоруссии, у деревни Осинка, был проведен День памяти, где собрались сотни россиян и белорусов. От журнала "Муравейник" Николай Николаевич вручил землякам-ветеранам и вдовам войны подарки. Это был один из самых трогательных моментов встречи. О проведенном на границе Белоруссии и России Дне памяти широко рассказал в "Комсомольской правде" известный писатель, лауреат Ленинской премии Василий Песков. О нем написали газеты "Сельская жизнь", "Литературная Россия", брянские и могилевские газеты. Наш земляк много путешествует по миру, рассказывает о своих встречах, наблюдениях своим читателям. И всегда, какую бы страну мира он ни посетил, всегда остается патриотом России. Вот его один из многочисленных рассказов.

ПРИЛАГАТЕЛЬНЫЕ

В США, во время экологического тура от Нью-Йорка до штата Флорида и обратно. В микроавтобусе нас двенадцать человек - шестеро русских и шестеро американцев. За три недели подустали, старались развлечь друг друга. Дошли и до филологической игры. Сначала придумывали по очереди прилагательные к слову "земля".

У нас - родная, отчая, прекрасная, материнская, святая, неисхоженная, великая, загадочная, незабываемая...

У американцев - сферическая, сбалансированная, экспериментальная, драгоценная, плодородная, перенаселенная, испуганная (находящаяся под угрозой), живая, мертвая...

Потом наперегонки, на скорость к слову "муж".

У нас - желанный, любимый, ненаглядный, неотделимый, нареченный, милый, единственный, ласковый...

У них - надежный, сомнительный, заботливый, потерянный, требовательный, темпераментный, властный, лучший друг, муж-спонсор...

Вот так тесно переплетаются история России и Белоруссии в жизни брянских журналистов, прозаиков. Судьба многих из нас связана с "землей сябров". - С Белоруссией я связан с первых мгновений своей жизни, поскольку родился на земле белорусской - в городе Витебске. А моя старшая сестра Ира родилась в другом белорусском городе - Орше, - поделился своими воспоминаниями ответственный секретарь Злынковской газеты "Знамя" В.Н. Корытко.- Хотя мои родители родом из Суражского района Брянщины, наша семья несколько лет жила в Белоруссии. Мой отец, будучи военным фельдшером, тогда служил в Белорусском военном округе. Помню, с какой душевной теплотой отзывались родители о белорусах, с которыми они вместе делили и радости, и невзгоды на своем жизненном пути.

Позже, работая в редакции Новозыбковской объединенной газеты "Маяк" (Злынковский район в то время входил в состав Новозыбковского), я и мои коллеги-журналисты часто посещали Добрушский и Ветковский районы, освещая в печати многие стороны жизни наших соседей, сотрудничества с ними. Все хорошее мы заимствовали друг у друга в сфере хозяйствования, науки, в области культуры, спорта, взаимно обогащаясь и укрепляя братские отношения.

Перемены, произошедшие в жизни россиян и белорусов после распада СССР, не разрушили фундамента дружбы близких славянских народов, скрепленных кровью совместной борьбы с иноземными завоевателями, совместным созидательным трудом.

Корни их единства живы, их нельзя вырвать недальновидными замыслами политиков, государственных деятелей.

Вячеслав Николаевич рассказал о живописце Иване Ивановиче Юденке, который родился в Новозыбковском селе Вихолке, но много лет жил и работал в Гомеле, Бобруйске. Последние шестнадцать лет своей жизни трудился в Новозыбкове. Живописные работы замечательного художника находятся в фондах Белорусской национальной галереи, Саранского художественного музея, других крупных общественных и частных собраниях. Иван Иванович Юденок был участником Всесоюзной, Белорусских республиканских, ряда областных и большого числа персональных выставок. Они неоднократно устраивались в Новозыбкове.

В своем творчестве член Союза художников СССР с 1972 года И.И. Юденок придерживался лучших традиций Белорусской живописной школы. Его произведения отличаются мягкой, светоносной манерой письма, прославляют красоту природы и человека. Имя живописца внесено в художественную энциклопедию БССР. Недавно в Центральной библиотеке г. Новозыбкова прошла посмертная выставка живописца, на которой экспонировалось более 50 работ, выполненных мастером в основном в 90-е годы и сохраненных его семьей.

Талантливый художник ушел из жизни в расцвете творческих сил в 2000 году. В.Н.Корытко, который был знаком с художником, посвятил его светлой памяти свое стихотворение.

Художник


Светлой памяти И.И. Юденка посвящается

Открой или закрой глаза, 
Тот свет в душе не меркнет: 
Сияет вечная краса 
В творениях бессмертных.

Перед распахнутым окном –
Цветов благоуханье, 
Их аромат струится в дом 
И свежесть утром ранним.

А вдалеке летит, как вихрь, 
Табун коней ретивых. 
Запечатленный жизни миг
На полотне - как диво.

С душой отзывчивой к живой 
Неповторимости в природе 
Художник мастерской рукой 
Ее черты выводит.

Цветы, березовый рассвет, 
Славянский лик Мадонны... 
И верится: любой сюжет 
Картин писал влюбленный.

Открой или закрой глаза, 
Тот свет в душе не меркнет: 
Спасает мир его краса, 
Что не подвластна смерти.

Сотрудники Добрушской библиотеки рассказали о тесной связи с белорусским прозаиком, драматургом и публицистом, одним из немногих белорусских литераторов, которых на рубеже тысячелетия уважительно называют "живым классиком". Иваном Петровичем Шамякиным.

Родился И.П. Шамякин в 1921 году в деревне Корма Добрушского района Гомельской области. До нее от г. Злынки чуть больше двух десятков километров.

Новую страничку в жизни их земляка открыл для добрушан главный редактор Злынковской газеты "Знамя" А.Ф. Караваев:

- Имя Ивана Шамякина было широко известно в бывшем СССР. "Иван Петрович Шамякин - народный писатель Белоруссии, - говорится в "Советском энциклопедическом словаре", - мастер художественного слова. Читатели хорошо знают его романы "Глубокое течение", "В добрый час", "Криницы", "Снежные зимы", "Атланты и Кариатиды", "Тревожное счастье". Его творчество глубоко патриотично, художественно правдиво".

Так случилось, что с юношеских лет И. П. Шамякина связала дружба с нашим земляком, уроженцем р.п. Вышкова Виктором Вацлавовичем Вольским - Героем Советского Союза, всемирно известным ученым (к сожалению, уже покойным).

Рассказал об этом писатель в своем давнем письме к пионерам отряда Вышковской средней школы, носившего в свое время имя В.В. Вольского, которое хранится в школьном музее. "Дорогие ребята, - пишет в нем И.П. Шамякин. - очень приятно мне было узнать, что отряд ваш носит имя лучшего друга В.В. Вольского. Это же замечательно! Да, мы с ним дружим более 30 лет с маленьким перерывом - в конце войны потеряли друг друга. Но после ее окончания счастливый случай свел нас в Москве. Мы неожиданно встретились... в театре. Виктор первый увидел меня, сидел целый акт, смотрел не на сцену - на меня и гадал: Шамякин это или не Шамякин?

Мы с ним познакомились осенью 1940 года, в товарном вагоне, когда, призванные, в Красную Армию, ехали проходить службу на север - в Мурманск. В учебной батарее, куда мы попали (он на дальномер, я - в орудийный расчет), Витя Вольский сразу оказался в центре внимания, душой курсантов. Первое и главное, что нас притягивало к нему, - удивительная для того времени эрудиция, начитанность. Все он знал. И еще нравился его оптимизм, веселость. Служилось нам нелегко, и он, пожалуй, был единственный, кто никогда не унывал, не падал духом. Он был самый лучший комсомолец, общественник.

Думаю, что именно эти его качества - жажда знаний и огромная любовь к жизни, к людям, к Родине, привели к подвигу, за который он удостоен высокого звания Героя Советского Союза.

Эти же качества, к которым я присоединяю удивительную целеустремленность, помогли Виктору Вацлавовичу после войны стать одним из крупнейших ученых нашей страны, имя, которого известно географам и экономистам всего мира, особенно стран Латинской Америки.

У нас с ним настоящая дружба, мужская, которой можно гордиться.

При такой загруженности столько читает художественной литературы, смотрит спектакли, что меня это каждый раз поражает!

Это большая честь, что ваш отряд носит имя такого человека. Мне хотелось бы, чтобы все вы подражали В.В. Вольскому, его жажде все узнать, все изучить".

В другом своем письме учителю Вышковской школы И.К. Козлову писатель говорит о том, что прототипом героя в его повести "Огонь и снег" стал его друг Виктор Вольский. Он описан в произведении почти с документальной точностью.

Кстати, Виктор Вацлавович Вольский всегда с большой благодарностью отзывался о своих школьных учителях, в частности, о И.Е. Цыбе, который затем был ректором Гомельского пединститута.

Участница литературно-художественного клуба "Вдохновение" Татьяна Николаевна Свириденко поделилась своими воспоминаниями о встречах с известным белорусским поэтом, уроженцем г. Добруша Павлюком Пронуза. Благодаря усилиям земляков к 85- летию Павлюка Пронуза выпущен сборник его новых стихов.

Отрадно, что на обложке этой книги напечатано стихотворение добрушанки Татьяны Ивановны Свириденко. С чувством душевного подъема прочитала она стихотворение своего земляка, посвященное судьбе солдата Великой Отечественной войны, родной добрушской земле.


Не экскурсантам, а салдатам, 
Абпаленным агнем баёу, 
З гранатамi ды аутаматам 
На дах рэйхстага я узышоу.

Была урачыстасцi мiнута 
Пасля Паховау i турбот! 
За усю вайну упершыню так 
Спакойна выцер з гвару пот.

Пажоукла кнiжка запiсная –
Салдацкi дзённiк баявы. 
Па iм я часта успамiнаю 
Шлях да рэйхстага агнявы,

Сяброу, што разам ваявалi,
Iшлi праз вёскi, гарады.
О памяць! Памяць! На прывале 
Нiколi не бываеш ты.

Познакомила Свириденко собравшихся с несколькими своими лирическими стихотворениями. Их высоко оценил член Союза писателей России, лауреат премии "Серебряная лира", посвященной известному русскому писателю Алексею Константиновичу Толстому, В.И. Селезнев.

Ниже мы предлагаем вниманию читателей несколько стихотворений добрушанки. И хотя написаны они, как ее земляка Павлюка Пронузы, на белорусском языке, но их мелодика полна гармонии и близка русской речи.

Куточак родины


Куточак родны, стары сад 
Цвiце, як сорак год назад, 
Зямлiцы сiлу шчодра п'е 
Жыве, як памяць аб вайне.

Аб тых, штр не прыйшли дамоу, 
Да хат cвaix i да садоу, 
Што за Радзiму паляглi. 
Каб на зямлi сады цвiли.

Звiнiць салоука па вясне, 
Зязюля жалю задае, 
А яблынi у суквеццi зноу, 
У белай кiпенi садоу.

Слязiнкi-росы зiхацяць,
Уранку да зямлi ляцяць 
Бы хочуць загаiць, суняць 
Сляды вайны, што усе баляць.

Хай сад квiтнее малады
Пад сонцам мiрным, як заужды,
I у неба чыстага блакiт 
Ляцяць высока жаурукi.

Выбачай


Выбачай, калi зранку
Стрэнемся незнарок. 
Не адзiн ты, з наханкай. 
Я прыцiжу свой крок. 
Хай ляцяць усвед мроi -
Крылы iм не вяжы: 
Сэрца сцiсла ад болю. 
"Не" - услых не кажы.
Я не буду сцяжынку 
Перахрдзiць тваю. 
Толькi горыч-слязiнку, 
Як paciнку, згублю. 
Калi гора, жавала 
На твой ступиць парог, 
Буду у думках шаптаць я: 
"Беражы цябе, Бог..."

Заведующая отделом обслуживания Злынковской центральной районной библиотеки Л.В. Сычева со светлой грустью вспомнила времена, когда границы между Белоруссией и Россией были прозрачны и общению братьев-славян не мешали таможни. Книги белорусских прозаиков, поэтов печатались многочисленными тиражами и распространялись через книготорговую сеть во всех республиках Советского Союза. Сейчас, чтобы издать даже небольшой поэтический сборник, приходится искать деньги у так называемых спонсоров. А они не очень охотно их дают.

- Мы услышали прекрасные стихотворения добрушанки Татьяны Ивановны Свириденко, - продолжила свою мысль Людмила Викторовна, - но, как сказала руководитель литературно-художественного клуба "Вдохновение" Ирина Ивановна Гречик, местные поэты хранят свои произведения в блокнотах и тетрадях. Злынковчане в этом плане в лучшем положении. При финансовой поддержке районной администрации к 300-летию города были изданы книги злынковских краеведов А. Поддубного "Злынковская земля сквозь дымку времени", В. Комовского "Уголок России". В нынешнем году из районного бюджета были выделены средства на издание поэтического сборника местного поэта из д. Сенное Л. Анищенко. Все это позволяет нам, работникам библиотеки, - говорила Л.В. Сычева, - воспитывать у наших читателей любовь к своей малой родине, побуждать наше подрастающее поколение к творчеству. Кроме произведений местных поэтов, которых активно пропагандирует и на своих страницах газета "Знамя" в районной "Кринице", редакция поддерживает самую тесную связь с нашими известными земляками - уроженцем с. Лысые, кинорежиссером, московским поэтом, членом Союза писателей России Николаем Мельниковым. Его стихотворение "Поставим памятник деревне" стало хрестоматийным, вошло наряду со стихотворениями Н. Рубцова, А. Ахматовой, А.А. Твардовского, С. Есенина в недавно изданную московским издательством "Антологию русской поэзии XX века". "Криница" помогла, как бы обрести новое творческое дыхание известнейшему русскому прозаику Анатолию Федоровичу Кривоносову, который родился в г. Злынке. Его встречи с земляками в рамках выездных заседаний "Криницы" укрепили его в необходимости завершения начатого им несколько лет назад романа "Господи помилуй!" о судьбах земляков, затронутых черным крылом Чернобыля.

Продолжая тему взаимопроникновения славянских культур, взаимного обогащения их талантливыми людьми, нельзя не сказать об Александре Приходько - моем однофамильце, - говорит зав. отделом газеты "Знамя" E.M. Приходько. - Родом он из р.п. Вышкова, в 50-х годах начал свою творческую деятельность корреспондентом Злынковской районной газеты, затем работал в республиканских газетах Белоруссии. До ухода на пенсию был заведующим Белорусским агентством печати "Новости", работал в Центральном Комитете Коммунистической партии Белоруссии, живет в г. Минске. Пока позволяло здоровье, регулярно посещал родные места и всегда заходил в гости к журналистам "Знамени". Александр Илларионович подарил редакции сборник стихов "Персты и язвы. Иронизмы и плюрализму".

"Его автора волнуют повседневные житейские тяготы, с которыми сталкиваются пенсионеры, обездоленные люди. Александр Приходько не остается равнодушным при виде того, как бывшие "идейные" руководящие и направляющие, с легкостью необыкновенной облачились в новые одежды, мажут дегтем прошлое, извлекая для себя прибыль - политическую и корыстную - из нынешней неустроенности, беспорядков дикого рынка. Сарказм в их адрес вполне уместен", - написал в предисловии к сборнику Михаил Шибалис, заслуженный деятель культуры Беларуси.

Наш земляк не только остер на язык, он бывает, лиричен, мягок. Стихи, посвященные природе, воспринимаются с волнующей теплотой и любовью. Вот строки из его сборника:


...Понял я: не надо суетиться, 
В горе плакать, в счастье -
ликовать. 
В книге судеб
есть моя страница –
Если суждено чему случиться, 
Этого, увы, не миновать. 
В книге той баланс делам
и планам
Неподкупным выписан пером. 
Мне за ложь платила жизнь
обманом,
Отравляя в праздности дурманом, 
Отзывалась на добро добром...

В этом откровении - весь Приходько, главная суть этой редкостной книги. А вот другие стихотворения поэта.

Замороченные


Как партбоссы вершат
обновление?
Поощряют семейный подряд, 
Выражают бесспорное мнение, 
Говорят, говорят, говорят. 
Не успеешь прочесть и
прислушаться, 
В перестроечный вникнуть
ликбез,
Где-то мост через Волгу
обрушится
И взрывается рядом АЭС. 
Но на фоне убийственной
гласности 
Вслед за нашим
речистым вождем 
Мы готовы признать:
"Это частности". 
И чего-то толкового ждем.

Исповедь пенсионера


Экс-президенты, президенты, 
Премьеры, просто господа 
Вселяются в апартаменты 
И исчезают - кто куда. 
Еще быстрее перемены 
Бросает рынок на весы. 
Ну, прямо бешеные цены 
На фронте чайной колбасы! 
Все жиже щи, все меньше хлеба, 
Все злее стужа и жара.
С надеждой взор вперяешь в небо, 
А там - озонная дыра.
Еще там спутники. И все же, 
Когда насилуют бабусь, 
Ты говоришь: избави, Боже, 
От Карабаха Беларусь! 
Из-за проблем не спишь ночами, 
Привычно экономишь свет. 
Поднявшись, с сумкой за плечами 
Идешь в распивочный буфет
На промысел пустых бутылок. 
Потом шуруешь по дворам, 
Пугаясь розовых ухмылок 
Угрюмых макияжных дам. 
А вечером сосед Аркаша 
Твою же шутку повторит:
- Зато тебе, старик, не страшен 
Презервативный дефицит.

Молитва


Когда настанет день поминок,
Идите, люди, в Божий храм
И помяните дикий рынок,
Что навязали бесы нам.
Просите, люди, иерея,
Дьячка просите, звонаря -
Пускай его, архизлодея,
К анафеме приговорят.
Да сгинет дух вражды разбродный
И да услышит Дух Святой
В чертогах горних глас народный:
- За упокой, за упокой!

Один экземпляр сборника Александра Приходько "Персты и язвы" редакция "Знамени" подарила Добрушской библиотеке. От имени злынковской общественности хозяева получили в подарок от своей коллеги, заведующей отделом Злынковской ЦРБ Л.В.Сычевой книги "Злынковская земля сквозь дымку времени" и "Уголок России" краеведов А. Поддубного и В. Комовского.

Главный редактор Клинцовского "Труда", член Союза писателей России В.И.Селезнев присоединяется к злынковчанам-коллегам и дарит добрушанам несколько экземпляров своего поэтического сборника "Славянское поле".

Название его от стихотворения, которое включено в книгу. Посвятил я его старшей своей дочери, родившейся в провинциальном российском городе Клинцы, Наталии и ее мужу Андрею, родом из Белоруссии. Живут в Белоруссии, в Минске. Наталия закончила Государственный университет им. В.И. Ленина, Академию управления при Президенте Республики Беларусь. Младшая, Ольга, еще учится на одном из факультетов этой же академии. С вашего позволения я его прочитаю, - обращается к участникам заседания "Криницы" Владимир Иванович.

Наталии и Андрею Рынкевичам


Делить на уделы доколе, 
На княжества матушку Русь?.. 
Мы - дети Славянского поля, 
Бурьяном заросшего пусть.

Отцы живота не жалели, 
Семьей выживая одной. 
Мы - дети одной параллели, 
Одной вертикали земной.

Единых корней сердцевина,
 Единые радость и грусть... 
Мне нравишься ты, Украина, 
Люблю я тебя, Беларусь!

Конечно же, вольному - воля... 
Но ясно покамест одно: 
Мы - дети Славянского поля. 
И большего нам не дано.

Так вот, продолжим о судьбе детей нашего Славянского поля и в какой-то мере нашей Отчизны.

Обложку моего поэтического сборника украшает фоторабота клинчанина Александра Макаренко. Сам русский, сейчас живет с семьей в Израиле, в городе Беер-Шева, откуда родом первый израильский астронавт, трагически погибший во время последнего полета американского "Шаттла". Александр был фотокором "Труда". И в Израиле продолжает заниматься любимым делом. Его снимки вошли в фотоальбом, посвященный архитектуре, ландшафту земли обетованной. Он частенько звонит в редакцию нашей газеты из Израиля, высылает свои снимки, корреспонденции о жизни русскоязычных израильтян. Кстати, только в том родном городе первого израильского астронавта живет более 55 тыс. новых репатриантов из многих республик бывшего Советского Союза.

Кстати сказать, в Клинцах проживало в конце 80-х - начале 90-х годов порядка трех тысяч евреев. Практически все они эмигрировали в начале 90-х. Клинчане лишились опытных специалистов в системе здравоохранения, образования, культуры, промышленного производства, что болезненно сказалось на жизни города.

Постепенно на их место пришли в большинстве своем молодые специалисты, те, кому некуда эмигрировать, у кого только одна Родина - Россия. Прошло время, и клинчане сегодня имеют своих, новых высококвалифицированных врачей, учителей, производственников. В то время я и написал под настроение такое стихотворение:


Ежели оставил Русь бедняга,
Если до Израиля дорос, 
Пусть решает там, своим во благо,
Сверхнациональный свой вопрос.

Попрошу чиновников повыше 
Учредить медаль в конце концов 
Тем, кто в Тель-Авив настроит лыжи,
"За освобождение Клинцов".

Многие из тех моих знакомых, которые приезжают в гости в Клинцы, заходят ко мне в редакцию, им читаю эти стихи. Воспринимаются они слушателями нормально.

- Как бы ни старались разъединить народы, мы, люди культуры, творческие, стремимся вопреки всему сохранить духовную связь славянских народов, объединиться, как сегодня на заседании "Криницы" - русских и белорусов, - говорит руководитель литературно-художественного клуба "Вдохновение" Светлана Викторовна Гречик.

Нам нельзя замыкаться в своих национальных квартирах, - продолжил разговор Петр Семенович Хандожко. Такую задачу мы поставили перед собой, создавая наше сообщество "Деды". Люди в нем собрались в возрасте, умудренные жизненным опытом. Мы организовали велопробеги по местам захоронений воинов Великой Отечественной войны на нашей добрушской земле, соседней ветковской. Останавливались в деревнях, беседовали с простыми людьми обо всем: об истории, возрождении Белоруссии, о той цене, которую заплатили народы Советского Союза за освобождение Беларуси от фашистских захватчиков. На велосипедах побывали мы у монумента Дружбы народов, что на стыке трех республик - России, Украины и Беларуси, проехали по украинским селам Городнянского района. И все, с кем мы встречались, говорили о необходимости крепить дружбу славянских народов, выражали горечь по поводу развала СССР. И утверждали, что в общении с простыми людьми из славянских земель мы заполняем тот пробел в работе по объединению братских народов, до которого не доходят, как говорится, руки у президентов России, Белоруссии и Украины. Работу наших "Дедов" мы называем народной дипломатией.

Кстати, П.С. Хандожко родился в Красногорском районе Брянской области. Окончил пединститут и работал долгое время в Белоруссии. Он известен не только в Добрушском районе. На слова его стихотворения написана песня о г. Гомеле. А собравшимся П.С.Хандожко прочитал стихотворение, посвященное своей родной Красной Горе.

Красная гора


Речушки, змеясь по долинам, 
Сливаются с Беседь-рекой 
В подножьи холма-исполина
С селением Красной Горой.

Могучие кручи взметнулись 
От холма над Беседь-рекой,
И воды небесной лазури 
Струятся под Красной Горой.

С тех круч неоглядные дали, 
А может быть, ветер шальной 
Тревожно в дорогу позвали –
Простился я с Красной Горой.

Шли годы, но память хранила 
Былое родной стороны 
И вновь позвала-поманила 
В объятия Красной Горы.

Здесь те же родные картины. 
Кладбище. Видны с высоты 
Лесистые взгорки, долины 
В окрестностях Красной Горы.

Заветный утес над рекою
С извилистой узкой тропой... 
Мир детства! Мир грез, я с тобою, 
Я с родиной - Красной Горой!

О любви к России и Белоруссии прочитала стихотворение добрушанка, родом из старинного российского города Твери Л.И. Крапивина.


Страна, где мне пришлось родиться,
Теперь зовется "заграница",
И для меня закрыта дверь 
В старинный славный город Тверь.

Я здесь живу, мои здесь дети, 
И краше нет угла на свете. 
Но не могу места предать, 
Где народила меня мать.

Я разве против белорусов? 
За старых я и за юнцов безусых. 
И там простой российский брат 
Любому белорусу рад.

У нас занятие одно 
И здесь, и там: растить зерно, 
Машины делать, ткать и шить –
Нам с вами нечего делить.

Главный редактор газеты "Знамя" А.Ф. Караваев рассказал о мероприятиях, акциях, проводимых на Брянщине и посвященных 200-летию со дня рождения Ф.И. Тютчева, талантливейшего русского дипломата, поэта, родовое поместье которого в с. Овстуг, благодаря усилиям областной администрации, лично губернатора Брянщины Ю.Е.Лодкина, как говорится, восстановлено из пепла.

Великому поэту Ф.И. Тютчеву посвятила свое стихотворение поэтесса из Новозыбкова Татьяна Пожиленкова.

Любовь Тютчева


Две женщины великого поэта, 
Как вы любили, как страдали! 
Две, созданы из пламени и света,
Вы знали все и все прощали.

По-своему счастливые несчастные, 
Вы для него являлись вдохновением, 
Он понимал, что ваша жизнь прекрасная 
Была великим самоотречением.

Седой и низкорослый старичок, 
Он вас любил, и вы его любили. 
От двух страстей отречься он не смог, 
И даже на Елениной могиле.

Два милых имени, два стона, два лица, 
Как он писал: продлись очарованье. 
Он вас воспел дыханием стиха, 
Он вас обрек на вечное сиянье.

Говоря о творчестве Т. Пожиленковой, член Союза писателей России В.И. Селезнев охарактеризовал молодого новозыбковского автора как яркую поэтессу. У нее все данные при серьезной творческой работе стать мастером.

Молодая добрушанка Ольга Остапенко (ей только 20 лет) прочитала свои произведения, проникнутые тонким философским содержанием. В своих стихах, по словам Ольги, она старается передать психологическое состояние своего лирического героя, его души.

Утешение


Не грусти, все пройдет,
Лишь листва опадет,
Холода завладеют землею,
Ты откроешь глаза,
Не поверишь - она,
Долгожданная, рядом с тобою.
Все былое - туман,
И слова - лишь обман,
Твое сердце устало от боли.
Ее письма - штрихи, 
Нескладухи-стихи,
Не играет особенной роли.
Твоя сказка - судьба,
Где с тобою она,
Эх, казалась, далекой мечтою,
Но листва опадет
И разлука уйдет
Долгожданной осенней порою.

Лучше собою остаться


Как плохо, что я - это я,
Закрыть бы глаза мне лениво, 
Зарыться в комочек тряпья –
Тогда б, может, стала счастливой?
Не слышать ни слов, ни гудков, 
Не чувствовать запаха леса 
И лучшего друга шагов 
Не ждать. И не петь его песен. 
Не мучить любовью себя. 
Не плакать. Вообще не смеяться.
 Как плохо, это я - это я. 
Но лучше собою остаться.

Отчаяние


Что за нелепый толстый узел 
Связал меня?
И опустилась в крах иллюзий 
Душа моя.
Мой дом покрылся паутиной,
Ушел на дно.
Загнившей падалью, рутиной
Все заросло.
Кто объяснит, кто мне подскажет,
Как быть должно?
Иль, как виденье, мне навяжет
Свое окно?
Кто тот костер на дне разложит,
Огонь в пути?
Кто расплетет меня, кто сможет
Меня спасти?

Признание


Прозрачный омут синевы, 
Смолистый запах горьковатый, 
Я помню: я и ты 
Стоим под деревом мохнатым.

Вдали сверкает круг луны 
И все на счастие похоже. 
Я восхищалась всем. И ты 
Со мною восхищался тоже. 
Мы оторваться не могли 
От чудного святого места, 
Где ты признался мне в любви, 
Назвав меня своей невестой.

На прощание русская и добрушская стороны отметили важность таких встреч, которые помогают больше узнать о культуре стран, духовных и исторических корнях, которые связывают братьев славян. Наш международный семинар "Криница", как написала в своей статье "В гостях у сябров" Т. Дятлова из Новозыбковского "Маяка", раздвинул свои границы и принял в свои ряды новых людей, которые сохраняют и несут в массы богатое литературное наследие наших народов - библиотекарей и творческую интеллигенцию, не мыслящую себя без пера и бумаги (к слову сказать, последний раз брянские журналисты собирались в Добруше в 1996г.).

А. Караваев

Белорусский профессор выпустил новый сборник стихов


Война и перемещение, музыка и сады, язык и земля: это темы новой книги стихов Волжины Морт «Пандемия роз», только что вышедшей в Беларуси, ее родной стране. В него вошли новые стихи, а также избранные произведения из двух ее американских книг «Фабрика слез» (2008) и «Собранное тело» (2012).

«Пейзаж Беларуси отягощен тишиной, невысказанной историей войны и колонизации.Я думаю написать в этой тишине », - говорит Морт, профессор кафедры английского языка. Она описывает «Пандемию роз» как «попытку развязать нервы молчанию».

Морт отмечает, что невозможно подвести итоги сложной истории страны, «чьи границы и оккупанты менялись с неизбежным постоянством новых сезонов». Культурная разруха в Беларуси началась в 1930-е годы со сталинских репрессий. Восемьдесят процентов людей, занимавшихся литературными и издательскими работами, были расстреляны или отправлены в Сибирь перед Второй мировой войной.

«До сих пор нет ни одного музея, ни государственного памятника, посвященного этой эпохе», - говорит Морт. «Как пройти сквозь эту тишину? Как написать об этом без сентиментальности, без безумия, без помпезных заявлений? Поэтическая форма предлагает решение: точность, лаконичность, ясность. Он не терпит приблизительной семантики, но требует, чтобы слова были резкими, чтобы проникать в самую суть вещей ».

Морт пишет на белорусском и английском языках, и хотя она планирует выпустить английское издание «Пандемии роз», это не будет точным переводом.

«Книга, которую я пишу, начиная с самого первого стихотворения, - это мое собрание стихотворений. Неважно, какие стихи идут в конкретные книги; Я не вижу их отдельно друг от друга. Некоторые поэты всю жизнь пишут одно и то же стихотворение, и, боюсь, я одна из них », - говорит она.

Получив стипендию Фонда Ланнана, премию Бесс Хокин журнала Poetry Magazine и совсем недавно стипендию Эми Клэмпитт, Морт изучал лингвистику и педагогику, английский и французский языки в Минском государственном лингвистическом университете и никогда не думал об изучении творческого письма.Она получила степень магистра изящных искусств в Американском университете в Вашингтоне, округ Колумбия, после публикации «Фабрики слез» в США, Германии и Швеции.

«Я не являюсь продуктом системы MFA, - говорит Морт. «В старших классах я присоединился к группе молодых художников« Бум-бам-лит »; мы сделали много публичных выступлений и работали с художниками. Наша работа была связана с политикой, не только с точки зрения политического протеста, но, скорее, с точки зрения разрыва нашей литературной традиции ее идеологических связей.”

В дополнение к урокам творческого письма, Морт ведет семинар по переводу, которым она особенно гордится. «Литературный перевод и поэзия - родственники, потому что они оба используют язык и мысль на грани того, что можно сказать, вплоть до молчания», - говорит она. «В то время как поэзия, по мнению Элиота, - это спор с самим собой, перевод - это диалог с великим писателем, великим молчаливым другом. Вы можете себе представить, что разговариваете с Кафкой? Вы делитесь одним кубиком Рубика с Кафкой, вот на что похож перевод.”

Класс практикует то, что изучает, переводя известных и новых авторов. Их самая большая проблема - это английский, на который они переводят, и Морта это устраивает. «Я хочу немного усложнить отношения моих учеников с их родным языком, заставить их усомниться в своих отношениях с английским, что очень утилитарно и очень несложно. Я хочу разрушить эту идиллическую гармонию, которая у них есть, как иллюзию », - говорит она. «В конце этого курса я хочу, чтобы мои студенты почувствовали не только то, что они окунулись и преобразовали различные иностранные языки, но, прежде всего, они изменили свой английский.”

Линда Б. Глейзер - штатный писатель Колледжа искусств и наук .

Поэт Волжина Морт: NPR

Валжина Морт начала играть на аккордеоне с шести лет. Она отнеслась к этому серьезно.

«Я играла в нее добрых 10 лет, - говорит она, - ежедневно тренируясь под очень строгим надзором моей бабушки».

А еще подростком, в родной Беларуси, она начала искать музыку на языке.Она стала поэтом; ее новая книга - Музыка для мертвых и воскресших , а одно из стихотворений, которое привлекло мое внимание, называется «Музыкальная практика».

Морт читает: «Должен ли я пойти дальше и заявить / это от имени / того человека, который играл на любом брошенном в него инструменте / - цимбале, мандолине, скрипке - / но в конечном итоге его можно было быстро убить / однажды бросили в war / (даже не Великий) / Меня взяли в музыку ".

Это про ее прадеда. Ее бабушка рассказывала о нем свои истории.

«Он умер молодым, будучи призванным в польскую советскую войну за западные территории Беларуси», - говорит Морт. «Он был не очень похож на солдата. Он был фермером. Но он также очень любил музыку. Он сам делал эти инструменты, играл на них и пел. Так что единственное, что моя бабушка помнила о своем отце, был он пел для нее, играл ли он на этих самодельных инструментах. И это превратилось в своего рода навязчивую идею, потому что это был единственный способ запомнить его ».

"Есть эти официальные исторические повествования.Но есть также способ вспомнить через переживание эмоциональной истории - не то, что она была, а то, что она чувствовала. И мы могли бы сказать, что, ну, вы знаете, мы все живем и умираем, и мы помним их, имена генералов, числа. И все мы здесь такие временные. Но я думаю, что это долг поэта, а также наследника семейной истории - видеть вечный смысл в этих временных событиях ».

Основные моменты интервью

О написании мощного стихотворения о человеке, которого она никогда не встречала

Только когда я пою как поэт, я могу покинуть свое человеческое тело, оставить себя и приблизиться к тому высшему другому, который для меня - мои мертвецы, мои предки.

Волжинский Морт

Когда мы слушаем великое стихотворение, мы не можем его перефразировать. Кажется, что на самом деле нам ничего не сказали, а нам все сказали. И музыка для меня особенно важна не только потому, что это образец души, но и потому, что музыка позволяет нам полифонию. Когда пишу стихи, слушаю полифонические произведения, когда один голос уступает место другим. Только когда я пою как поэт, я могу покинуть свое человеческое тело, оставить себя и приблизиться к тому высшему другому, который для меня - мои мертвые, мои предки.Итак, я хочу стать таким человеком-передатчиком, чтобы, просматривая разные интонации, разные тональности, я мог что-то слышать, потому что я живу прямо сейчас на Земле, а люди, к которым я обращаюсь, нет.

О разговоре с предками как части белорусской культуры

Это часть белорусской культуры, но я также думаю, что это часть белорусской истории насилия и истории террора.С одной стороны, в наших языческих традициях существует культ мертвых и почитание мертвых. Но есть также кое-что, что произошло только за последние сто лет жизни в истории насилия, террора и молчания, когда большинство людей в Беларуси мало знают о семьях, из которых они происходят.

И эта книга, Музыка для мертвых и воскресших , - это книга о наследии насильственной смерти в семье, о незнании своих предков. Их смерти вошли в своего рода архив молчания.Вы знаете, треть своей жизни я провел с бабушкой, которая была моей выжившей, и в Беларуси со всеми оставшимися в живых - мы все рождены только потому, что в нашей семье был один выживший, часто это была женщина, рассказчик.

И моя бабушка каждый день после школы садила меня на кухню и рассказывала мне всю историю своей жизни. Сталинские 30-е годы, Вторая мировая война, жизнь в Советской Беларуси после Второй мировой войны - и Вторая мировая война была разрушительной для белорусов. И поэтому я слышал эти истории ежедневно, но потом я был зол и грустен на уроках истории, в классах литературы, потому что рассказам моей семьи, моих умерших не было места в официальных исторических повествованиях.

О преобразующей силе любви

И это большая трансформация, которая происходит со мной в этой книге, признание любви как силы трансформировать насилие, трансформировать разбитые сердца, трансформировать семью.

Волжинский Морт

Это то, о чем сегодня, когда в Беларуси происходит наше восстание, многие люди говорят о том, что это все дети, воспитанные матерями, которые не получили достаточно любви от своих матерей и так далее, и тому подобное.Почему так случилось? Ну, потому что они остались сиротами. Они осиротели из-за войны, семьи распались. И мы были воспитаны, чтобы никому не доверять. Мы были воспитаны, чтобы смотреть на хулиганов, видеть силу в насилии, а не в доброте.

И это большая трансформация, которая происходит со мной в этой книге, признание любви как силы трансформировать насилие, трансформировать разбитые сердца, трансформировать семью. Как только мы полюбим себя, как только мы поверим в преобразующую силу этой любви, мы перестанем быть эгоистичными, и когда мы будем готовы делиться историями и слышать истории, которые не только наши.

Эту историю отредактировали для эфира Дживика Верма и Рина Адвани, а для Интернета адаптировали Дживика Верма и Петра Майер.

Вальжина Морт

Похвала Музыка мертвым и воскресшим

«Память о ней неизлечима, ее воображение страдает, потому что маленькая страна, из которой она родилась, - это красота и горе. Смело выделяется Волжина Морт в белорусской поэтической традиции. Читая ее работы, чувствуешь, что она пришла к нам со всей земли.»

―Светлана Алексиевич, лауреат Нобелевской премии по литературе

« В основе лирического слияния личной и коллективной истории Вальжины Морт лежит неконтролируемая цепная ядерная реакция в Чернобыле, распространившая излучение неизвестного языка на ее рождение. город Минск, Беларусь, город, который прячет свои ребра-колонны / под одеждой медсестры от снежных пандемий. В пограничном пространстве между языком и тишиной, с головокружительной скоростью воображения, Морт превращает свой третий язык, английский, во что-то вроде четвертого: язык всего, что было скрыто от сознания в отношении прошлого века. Ее лирическое искусство на современном английском языке изумительно, и под ним мерцает то, что не часто встречается: чувствительность другого мира, прибывающего, чтобы сообщить нашему опасному настоящему. Музыка для мертвых и воскресших очень оригинальна, и это образец силы ».

―Кэролин Форче, автор книги « В опоздании мира»

« Голос Вальжины Морт - чудесное напоминание о том, что слова могут многое сделать. любовь, но они также могут сказать правду. Эти стихотворения не только трогательны, они выполняют самую элементарную работу человеческого языка. Они поднимают несчастных, варваров, оцепеневших до уровня универсального идиомы мудрости и благодати ».

―Адам Загаевский, автор книги Asymmetry

«Морт известен в Европе как участник общественной кампании за белорусский язык и идентичность. Ее стихи, написанные на английском языке, наполненные быстрыми свободными стихами и последовательностями, словно направляют сложную и напряженную историю ее страны в голос, одновременно странный, интимный, одинокий, веселый, сюрреалистичный и слишком реальный.. . »

―Крейг Морган Тейчер, NPR

«[ Музыка для мертвых и воскресших ] задает жгучие медитативные вопросы, рожденные войной, резней и голодом . . . Ставки человечества являются центральными для Морта, который стремится дать голос тем, кому на протяжении всей истории было отказано в нем. . . Это стихи возрождения и воскрешения; жить в них - значит противостоять тяжелой работе свидетеля ».

- Publishers Weekly (звездный обзор)

«Стихи Морта бесплотны и личны, пронзительны и политичны."

- Diego Báez, Booklist

" Поразительно красиво. . . Морт не просто пишет очередную историю самых ужасных преступлений прошлого века, она создает миф о том, как мы усваиваем эти преступления на индивидуальном уровне, и, что, возможно, более важно, способы, которыми мы оба замалчиваем, помним и воссоздайте их в результате.. . мы живем в лирических стихах Морт, и именно здесь ее мифологизирующий гений наиболее глубок. . . Историческое переплетено с личным, жестокое и бесчеловечное, окутанное слишком человечным, - это мифология Вальжинского Морта. Поэзия, демонстрирующая сложность человеческого опыта ».

- New York Journal of Books

« [A] поразительное исследование того, чему Беларусь может научить мир о государственном насилии, коллективной памяти и роли поэзии в борьбе с тиранией.. . [Морт] языком улавливает контуры инакомыслия. Советские памятники по-прежнему стоят в Минске, как бетонные оды террору, репрессиям и тишине. И все же «Музыка мертвых и воскресших» кажется отдельным памятником не только белорусам, но и жертвам государственного насилия во всем мире ». ―Дженнифер Уилсон, Жительница Нью-Йорка

«Вальжина Морт - очаровательная поэт ... после того, как мы закончим читать.Как так? Возможно, потому, что эти стихи о Беларуси что-то понимают о нас, о нашей собственной жизни в данный момент времени, и они отвечают на человеческое горе, которое проявляется независимо от того, где оно находится ». ―Илья Каминский, McSweeney's

«Богатая коллекция с таким острым языком, что это нервирует». ―Ник Рипатразоне, Миллионы

«Морт опровергает ожидаемую задумчивость элегии в том, как ее стихи говорят так настойчиво, но при этом демонстрируют угрожающее миролюбие и естественность сделана темной в строках вроде «Мокрое белье хлопает на ветру, как выстрелы» и «Как человеческая слеза, птица летит по воздуху».«Ее строки задыхаются и мучительны, но сдерживаются пытливым, нежным прагматизмом, который уравновешивает тон Music ». ― Джулия Харрисон, The Sewanee Review

«Морт мощно сочетает лирические с повествовательными стихами, принося прошлое и настоящее, личность и коллектив вместе. " ―Паула Эризану, The Calvert Journal

« В великолепной композиции «Музыка для мертвых и воскресших » Вальжина Морта изображения часто бывают причудливыми и вызывающе кричащими. - «кошелек раскрылся, как кричащий рот» и «Кость - ключ к моей Родине [Минску].Морт пишет: «Среди моего народа только мертвые / с человеческими лицами». Что тогда происходит с живыми? Живые с их пустыми лицами должны считаться с историей и памятью, «радостью / деактивированного лица / пустого лица». Живые в припеве спрашивают: «Откуда я?» Морт отвечает: язык. - Виктория Чанг, Опра Дейли

Хвала Вальжинскому морту

«Морт - огненный шар. . . Личная, политическая и страстная поэзия Морта наверняка понравится многим читателям.

―Библиотечный журнал

«Стиль Морта - жесткий и лаконичный, почти до афоризма - напоминает великих польских поэтов Чеслава Милоша и Виславу Шимборску».

—Los Angeles Times

Янка Купала: личность и работа

Обзор

Янка КУПАЛА, классик белорусской и мировой литературы, один из основателей современной белорусской литературы и литературного белорусского языка, народный поэт Беларусь, духовно-нравственный лидер национального возрождения Беларуси.Поэт, драматург, публицист, переводчик, общественный деятель.

Настоящее имя Янки Купалы при рождении - Иван Даминикавич Луцевич. Родился 7 июля 1882 г. (по новому стилю) в подворье Вязынка Минского района г. Минска. губерния (ныне село Вязынка Молодечненского района Минской области). Его родители, Даминик Ануфрьевич и Бианинья Иванауна происходили из мелкого дворянского происхождения, с отличия дворянского сословия, но близкие к сельчанам по своему экономическому положению и образ жизни.Сенат Российской Империи не подтвердил дворянское происхождение Семья Луцевичей. Хотя Иван был записан дворянином при крещении в католической церкви. церкви Радашковичей, однако позже, по официальным документам, он принадлежал нижний средний класс. Экономическое положение Луцевичей резко ухудшилось в последние годы. 1870-е годы, когда семья была переведена из подворья Пяски (также называемого Лазарщина или Луцевичи; сейчас в Уздинском районе Минской области), где они были живет с 17 века.(До тех пор Луцевичи, правда, у них не было вечных землю как дворяне платили денежную ренту, но у них была усадьба на условиях бесплатного пользования.) Впоследствии Даминик Луцевич был вынужден взять землю в аренду. В семье было много дети, и они часто переезжали с места на место. Иван, старший сын в доме, был главный помощник его отца.

С детства будущий поэт интересовался белорусским фольклором. Он начал читал довольно рано, жаждал знаний, но у родителей не было средств дать ему полное, систематическое образование.Мальчик активно учился сам. Между В 1888 и 1890 годах обучался у разъездных наставников, учился в народной школе в Сенно, а затем в частной подготовительной школе в Минске. Только в шестнадцать лет он был может закончить полный курс (два класса в год) в народной школе в г. Бяларучи.

С 1895 по 1904 год семья жила в подворье Селища (ныне в Лагойске. район Минской области). Знакомство с З.Чахович, владелец соседнее имение, участник восстания Калиновских, сильно повлияло на мировоззрение молодого человека. Иван часто пользовался своей богатой библиотекой, в которой также были нелегальные литературе, в основном о народном восстании 1863 года. развитие национального самосознания у юноши и пробудило в нем интерес к Белорусское прошлое.

В течение шести лет (1902-1908), чтобы содержать семью после смерти отца в В 1902 году Ивану пришлось не только работать на своей усадьбе, но и искать работу в других местах. места.Был домашним учителем, управляющим в помещичьей усадьбе, чернорабочим, и три года проработал помощником пивовара. Это был период его первые литературные попытки.

Начинающий поэт много читал, особенно любил писателей, близких к обычным. люди и писавшие о своей жизни и работе. Особый интерес для него вызывали работы Н. Некрасова, А. Кольцова, М. Лермонтова, Т. Шевченко, А. Мицкевича, Ю. Славатский, М.Канапицкая, В. Сыракомля, Е. Ожешко и другие. Позже Максим Горький сделал сильный влияние на Янку Купалу.

Первые стихи, сентиментальные и романтические, были написаны на польском языке (1902 г.), но очень скоро поэт понял, что его родной белорусский язык - единственная среда, в которой он мог наилучшим образом выразить свои мысли и стремления. Написание на белорусском языке было очень смелое решение по тем временам. Белорусский язык был запрещен, а книги издание на белорусском языке было невозможно.Я. Купала в автобиографии писал: «В 1904 г. вышли белорусские листовки и революционные брошюры на белорусском языке. в мои руки. Это окончательно определило меня как белоруса, и что моей единственной миссией было служить моему народу всем сердцем и душой ». Это осознание также пришло из знакомство с произведениями белорусских авторов XIX века Ф. Багушевича и В. Дунин-Марцинкевич.

Самое раннее из известных произведений поэта на белорусском языке «Моя судьба». (15 июня 1904 г.) выражает психологические переживания обычного человека, его угнетение и предопределение хода его жизни.15 мая 1905 г. В газете «Северо-Западный край» опубликовано стихотворение «А крестьянин », первое печатное произведение поэта, затрагивающее темы человеческого достоинство и самоутверждение трудящегося селянина.

С этого времени автор стал использовать псевдоним Янка Купала вместо своего официальное имя Иван Луцевич. Псевдоним Купала относится к народному празднику лета. солнцестояние, Купалле, связанное с поисками волшебного цветка счастья, которое поэт понимается как стремление к лучшей судьбе и светлому будущему.

11 мая 1907 года «Наша Ніва» опубликовала стихотворение Купалы «На Жнец », которая стала его первым появлением в белорусскоязычной прессе. В дальнейшем его работы регулярно публиковались в этой газете. Основные темы его поэзией того времени была убогая жизнь сельчанина и красота его родной земля. Купала был поэтом-романтиком, но он также внес свой вклад в идеи революционного обновление, соединяющее идеалы национального возрождения с радикальными революционными реформами.

За это время он написал стихи «Зимой», «Никому», «Калека» и «Плата за любовь», основанные на реальных фактах из жизнь белорусского сельчанина, доказывающая любовь автора к романтическим героям и ярким необыкновенные события, а также драматическая поэма «Вечная песня», гимн крестьянское стремление к счастью.

«Флейта», первый сборник стихов Купалы, написанный в 1905–1907 годах, и Поэма «Расплата любовью» была издана в Санкт-Петербурге в 1908 году.Эти лирика выражает в элегической форме постоянные жалобы крестьянина на его тяжелую участь и ожидания простых людей и самого поэта как выразителя их мысли и настроения. В книгу впервые вошло стихотворение «И, скажи, Кто Идет туда? », Сыгравшую важную роль в формировании белорусского народ, являющийся неофициальным гимном Беларуси на протяжении многих лет. «Флейта» была дважды конфискован властями. По случаю выхода книги в печать, белорусский публицист и литературовед У.Самойла писал о своем авторе, «Солнце свежей и искренней поэзии смотрело в окно темного, бедного, но большой дом белорусского народа! Так пусть он будет за Беларусь, как Шевченко за Украина! .. »

В 1908 и 1909 Янка Купала проживал в Вильно (Вильнюс), участвовал в Наша Нива, работала библиотекарем в частной библиотеке. За это время он произвел стихи «Пилипауке» и «Почему», основанные на трагических событиях быт белорусских сельчан.

В 1909-1913 гг. Купала изучал теорию и историю литературы в Черняевские общеобразовательные курсы в Санкт-Петербурге, где он познакомился с лучшими представителями русской интеллигенции и революционной молодежи был член Белорусского научно-литературного кружка, культурно-просветительской организации Белорусские студенты в Санкт-Петербургском университете. В 1910 году о творчестве Купалы стало известно Максим Горький, проявивший к ним большой интерес и неподдельное восхищение.Летом 1912 г. произошла памятная встреча Янки Купалы и Якуба Коласа; до этого они были маленькими были знакомы друг с другом, но хорошо знали литературные произведения друг друга. Этот Знакомство постепенно переросло в дружбу между двумя великими литераторами.

В 1910-1913 годах Купала поставил романтические стихи «Могильный холм», «Бандаруна» и «Львиная могила», основанные на фольклоре, и драматические стихи «Сон на кургане» и «На привале», в которых он проявил себя как выразитель национального романтизма.Эти работы пронизаны глубокие философские размышления о прошлом и настоящем родины поэта.

Второй сборник стихов «Менестрель», раскрывающий романтику поэта. отношение и его страдания за судьбу родной земли, была опубликована осенью 1910 года. Третья книга «О жизненных путях» вышла в 1913 году. произведения явно патриотической и гражданской направленности, в том числе шедевры Купалы. философская, пейзажная и интимная лирика.В этих книгах Купала призывает к борьбе. против социального и национального гнета.

Кроме того, Купала начал работать драматургом. Его первые усилия в этой области были Достаточно успешный и положил начало белорусской национальной комедии и драме. В комедия «Паулинка» и театральный фарс «Примаки» высмеивают пошлость. рутинная жизнь низшей знати. Персонажи Паулинки и ее возлюбленного мальчик, Яким, олицетворяет новые идеи, возникающие в деревенской жизни.Драма «Разоренные Гнездо »показывает тяжелую судьбу безземельного крестьянства после реформы 1861 г. и их стремление к лучшему будущему.

Купала проявил себя и как переводчик. До 1913 года он переводил с русского на Белорусские произведения И. Крылова, А. Кольцова, Н. Некрасова; с украинского Т. Шевченко; из поляков А. Мицкевича, М. Канапницкой, В. Сыракомля и пьесы «Деревня. Девушка »и« Ухаживания »В. Дунина-Марцинкевича.Благодаря работам Купалы петербургского периода белорусская литература начала проникать в европейскую культурную среду. космос. В них с глубоким философским уклоном показаны актуальные проблемы современности. понимание, на высоком художественном уровне, и с учетом национальной культурной характеристики.

С октября 1913 г. по август 1915 г. Купала снова жил в Вильно, работал на Белорусская издательская ассоциация, внесла свой вклад в «Нашу Ніву»; как редактор этого газета подвергся судебному преследованию со стороны царских властей.Он участвовал в организации литературных встреч с русскими, литовскими и польскими писателями; поддерживала дружеские отношения с деятелями культуры Литвы: поэтом Л. Гирой, композитор С. Шымкус, художник и композитор В. Чурленис. В 1914 г. он познакомился с русским поэт В. Брюсов, которого он считал своим учителем и который позже перевел некоторые из своих стих на русский язык.

Мотивы национального возрождения и сохранения родного языка стали все более выразительно в литературных произведениях того времени.Публицистические произведения Купалы призвали к улучшению социальных условий для широких масс и затронули вопросы национальное самосознание. В 1913 году в статье «Почему плачет наша песня?» он высказал свое мнение о принципах современной белорусской литературы, то есть о необходимости за национальную идею, демократизм и ориентацию на высокий художественный уровень европейского литература. В статье «И все же мы живы! ..» он полемизировал как с Польские националисты, считавшие Беларусь частью Польши, а с местными черносотенцы-шовинисты, относившиеся к стране как к «настоящей русской земле», и продемонстрировали достижения белорусского национального возрождения и культурного движения.В его статья «Имеем ли мы право отказаться от своего родного языка?» Купала сослался на его родной язык как высшая ценность народа. В то же время шедевры любовная лирика и цикл антивоенных стихов «Песни войны», перекликающиеся с начало Первой мировой войны, появилось в печати.

Летом 1915 г., с приближением немецких войск, «Наша Ніва» перестала выходить и Купала уехал из Вильно.

С сентября 1915 года Купала проживал в Москве, где изучал историю и философия в Народном университете Шаневского.В январе 1916 г. женился на Владиславе. Францауна Станкевич. Вскоре после этого он записался в армию; он служил старшим рабочий дорожно-строительного отряда Варшавского дорожного сообщения в Минске, Полоцке и Смоленск. Весь 1918 год Купала проживал в Смоленске. С июля он был агент по снабжению в Продовольственном комитете Западного региона и много путешествовал по Смоленская, Орловская и Курская губернии. Осенью 1918 г. он подал документы на художественное отделение. истории в Смоленском филиале Московского археологического института.Условия жизни и война не стимулировала творческий процесс. С середины 1915 г. и в течение более трех лет Купала стихов не писал.

Революция 1917 г. и Гражданская война 1918-1920 гг. Породили мотивы осуждая насилие, антигуманизм и классовую ненависть. На конец октября 1918 г. после долгого литературного молчания Купала написал стихи «За Родину мою», «В дороге», «Песня», «Моему народу» и «К Сплочитесь! », Показывая свое разочарование в революции и заботу о Белорусский народ, призывающий их объединиться и самим решать свою судьбу.

С января 1919 года Купала постоянно проживал в Минске; какое-то время он работал библиотекарь в учреждении Наркомата просвещения. Он продолжал пребывание в Минске во время польской оккупации (август 1919 г. - июль 1920 г.), а в начале 1920 г. перенес тяжелую болезнь. После прихода Красной Армии он был редактором различных белорусских изданий, помощник заведующего литературно-издательским отделом Народного Наркомата просвещения, сотрудничал с журналом "Вольный Сцяг".

В 1919-1920 годах Купала написал много публицистических произведений. В статье «Причина Независимость Беларуси в минувшем году »и др. Он рассказал о путях белорусский народ к национальному самоопределению, продвигая национальную революцию как идеал, который позволил бы каждому человеку стать хозяином своей судьбы, поскольку против социальной революции. Видение Купалы было отмечено демократизмом, анти-насилием, и утверждение гуманистических духовных ценностей.В это время он также написал несколько своих стихов. перевел «Слово о полку Игореве» и рабочий гимн « Интернационал ».

С 1921 по 1930 год Купала активно участвовал в литературной, общественной и общественной жизни. культурной жизни, в частности, в создании Белорусского государственного университета, Национальный театр и несколько издательств работали в комиссии по созданию Институт белорусской культуры. Он был избран действительным членом этого института, который реорганизована в Белорусскую академию наук в 1928 году.Он также возглавлял литературно-художественная секция научно-терминологической комиссии Народного Комиссариат просвещения. В 1924 и 1925 годах работал техническим редактором Белорусского Государственное издательство. 10 июня 1925 г. Совет Народных Комиссаров Белорусская Советская Социалистическая Республика (БССР) наградила Янку Купалу первым среди Белорусские писатели, почетное звание Народного поэта Беларуси, с правом на пожизненная пенсия и освобождение его от всех должностей в целях создания благоприятных условий. условия для его творческой работы.С 1928 г. Купала был полноправным членом Белорусской Академия наук; а с 1929 г. - Украины.

Книга «Наследие», в которую вошли стихи, написанные с октября по Декабрь 1918 г., вышла в печать в 1922 г. Книга получила название после программы одноименное философско-патриотическое стихотворение. Все работы здесь связаны задумались о судьбах белорусов в переломный момент истории, показав трагедия революционных событий, принесших на родину новые испытания.Поэзия книга «Неизвестное», в которую вошли стихи, написанные преимущественно в 1919-1924 гг., вышла в 1925 году. Одноименная поэма «Неизвестный» посвящена национальному строительство в Беларуси и духовное самоопределение белорусского народа. В книга «Угасание», стихи которой были написаны в основном до 1915 г. и в 1918-1919 гг. опубликовано в 1930 году.

Трагикомедия «Тутейшия» (Местные жители), написанная в 1922 году, выражает идею Белорусская национальная независимость как от Запада, так и от Востока, осуждая Оппортунизм и национальный нигилизм в высокой сатирической форме.

Начиная со второй половины 1920-х годов Купала открыто преследовали как единое целое. так называемых нацдемов (национал-демократов). В мае 1930 г. "Звезда" официальный орган Коммунистической партии Беларуси опубликовал статью, в которой Купала был осужден как «идеолог буржуазного национального возрождения». Родственники Купалы были лишены собственности как кулаки (зажиточные крестьяне), но они избегали депортация на север.Летом того же года Купалу вызвали в ГПУ, или Государственное политическое управление, для допроса по сфабрикованному делу против Союза за Освобождение Беларуси, намеченное на роль вождя этого мифического организация. В ноябре Купала снова давал показания в ГПУ. В течение на допросе он проявил стойкость и достоинство, что признали даже следователи, и отклонил обвинения против себя и других. Преследование репрессивными органов и плохое психологическое состояние привели к его попытке самоубийства в ноябре 20, 1930.В декабре 1930 года Звезда опубликовала так называемое «покаянное письмо»: написано, по мнению многих исследователей, с диктовки, в которой поэт был вынужден принять его «ошибки» и «вредные взгляды», и в которых он обещал «Делать все возможное для строительства социализма».

Позднее Купала неоднократно избирался членом ВЦИК. БССР и депутат Верховного Совета БССР и Минского городского совета; он был одним из редакторы текста Конституции БССР, участвовали в различных комитетах по празднования и чествование классиков русских и других отечественных литературы, участвовал во многих литературных конференциях и съездах.В мае 1934 г. он был избран в Союз писателей СССР. Создавалось впечатление, что он активно участвовал в общественной жизни, но это служило лишь маской для властей, чтобы прикрыть политика морального террора, проводимая сталинским режимом против Купалы.

Литературная деятельность Купалы резко замедлилась, и только в середине 1930-х гг. возродился, с Циклом Ляковского. Что касается стихов «Над рекой Орессой». (1933) и «Борисов» (1934), написанные в стиле соцреализма, их художественная ценность не соответствовала творческому потенциалу поэта.Сборник стихов «Песня строительства», в которой Купала показал процесс строительства. новых форм жизни », вышла в свет в 1936 г.« Порядочно-несущей Беларуси ». собрание сочинений советского периода, вышедшее в печать в 1937 году. Купала перевел поэму Пушкина «Медный всадник» и ряд произведений. стихи и стихи Т. Шевченко.

В 1937 году Купала снова оказался в списке жертв репрессий, но местные репрессивные органы, хотя и обращались в вышестоящие органы с просьбой об аресте, не получил санкции.При этом одновременно, в январе 1939 г., Купала была награжден орденом Ленина. В октябре того же года он посетил с группой Белорусские писатели, Народный съезд Западной Беларуси, принявший декларация о включении Западной Беларуси в состав Белорусского Советского Социалистического Союза. Республика. В 1941 году Купала был удостоен Государственной (Сталинской) премии СССР первой степени за свои достижения. книга «Сердцем», в которую вошла поэма «Судьба Тараса», поэтическое описание жизни выдающегося украинского поэта Тараса Шевченко и стихи, прославляющие советскую жизнь, написанные в 1937-1939 гг.

В годы Великой Отечественной войны поэт жил в Москве, а затем в деревне. Печищ под Казанью. В своих стихах и публицистических произведениях того времени он призывал борьбы с гитлеровцами и выразил уверенность в победе над врагом. В статьи с подписью поэта были размещены в газетах «Правда», «Известия», Красная Звезда и тому подобное. Купала был членом президиума Панславянской Антифашистский комитет, принимал участие в различных публичных акциях против захватчиков.В В июне 1942 г. он уехал в Москву, чтобы принять участие в праздновании своего 60-летия. Годовщина. 28 июня он трагически погиб при невыясненных обстоятельствах, упав. в подъезд 10-го этажа гостиницы «Москва».

В 1962 году урна с прахом поэта была доставлена ​​в Минск для захоронения в г. Военное кладбище.

* * *

Жизнь Янки Купалы была полна испытаний и лишений. И все же его высокие человеческие достоинства, гражданин и художник - честность, гуманизм, любовь к своему народу и родной земле, верность. к главной идее его жизни - национальному, социальному и духовному освобождению всех людей, художественно отраженных в его работах - они остались неизменными и неоспоримыми в с течением времени.Купала входит в число величайших писателей мировой литературы, которые суждено глубоко познать свое время, людей и историю и выразить это в искрящемся манера, свойственная только им одним.

Нельзя не согласиться с белорусским литературоведом, рассказавшим о творчестве Купалы в следующие слова: «Творчество Купалы - летопись жизни Белорусский народ, отражающий свою идеологию и поэтическое видение в переломные моменты в история первой половины ХХ века.Он примечателен глубоким национальным характер и художественное своеобразие ».

Взгляд Твардовского на Янку Купалу также очень точен: «Лирика поразительного талант, белорусский бард, выразительно раскрывший душу своей страны и чей поэтическая природа олицетворяла творческую силу его народа ».

Звучные прилагательные, которые часто можно услышать в отношении Купалы как великого народа. поэт, пророк национального возрождения и даже основатель нации оказались весьма уместно здесь.Купала входит в число выдающихся писателей, чьи произведения вечная ценность, составляют классику отечественной и мировой культуры.

* * *

Труд Купалы и его роль в национальном возрождении Беларуси очень высоки. оценены его потомками.

Его литературное наследие изучается в специальной области белорусского литературоведения, известной as Купалазнауства (Исследования Янки Купалы).

Его произведения неоднократно выходили единичными тиражами.Коллекции его работ были издано в 1925-1932 гг. (в шести томах; первый сборник томов в история белорусской литературы), 1928-1940 (четыре тома), 1952-1954 (шесть), 1961-1963 гг. (шесть), 1972–1976 (семь), 1995–2003 (девять).

Многие стихи и стихотворения Купалы включены в школьную программу на белорусском языке. литература. В 1959-1965 годах Литературная премия Купалы присуждена за произведения поэзия и драма; с 1965 г. - Государственная премия Беларуси им. Купалы.

В Минске находится Государственный литературный музей Янки Купалы, имеющий четыре филиала: «Акопы» в Лагойском районе, «Яхимущина» в Молодечно. р-н, Купальский мемориальный заповедник «Вязынка», где традиционная Купальская Ежегодно проводятся фестивали поэзии и «Ляуки» в Оршанском районе.

Имя поэта присвоено Литературному институту Белорусской академии наук. Наук, Национальный академический театр в Минске, Гродненский университет, село в г. Глускский район, село Пуховичского района, ряд колхозов, библиотеки, школы и улицы во многих городах и селах по всей Беларуси.

Янка Купала широко изображается в искусстве. Многие скульптурные, музыкальные и Поэту посвящены кинематографические произведения, картины и поэтические произведения. В памятники Купале установлены в Вязынке, Акопах, Радашковичах, Ляуках, Минске. В памятные доски прикреплены к домам, в которых Купала жил в разное время - в Ляуках (Оршанский район), Вязинке и Яхимещине (Молодечненский район), села Сенница (Минский район), Старая Белица (Сенный район), Бяларучи и Косина (Лагойский район), в городах Мариан Горка, Борисов, Молодечно, Капыл.Ряд картин, посвященных личности и творчеству поэта, был собран в альбом «Янка Купала в творчестве белорусских художников». Множество художественных выставок были посвящены юбилейным датам поэта. Специально выпущена памятная монета к 110-летию со дня рождения. Вокальную симфонию поставил композитор В. Помазов. «Янка Купала». Жизнь и творчество поэта запечатлены в документальная хроника «И кричала кукушка», телефильм «Поклон». Моему народу за их песни »,« Я никогда не умирал »и« Месса для Купала ».

Произведения Купалы вдохновили многих композиторов. М. Чуркин поставил оперу « Разоренное гнездо ». Поэма «Львиная могила» положила начало опере. «Машека» Р. Пукста и симфония «Поэма-легенда» Я. Глебау. По сюжетам из фильмов «Могила» и «Львиная могила» Я. Глебау также поставил балеты «Любимая» и «Могильный холм». И. Лучанок написал поэму-легенду «Гусляр» по мотивам «Курган; ГРАММ. Гарелава написала симфонию «Бандаруна»; Ю.Семяняка, музыкальная комедия «Паулинка». Популярный вокально-инструментальный ансамбль «Песняры». исполнила оперную притчу «Песнь судьбы» на стихи Купалы. Поэта лирику положили на музыку М. Аладау, М. Анцау, А. Багатыров, К. Галковский, А. Гриневич, М. Мацисон, С. Палонский, А. Пащенко, Р. Пукст, Л. Раговский, А. Сакаловский, А. Туранков, У. Терауский, Я. Цикоцкий, М. Чуркин, Л. Ямпольский и другие.

Драматические произведения Купалы ставились во многих театрах.Его пьесы «Паулинка». и «Разоренное гнездо» и стихотворение «Львиная могила» были созданы для фильмы.

Янка Купала завоевал международное признание, о чем свидетельствует широкая общественность. резонанс его произведения получили во многих странах, переведены почти на сотню языков. Стихотворение «И, скажи, кто туда идет?» переведено на 82 иностранных языки, в том числе самые распространенные, такие как английский, арабский, итальянский, китайский, Немецкий, русский, французский, хинди, японский и др.

Памятные знаки в честь Янки Купалы за пределами Беларуси говорят о его всемирное уважение. Его памятник стоит в парке Эрроу в Нью-Йорке; еще один в Москве. Памятные доски установлены в Санкт-Петербурге, Смоленске, Кисловодске, г. село Печищи под Казанью и село Софино Московской области (Россия), Вильнюс (Литва), село Гаспра близ Ялты (Украина). Имя Купалы прилагается на пароходы Дунайского и Волжского пароходств.Его имя также дано школа и улица в Душанбе (Таджикистан), библиотека в Харькове, улицы в Киеве и Запорожье (Украина), Ташкент (Узбекистан), Тбилиси (Грузия), Рига (Латвия), Нижний Новгород (Россия), Белосток (Польша) и др. В 1932 году имя поэта было прикреплено к библиотека в Порт-Аллегро, Бразилия.

100-летний юбилей поэта отмечен под эгидой ЮНЕСКО.

В 1996 году был создан Международный фонд Янки Купалы.

В 2007 году в Беларуси на национальном уровне отметили 125-летие со дня рождения поэта.

* * *

На сайте «Архивы Беларуси» представлена ​​виртуальная экспозиция из 116 человек. документы на Янки Купалы, среди них автографы поэта, оригинальные произведения, текст записи, документальные фотографии, чертежи и планы, а также звукозаписи. Документы организованы по шести темам, иллюстрирующим различные стороны жизни и творчества Купалы. Работа.Материалы на белорусском, русском и польском языках.

Исходные материалы были отобраны из фондов семи белорусских архивы - Белорусский государственный архив-музей литературы и искусства, Белорусский государственный Архив фильмов, фотографий и звукозаписей, Национальный архив Республики Беларуси, Национальный исторический архив Беларуси в Минске, Белорусский государственный Архив научной документации, Государственный архив Минской области, Национальный Исторический архив Беларуси в Гродно и Государственный литературный музей имени Купалы.

Обзор документов и статья о жизни и творчестве Купалы подготовлены совместная работа архивистов Белорусского научного центра электронной документации с помощь со стороны Департамента архивов и делопроизводства Республики Беларусь.

Английская страница - это сокращенная версия русской версии, которая дополнительно предлагает Купалы первые издания с аннотациями и цитатами и обзором архивных коллекции на Купале в Беларуси и за рубежом.

Примеры стихов Купалы размещены на отдельном сайте Белорусский. Литература в английском переводе, проект осуществляется Центром Янки Купалы. Публичная библиотека при поддержке Национальной комиссии Республики Беларусь по ЮНЕСКО.

Якуб Колас: личность и работа

Обзор

Якуб КОЛАС, классик белорусской и мировой литературы, один из основателей современной белорусской литературы и литературного белорусского языка.Поэт, драматург, прозаик, публицист, переводчик, педагог, общественный деятель.

Настоящее имя Якуба Коласа - Константин Михайлович Мицкевич. Родился 9 марта 2014 г. Ноябрь 1882 г. (новый стиль) в подворье Акинчицы Минского района г. Минска губернии (ныне город Стубцы Минской области), крещеный православный. Его родители, Михаил Казимиравич и Ганна Юрьена (урожденная Лиосик), происходили из крестьянки. стоянка Микалаевщина, 12 км от Стоубцев.Из тринадцати детей, рожденных в семье только девять достигли взрослого возраста. Его отец был лесником князя Радзивилла; мать, домработница. Вскоре после рождения Костуса (как его называли дома) семья переехал в подворье Ласток (также Сухощина). В 1890-1904 гг. Мицкевичи жили в лесной усадьбе Альбуц под Микалаевщиной.

Жизнь в Альбуц, живописные пейзажи окрестностей и удивительные истории, рассказанные проезжающими мимо путешественниками, которые, как впоследствии вспоминал писатель, давали ему новые взгляды на жизнь - все это оставило значительный след в сердце мальчика.Он также слушал белорусские песни, которые исполняла его мать. Большое влияние на мальчик был братом своего отца, Антос, который пробудил его первый интерес к литературе. Костус сам изучил русскую грамматику и за две зимы вместе со своим старшие братья, получил образование в доме так называемого «директора» (мальчика, который окончил народную школу), а затем сам окончил народное училище в Микалаевщина ( 1892-1894 ).В годы 1895-1897 Константин Мицкевич жил в Альбуц, помогал родителям по дому и тем временем готовился к вступительные экзамены в педагогический колледж; он много читал. В возрасте около девять, под влиянием Крылова, известного русского баснописца, он создал свою басню. под названием «Ворона и лисица». В возрасте двенадцати лет он написал свой первый стих «О Весна», за что был вознагражден отцом. В это время юный Мицкевич впервые познакомился с белорусским языком. литературе (стихотворение Янки Лучиной «Старый лесник»), в которой сильно произвел на него впечатление.

В 1898 поступил в Несвижское педагогическое училище, которое окончил в 1902 г. В студенческие годы увлекся художественной литературой: читал произведения А. Пушкина, Н. Лермонтов, Н. Гоголь, А. Кольцов, Н. Некрасов, Л. Толстой, И. Хемницер, Т. Шевченко, И. Франко, А. Мицкевич. Сочинял стихи и басни на русском языке, собирал материал по Белорусская этнография и письменный устный фольклор. Потом начал писать стихи и прозу. на белорусском языке - стихи о природе и тяжелой участи крестьянства, длинные стихи «У костра» и «Страх», не сохранившиеся до наших дней, и короткометражка. статья «Наше село, люди и что творится в селе», его первая прозаическая работа.Сильное влияние на будущего поэта оказал его учитель в колледже Ф. Кудринский. Он одобрил литературные старания молодого Мицкевича и обратил его внимание к большему значению его произведений на белорусском языке. Это идеально подошло устремления самого писателя, который позже отмечал: «Русский язык не может возбудить во мне, когда я пишу, чувства и краски, присущие белорусский язык и белорусские образы в той же степени, что и белорусский язык делает это, проникнув в мою природу с молоком матери ».

Начало его трудовой и общественной деятельности приходится на год первой декады. ХХ века ; его литературные произведения становятся более совершенными и разнообразными в жанр; его сочинения начинают появляться в печати.

После окончания училища, в 1902–1905 годах молодой преподаватель работал в г. Палесский район, в селах Люсина (ныне Ганцавичский район) и Пинкавичи (ныне Пинский район). Собирал этнографические записи и белорусские фольклор.В то же время он познакомился и с нелегальными революционерами. литературы и вел разъяснительные беседы с сельчане. Позже он писал: «К 1905 году я еще не мог ориентироваться во всех политических партиях, но я уже был отчаянным врагом самодержавия и активно действовал в этом направлении ». Так, в ноябре 1905 г. он написал прошение жителей Пинкавичей в их адрес. арендодателю за подтверждение прав на озера и пашню. Губернатор Минска направил полицию для проверки информации об «учителе Пинкавичей Мицкевич, кто подстрекал жителей деревни.. » В январе 1906 г. в наказание за его публичную деятельности, К. Мицкевич был переведен в народную школу г. Верхмена (ныне г. Смолевичский район). 9-10 июля 1906 г. участвовал в нелегальном съезде учителей. в селе Микалаевщина, где обсуждались вопросы реорганизации государственного образования на принципах демократии и децентрализация. Съезд был разогнан полицией, и К. Мицкевич, среди прочего, потерял право работать учителем.

1 сентября 1906 г. вильнюсская белорусская газета. Наша Доля (Наша судьба) опубликована стихотворение «Наша Родина», в котором автор назвал свою страну «Бедная земля», «Богом забытая земля». Это был первый печатное произведение, в котором он впервые использовал свой псевдоним Якуб Колас (позже он также использовали другие псевдонимы, такие как Тарас Гуща, Карус Лапац, К. Адзиноки, К. Альбуцкий, Андрей Социалист, Тамаш Булава, Ганна Груд, Микалаевец, Лесавик и др.).15 Сентябрь 1906 г., г. Наша Доля, опубликовала небольшой рассказ под названием «Свобода», о произволе царской полиции, первое прозаическое произведение писателя появиться в печати. В то же время он начинает активно работать в качестве автор белорусской газеты Наша Ніва (Наше Поле), также издается в Вильна (Вильнюс). В его работах появляются новые формы. С аллегорическими повествованиями, названными «Сказки жизни», отмеченные глубокими философскими прозрениями, он переходит на более высокий уровень литературы.

Зимой 1906-1907 гг. Колас жил с родственниками в лесной усадьбе г. Смальярня, где он без официального разрешения открыл частную школу. Затем он начал составить школьную книгу «Второе чтение для белорусских детей». В 1907 г. снова приехал в Вильню, несколько недель заведовал отделом сочинений в Наша. Нива , но была вынуждена покинуть город по требованию полиции. В начале 1908 г. короткое время преподавал в частной школе в селе Сани (ныне Талачинский район). округ).15 сентября 1908 г. он был приговорен к трем годам лишения свободы. обвинения в активизме во Всероссийском учительском союзе, преследующие, как было заявлено, суд, ликвидировать существующий общественный строй в Российской империи (он же обвинен в составлении обращения к учителям, хотя это было написано другим человеком кого он не назвал в суде). Колас отбыл полный срок в минской тюрьме.

За решеткой Колас продолжал писать стихи и успел отправить их на улицу.Многие его произведения того времени несут в себе мотивы освобождения от социальных и национальных. угнетение:

Крестьянин - еще остается честь,
Я сгибаюсь, пока не настанет положенный час,
Тихо, все еще тихо, без жалоб…
Но скоро я закричу, провозгласив:
«Готовы, ребята, берите в руки оружие!»
(из поэмы «Крестьянин», 1909, пер. Веры Рич)

В 1910-е годы Колас обращается к крупным литературным формам с философскими интерпретациями жизни - начинает работу над лирико-эпическими поэмами «Новая земля» и «Симон». Музыкант".

Его стихи и рассказы, написанные в то время, были опубликованы в газете Наша. Нива . В 1909 г. вышла его первая книга «Второе чтение для белорусских детей». вышла в Белорусском издательстве (именно так «Пресса-солнышко-в-и-в-наше-окошечко») в Санкт-Петербурге. В в книгу вошли стихотворные и прозаические произведения с описанием природы, басни и сказки о животных, стихи и рассказы на морально-этические темы и посвященные нелегкой жизни крестьянин.Первый сборник его стихотворений «Песни скорби» был опубликован в Вильна в 1910 году. В книге автор создает поэтический образ белорусского крестьянина. кто, несмотря на социальные невзгоды, верит в возрождение родной земли, кто говорит о его бессильная судьба, и все же он уважает себя и стремится к лучшей жизни. Эти ранние произведения Коласа были высоко оценены выдающимся русским деятелем Максимом Горьким. писатель.

После освобождения из тюрьмы, с сентября 1911 г. по 1914 г., Якуб Колас практиковал преподавательскую деятельность: несколько месяцев без официального разрешения преподавал дети железнодорожников п. Лунинец; в 1912-1914 гг., получив аттестат политической достоверности, преподавал в селе Купятичи под Пинском, а затем в приходской школе в Пинске.Этот раз оставил значительный след в жизни Коласа. личная жизнь. В августе 1912 г. на подворье Смольня у р. с. Микалаевщина, он впервые встретился с еще одним выдающимся белорусским писателем Янкой. Купала, положив тем самым начало их дружбе на всю жизнь. В июне 1913 г. Мицкевич женился на Марии Дмитриевне Каменской, учительнице железнодорожной школы в Пинске, с которым они прожили более тридцати лет и родили трех сыновей.

Газета Наша Ніва регулярно публиковала стихи Коласа, посвященные, как правила, к различным аспектам белорусского села.Его книга под названием «Сказки» вышла в Вильнюсе в 1912 году. Его рассказы «Дар Нимана »и« Толстое бревно », а также сборник рассказов в стихах под названием «Пропавший человек» были изданы отдельными изданиями в Санкт-Петербурге в 1913 году. Основная тема этих произведений - жизнь белорусского крестьянства; главный персонаж крестьянин со своими горестями, обычаями и привычками. Еще одна книга рассказов с широким тематический ряд «Родные картинки» выпущен Белорусским издательством. Товарищество в Вильнюсе в 1914 году.Прозаические произведения, написанные Коласом в это время, были близки по своей тематике, идеологии и имиджевой структуре к его стихам. В 1916 г. издательство «Солнце будет заглядывать и в наше маленькое окошко», - напечатал его драматический труд короткометражный спектакль «Рюмка может сделать все на свете» с подзаголовок «Трагедия недавнего времени из сельской жизни».

Во время Первой мировой войны в 1915, с приближением линии фронта, Якуб Колас с семьей эвакуирован в Московскую область, где его вызвали на армия.После окончания Александровского военного училища в Москве в 1916 году служил. в запасном полку в г. Пермь. Летом 1917 г. в чине подпоручика его направили на Румынский фронт, но вскоре после этого он получил отпуск по болезни. и присоединился к своей семье в городе Обоянь (ныне Курская область, Россия). Как учитель, ему разрешили уволиться из армии и работать школьным инструктором и учителем в городе Обояна и его окрестностей.

Его поэзия этого периода имеет антивоенные мотивы и выражает страдания поэта из-за судьба Беларуси в новых исторических условиях после войны и революции 1917 года, одновременно призывая к созидательному труду во имя лучшего будущего своей Родины (сборник его стихов «Отголоски», изданный в Минске в 1922 году).Он продолжает работу над стихами «Новая земля» и «Симон-музыкант», и пробует себя в роли драматурга. Один из примеров - спектакль «Антос. Лата »(1917, первая постановка в Минске в 1918 году), в которой автор показывает трагедию. судьба крестьянина, у которого когда-то было домашнее хозяйство, но который оказался «на дне» после того, как потерял свою землю и все такое. Решающее время между февралем и Октябрьские революции 1917 года и размышления писателя о будущем Беларуси - это проиллюстрирован в пьесе «По дороге жизни» (1917, постановка в Минске в 1921).

Первая половина 1920-х годов - очень продуктивное время в жизни Якуба. Коласа, его литературная деятельность и служебная карьера. В 1921 г. вызван правительством г. Советская Беларусь, он вернулся в Минск. Он работал в научно-терминологической комиссии при Народном комиссариате просвещения и литературной комиссии по собирал устный фольклор в Институте белорусской культуры, читал лекции в Институте белорусской культуры. Белорусский педагогический колледж и на педагогических курсах в Слуцке преподавали белорусский язык. в Белорусском государственном университете.

Вышел в печать сборник его рассказов «Сказки жизни». в Каунасе в 1921 году. Они дают представление в аллегорической форме об истории и жизни философия белорусов как нации и их место среди соседних народов, а также решать важные социальные, политические, моральные и этические вопросы и выражать человеческая попытка понять тайны жизни и природы.

В первой половине 20-х годов Колас заканчивает свои большие эпические произведения, начатые им десятью. годами ранее и в которых он создал широкую картину белорусской жизни конца XIX в. и в начале 20-го века и изложил свои взгляды на пути национальной эволюции.

Длинное стихотворение «Новая земля», изданное отдельной книгой в 1923 г. считается энциклопедией белорусского крестьянского быта на рубеже веков, в автор которой дает философское осмысление всей эпохи жизни Белорусский народ. Он поэтизирует духовную силу и нравственное величие трудящихся. человек, его вечная мечта стать хозяином на своей земле. Работа изображает повседневную деревенская жизнь в красочных деталях и изображает типичных белорусских персонажей.В прекрасные образы белорусской деревни показывают Якуба Коласа как выдающегося художника пейзажа.

В 1925 г. в литературном журнале Polymia (Пламя) вышло третье издание. произведения «Симон-музыкант», проливающего свет на роль искусства и художник в жизни обычного человека и раскрывает эстетические взгляды автора. Здесь он говорит о национальном происхождении искусства, о судьбе великих талантов из низших слоев общества. слоев общества и духовного возрождения нации.Трагическое и драматическое здесь мотивы смешиваются с оптимистическими и жизнеутверждающими мелодиями. Автор показывает молодой белорус как сознательный творец своей судьбы, стремящийся к духовному возрождение родной земли. Он подчеркивает уникальность национального развития в Беларусь и надеется, что духовная сила и творчество ее народа будут побуждены к большая активность.

Темы писателя в это время все более расширяются.Он обращается к жизни белорусского интеллигенция и ее духовные поиски в начале 20 века. Он создает так называемая «Палессенская серия»: два прозаических произведения «In Ouback Palesse» (напечатано в Вильнюсе в 1923 г.) и «В глубинах Палесса» (напечатано в Минске в 1927 г.) вошедшие позже в трилогию «На распутье», мажоритарный Работа. Спектакль «Забастовщики» о вступлении белорусской интеллигенции в политической борьбы, был напечатан в 1925 году.Сюжет основан на событиях первого незаконный съезд учителей на Микалаевщине. Длинное повествование «Просторы Жизнь », посвященная молодому поколению 20-х годов прошлого века и посвященная проблемам. их духовного развития, образования, культуры и стремления к переменам. опубликовано в 1925 году.

Вторая половина 1920-х - 1930-х годов - время социальной активности Коласа и признание его достижений, но и очень сложный период в его жизни, с события, которые сильно повлияли на его психологическое состояние и отрицательно повлияли на его будущая работа.18 октября 1926 года Якубу Коласу было присвоено звание Народного (Народный) белорусский поэт, имеющий право на пожизненную пенсию. С 1928 г. академик Белорусская академия наук; с 1929 г. - вице-президент и президиум академии. член. В 1927-1929 годах кандидат в члены ЦИК РФ. Белорусская Советская Социалистическая Республика; 1929-1931 гг., Член Центральной исполнительной власти. Комитет; в 1935-1938 гг. принимал участие в I Всебелорусском съезде советских писателей, и в 1935 году на I Всесоюзном съезде советских писателей в Москве, на котором он был избран в правление союза писателей.В 1935 г. он разговаривал с предложение на Международном конгрессе защиты культуры в Париже.

При этом с середины 1920-х Колас постоянно находился на виду у советских репрессивные органы. В 1925 году в его доме был произведен обыск, и его допросили на предмет «Ноябрьское дело» против «контрреволюционной организации» в Слуцком районе. В 30-е годы давление на Коласа особенно усилилось. Его открыто обвиняли в том, что он «Национал-демократ» за отстаивание идей бесклассового общества в Беларуси; его произведения обвинялись в идеализации жизни более богатых фермеров и переоценке роли интеллигенция.В 1930 году Колас был вынужден публично раскаяться в своих политических взглядах. «Ошибки». Его близкие родственники - Язеп Лиосик, дядя по материнской линии, общественно-политический. фигуранта, а брат его жены Александр Каменский - были арестованы и подлежали репрессии. 6 февраля 1938 г. его дом снова подвергся обыску на предмет оружия, и писатель был вынужден поднять руки и повернуться лицом к стене. Ему угрожали арестом, но высшие советские власти не санкционировали это, вероятно, из-за широкой популярность и любовь народа.

По мнению литературоведов, М. Мацюха и М. Мушинского, которые были Коласом биографов, писатель оказался в сложной ситуации в конце 1920-х - начале 1930-х годов, будучи полностью зависимым от идеологических целей Коммунистической партии и тоталитарная система. Ужасы насильственной коллективизации земли, крушение традиционные ценности в деревне, тотальный контроль над всеми аспектами социальной, политической жизни. и духовной жизни, фактический запрет на свободу слова и выражения, а также широкомасштабные репрессии против национальной интеллигенции - все это отрицательно сказалось Колас как автор.Он оказался заложником античеловеческой системы и невольным пропагандист социалистического реализма, набора политических требований, хотя и провозглашенных эстетическая категория.

В 1926 году Якуб Колас начал поэму «На дорогах к свободе». о тяжелой жизни во время Первой мировой войны, которая вылилась в протесты и недовольство среди масс и их положительное отношение к большевикам во время революций 1917 года. Поэт постоянно размышлял над стихотворением, продолжал творчество в 30-50-е годы, но не доделал.Другой темой 1930-х годов была коллективизация фермерских хозяйств. В главный герой довольно схематичной новеллы «Отступник» (1930–31 гг. опубликовано в 1932 г.) после долгих сомнений приходит к выводу о преимуществах колхоз над индивидуальным хозяйством. Писатель также описывает драматические события Первой мировой войны, показывая «солдатскую правду» в спектакле «Война Против войны »(1927–31, последнее издание 1938 г.), а также о событиях Гражданской войны в длинный рассказ «Болото» (1933).В 1940 году он начал длинное стихотворение под названием «Рыбацкая избы» о жизни белорусов Западной Беларуси на время это была часть Польши и их борьба за свои права. Он также продуктивно работал переводчиком с русского, украинского и польского языков (А. Пушкин). «Полтава», несколько произведений М. Лермонтова, А. Мицкевича, Т. Шевченко, П. Тычина, Р. Тагор и др.).

Во время Великой Отечественной войны поэт жил в подмосковной Клязьме, затем в г. Ташкент, а затем в Москву.В его стихах (сборники стихов «Мы отомстим» 1942 и «Голос страны» 1943), стихотворения «Суд в лесу». (1942) и «Возмездие» (1943-44), а также в своих публицистических произведениях он воспевает патриотизм и отвагу советских людей, раскрывает античеловеческую природу фашизма. В 1944 году Коласу было присвоено звание почетного академика Беларуси. В конце 1944 г. вернулся в Минск.

После войны, с середины 1940-х до последних дней жизни Якуб Колас работал на Белорусская академия наук.Он был видным общественным деятелем: депутатом Верховного. Советов СССР и БССР, член ЦК 20-го, 21-го и 22-го созыва. Съезды Коммунистической партии Беларуси, член Всесоюзного комитета по Государственные премии в области литературы и искусства, заместитель председателя Панславянского антифашистского общества. Комитета, председатель Белорусского комитета мира, член Совета Комитет мира - и это не было формальной работой. Якуб Колас всегда отвечал проблемы отдельных граждан и защищал белорусский народ в целом.В 1956 г. написал письмо правительству, в котором выразил озабоченность состоянием белорусский язык и предложенные меры по защите национального языка.

Литературное творчество Коласа во второй половине 1940-х годов получило официальное признание. В В 1946 г. за свои военные стихи он был удостоен Государственной (Сталинской) премии СССР I степени. 1949 г. - Государственная (Сталинская) премия СССР 2 степени за стихотворение «Рыбак. Хижина".

В 1950-е годы, будучи научным редактором, участвовал в подготовке первого издание Русско-белорусского словаря (1953).

В 1954 году завершил повесть «На распутье» о событиях 1906-1911 гг., Вошедшая в третью часть одноименной трилогии о Палесе (первая две части «В глубинке Палессы» и «В глубинах Палессы»). Этот трилогия, один из первых белорусских романов, представляет широкую картину социальных и общественная жизнь Беларуси во время революции 1905–1907 годов и в последующие годы. В Работа, основанная на автобиографическом материале, представляет собой галерею портретов национальных интеллигенции, простых людей и членов Движения Возрождения, и иллюстрирует текущая жизнь крестьянства и других социальных слоев.Здесь автор выступает как мастер психологического анализа и художник-пейзажист, создавший множество красивых образов белорусской природы.

13 августа 1956 года Якуб Колас скончался за своим письменным столом. Он был похоронен в Военное кладбище в Минске.

* * *

Якуб Колас прожил замечательную жизнь. Его главные качества - честность, глубокая национальность. характер, готовность помочь в сложной ситуации, скрупулезность во всех вопросах, верность своим принципам и отстаивание своих взглядов, любовь к Родине и людей, забота о национальной независимости белорусов, продвижение Белорусский язык и протест против любого человеческого угнетения - это очень повлияли на его работу, тем самым внося значительный вклад в национальную и мировую литература.К важнейшим из его творческих достижений можно отнести диверсификацию жанров в белорусской литературе, использование ряда важных тем в поэзии и прозу, обогащая поэзию философской и пейзажной лирикой, связывая лирическую и эпические формы, закладывающие основу белорусского романа и белорусской детской литературы, философское понимание через аллегорические отчеты и разработку стандартов для Белорусский литературный язык.

Еще в 1920 году Якуба Коласа уже называли белорусским классиком «А». История белорусской литературы », написанная известным белорусским писателем и литературный критик, М.Гарецкого, изданный в Вильнюсе.

«Якуб Колас вошел в мировую литературу как« белорусский Гомер », автор национальная Илиада и Одиссея - вот ассоциации, которые приходят на ум, когда думаешь о его «Новая земля» и «Симон-музыкант»… Имя Якуба Коласа, одно величайшего крестьянского барда, создателя прекрасных белорусских пейзажей, оригинальный философ, звучит очень разумно среди классических авторов мира литературы », - рассказал белорусский литературный критик М.Тычина.

Поэтесса и переводчик из Великобритании Вера Рич высоко оценивает Поэма Якуба Коласа «Новая земля». Она сравнивает эту работу с древнеримской. трагедии и трагедии и истории Шекспира. «Без произведений типа« The Новая земля », - думает поэтесса, мировой литературы было бы много. беднее ».

* * *

Труд Якуба Коласа и его роль в национальном возрождении Беларуси имеют большое значение. по оценкам его потомков.

Его литературное наследие изучается в специальной области белорусского литературоведения, известной as Коласазнауства (Этюды Якуба Коласа).

Сборники его сочинений изданы в 1928-29 гг. (В двух томах), в 1952 г. (в семи), в 1961-64 гг. (двенадцать; первое научное аннотированное собрание его сочинений), 1972-78 гг. (четырнадцать). Публикация полного собрания его сочинений в двадцати томах началась в 2007 год.

Многие произведения Коласа включены в школьную программу по белорусской литературе.

В 1959-1965 гг. - Литературная премия имени Якуба Коласа, а с 1965 г. - Государственная премия имени Якуба Коласа. Беларуси награждены за произведения литературной критики и прозаические произведения.

Имя Коласа прикреплено к Институту языкознания и Центральному научному Библиотека Национальной академии наук Беларуси, Национальный академический драматический театр. Театр в Витебске, площади и улицы, школы и библиотеки во многих городах и селах. по всей Беларуси, а крупная типография в Минске носит его имя.

В Минске находится Литературно-мемориальный музей Якуба Коласа (с филиалом, в т.ч. мемориальные усадьбы в Акинчицах, Альбуц, Ластоке, Смольне) и литературные этнографические музеи в Люсине и Пинкавичах. Коласский заповедник в Стаубцовском районе включает мемориальный художественный комплекс «Тропа Коласа» с более чем сорока деревянными скульптурами. по произведениям писателя. Память о Коласе хранится и во многих школьных музеях. в деревнях по всей Беларуси.

Памятники Якубу Коласу установлены в Минске, на площади его имени и на Военном кладбище, в родном селе Микалаевщина, в г. Новагрудак Гродненской области и в селе Плоское Талачинского района Витебска. область, край. Мемориальная комната находится в Национальной академии наук Беларуси. В памятные доски прикреплены к зданиям, в которых писатель жил и работал в разное время. Якуба Коласа изображали в изобразительном искусстве Л.Азиатский, И. Ахремчик, М. Будавей, Ю. Герасименко, Т. Игнаценка, Я. Кулик, М. Купава, И. Рей, У. Стальмашонак, В. Шарангович, Л. Щамалеу, А. Яр-Краученко и другие. Его портрет размещен на открытках, марках и монете, посвященных 110-летию со дня рождения. Его история жизни легла в основу фильмов «Народный поэт» (1952), «Якуб Колас» (1962) и «Дядя Якуб» (1982).

Произведения Якуба Коласа широко представлены в театре, музыке и кинематография.Пьесы по его трилогии, рассказам и новеллам ставились во многих странах мира. театры. Ю. Семеняка сочинил оперу по поэме «Новая земля»; Ю. Багатыру, опера «В густых лесах Палесса» по мотивам его длинного творчества. повествование «Болото». Многие стихи Коласа превратились в песни. В 1929 г. длинное повествование «Просторы жизни» было адаптировано в фильм «Песнь о Весна »(режиссер В. Гардзин). В 1960-1961 гг. Его трилогия «На Перекресток »был снят под названием« Первые испытания »(режиссер Ул.Корш-Саблин).

Работы Якуба Коласа известны во многих странах мира. Его сочинения, в основном стихи, были переведено на более чем 40 языков, включая английский, немецкий, французский, испанский и китайский. Его литературное творчество и его роль в литературе изучаются славистами Великой Отечественной войны. Великобритания, Австрия, Германия и Италия. Особое значение имеют переводы его работает на славянских языках - русском, польском и украинском. Три коллекции его работ были опубликованы на русском языке.Имя писателя хорошо известно в странах бывший Советский Союз. Его именем назван пароход и множество улиц. Памятник Якубу Коласу и Янка Купала, как ожидается, будет возведен в Варшаве, Польша.

В Беларуси регулярно проходят международные конференции, посвященные Якубу Коласу. издание сборника статей под названием Каласавины .

100-летие белорусского барда прошло под эгидой ЮНЕСКО.

В 1996 году был создан Международный фонд Якуба Коласа.

В 2007 году в Республике Беларусь на республиканском уровне отмечается 125-летие со дня рождения поэта. Годовщина.

* * *

На сайте «Архивы Беларуси» представлена ​​виртуальная экспозиция из 164 человек. документы, относящиеся к Якубу Коласу, в том числе автографы поэта, оригинальные произведения, текст записи, документальные фотографии, чертежи и планы, а также звукозаписи.Документы организованы по шести темам, иллюстрирующим различные стороны жизни и творчества Коласа. Материалы на белорусском, русском, польском и латинском языках.

Исходные материалы были отобраны из фондов семи государственных архивов в г. Беларусь - Белорусский государственный архив-музей литературы и искусства, Белорусский государственный Архив фильмов, фотографий и звукозаписей, Национальный архив Республики Беларуси, Национальный исторический архив Беларуси в Минске, Белорусский государственный Архив научной документации Государственного архива Минской области и Государственного архива. Архив Витебской области - а также Государственный литературный музей им. Коласа.

Обзор документов и статья о жизни и творчестве Коласа подготовлены совместная работа архивистов Белорусского научного центра электронной документации с помощь со стороны Департамента архивов и делопроизводства Республики Беларусь.

Английская страница является сокращенной версией русской версии, которая дополнительно предлагает обложки первых изданий книг Коласа с аннотациями и цитатами и обзором архивные коллекции, связанные с Коласом в Беларуси и за рубежом.

Примеры стихов Коласа можно найти на отдельном сайте Белорусский Литература в английском переводе, проект осуществляется Центром Янки Купалы. Публичная библиотека при поддержке Национальной комиссии Республики Беларусь по ЮНЕСКО.

Международный фестиваль поэзии и перевода в Атланте

Виви Фрэнсис

Виви Фрэнсис - автор трех сборников стихов: Blue-Tail Fly (Wayne State University Press, 2006), Horse in the Dark (обладатель премии Cave Canem Northwestern University Poetry Prize за второй сборник, Northwestern University Press, 2011) и Forest Primeval (обладатель премии Hurston Wright Legacy Award и премии Kingsley-Tufts Poetry Award 2017, Northwestern University Press, 2016).Ее работы публиковались в многочисленных печатных и онлайн-журналах, учебниках и антологиях, в том числе POETRY , Best American Poetry 2010, 2014, 2017, 2019 и Angles of Ascent: A Norton Anthology of Contemporary African American Poetry . Она была участницей Cave Canem Workshops, поэт-резидентом программы Alice Lloyd Scholars в Мичиганском университете и преподает стихотворение в Callaloo Creative Writing Workshop (США, Великобритания и Барбадос).В 2009 году она получила писательскую премию Роны Джаффе, а в 2010 году - стипендию Кресдж. Она работает младшим редактором Callaloo и адъюнкт-профессором английского языка и творческого письма в Дартмутском колледже в Ганновере, штат Нью-Хэмпшир.

Биография Виви в Poetry @ Tech


Ханиф Абдурракиб

Ханиф Абдурракиб - поэт и критик из восточной части Колумбуса, штат Огайо. Его последняя книга, A Little Devil In America , выйдет в марте 2021 года.Его работы были опубликованы в различных журналах, от PEN American до New York Times . Его третья книга, Go Ahead in the Rain: Notes to a Tribe Called Quest (University of Texas Press, 2019) стала бестселлером New York Times , стала финалистом премии Киркуса и вошла в лонг-лист Национальная книжная премия. Его второй сборник стихов, A Fortune for Your Disaster , был выпущен в 2019 году издательством Tin House и получил премию Леноры Маршалл за поэзию 2020 года.

Сайт поэта

Биография Ханифа в Poetry @ Tech


Трэвис Дентон

Трэвис Уэйн Дентон живет в Атланте, где он является заместителем директора Poetry @ TECH, а также заведующим кафедрой поэзии в Технологическом институте Джорджии. Он также является редактором-основателем литературно-художественного издания Terminus Magazine. Его стихи появлялись во многих журналах и антологиях, таких как Five Points , Ghost Town , MEAD: журнал литературы и возлияния , The Atlanta Review , The Greensboro Review , Washington Square , Forklift , Rattle , Birmingham Poetry Review и Cortland Review .Его второй сборник стихов « Когда пианино падают с неба » был опубликован Marick Press.

Биография Трэвиса в Poetry @ Tech


Марио Чард

Марио Чард - автор книги Land of Fire (Tupelo Press, 2018), лауреат премии Дорсета и премии «Автор года в Джорджии» в поэзии. Последние стихотворения появились в журналах The New Yorker , Poetry , Boston Review и в других местах.Лауреат поэтической премии «Открытие» и бывший научный сотрудник Стэнфордского университета Уоллеса Стегнера, он живет в Атланте, штат Джорджия.

Сайт поэта

Биография Марио в Poetry @ Tech


Волжина Морт - «пронзительный голос» - Поэтическое общество

«Моя цель - разбить все, что складывается в аккуратный, понятный рассказ. И желаю, чтобы поломка была зрелищной »
Вальжина Морт (фото: Таня Капитонава, 2019).
Майк Симс беседует с белорусской поэтессой Вальжиной Морт, вошедшей в шорт-лист Премии Фоварда в этом году за ее стихотворение в серии
The Poetry Review , «Ноктюрн для движущегося поезда»


Майк Симс
: Во-первых, поздравляю с попаданием в шорт-лист за лучшее отдельное стихотворение в награждении за лучший «Ноктюрн для движущегося поезда» этого года. То, как линза стихотворения так свободно перемещается в поезд и из него, является отличительной чертой вашей работы, и природа, как и везде, кажется, предлагает какое-то утешение.Было ли стихотворение вдохновлено конкретным путешествием? Есть ли в этом утешение или только беспокойство?

Волжина Морт : Спасибо, Михаил. Для меня большая честь быть номинированным, особенно с этим стихотворением, которое путешествует в купе поезда через Беларусь, в сторону Варшавы или Берлина. На границе с Беларусью поезд будет подниматься над землей, поскольку колея колеи отличается от колеи в Западной Европе. В Бресте, на белорусско-польской границе, поезда международного сообщения висят над землей в течение целого часа, в то время как, обычно в темноте ночи, рабочие движутся под ними, меняя колеса.Тогда поезд может переходить из одной истории в другую.

Этот час подвешивания в воздухе потусторонний: не так давно граница была плотно закрыта за железным занавесом, и в студенческие годы путешествия по Польше речь шла не только о смене колес, но и об изменении размеров.

Белорусская история - это история насилия, свидетели которой не могут говорить за себя, потому что не выбрались живыми. Это молчание тяготило меня с детства.Сколько себя помню, я всегда думал, что старые деревья что-то нам говорят. Деревья помнят и постоянно говорят нам о насилии, свидетелями которого они были. В этом стихотворении каштаны в изобилии растут в парках Минска.

В этом темном пейзаже всегда присутствует что-то еще, что отражает вас обратно к самому себе, а не раскрывает сельскую местность: это излучение. На Беларусь выпало семьдесят процентов радиоактивных осадков. Цезий-137, упомянутый в стихотворении, является основным источником этого излучения.Это изменило наши отношения с нашей землей, заставило меня с подозрением относиться к воде, яблокам. Даже язык изуродован, и целый народ неправильно понят.

Майк Симс : Я благодарен вам за то, что вы уделили время этому интервью, когда события в вашей стране - фальсифицированные выборы, обеспечившие еще один срок президенту Александру Лукашенко, и его последующее жестокое обращение с протестующими - должны быть очень тревожными. Вы считаете себя политическим писателем?

Волжина Морт : Есть много способов ответить на этот вопрос.Прямо сейчас я скажу следующее: только человек, чьи люди не подвергались пыткам и убийствам, может жить с иллюзией, что поэт - отшельник, зажигающий свечи. Кто угодно - поэт, врач, строитель - если они настаивают на том, чтобы «не вмешиваться в политику», то только потому, что политика никогда не пересекала их своей полицейской дубинкой.

В Беларуси все мы - внуки случайных выживших в двадцатом веке. Мы из разбитых, пропавших без вести семей. Несправедливость по отношению к любому задержанному, находящемуся под угрозой или избиению человеку носит личный характер.Меня не должно шокировать большое количество погибших. Насильственная смерть одного человека - это смерть одного мира, и ее последствия будут ощущаться на протяжении поколений. Для меня не проходит и дня, чтобы не вспомнить о пропавших без вести белорусов. В большом мире мой народ невидим. В течение двадцати шести лет ЕС обсуждал ситуацию в Беларуси, используя набор из вторых рук. Для среднего европейца «последний диктатор Европы» - это шутка. Но это не шутка. Это настоящие люди, живущие под большим давлением, без гражданских прав, в страхе, и, несмотря на все это, они учат своих детей достоинству, уверенности в себе и доброте и умудряются построить что-то прекрасное из своей жизни.

Итак, я политический поэт? Я не знаю. Я поэт, который никогда не забывает, откуда и откуда.

Майк Симс : В связи с этим последним вопросом вы писали о белорусских писателях Алесе Адамовиче и Светлане Алексиевич как о пионерах, которые находили новые способы раскрыть историю современной Беларуси с помощью личных свидетельств (подход, который Адамович назвал исключительно белорусским). В случае с Алексевич вы пишете о том, как она «уговаривала собеседников говорить о себе в интимной форме».Эта полифония опасных историй, рассказанных с яркой, иногда тревожной интимностью, как мне кажется, характеризует и ваше творчество. Не могли бы вы сказать что-нибудь о подходе и влиянии этих двух писателей?

Вальжина Морт : Алесь Адамович был, среди прочего, теоретиком литературы, глубоко задумавшим о литературной форме. Его сформировал личный опыт геноцида и партизанского сопротивления в Беларуси. В течение трех лет оккупации гражданское население Беларуси, которого немцы считали «недочеловеком», систематически истреблялось; села были сожжены вместе со всеми жителями, в основном детьми и стариками.Адамович не верил ни в искупление, ни в справедливость. Он не хотел слышать о добродетели и человечности. Он провозгласил конец человечества как проект в человечестве.

Как Чеслав Милош, отказавшийся от «волшебства слов», Адамович отказался от литературы. Только выжившие должны говорить; каждый мускул языка должен использоваться для сохранения фамилий, дат, топонимов, подробностей и фактов насилия.

Западные коллеги Адамовича обвинили его в том, что он впадал в кровопролитие, и хотя можно утверждать, что да, он действительно хотел, чтобы его читатели страдали, Адамович не создавал свою литературу документов, чтобы начать разговор или предупредить.Его документальная литература - это музей голосов, где нет нужды в знаках «молчания» на стенах - вы теряете способность говорить, когда входите в него. Это литература, которая затыкает рот. Он не терпит комментариев, анализа. Это литература, которая покончила с людьми.

И Адамович, и Алексиевич до сих пор не читаются должным образом, не обрабатываются должным образом своими белорусскими читателями. Это просто невероятно больно.

Ну, а как я вообще мог здесь говорить о своей работе? Я вырос, слушая голос выжившего.Каждый день без ошибок, с тех пор, как я себя помню, и до ее смерти, моя бабушка рассказывала мне одни и те же истории о своем личном выживании. Я знал эти рассказы наизусть, я их слушал, не предлагая комментариев и не извлекая для себя никаких уроков. Слушание этих историй было частью нашего ежедневного ритуала вспоминания. В Беларуси очень сильны языческие традиции, в которых язык используется для повторяющихся песнопений, обращенных в небо, к солнцу. Хор голосов под управлением Адамовича и Алексиевича - такой распев нашего времени.Я думаю, что именно в этом уникальность белорусской документальной литературы. Он отказывает среднему читателю-человеку. Он готовит ритуал воспоминания о еще не родившихся поколениях.

Майк Симс : Многие персонажи из вашей второй коллекции, Собранное тело (Медный каньон), - женщины. Алексиевич показала, как женщины хранят и хранят истории - а женщины очень активно протестовали против Лукашенко. В своем эссе, опубликованном в осеннем выпуске « Poetry Review », посвященном еврейско-аргентинской поэтессе Алехандре Пизарник, вы цитируете ее: «Сила языка - это одинокие женщины, которые поют, опустошенные, этим моим голосом, который я слышу на расстоянии.А далеко, в черном песке, лежит девушка, наполненная исконной музыкой ».

Но разве женщины особенно уязвимы (как правда)? Я думаю о тревожных скрытых течениях сексуального контроля или насилия в ваших стихах в «Сильте I» и «Сильте II» из книги Collected Body , обложкой которой является Рубенс Леда и Лебедь .

Волжина Морт : Женский голос традиционно присутствует на полях. В то время как со своего балкона общественно-политический центр укреплял официальную историю, женщины, обращавшиеся к детям в полусне и мертвым в потустороннем мире, сохраняли память.Когда Светлана Алексиевич начала интервьюировать женщин-ветеранов Второй мировой войны, то, что она услышала от них, было новым языком, который дал - после десятилетий согласованных клише - новую картину войны. Эти женщины не повторяли официальную версию героизма, отваги и жертвенности, потому что считали, что это принадлежит только мужчинам - мужчинам-солдатам. Чтобы описать свой опыт, женщинам пришлось изобрести свой собственный, частный язык, и в результате они смогли объяснить, каково это пережить войну как человеческое существо.

Еще одна писательница, которая здесь приходит на ум, - это польская поэтесса Анна Свирщинская (часто по-английски Анна Свир). Свир был частью польского сопротивления и работал медсестрой во время Варшавского восстания. Однажды она ждала час казни. Ее сборник « Building the Barricade » был опубликован в 1974 году, через тридцать лет после войны. Она увидела закрепление исторического повествования и замолчала, ища поэтическую форму, которая соответствовала бы ее опыту.Ее короткие стихотворения, похожие на снимки, без суждений, комментариев или прославления - ее рефрен «все мы, трусы», который звучит во всей книге, - это мощное поэтическое высказывание. Мы все знаем этот голос: большое официальное празднование с отрепетированными речами, произносимыми со сцены, в то время как в углу один человек тихо перечисляет мелкие детали своего опыта.

Мне нравится эссе Энн Карсон «Гендер звука», в котором раскрывается связь между женским голосом, сексуальностью и властью.Эссе начинается (если я правильно помню) в Древней Греции, где женский голос ассоциируется с неконтролируемостью, с переливанием. Женщины кричат ​​и плачут, тогда как мужчины, чьи голосовые связки, согласно Аристотелю, стабилизируются яичками, обладают разумом. Как поэт, живущий в этот конкретный момент, я дорожу своим умением кричать и причитать. Для меня важно исходить из традиции женщин, которые поют, чтобы потерять контроль. Проливающий голос позволяет человеку покинуть свое человеческое тело.Греческое слово «экстасис», означающее «неконтролируемый голос», означает «стоять вне себя». Стоять вне себя - значит стоять внутри своего лирического «Я», своего музыкального «Я», которое, по сути, является вашим кричащим «Я».

И да, сексуальное насилие напрямую связано с женским голосом. Как объясняет Энн Карсон, считается, что у женщины течет не один, а два рта. Изнасилование всегда связано с контролем над женским голосом.

Белорусская история - это история насилия. Ребенком восьмидесятых я рос, слыша истории о пытках и убийствах.Попытка представить себе, что такое физическое насилие, была моим первым упражнением в воображении.

Mike Sims : Я любил Collected Body , он такой смелый и жестокий, особенно в прямом смысле метафоры - муха, говорящая на языке дверного звонка отеля, города, падающие на колени, как слоны, или Жан- Губы Поля Бельмондо, которые «отдыхают, как две печати / в прибрежном тумане сигаретного дыма». Сочинение происходит так быстро - и вместе с тем присутствует таинственность и путаница, ощущение, что это острый взгляд ребенка на беспорядочный, иногда жестокий взрослый мир.

Волжина Морт : Да, Михаил, спасибо. Я люблю метафору, потому что метафора - обманщик. Это средство передвижения обманщика, средство передвижения обманщика. Это устройство кочевников, людей в бегах, людей, которые живут там, где все не так, как кажется. Я перевожу стихи и пишу стихи на двух языках, белорусском и английском, потому что для меня важно оставаться ни здесь, ни там. Освоение этого секретного перехода между языками, временами и реальностями - это мое представление о том, что значит быть поэтическим отшельником.Это тоже очень белорусское состояние. Веками белорусы должны были выбирать между востоком и западом, Польшей и Россией, королем и царем. Вместо этого мы стали самостоятельными, свободно перемещаясь между обеими традициями.

Для меня главное качество метафоры - гротеск. Мне нравится метафора, которая укрепляет связь между двумя несвязанными вещами, пока не вырвется весь смысл. Вы знаете, как при сборке мебели Ikea инструкции советуют не затягивать шурупы слишком сильно.Здесь я начинаю с языка: я продолжаю напрягаться, пока фанера реальности или повествования не расколется. Моя цель - разбить все, что складывается в аккуратный, понятный рассказ. И желаю, чтобы обрыв был эффектным.

Майк Симс : Я думаю, что в Collected Body стихи были написаны на английском, а не переведены с белорусского. Это сильно изменило ваш подход к письму?

Волжина Морт : Я прекрасно понимаю, что создаю собственный английский.Я не филолог и настолько далек от языкового пуризма, насколько это возможно. Я вырос, говоря на русском, а на самом деле это была трасянка - пиджин белорусского, русского и польского языков. Мой белорусский не литературный. Я не начинал говорить на нем регулярно до подросткового возраста. Английский богат односложными словами, и такому эргономичному языку с таким множеством возможностей преобразования трудно устоять для поэта, который хочет играть и ломать голову. При этом белорусский язык обладает непревзойденными музыкальными качествами: он одновременно жесткий и мягкий, и он может быть трудным, что помогает вам ощущать слова физически.Белорусский всегда дает мне звуковое оформление и чувство музыкальной композиции для стихотворения.

Вот что для меня важно: читатель, который понимает, откуда берутся мои стихи, - это белорусский читатель. Чтобы белорусский опыт был заметен, мне нужен английский. Ни один из известных мне переводчиков не смог бы (а) знать белорусский и (б) перевести мои стихи так, как я хочу, чтобы они были переведены. Итак, я заключил с собой договор: я пишу сразу на двух языках и публикую (по крайней мере) в двух разных частях света.На данный момент меня устраивает только это, и я расплачиваюсь за это своим временем и здравомыслием.

Теперь перейдем к самому важному. Я не верю в перевод. Мне не нужно садиться и переводить слова с языка А на язык Б. Весь лингвистический материал в моем распоряжении является единым целым. Я пишу медленно, обдумывая сразу два черновика, каждый из которых информирует и бросает вызов другому. Я толкаю, пока не теряю контроль над языком и воображением. Обычно стихотворение происходит в свободном падении.

Майк Симс : Ваш новый сборник, Музыка для мертвых и воскресших , издается в ноябре Фарраром, Страусом и Жиру. Считаете ли вы это новым отклонением или развитием тем в Collected Body ?

Волжина Морт : Это простой вопрос, но, честно говоря, я не уверен. Поэт кружит вокруг чего-то, загоняет его в угол с помощью языка и ритма, но это загнанное в угол предмет не может быть схвачено с помощью языка. Итак, я часто оказываюсь в одном углу, всегда на расстоянии одного слова от того, чтобы запечатлеть то, что невозможно запечатлеть.Честно говоря, мне хотелось бы просто промолчать.

В Музыка для мертвых и воскресших Я обращался к музыке больше, чем когда-либо прежде. Как и многие выжившие во Второй мировой войне, моя бабушка считала радио источником сообщений, которые меняют жизнь, и никогда не выключала его. Если вы говорите, это всегда должно происходить не по радио, а через вас. Но война закончилась, и по радио играли Скрябин и Рахманинов. Итак, музыка всегда была своего рода безопасным пространством, созданным из неязыковых звуков, и теперь я вижу, насколько музыка поддерживала меня в рассказах моей бабушки.

Музыка для мертвых и воскресших - это очень белорусская книга, которая обращается к наследию насильственной смерти в семье. Это книга, которая ищет пропавшие могилы при помощи нечеловеческих объектов. Его среда - песня, от заклинаний до симфонии. А там, в регистре песни, рядом с плачем смех. Я надеюсь, что это не лишенная юмора книга. На самом деле, я надеюсь, что это довольно забавно.

Более короткая версия этого интервью опубликована в осеннем выпуске журнала «
Poetry News » за 2020 год.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*